Фреймовый подход к анализу фразеологизмов со значением интеллектуальной деятельности (на материале русского.
Чешского и английского языков)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

терного дизайна книги в разных аспектах расширения воз- биотехнологий: миниатюризация, гигантская плотность ин-
можностей информатизации, в том числе и за счет нано- и формации, голографика, «бестелесный дизайн» книги и др.
Библиографический список
1. Черневич, Е. В. Исследование языка графического дизайна: дис. … канд. искусствовед. — М., 1975.
2. Рунге, В. Ф. Основы теории и методологии дизайна: учебное пособие / В. Ф. Рунге, В. В. Сеньковский. — М.: МЗ-Пресс, 2003.
3. Глазычев, В. Л. Лекционный курс «Проектные формы креативного мышления». — Режим доступа: http: //glazychev. ru/courses/pfkm_annot/htm.
4. Словарь иностранных слов. — М.: Рус. яз., 1988.
5. Краткая стенограмма семинара в Брюгге. — М.: ВНИИТЭ, 1964.
6. Останин, А. А. Дизайн, компьютерный дизайн: культурологическая интерпретация: дис. … канд. культуролог. — М., 2004.
7. Яцюк, О. Г. Мультимедийные технологии в проектной культуре дизайна: гуманитарный аспект: дисс. … д-ра искусствовед. — М., 2009.
8. Глазычев, В. Л. Дизайн как он есть. — М.: Европа, 2006.
9. Глазычев, В. Л. Дизайн в России: проблема самоидентификации // Проблемы дизайна: сб. ст. / под редакцией В. Л. Глазычева. — М.: Союз дизайнеров России, 2003.
10. Солодовиченко, Л.Н. Художественно-техническая структура книги: учебное пособие. — Караганда: Изд-во КарГУ, 1998.
11. Жукова, Е.А. Hi-Tech: динамика взаимодействий науки, общества и технологий: автореф. дис. … д-ра философ. наук. — Томск, 2007.
Статья поступила в редакцию 04. 10. 10
УДК 81'1
Е. М. Булатова, соискатель ВолГУ, ассис. кафедры английского языка ВолГУ, г. Волгоград,
E-mail: ekaterinabulatova@yandex. ru
ФРЕЙМОВЫЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ СО ЗНАЧЕНИЕМ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, ЧЕШСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ)
В работе описываются фразеологические средства наименования интеллектуальной деятельности субъекта с применением метода построения фреймовых структур, выявляются лингвокультурные особенности фразеологизмов русского, английского и чешского языков.
Ключевые слова: фразеология, когнитивная лингвистика, фрейм, сопоставительная лингвистика, семантический анализ, интеллектуальная деятельность, близкородственные и неблизкородственные языки, лингвокультурология.
Вопросами изучения интеллектуальной деятельности человека уже долгое время занимаются различные дисциплины — психология, физиология, философия, психолингвистика. Не остается в стороне и языкознание, в задачи которого входит обнаружение и описание средств отображения интеллектуальной сферы человека в языке. В первую очередь анализу подвергаются лексические единицы — глаголы и фразеологические обороты, что связано с их способностью именовать отдельные этапы и типы мыслительных операций, а также особым образом характеризовать те или иные особенности интеллектуальных действий.
Особый интерес к изучению глагольной лексики со значением интеллектуальной деятельности наметился в 80−90-е гг. XX в. в работах Ю. Д. Апресяна, Л. М. Васильева, В. Г. Гака, Г. В. Степановой и др. Этими учеными были проанализированы лексико-семантические группы данных глаголов, описаны их синтагматические, семантические, прагматические, коммуникативные и синтаксические свойства. В дальнейшем, в период активного развития антропоцентрического, лингвокультурологического и когнитивного направлений лингвистики, уже на новом этапе научно-исследовательской мысли начинается изучение фразеологических средств выражения мыслительной деятельности человека. При этом делается акцент либо на сравнительно-сопоставительном изучении единиц [1], либо на способах реализации когнитивных структур [2], либо на анализе их структурно-семантических особенностей [3].
В современных исследованиях в области фразеологии, как и в целом в лингвистике, происходит перемещение акцента с системоцентризма на антропоцентризм под влиянием интереса к номинативным закономерностям формирования идиом, который связан с изучением их коммуникативного предназначения. Смена научной парадигмы способствовала уточнению понятия «фразеологизм». В отличие от предшествующего этапа изучения фразеологии, где фразеологические единицы рассматривались, прежде всего, как единицы системы языка, в рамках когнитивного направления значение фра-
зеологизма начинает восприниматься не просто как конструкт, а как «достояние языкового сознания, реальный источник информации, работающий как единица языкового кода" — как макрокомпонентная структура, включающая в себя различные блоки информации- как многомерный информационный комплекс [4, с. 103].
С целью выявления этой многогранности фразеологического значения в данной работе применяются различные подходы — метод компонентного, лингвокультурологического, а также сопоставительного анализа в сочетании с методом построения фреймовых структур. Подобное комплексное рассмотрение материала является особенно актуальным в рамках современной лингвистической науки, стремящейся к синтезу разных направлений и точек зрения на объект исследования. Оно позволяет более объективно взглянуть на особенности фразеологической семантики, а также выявить общее и национально специфическое в различных языках.
Способность человека мыслить является всеобщей «надъязыковой» категорией, а основные процессы мыслительной деятельности будут общими для представителей самых разных наций и национальностей. Поэтому значительный интерес представляет рассмотрение данного фрагмента языковой картины мира в близкородственных (в частности, русском и чешском) и неблизкородственных (в частности, русском и английском языках).
Фреймовый подход к анализу фразеологизмов обусловлен стремлением в наиболее типизированном виде восстановить универсальную структуру процессов интеллектуальной деятельности, общую для всех рассматриваемых языков. Современная концепция национальной специфики фразеологических систем основывается на признании того факта, что познание человеком действительности имеет интернациональный характер, в котором нет каких-либо национальных ограничений. Н. Ф. Алефиренко объясняет это тем фактом, что «при фиксации результатов познания в языке происходит некоторое «упрощение» процесса познания», в результате чего «формируются универсальные по своей природе минималь-
ные единицы когнитивной системы — семы, а индивидуальность их комбинаций в каждом из языков и создает специфику их фразеологических систем и этнокультурный характер значений» [5, с. 74].
Таким образом, обязательными элементами ситуации, предполагающей совершение субъектом каких-либо интеллектуальных действий будут являться: субъект как познающая личность, одушевленное лицо- объект — конкретный или абстрактный — на который направлен интерес субъекта- а также непосредственно процесс, соотносимый с деятельностью субъекта. Все названные элементы соответствуют определенным узловым компонентам фреймовой структуры. В связи с этим в рамках фрейма интеллектуальная деятельность можно выделить следующие субфреймы: субъект интеллектуальной деятельности, являющийся носителем мыслительной способности, процесс интеллектуальной деятельности (действие, выполняемое субъектом и соотносимое с определенной мыслительной операцией) и объект интеллектуальной деятельности (часто соответствующий информации, поступающей извне и подвергаемой различным когнитивным операциям).
Если говорить об особенностях репрезентации приведенных субфреймов фразеологическими средствами языка, то одной из них будет являться отсутствие указания на объект в рамках значения фразеологической единицы (далее ФЕ). Однако данная позиция обязательна в условиях контекста, где она получает необходимое наполнение.
Субъект рассматриваемых нами ФЕ может быть охарактеризован по квалитативному признаку как способный к мыслительной деятельности (русск. собраться с мыслями, англ. to beat one’s brains, чешск. brat rozum do hrsti), умный (русск. иметь голову на плечах, англ. to box cleverly, чешск. mlt filipa), сообразительный (русск. ловить на лету, англ. take the hint, чешск. zapsat si co za usi), трезвомыслящий (русск. не терять головы, англ. keep one’s head, чешск. dostavat rozum), легкомысленный (русск. строить воздушные замки, англ. build castles in Spain, чешск. stavёt vёtrnё zamky) или лишенный рассудка (русск. тронуться умом, англ. lose one’s wits).
Стоит отметить, что для всех языков характерным является преобладание нейтрального параметра «способный к мыслительной деятельности», который подчеркивается стремлением субъекта пользоваться собственными интеллектуальными способностями (русск. работать головой, англ. put on one’s thinking cap, чешск. namahat zavity) с целью достижения определенного результата (русск. добираться до сути, англ. to get at the root of smth. и др.).
Такая черта как «сообразительность» связана с умением обнаруживать полезную информацию, а также быстро ее воспринимать и интерпретировать. С точки зрения особенностей единиц, содержащих данную характеристику, интересным представляется обращение в трех языках к различным прототипическим ситуациям. В качестве примера рассмотрим русскую ФЕ мотать себе на ус и ее функциональностилистические эквиваленты в английском и чешском языках — чешск. zapsat si za usi (букв.: «записать себе за уши») и англ. take wise words to heart (букв.: «принять мудрые слова к сердцу»). Как видим, русский и чешский варианты образованы при помощи метафорического переноса. Ответить на вопрос о том, какие структурно-семантические изменения в значениях слов трех языков привели к формированию фразеологических оборотов, поможет обращение к компонентному анализу данных единиц.
Прежде чем продолжить и приступить непосредственно к компонентному анализу ФЕ, необходимо сделать краткие замечания о принципах, принятых в нашем исследовании. Прежде всего, мы исходим из теории соотнесенности фразеологизма со словом (см. работы А. В. Кунина, В. Л. Архангельского, В. П. Жукова и др.) и вслед за многими учеными поддерживаем мысль о семантической сложности ФЕ, под которой подразумевается различный набор дифференциальных сем, формирующих сигнификативно-денотативное значение фразеологизма. В задачи нашего исследования входит анализ того, как выражена семантическая структура той или иной
фразеологической единицы, как она связана со структурой глагола (основным элементом, формирующим фразеологизм), а также последующее сопоставление русских фразеологизмов с их английскими и чешскими эквивалентами.
Материалом нашего исследования являются глагольные фразеологизмы различных тематических групп (в данном случае фразеологизмы со значением интеллектуальной деятельности), по структуре соотносимые со словосочетанием. Реконструируя семантическую (а также смысловую) структуру глагола в составе фразеологизмов, мы анализируем, каким образом в ней реализуется следующий ряд интегральных сем (ИС): 'характер субъекта', 'характер объекта', 'характер процесса осуществления деятельности', 'интенсивность процесса осуществления деятельности'. Данный перечень минимальных компонентов значения глагольной единицы представляется наиболее универсальным, что позволяет использовать его и в отношении семантики фразеологических единиц.
Вернемся к ФЕ мотать на ус и рассмотрим структуру ее ядерного компонента — глагола мотать в системе языка. Она характеризуется следующим образом: категориальная сема (КС) — 'соединение объектов'- интегральная сема (ИС) 'характер субъекта' представлена дифференциальными признаками (ДП): одушевленный, активный, конкретный, ИС 'характер объекта' ДП: неодушевленный, пассивный, конкретный, ИС 'характер процесса осуществления действия' ДП: соединять объект с чем-л. путем навивания его на что-л., ИС 'интенсивность процесса осуществления действия' ДП: высокая. В результате переосмысления ИС 'характер объекта' (ДП: абстрактный) изменяется и дифференциальный признак ИС 'характер процесса осуществления действия' (присоединять объект к чему-л.), что в контексте фразеологизма соотносится с ситуацией приобщения абстрактной информации к сфере субъекта. При этом происходит изменение категориальной семантики называемого фразеологизмом действия (запоминание объекта) и формирование следующего значения: «принимать к сведению, брать на заметку, хорошенько запоминать что-л.» [6, с. 255].
В чешском фразеологизме наблюдается параллельная замена образной структуры русской единицы (мотать — записать- ус — уши), что позволяет сохранить соответствие ФЕ двух языков. Интересной особенностью является то, что оба ядерных глагола в широком смысле подразумевают закрепление объекта в определенном месте, которое и в первом, и во втором случае опосредованно соотносится с мыслительным центром человека, его головой и мозгом.
Английская единица take wise words to heart (букв.: «принять мудрые слова к сердцу») содержит в своей основе несколько иной образ — значение интеллектуальной деятельности здесь фиксируется сочетанием wise words (букв.: «мудрые слова»), а этап приобщения информации к сфере субъекта репрезентируется выражением take to heart (букв.: «брать к сердцу»). Отличие данной единицы от рассмотренных выше заключается и в степени спаянности компонентов фразеологического оборота — если в первых двух случаях мы могли говорить о фразеологических единствах, то здесь очевидным является наличие фразеологического сочетания.
Таким образом, субъект фразеологизма мотать на ус может быть охарактеризован как «сообразительный», одновременно с этим к нему применима и характеристика «способный к мыслительной деятельности». В ряду подобных единиц находятся русские ФЕ ловить на лету, схватывать с полуслова, английские ФЕ catch the meaning at once, be very quick in uptake, чешские ФЕ brat na vedomi co и др.
Следующим важным субфреймом в рамках установленной нами фреймовой структуры является характер процесса действия. В нашем случае действие можно представить как целенаправленное, т. е. ориентированное на достижение определенного результата (русск. собраться с мыслями, англ. collect one’s thoughts, чешск. namahat si mozek), или нецеленаправленное, т. е. не предполагающее предварительной постановки цели (русск. витать между небом и землей, сходить с ума, англ. be up in the clouds, чешск. zlt nad oblaky).
Подавляющее большинство фразеологических единиц рассматриваемой нами группы представляют собой целенаправленные действия, что можно объяснить самой спецификой интеллектуальной деятельности — она требует наличия мыслительных способностей, приложения субъектом определенного рода усилий. Указание на деятельность как нецеленаправленный процесс обусловлено ситуациями, когда мыслительная деятельность субъекта возникает спонтанно и сама по себе не стремится к достижению какого-либо результата. В качестве примеров подобных действий могут быть названы глаголы мечтать, воображать, фантазировать и др. Нецеленаправленными будут являться и действия, обозначающие полную или частичную потерю мыслительных способностей субъекта, вызванную какими-либо внешними или внутренними факторами, не связанными с его сознательным волеизъявлением.
Целенаправленная интеллектуальная деятельность также может быть разной. Дифференциация чаще всего касается интенсивности совершаемого действия. Сравните русские ФЕ: раскидывать умом, собираться с мыслями, работать головой, добираться до сути, ломать голову. Фразеологизмы представляют собой цепочку, в которой каждая последующая единица называет более интенсивное действие по сравнению с предыдущей.
Анализируя данные единицы в трех языках, мы выявили интересную особенность — в наибольшей степени ФЕ, обозначающие целенаправленную интеллектуальную деятельность высокой интенсивности, представлены в английском языке (например, to search one’s mind, to beat/cudgel one’s brains, to beat one’s head with smth, to bother one’s head about a thing и
др.). Для русского и чешского языков подобное многообразие не столь характерно (русск. ломать голову, уйти с головой во что-л., чешск. Іатаґ зі Ыаум, У2ІЇ зі do Мауу).
Специфика процесса интеллектуальной деятельности субъекта определяет выделения различных познавательных процессов, таких, как память, воображение и мышление. Безусловно, все они тесно связаны между собой, поскольку в их основе лежат общие физиологические и психологические процессы. Стоит отметить, что для фразеологической системы наиболее характерно отображение процессов памяти и мышления, что подтверждается наличием большого числа подобных единиц во всех трех рассматриваемых нами языках.
Подводя итог, можно сделать вывод о том, что фразеологическая картина мира русского, чешского и английского языков схожим образом репрезентирует процесс интеллектуальной деятельности, характеризуя при этом субъекта как способного к мыслительной деятельности, умного, сообразительного, трезвомыслящего, легкомысленного или лишенного рассудка. Что касается способов формирования фразеологических значений, то для русского и чешского языков в большей мере, нежели для английского языка, характерны процессы трансформации исходной семантической структуры слов-компонентов ФЕ, что приводит к появлению ярких образных выражений и метафорических переносов.
Предложенный комплексный подход к анализу фразеологических единиц в сопоставительном аспекте позволяет взглянуть на проблему описания фразеологического значения с разных точек зрения. А это, в свою очередь, намечает перспективы дальнейших исследований.
Библиографический список
1. Тровати, С. Н. Вербализация основных концептов, представляющих интеллектуально-эмоциональную деятельность человека: на материале английской и русской фразеологии: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Воронеж, 2007.
2. Абаева, М. К. Фразеологизмы со значением интеллектуальной деятельности с позиции когнитивной теории: автореферат дис. … канд. филол. наук. — Алматы, 2008.
3. Выборнова, Л.В. Структурно-семантические свойства фразеологизмов со значением интеллектуальной деятельности (на материале словарей) // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. — 2006. — № 17.
4. Телия, В. Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М.: Языки рус. культуры, 1996.
5. Алефиренко, Н. Ф. Фразеология в свете современных лингвистических парадигм. — М.: Элпис, 2008.
6. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А. И. Молоткова. — М., 1986.
Статья поступила в редакцию 08. 10. 10
УДК 070. УДК 004. 738.5.
О. П. Чернега, соискатель ААЭП, г. Барнаул, E-mail: olga_chernega@mail. ru
РЕЛИГИОЗНЫЕ СМИ С ПОЗИЦИЙ ЖУРНАЛИСТИКИ И PR
В статье средства массовой информации, отражающие религиозные темы и сюжеты, рассматриваются с позиций журналистики и Public Relations. Описаны направленность, жанры, стилистика публикаций.
Ключевые слова: коммуникация, религия, церковь, корпорация.
Религиозная журналистика как оригинальная типология российских средств массовой информации пережила в последние двадцать лет период динамичного становления и развития. Свободная издательская деятельность различных церквей, ставшая возможной с принятием в 1990 г. Закона СССР «О свободе совести и религиозных организациях» и в 1997 г. Закона Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях», привела к формированию представительной многопрофильной системы религиозных СМИ: газет, журналов, радио- и телепрограмм, интернет-изданий. Уже в 2003 г. количество наименований общероссийских и региональных газет «для верующих» было наибольшим среди всех типологий, специализированных по характеру аудитории, и в четыре раза превосходило число изданий «для женщин» [2, с. 197]. Однако до настоящего времени не уточнен понятийный аппарат, обосновывающий феномен «религиозная журналистика», что приводит не толь-
ко к столкновению позиций среди теоретиков масс-медиа, но и к публицистическим спорам среди практиков.
А. В. Щипкову принадлежит самая распространенная схема типологизации религиозных изданий: издания определенной религиозной организации, выполняющие миссионерскую задачу- издания, занимающиеся проповедью в пользу какого-либо течения внутри церкви, но существующие на средства независимых от церкви финансовых источников- светские издания, уделяющие внимание религиозным процессам, в том числе научные издания, а также популярные газеты и журналы [4, с. 231].
М. Л. Шевченко расширяет систему религиозных СМИ и предлагает для конфессиональных изданий термин «корпоративные». «Религиозный журналист, работающий в рамках корпоративной этики религиозной организации, перестает быть журналистом, а становится своего рода РЯ технологом,

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой