К вопросу о возможности участников уголовного судопроизводства присутствовать при производстве судебно-психиатрической и комплексной психолого-психиатрической экспертиз

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
2' 2008
5. 10. К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИСУТСТВОВАТЬ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ И КОМПЛЕКСНОЙ ПСИХОЛОГОПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗ
Дьяконова О. Г., соискатель Оренбургский Государственный Университет
Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
При производстве судебных экспертиз в отношении живых лиц часто возникает вопрос о возможности присутствия подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, законного представителя и защитника, а также лица, назначающего судебную экспертизу, при проведении экспертного исследования. В статье анализируется данный момент применительно к реализации права присутствовать при производстве судебно-психиатрической и комплексной психолого-психиатрической экспертизах.
Статья 36 Закона об экспертной деятельности допускает возможность присутствия при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц тех участников процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством РФ. Присутствие иных участников процесса допускается с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, и лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, либо его законного представителя. Данный порядок призван гарантировать права, с одной стороны, тех участников процесса, законные интересы которых данная экспертиза затрагивает, а с другой -права и законные интересы самого подэкспертного. Возможность присутствия следователя при производстве экспертного исследования вытекает из смысла ст. 197 УПК РФ, в отличие от ранее действовавшего УПК РСФСР в УПК РФ предусмотрена обязанность эксперта отражать в заключении экспертизы факт присутствия следователя. Следователь может получать от эксперта разъяснения в процессе исследования и давать собственные объяснения по вопросам, указанным в постановлении. Предполагается, что такая же возможность имеется и у других лиц, имеющих право в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом назначать судебную экспертизу. На практике, при производстве СПЭ или КСППЭ, наиболее часто возникает вопрос о присутствии защитника, законного или иного представителя несовершеннолетнего по-дэкспертного. При этом существует мнение, что их право на присутствие вытекает из требований процессуального закона и потому не нуждается в чьем-либо разрешении. Однако УПК РФ предоставляет защитнику, согласно п. 5 ч. 1 ст. 53, законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого (п. 3 ч. 2 ст. 426 УПК РФ), а также законному представителю лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера (п. 4 ч. 2 ст. 437 УПК РФ) право уча-
стия «в следственных действиях». Следственные действия — понятие, имеющее три значения:
1) любые действия, проведенные следователем, дознавателем, прокурором в ходе расследования уголовного дела (составление плана расследования, направление запросов и т. д.) —
2) действия, производство которых регламентировано уголовно-процессуальным законодательством с обязательным составлением протокола того следственного действия, которое было проведено (протоколы допросов свидетелей, потерпевших, подозреваемых обвиняемых, очных ставок, опознаний и т. д) —
3) вынесение постановлений о производстве действий, не требующих составления протокола следственного действия (о принятии дела к производству, о направлении дела по подследственности и т. д.)1. Таким образом, это действия по собиранию и проверке доказательств, осуществляемые следователем, органом дознания, прокурором в установленном законом порядке. Аналогичным образом решается вопрос и с «судебными действиями».
Как полагает С. Н. Шишков, и в этом с ним трудно не согласиться, действия экспертов-психиатров и экспер-тов-психологов по проведению специальных исследований не относятся ни к «следственным», ни к «судебным"2. Это действия, носящие специфический характер, поэтому право присутствовать при производстве судебной экспертизы в отношении живого лица, когда оно предоставляется кому-то из участников процесса, оговаривается особо и автоматически не вытекает из права того или иного субъекта участвовать в следственных или судебных действиях.
Продолжая сказанное, можно сделать вывод, что для присутствия при производстве судебной экспертизы в отношении живого лица защитника или иного представителя испытуемого (кроме его законного представителя) необходимо предварительное разрешение органа, назначившего экспертизу, а также согласие самого испытуемого и его законного представителя. Для присутствия при производстве судебной экспертизы в отношении живого лица законного представителя испытуемого необходимо разрешение органа, назначившего экспертизу, а согласия самого испытуемого, по мнению С. Н. Шишкова, не требуется3. Однако представляется, что при производстве СПЭ, КСППЭ и судебно-психологической экспертизы создание определенной психологической атмосферы во взаимоотношениях экспертов и подэкспертного -весьма важный компонент. Это следует учитывать при даче разрешения органом (лицом), назначающим СПЭ или другую судебную экспертизу в отношении живого лица. Кроме того, нельзя забывать, что в ходе производства СПЭ (как и любой другой экспертизы в отношении живых лиц) подэкспертный и эксперт могут обсуждать вопросы, составляющие врачебную тайну.
Существует еще один момент, возникающий при производстве СПЭ в отношении подэкспертного, страдающего психическим расстройством: присутствие определенных лиц способно нанести ущерб его психическому здоровью. К примеру, присутствие обвиняемого при экспертизе психически больного потерпевшего
1 Комлев, Б. А. Большая российская юридическая энциклопедия / Б. А. Комлев. М., 2000. С. 212.
2 Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». — М.: ОоО «ТК Вел-би», 2002. С. 170.
3 Там же. С. 171.
Дьяконова О. Г.
ПРИСУТСТВИЕ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ЭКСПЕРТИЗ
— жертвы его преступных действий может вызвать обострение болезненного процесса и существенно ухудшить психическое состояние больного4.
Представляется, перед тем как принять решение о присутствии либо отказать в нем, орган, назначающий экспертизу, обязан выяснить мнение подэкспертного, направляемого на экспертизу и его законного представителя (если не стоит вопрос о присутствии самого законного представителя). Принятое решение и его обязательное обоснование должны содержаться в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы. Если же решение об участии лица при производстве СПЭ или КСППЭ принимается уже после ее назначения, то оно, как полагает С. Н. Шишков, должно отражаться в отдельном постановлении (определе-нии)5. Отказ подэкспертного и его законного представителя дать согласие на присутствие должен быть письменным, но в отличие от субъекта, назначающего экспертизу, они не обязаны мотивировать свое несогласие.
Вопроса о том, на какой стадии производства СПЭ могут присутствовать участники процесса в соответствии с общими правилами, закрепленными в ч.3 ст. 24 Закона об экспертной деятельности, решается следующим образом: присутствие не допускается при совещании экспертов, при составлении экспертного заключения. В судебной психиатрии сложилась практика присутствия допущенного участника процесса только на заседании экспертной комиссии. На этом этапе все члены экспертной комиссии собираются вместе, заслушивают эксперта-докладчика и проводят непосредственное комиссионное обследование («очное психиатрическое освидетельствование») испытуемого, состоящее во врачебной беседе (опросе), клиническом наблюдении и пр. Присутствие участника процесса на иных этапах и стадиях судебнопсихиатрической экспертизы, например, при стационарном испытании, которое осуществляется в режиме круглосуточного клинического наблюдения, либо крайне затруднительно, либо практически невозможно6. Как верно отмечает А. В. Кудрявцева, решение вопроса о присутствии участников процесса «зависит от обстоятельств дела, предмета экспертизы, ее вида. В такой ситуации вопрос и необходимости, и целесообразности присутствия сторон и самого суда должен решаться с учетом мнения эксперта судом"7.
В целом следует отметить, что присутствие участников процесса (кроме законных представителей) при
производстве экспертиз в отношении живых лиц, явление достаточно редкое. По нашему мнению, не следует органу (лицу), принимающему решение о собственном присутствии или о присутствии иных перечисленных участников уголовного процесса при производстве экспертиз такого рода злоупотреблять правом, указанным в статьях уголовно-процессуального закона. По мнению многих экспертов-психиатров, занимающихся проблемами подростковой психиатрии, при производстве СПЭ несовершеннолетнего вообще не следует присутствовать кому бы то ни было, чтобы не разрушать создаваемый психологический климат. Само по себе присутствие постороннего лица способно нанести ущерб и сильно осложнить проведение исследования. Если же следователь, вопреки рекомендации экспертов, все же решит присутствовать при производстве СПЭ, то эксперты, как справедливо отмечает С. Н. Шишков8, вправе указать в своем заключении, что присутствие следователя отрицательно сказалось на экспертных исследованиях и выводах, например, не позволило решить какие-то из поставленных перед ними вопросов.
Присутствие законного представителя также нежелательно при производстве СПЭ или судебно-психологической экспертиз, а также КСППЭ, если его негативное влияние на подростка способно помешать экспертам в проведении исследования9. Более того, мы согласны с мнением Т. Е. Сарсенбаева, согласно которому «…законный представитель должен быть отстранен и в случаев возникновения противоречий в интересах со своим представляемым"1.
Что касается присутствия при производстве стационарной СПЭ, то, как нам видится, это должно быть абсолютно исключено для любого участника уголовного процесса, поскольку это обусловливается особенностями данного вида СПЭ.
Таким образом, вопрос о присутствии потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого при производстве судебно-психиатрической, судебно-психологической и комплексного вида этих экспертиз, по нашему мнению, должен решаться однозначно — если указанные лица сами не являются подэкспертными, они не должны присутствовать при исследовании. В отношении законного представителя вопрос может решаться положительно только в случае, если у следователя (суда) нет сомнений в противоречивости законных интересов представителя и подэкспертного.
Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
4 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / И. Л. Петрухин- под ред. И. Л. Петрухи-на. — М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 171.
5 Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». — М.: ООО «ТК Велби», 2002. С. 171.
6 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / И. Л. Петрухин- под ред. И. Л. Петрухи-на. — М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 171.
7 Кудрявцева А. В. Является ли эксперт субъектом доказы-
вания / А. В. Кудрявцева. // Судебная власть в России: закон, теория и практика: сборник статей по итогам Международной
научно-практической конференции. Тюмень, 19−20 ноября 2004 г. — М.: Издательская группа «Юрист», 2005. С. 367.
8 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / И. Л. Петрухин- под ред. И. Л. Петрухи-на. — М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 172.
9 Так по делу № 57/10 по обвинению несовершеннолетнего Л. в совершении причинения тяжкого вреда здоровью была назначена амбулаторная КСППЭ обвиняемого. При этом отец — законный представитель обвиняемого — заявил ходатайство следователю о возможности присутствия при экспертном исследовании сына. Следователь дал разрешение, однако, при проведении амбулаторной КСППЭ, подэкспертный был замкнут, на контакт не шел, сидел, опустив голову, и изредка поглядывал в сторону отца. В заключении эксперты рекомендовали направить Л. на стационарную КСППЭ, при которой отсутствует невозможность оказания психологического влияния на подэкспертного.
10 Сарсенбаев, Т. Е. Лица, участвующие в уголовном процессе. Институт отвода: комментарий к УПК Республики Казахстан / Т. Е. Сарсенбаев. Астана, 2001. С. 68.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой