Работа таксы по кровяному следу

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Сельскохозяйственные науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 639. 108.3 С. Н. Орловский, К.В. Зеленое
РАБОТА ТАКСЫ ПО КРОВЯНОМУ СЛЕДУ
В статье рассмотрены интеллект и характер поведения такс на охоте. Проанализированы мастерство и способности развития рабочих качеств различных пород охотничьих собак. Обоснован выбор такс для добора подранков по кровяному следу и методика их обучения. Сделаны выводы о создании действенной системы тренировки и испытаний по данному виду работы.
Ключевые слова: таксы, интеллект, натаска, кровяной след, охота, подранки.
S.N. Orlovskiy, K.V. Zelenov BADGER-DOG WORK ON THE BLOOD TRAIL
The intellect and behavior character of badger-dogs on the hunting are considered in the article. The skill and the working quality development capacities of hunting dog various breeds are analyzed. The choice of badger-dogs for tracking up the wounded animals on the blood trace and their training technique are substantiated. The conclusions about the creation of the effective system for training and testing on this work type are made.
Key words: badger-dogs, intellect, training, blood trail, hunting, wounded animals.
Введение. Современные охотничьи собаки — гармонично сложенные и энергичные животные, обладающие охотничьей страстью, силой, резвостью и выносливостью. Они податливы дрессировке, большинство из них способно к полевой работе с раннего возраста. Умные, преданные хозяину и дружелюбные к членам его семьи, чистоплотные и послушные. По классическому определению С. Т. Аксакова, собака — это жизнь и душа ружейного охотника. Не является исключением из правил представитель группы норных собак — такса [1].
Цель и задачи исследований. Общей задачей охотничьего становления собаки любой породы является максимальное развитие ее охотничьих качеств. Мастерство и способности развития ее рабочих качеств неодинаковы и проявляются по-разному. Одни собаки работают строго в пределах навыков, полученных при дрессировке и полевом обучении, другие в своих действиях проявляют завидную сообразительность и инициативу. Мастерство зависит от воспитания, качества дрессировки, обучения и обращения. В период становления собака познает какое-то определенное число команд, но чем выше ее способности, чем быстрее усваивается школа, тем большее количество слов, жестов и сигналов она понимает. Дрессировка развивает рабочие качества собаки. Академик И. П. Павлов высказал предположение о наличии у собак более высокой интегрированной деятельности мозга, чем условный рефлекс. Известные русские собаководы и кинологи П. М. Мачеварианов, М.Д. Менделеева-Кузьмина, М. Д. Мошнин и другие в статьях и монографиях ратовали за охотничью собаку, обладающую умом и незаурядной охотничьей смекалкой. Все это в полной мере можно отнести к таксе [2].
Методы и результаты исследований. Самостоятельность, хитрость, уравновешенный характер таксы сложились именно на охоте, как правило, норной, когда под землей во время схватки подчас с более крупным противником приходится рассчитывать только на свои силы и выходить в этом поединке победителем. В отличие от норных терьеров с возбудимым темпераментом, таксы на охоте менее травматичны. За счет своей хитрости и смекалки способны добывать зверя малой кровью. Гончее происхождение таксы дало ей в наследство и свальчивость1, способность к быстрому обучению, слаженности в работе, когда собаки после одной-двух работ в паре (по кабану ли, по зайцу) начинают распределять обязанности, добиваясь единой цели, помогать друг другу и доверять партнеру. Но в силу норной специализации, таксы более независимы в работе, чем гончие. Таксу создала охота! С одной стороны, гончее происхождение таксы (следовая работа с отдачей голоса, хорошее чутье, умение возвращаться на след при его потере, что называется выправлением сколов2), с другой стороны, качества таксы, сформировавшиеся в результате применения в норной охоте (самостоятельность действий, о чем было сказано выше- способность и желание последовать
1Свальчивость — быстрота, с которой собаки присоединяются к подавшей голос своей стае или смычке, чтобы вместе с ней дружно погнать зверя.
2Скол — потеря следа собакой.
за зверем, если он успеет скрыться в норе). Очень обидно смотреть на ожиревших диванных такс, лишенных счастья работы и возможности заниматься любимым делом. Ведь такса, прежде всего, охотничья собака, и в результате декоративного разведения катастрофически теряет свои рабочие качества, поэтому необходимо их закреплять на всевозможных состязаниях и испытаниях, притравочных станциях, искусственных норах, на испытаниях такс по вольерному кабану и искусственно проложенному кровяному следу.
На последнем хотелось бы остановиться более подробно, так как на сегодняшний день, работа таксы по кровяному следу остается недооцененной. Необходимость подготовки собак, используемых для добора подранков, которые до сегодняшнего дня составляют внушительную цифру от числа стрелянных животных, особенно копытных, по оценкам специалистов, от 20 до 60%.
Потери подранков увеличиваются в период чернотропа, поэтому охоту на копытных в большинстве случаев открывают после того, как установится снеговой покров.
Для добора подранков по кровяному следу более успешно такс используют в европейских странах. Недаром говорят: «Чутье таксы в ее лапах». Низкорослая такса, находясь на минимальной высоте от следа, тщательно прорабатывает его, пользуясь преимущественно нижним чутьем, тогда как многие крупные собаки, применяемые в этом виде работы, зачастую пытаются прихватить запах самого зверя верхним чутьем [4].
Неудивительно, что именно для такс впервые были организованы испытания по кровяному следу. Они состоялись 19 сентября 1893 года в Германии и положили начало планомерной проверке кровяных качеств такс, а в последствии и всех охотничьих собак.
Обычно по кровяному следу лучше других работают собаки, притравленные по вольерному кабану или используемые в кабаньих охотах. Для того чтобы собака успешно сработала на испытаниях, необходимо выработать у нее определенные навыки. В первую очередь это относится к анонсу и пользованию нижним чутьем.
Для натаски молодых собак первый след прокладывают длиной 100 м. Изменения направления не делают, но след прокладывают против ветра. Следу дают «остыть» в течение одного часа. Собаку на длинном поводке подводят к «месту ранения» и дают принюхаться. Если она заинтересовалась, то начинает идти по следу, принюхиваясь и натягивая поводок. Ведущему необходимо контролировать правильность следования, а также манеру работы. На испытаниях предпочтение отдают собакам, работающим нижним чутьем [3].
Как только собака дойдет до туши, ее нужно похвалить, независимо от ее отношения к «зверю». Если пес начинает рвать тушу, его действия прекращают резкой командой. Поощряют хватку за горло и попытку апортировать муляж. Оптимальной реакцией считается спокойное отношение к подранку с непрерывной отдачей голоса возле него. Это одно из проявлений анонса, которое зачастую оно бывает у такс врожденным качеством, а поэтому наиболее ценно.
При последующих упражнениях длина следа увеличивается до 300−500 м (всегда по ветру), на дистанции делается 2−3 поворота. Следу дают остыть несколько часов. Если собака поняла задачу, ее пускают по следу на следующее утро (рис. 1) [3].
Рис. 1. Работа таксы по кровяному следу
Собака сама должна уметь ориентироваться, исправлять ошибки, а следовательно, набираться опыта. По правилам испытаний кровяной след прокладывают в чистом высокоствольном лесу, длина его составляет не менее 500 м на дистанции не менее 3 поворотов, развернутых под острым углом в обратном направлении. Через первые 50 м устраивают «лежку», следующие «лежки» устраивают через каждые 150 м. В конце следа туша или муляж (рис. 2).
Рис. 2. Подача голоса при обнаружении подранка
Испытания проводят по чернотропу (весна, лето, осень), по следу трехчасовой давности. К испытаниям допускают собак не моложе годовалого возраста, а к состязаниям тех, кто имеет полевые дипломы по этому виду работы. Состязания также проводятся по чернотропу. Во время испытаний по одному кровяному следу испытывают не более трех собак, на состязаниях для каждой собаки прокладывают отдельный след.
После появления Правил бонитировки в 1981 году испытания по кровяному следу не вызвали интереса у собаководов. Охотники сами готовили собак для добора подранков, а представители спортивного направления не видели нужды в подготовке своих питомцев к работе по кровяному следу. Не было стимула. Испытания почти не проводились, или проводились эпизодически [5].
После 1985 года ситуация изменилась. Были приняты новые правила проведения выставок охотничьих собак и новые правила бонитировки.
Появилось понятие «диплом за универсальность». На выставках при бонитировке норных стали учитывать, помимо полевых дипломов по профильному зверю (лиса, барсук), и дипломы по другим видам работы, характеризующие разносторонние и универсальные охотничьи возможности собак. Правила бонитировки изменены по сравнению с предыдущими настолько, что собаке, имеющей диплом третьей степени по норному зверю и диплом третьей степени по кровяному следу или кабану (но не в паре, а также не по утке), присваивается первый бонитировочный класс. Ситуация середины и конца 1990-х годов делает испытания по кровяному следу чуть не одним из наиболее популярных видов работы. Этому способствовало и бурное развитие спортивных занятий с таксами не только в искусственных сооружениях, но и по всем видам универсальности, из которых испытания по кровяному следу оказались наиболее доступными (для владельцев) и безопасными (для собак) [4].
Формирование поголовья карликовых и кроличьих такс и требование наличия у них диплома по кровяному следу для присвоения звания на сертификатных выставках, уничтожение конкуренции на выставках охотничьего собаководства среди представителей пород, обладающих многочисленностью (таксы, ягдтерь-еры, фокстерьеры), — все это определило повышенный спрос на «кровяной след», в частности среди декоративного и спортивного направлений. Воспроизводство собак охотничьих пород заметно снижается во второй половине 1990-х годов. Сокращается число вязок. Отсюда большая конкуренция между кобелями-производителями. Из этого вытекают различные и не совсем чистоплотные ситуации с получением полевых дипломов (в частности, по кровяному следу) и массовые злоупотребления в этой области.
Испытания часто проводятся людьми, не являющимися экспертами, к тому же они упрощаются. На возможность получения дипломов высокой степени съезжается масса собаководов с собаками, имеющими далеко не самые выдающиеся рабочие качества. Вследствие чего происходит обесценивание таких дипломов, их девальвация, а отсюда огромный вред, наносимый охотничьему собаководству. Если обратиться к
опыту западноевропейских стран, то увидим, что охотничье законодательство большинства из них предусматривает обязательное наличие результатов испытаний по кровяному следу у собак всех охотничьих пород. Без этого их просто не допускают в угодья. Это требование обусловлено наказанием за оставление подранков независимо от размеров животного. Такая постановка проблемы, имеющая сугубо практический характер, настраивает собаководов на заблаговременную подготовку такс к следовой работе. Обязательность результатов испытаний по кровяному следу ведет к тому, что качества «кровяной собаки» автоматически учитываются в племенной работе, а потому становятся наследственно присущими той части поголовья породы, которая подлежит испытаниям [5].
Заключение. В нашей стране «кровяные» качества в племенной работе с таксами не учитываются в силу многих причин, тем не менее стоит серьезно задуматься о создании действенной системы тренировки и испытаний по этому виду работы. Во-первых, оставление подранков несовместимо с этикой современного охотника, а во-вторых, норные собаки, в частности таксы спортивного направления, составляют большинство на испытаниях, то есть практически основной резерв, который поставляет собак для охоты. А рабочие качества этого резерва должны соответствовать реальным условиям охоты, которые могут быть непредсказуемы.
Литература
1. Охота и охотничье хозяйство. — 2009. — № 2. — 48 с.
2. Охота и охотничье хозяйство. — 2007. — № 7. — 48 с.
3. Рудольф Красула «Норные собаки». — М.: Лесн. пром-сть, 1982. — 193 с.
4. Муромцева М. Норные собаки. — М.: Аквариум, 2005. — 670 с.
5. Правила проведения испытаний и состязаний охотничьих собак. — Киров, 2006. — 143 с.
---------V------------
УДК 619: 616 Б. Баянжаргал, О. Б. Бадмаева, В.Ц. Цыдыпов
ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ ЛОШАДЕЙ В МОНГОЛИИ
В статье приведен анализ проявления инфекционных болезней лошадей на территории Монголии в период 2003—2012 гг. По данным авторов, к наиболее распространенным инфекциям лошадей относятся мыт, инфекционная анемия, единичные случаи заболевания животных сапом. Мыт лошадей занимает наиболее высокий удельный вес в общей структуре инфекционной патологии животных.
Ключевые слова: лошади, мыт, инфекционная анемия, сап, неблагополучный пункт, заболеваемость, летальность, Монголия.
B. Bayanjargal, O.B. Badmaeva, V. Ts. Tsydypov THE EPIZOOTIC ASPECTS OF THE HORSE INFECTIOUS DISEASES IN MONGOLIA
The analysis of the horse infectious disease manifestations in Mongolia territory in the period 2003−2012 is given in the article. According to the authors'- data the most common horse infectious diseases are strangles, infectious anemia, sporadic cases in animal glanders disease. The horse strangles occupies the highest share in the total structure of animal infectious pathology.
Key words: horse, strangles, infectious anemia, glanders, unfavourable point, morbidity, mortality, Mongolia.
Введение. Высокая продуктивность животных и низкая себестоимость продукции животноводства являются важными показателями экономики и основными средствами жизни скотоводов Монголии. Коневодство является особой отраслью, обеспечивающей население высококачественным кумысом и мясом, лошади используются для верховой езды и в хозяйственных целях. По данным Ветеринарного департамента Министерства продовольствия сельского хозяйства и индустрии Монголии, основными причинами потери живой массы и падежа лошадей являются 7 инфекционных заболеваний. Оздоровление лошадей от различных заболеваний, в первую очередь от сапа, имеет социально-экономическое значение, так как неблагополучие по инфекционным болезням служит препятствием в развитии коневодства и повышении продуктивности животных [1, 2].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой