Фроттола в творчестве церковных музыкантов Эмилии-Романьи и папской области

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Панкина Елена Валериевна
ФРОТТОЛА В ТВОРЧЕСТВЕ ЦЕРКОВНЫХ МУЗЫКАНТОВ ЭМИЛИИ-РОМАНЬИ И ПАПСКОЙ ОБЛАСТИ
В статье рассматривается состояние фроттольной культуры двух итальянских регионов — Эмилии-Романьи и Папской области — в конце XV — первой половине XVI века. На основе данных о деятельности и публикациях светских песен ряда авторов, по большей части малоизвестных, сделаны выводы о формировании в данных регионах локальной традиции полифонической песни. Подчеркиваются преобладание церковных музыкантов, различная степень освоения ими жанров светской полифонии — от единичных случаев обращения к фроттоле до глубокого погружения в современные процессы перерастания песенной музыкальной стилистики в мадригальную. Адрес статьи: м№". агато1а. пе1/та1ег1а18/3/2015/11 -1/38. 1^т!
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 11 (61): в 3-х ч. Ч. I. C. 139−142. ISSN 1997−292X.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/3/2015/11−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. aramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@aramota. net
CHERSONESUS ST. VLADIMIR'-S MONASTERY AFTER THE ESTABLISHMENT OF SOVIET POWER IN CRIMEA (NOVEMBER, 1920 — 1921)
Ostrovskaya Inna Valerievna
National Museum of Heroic Defence and Liberation of Sevastopol ostrov-33 @mail. ru
The article describes the activity of Chersonesus St. Vladimir'-s Monastery after the establishment of Soviet power in Crimea and Sevastopol in November, 1920. On the basis of identified archival documents the author examines the status of the monks of one of the biggest monasteries in the south of Russia at the beginning of the XX century. Analyzing the questionnaires of Soviet state security bodies the researcher identifies the structure, quantity, ideological attitude of the monks, who remained in the monastery after the evacuation of Wrangel'-s troops. The paper gives an idea of the attitude of the bodies of Soviet power towards the monkhood in the first years of its establishment on the peninsula.
Key words and phrases: Chersonesus St. Vladimir'-s Monastery- work camp- Sevastopol Revolutionary Committee- political repressions- the clergy- questionnaires- Aksakov Aleksandr Petrovich.
УДК 78. 071.1 Искусствоведение
В статье рассматривается состояние фроттольной культуры двух итальянских регионов — Эмилии-Романьи и Папской области — в конце XV — первой половине XVI века. На основе данных о деятельности и публикациях светских песен ряда авторов, по большей части малоизвестных, сделаны выводы о формировании в данных регионах локальной традиции полифонической песни. Подчеркиваются преобладание церковных музыкантов, различная степень освоения ими жанров светской полифонии — от единичных случаев обращения к фроттоле до глубокого погружения в современные процессы перерастания песенной музыкальной стилистики в мадригальную.
Ключевые слова и фразы: итальянский Ренессанс- фроттола- музыканты Эмилии-Романьи- римская светская музыка- Микеле Пезенти- Костанцо Феста.
Панкина Елена Валериевна, к. искусствоведения, доцент
Новосибирская государственная консерватория имени М. И. Глинки 2mikep@mail. т
ФРОТТОЛА В ТВОРЧЕСТВЕ ЦЕРКОВНЫХ МУЗЫКАНТОВ ЭМИЛИИ-РОМАНЬИ И ПАПСКОЙ ОБЛАСТИ (c)
История итальянской полифонической песни XV—XVI вв.еков — фроттолы — неотделима от формирующихся в это время региональных традиций в области светской музыки. При этом фактор географической локализации фроттолистов обладает несомненной, но, вместе с тем, переменной и относительной значимостью. Большое количество авторов фроттол обращались к этому жанру крайне ограниченно и, возможно, случайно, судя по скромному объему сохранившихся песен. Для многих, прежде всего церковных музыкантов, полифоническая песня была явно вторичной, по сранению с литургической музыкой. Имена тех, для кого эта жанровая область оказалась основой профессии и источником славы, единичны, и, несмотря на то, что эти музыканты не могли не контактировать, достоверные сведения об их творческом взаимодействии скудны или отсутствуют. Отдельные полифонические контрафактуры, будучи проявлением общей практики композиции, никак не могут расцениваться как показатель формирования региональной или межрегиональной школы. Немногочисленные данные о включении некоторых фроттолистов в обучение молодых музыкантов не позволяют прочертить ожидаемые линии преемственности в области многоголосной песни. Фигуры музыкантов, создававших и певших фроттолы, представляются связанными в некоторых случаях общим участием в музыкальных празднествах и представлениях, косвенно — отбором материала составителями рукописных и печатных собраний, но практически никогда — прямой цепочкой «учитель -ученик» или общностью выраженных стилистических поисков. В связи с этим обратим, например, внимание на то, что некоторые песни Тромбончино в разных источниках и исследованиях приписываются манту-анцу Каре, служившему в Венето и Риме Лурано, феррарцу Микеле Пезенти, моденцу Джакомо Фольяно, эмильянцу — «римлянину» Себастьяно Фесте, что свидетельствует не только о фактологических расхождениях, но и о значительной степени стилистической общности их песен.
Выделение групп музыкантов по региональному признаку, тем не менее, оправдано рядом причин. Прежде всего, оно дает представление об уровне и характере развития фроттольной культуры в отдельном регионе, разумеется, с учетом фактора фиксации, о степени вовлеченности музыкантов разных профессий
© Панкина Е. В., 2015
и основного рода занятий. Действие локальной традиции ярко проявляется в творческих биографиях музыкантов, отличавшихся особенной подвижностью. География репертуара фроттольных книг позволяет, вкупе с иными контекстными данными, сделать заключения об основах и переменах издательской политики крупнейших нотопечатников. При этом очевидно, что такой аспект проблематики итальянской полифонической песни как ее предтечевый характер по отношению к мадригалу не опирается в полной мере на непосредственную преемственность творческих центров- и если, например, в Венеции органисты Сан-Марко с исключительным постоянством лидировали в области светской полифонии, а в Риме «связующей нитью» стало творчество Костанцо Фесты, то взлет мантуанской песенной культуры не сменился столь же блестящим состоянием культуры мадригальной.
На основании собраний полифонических песен, репрезентирующих совкупность одновременно работавших авторов, выделяются ведущие «фроттольные регионы», характеризующиеся не только разным уровнем состояния полифонической песни, но и некоторыми специфическими чертами, обусловленными как особенностями вовлечения отдельных музыкантов в песенное творчество, так и степенью целенаправленности развития музыкальной культуры в регионе в целом. К таким значимым для данной жанровой сферы территориям относятся исторически глубоко связанные Эмилия-Романья и Папская область. Особенностью музыкальной культуры Эмилии-Романьи XV—XVI вв.еков было ее тяготение к Риму, обусловленное зыбкостью границ региона, постепенным его подчинением Папской области и, как следствие, перевесом церковных музыкантов над придворными cantori a liuto. Так, для музыкантов Феррары и зависевшей от нее Модены особенно характерно перемещение после нескольких лет работы в одну из папских капелл.
Наиболее полно среди фроттолистов феррарскую линию представляет Николо (Nicolo Patavino, Niccolo da Padova) — священник и музыкант родом из Падуи, автор 17 фроттол, изданных со Второй по Шестую книгах Оттавиано Петруччи (1505−1506). У. Прайзер полагает, что с конца XV века Николо служил Лукреции Борджа и последовал за ней в Феррару в январе 1502 года (в феррарских документах зафиксирована оплата службы Nicolo da Padova cantore — 96 лир в год). «Messer Nicolo, cantore de la duchessa» [2, р. 28], получил бенефиций в 1511 году, после чего, по-видимому, перебрался в Мантую, поскольку в апреле 1512 года Лукреция просила Франческо Гонзага о приезде «Niccolo cantor». Вопрос его дальнейшей связи с римским музыкальным миром остается в области предположений- таким образом, Николо является единственным фрот-толистом, находившимся на феррарской службе достаточно длительное время, хотя, по-видимому, светские песни он создавал лишь в начале карьеры.
Более значимой фигурой в истории фроттолы, но не феррарской музыки, является Микеле Пезенти (Don Michele Pesenti, Micha, Michael Pesentus Vero), чье песенное творчество количественно уступает только творчеству Кары и Тромбончино, не единожды им цитируемых во фроттолах-контрафактурах. Пезенти представляет собой редкий среди фроттолистов случай совмещения профессиональной деятельности священнослужителя и cantore a liuto, а также автора музыки и текстов фроттол, что специально подчеркнуто печатником (из 36 сохранившихся фроттол 8 помечены в изданиях Петруччи как «Michaelis C[antus] et V[erba]»), причем два текста — латинские. Вопрос его региональной принадлежности является не вполне ясным и зависит от варианта идентификации. Версия происхождения Пезенти, выдвинутая У. Прайзером, усиливает значение веронской музыкальной педагогики в воспитании выдающихся cantori a liuto (У. Прай-зер датирует рождение Пезенти примерно 1470 годом, указывает на место — Верону — и сообщает имена родителей — Альберто и Умилии Пезенти. В таком случае, Пезенти не только является приблизительным ровесником Кары, но и его возможным соучеником в Scuola degli Accoliti). Следование наиболее аргументированному предположению, высказанному К. Йеппесеном и поддержанному У. Прайзером, связывает Пезенти в 1504—1514 годах с Феррарой, точнее — с кардиналом Ипполито д'-Эсте, а затем с Римом, Мантуей и Вероной. «Don Michel Cantore» в 1504—1505 годах состоял в переписке с кардиналом Феррарским: в послании от 2 марта 1504 года, написанном в Венеции, Микеле просит позволения вернуться на феррарскую службу- 15 октября 1504 года он сообщает, что скоро вернется в Венецию, а после сможет отправиться в Феррару- в письме от 16 августа 1505 года, отправленном из Болоньи, содержатся сведения о выполнении неких поручений кардинала. У. Прайзер указывает также на список выплат служащим Ипполито д'-Эсте от 9 июня 1508 года -12 лир за «libro de canto» — и перечень служащих — «ртов» («bocche») от 19 апреля 1511 года [4, р. 19], поездки в свите кардинала в 1513 и 1514 годах ко двору Льва Х, во время которых Пезенти трижды просил бенефиции. Относительно римского периода У. Прайзер сообщает, что 30 августа 1521 года Пезенти получил приход церкви Св. Фирма и Рустика в Вероне- в акте он назван «musicus, cubicularius et familiaris continuus comensalis noster» [5]. В конце 1522 года Пезенти обнаруживается на службе у маркиза Манутанского Федерико Гонзага- распоряжением от 13 июля 1524 года «Pre Michele da Verona, nostro musico» получил 25 лир за службу. В начале 1525 года Пезенти вновь уезжает в Рим, где 21 февраля папа Климент VII предоставит ему веронский бенефиций. В мае 1525 года Пезенти вернулся в Верону, где до своей смерти в 1528 году оставался настоятелем церкви Св. Фирма и Рустика.
Как и для Николо, для Пезенти жанр фроттолы был актуален на «светском» этапе карьеры (каковым, безусловно, является служба Ипполито д'-Эсте), до переезда в Рим, поскольку их издания заканчиваются 1514 годом, за исключением «Alma gentil» (Motetti e canzoni libro I, 1521?). В то же время, подвижность Пезенти в эти годы, данные о некоторой нестабильности его положения при кардинале, непрямые указания на профессиональнную занятость в Венеции позволяют не считать Пезенти в полном смысле феррарским музыкантом, причисляя его в эти годы, скорее, к венетской традиции.
Рядом с феррарскими музыкантами должны рассматриваться фроттолисты из Модены — столицы герцогства Моденского, принадлежавшего (в первой четверти XVI века с перерывами) дому д'-Эсте. Отметим, что если наличие придворной капеллы в Ферраре располагало к привлечению сугубо светских музыкантов, то все мо-денцы по политическим соображениям принимались исключительно на церковную службу. Наиболее крупной фигурой моденской музыки, но отнюдь не в области светской песни, является церковный певчий и теоретик музыки Лудовико Фольяно (Ludovico Fogliani, Ludovicus foglianus) (ок. 1475 — 1538/1542), автор единственной политекстовой фроттолы «Fortuna dun gran tempo — Che fa la ramacina» из Девятой книги Петруччи (1509).
Значительно больший интерес в качестве фроттолиста представляет его брат (их родство следует из содержания письма Джакомо к Пьетро Аретино от 7 мая 1542 года) — органист моденского собора Джакомо Фолья-но (Jacopo Fogliano, Fogliani, Giacomo Fogliano da Modena, Jacobus Foglianus, Jacomo, Jacopo) (1468−1548), обращение которого к полифонической песне в начале 1500-х годов зафиксировано публикациями 13 образцов (две песни также приписывались Тромбончино, что означает отсутствие выраженных стилистических отличий песен североитальянских авторов), изданных в том числе в Седьмой книге Петруччи (1507), Первой книге Андреа Антико (1510) и единственном фроттольном собрании Пьетро Самбонетто (1515). После длительного перерыва в публикациях светской музыки в 1547 году вышло авторское собрание мадригалов Фольяно, что свидетельствует о его стабильном интересе к области светского многоголосия.
Некоторые сомнения в правомерности отнесения к эмильянской традиции вызывает фигура документированного в Модене младшего современника обоих Фольяно — Эустаккьо (Эсташа) де Монте Регали (Eustachius de Monte Regali Gallus), клирика Аррасской епархии родом из южной Франции, в 1520—1524 годах служившего в Модене как maestro di cappella собора. Пять его фроттол на тексты Петрарки и Бембо компактно опубликованы в Одиннадцатой книге Петруччи (1514), то есть до фиксации службы в Модене. Сведения о том, что ранее (1519−1520) де Монте Регали достоверно был певчим папской капеллы Джулия, позволяют со слабой долей уверенности предположить возможность его предыдущей службы как в Риме, так и в ином месте, во всяком случае, в Италии.
Единственный значимый для нас болонский музыкант, причем, в отли

Статистика по статье
  • 8
    читатели
  • 4
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • ИТАЛЬЯНСКИЙ РЕНЕССАНС,
  • ITALIAN RENAISSANCE,
  • ФРОТТОЛА,
  • FROTTOLA,
  • МУЗЫКАНТЫ ЭМИЛИИ-РОМАНЬИ,
  • EMILIA-ROMAGNA MUSICIANS,
  • РИМСКАЯ СВЕТСКАЯ МУЗЫКА,
  • ROMAN SECULAR MUSIC,
  • МИКЕЛЕ ПЕЗЕНТИ,
  • MICHELE PESENTI,
  • КОСТАНЦО ФЕСТА,
  • COSTANZO FESTA

Аннотация
научной статьи
по искусству и искусствоведению, автор научной работы & mdash- ПАНКИНА ЕЛЕНА ВАЛЕРИЕВНА

В статье рассматривается состояние фроттольной культуры двух итальянских регионов Эмилии-Романьи и Папской области в конце XV первой половине XVI века. На основе данных о деятельности и публикациях светских песен ряда авторов, по большей части малоизвестных, сделаны выводы о формировании в данных регионах локальной традиции полифонической песни. Подчеркиваются преобладание церковных музыкантов, различная степень освоения ими жанров светской полифонии от единичных случаев обращения к фроттоле до глубокого погружения в современные процессы перерастания песенной музыкальной стилистики в мадригальную.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой