Функции суда в уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Берова Джульетта Михайловна
кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника Нальчикского филиала
Краснодарского университета МВД России по учебной и научной работе (тел.: 8 862 751 903)
Функции суда в уголовном судопроизводстве
Аннотация
Статья посвящена исследованию функций защитника в уголовном судопроизводстве. Автор обозначает круг лиц, имеющих право быть защитниками, затрагивает дискуссионные вопросы права на свободу выбора защитника в уголовном судопроизводстве. В статье раскрыто содержание функций защитника, к которым автор относит: основную функцию — защиты обвиняемого (подозреваемого), включающую в себя три подфункции (частные функции): участие защитника в доказывании (собирание и представление доказательств- заявление ходатайств о получении (истребовании) дополнительных доказательств- участие в следственных действиях) — оспаривание (опровержение) обвинения- защита иных прав и интересов обвиняемого (подозреваемого). Автор анализирует полномочия защитника в уголовном судопроизводстве, применительно к выполняемым функциям.
Annotation
The article is dedicated to an investigation of defense attorney functions in criminal procedure. The author specifies the persons that have the right to be a defense attorney, and touches upon controversial questions of the right to freely choose a defense attorney in criminal procedure. The article discloses the nature of defense attorney functions, among them are: the main function of defending the accused (suspect) including three subfunctions (particular functions): defense attorney participation in averment (collection and representation of evidence- making a motion of reception of (call for) supplementary evidence- participation in investigative actions) — impeachment (rebuttal) of imputation- defense of other rights and interests of the accused (suspect). The author analyses powers of a defense attorney in criminal procedure concerning performed functions.
Ключевые слова: защитник, функции в уголовном судопроизводстве, функции защитника, доказывание, собирание доказательств, следственные действия, права обвиняемого (подозреваемого).
Key words: defense attorney, functions in criminal procedure, functions of a defense attorney, representation of evidence, collection of evidence, investigative actions, rights of the accused (suspect).
0| сновной функцией суда, как ¦ известно, является функция правосудия.
В соответствии со ст. 118 Конституции Р Ф, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Термин & quot-правосудие"- употребляется также и в других статьях Конституции. Так, согласно ст. 32 Конституции Р Ф, граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия. Ст. 50 Конституции Р Ф провозглашает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
В УПК РФ также провозглашен принцип осуществления правосудия только судом (ст. 8). Вместе с тем, функция суда названа функцией разрешения уголовного дела (ч.2 ст. 15).
Возникает вопрос, как соотносятся эти понятия
— правосудия и разрешения уголовного дела?
В литературе по этому вопросу высказаны различные, порой прямо противоположнее точки зрения.
Так, во многих учебниках по курсу & quot-Правоохранительные органы& quot- функция правосудия названа основной, но не единственной функцией судебной власти [1]. Помимо нее выделяется также ряд иных функций
— судебный контроль, судебное санкционирование и др [2].
Аналогичную позицию занимает и ряд других авторов [3].
Вместе с тем, существует и альтернативная концепция — более широкая трактовка правосудия
— как любой процессуальной деятельности суда, включающей в себя и досудебный контроль над
16Q
органами предварительного расследования. & quot-Вся деятельность суда, которая осуществляется в установленном законом порядке судопроизводства, есть не что иное, как правосудие& quot- - пишет, например, И. Б. Михайловская [4]. Похожей точки зрения придерживаются и другие авторы [5].
Каковы же основные аргументы сторонников этой позиции?
Прежде всего, эти авторы указывают на особенности процедуры рассмотрения судом различных правовых вопросов, как на имманентный признак правосудия. Так И. Л. Петрухин выделяет именно этот признак в различных формах процессуальной деятельности суда: & quot-Правосудие — не только производство и вывод о виновности и ответственности, но и решение жизненно важных вопросов об аресте, обыске, применении других мер уголовно-процессуального принуждения. Судебный контроль не сводится к безмотивному, необоснованному принятию на веру ходатайства следователя. Он осуществляется при соблюдении процедуры, свойственной правосудию… При рассмотрении жалоб проводится официальное заседание суда с участием сторон и исследование доказательств с соблюдением принципа состязательности& quot- [6].
П од обн ой п озиции п рид ерживается В. Лазарева: & quot-Ничем не отличается от иных способов правосудия деятельность суда по выдаче органам уголовного преследования разрешения на ограничение конституционных прав и свобод. Процесс разрешения ходатайства органа расследования или прокурора о заключении под стражу аналогичен процедуре разрешения судом уголовного дела и постановления приговора. Рассматривать судебный контроль в стадии предварительного расследования как особый способ осуществления правосудия позволяет и все более укореняющийся в наук взгляд на правосудие как на деятельность по разрешению социальных конфликтов, восстановлению нарушенных прав. Несогласие обвиняемого, подозреваемого с обоснованностью примененной к нему меры пресечения, а потерпевшего — с прекращением уголовного дела, недовольство лица произведенным в его жилище н е с, а н к ц и о н и р ованным об ы с к о м и т. п. представляет собой различные виды уголовно-процессуальных конфликтов& quot- [7].
В литературе отмечается также, что сторонники & quot-. отнесения прямого судебного контроля за органами расследования к правосудию стремятся подчеркнуть высокое значение данной судебной
УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО деятельности по защите прав личности от незаконных действий органов преследования& quot- [8].
Полностью соглашаясь с приведенными аргументами, мы не можем, тем не менее, разделить выводы указанных авторов. Представляется, что ни аналогичность процедуры, ни значимость этой функции не дают оснований для отождествления ее с функцией правосудия. На наш взгляд, термин & quot-правосудие"- должен применяться лишь в его прямом значении и самом узком смысле — как деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовного дела. Все остальные функции суда, включая функцию досудебного контроля за органами предварительного расследования, не могут считаться правосудием по целому ряду оснований.
Во-первых, при решении данного вопроса нужно исходить из основополагающего принципа — принципа осуществления правосудия только судом. Другие же функции суда, кроме разрешения уголовного дела, в общем-то, могут осуществляться также и другими органами (должностными лицами). Например, отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован в суд, так и прокурору или руководителю следственного органа (ч.5 ст. 148 УПК РФ). И решение об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела может принять как суд, так и прокурор или руководитель следственного органа (ч. 6, 7 ст. 148 УПК РФ). Возникает вопрос: что это за правосудие, которое может осуществляться как судом, так и другим государственным органом? И как это согласуется с принципом осуществления правосудия только судом?
Во-вторых, законодательная регламентация полномочий суда в отношении других, кроме разрешения дела, функций нередко меняется. Например, до сравнительно недавнего времени такая мера пресечения как залог, могла избираться как судом, так и прокурором, а также следователем, дознавателем с согласия прокурора (ч.2 ст. 106 УПК РФ в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года № 58-ФЗ). Теперь она может применяться только по решению суда (ч.2 ст. 106 УПК в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ). Опять же возникает аналогичный вопрос: что это за правосудие, которое сегодня является таковым, а завтра — перестает быть (или наоборот)?
И, наконец, в-третьих, такая широкая трактовка правосудия — как всего того, что осуществляет суд, приводит к парадоксальному выводу — что принцип осуществления правосудия только судом соблюдается всегда. Точнее, он становится
161
УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО ненужным. Поскольку правосудием объявляется любая деятельность суда, то оно автоматически будет осуществляться только судом. И, наоборот, то, что делается не судом — не считается правосудием. Получается, что когда приговор выносится несудебным органом (например, пресловутые & quot-тройки"- в годы сталинских репрессий), то это принцип тоже соблюдается — ведь это делает не суд, значит это не правосудие [9].
Ю. К. Орлов справедливо полагает, что при определении сущности правосудия необходимо исходить из природы этой деятельности, а не ее формального аспекта: & quot-Поэтому определение правосудия должно быть не формальным — все то, что делает суд, а содержательным — какая именно деятельность суда является правосудием. И тогда все станет на свои места. Если приговоры выносят несудебные органы, то такое государство не может считаться правовым. Что касается других судебных решений, то они в принципе могут приниматься как судом, так и другим органом, тут возможны различные варианты и изменения, диктуемые криминогенной обстановкой, что на практике нередко и делается. Так, в США, государстве бесспорно правовом, в связи с угрозой терроризма некоторые судебные функции (например, дача санкции на прослушивание телефонных переговоров) переданы прокурору. От этого США не перестали быть правовым государством& quot- [10].
Резюмируя изложенное, можно сказать: выполнение любых судебных функций, кроме разрешения уголовного дела, другими субъектами уголовного судопроизводства никак не колеблет принцип осуществления правосудия только судом, в то время как разрешение дела является исключительным полномочием суда. И несоблюдение этого правила является нарушением принципа осуществления правосудия только судом. Поэтому правосудием может считаться только такая деятельность суда, которая ни при каких обстоятельствах не может осуществляться никем, кроме суда, а именно -разрешение уголовного дела.
При этом не имеет значения, каким решением завершилась такая деятельность — приговором, постановлением о прекращении уголовного дела или решением о применении принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия.
Как же понимать тогда формулировку ч.2 ст. 15 УПК РФ о том, что суд выполняет функцию разрешения уголовного дела? Представляется, что это — своего рода расшифровка термина & quot-правосудие"-, приведение его в более понятной формулировке, более удобной в данном контексте. То есть, на наш взгляд, & quot-разрешение
162
уголовного дела& quot- - синоним термина & quot-правосудие"- и не более того. Но основным, имеющим приоритет, следует все-таки считать термин, закрепленный в Конституции Р Ф — & quot-правосудие"-.
Когда же осуществляется эта функция, в какой момент она начинается и когда завершается?
Совершенно очевидно, что она осуществляется в стадии судебного разбирательства. Но, не только в ней. Стадия подготовки к судебному заседанию также является этапом осуществления функции правосудия. Как известно, в ней судом совершаются различные подготовительные действия, а также проверяется возможность перехода в последующую стадию, выявляется отсутствие каких-либо препятствий к этому. Однако основной критерий отнесения этой стадии к этапу реализации функции правосудия состоит в том, что в этой стадии уголовное дело может быть разрешено по существу либо может быть принято какие-то иное решение, касающееся дела в целом. В стадии подготовки к судебному заседанию, как известно, возможно и то, и другое, например, дело может быть прекращено или приостановлено (ст. 238, 239 УПК РФ),
В связи с эти мы не можем согласиться с позицией З. З. Зинатуллина и Т. З. Зинатуллина, полагающих, что в данной стадии в постановлении судьи о назначении судебного заседания & quot-. указываются лишь решение судьи о назначении судебного заседания, мотивы принятого судьей решения, лицо, обвиняемое по делу, уголовный закон. Подлежащий применению, решение о мере пресечения, а также решения по ходатайствам, заявлениям и вопросам, перечисленным в ч.2 ст. 231 УПК РФ (вопросы, связанные с подготовкой судебного заседания). Иначе говоря, уголовно-процессуальной функции правосудия еще нет, все такие действия и решения находятся за пределами правосудия& quot- [11].
Однако, как говорилось выше, в данной стадии дело может быть разрешено по существу (например, прекращено, согласно ст. 239 УПК РФ), что не может быть отнесено ни к какой другой функции суда, кроме правосудия (аналогично, как и в случае, если такое решение было принято в стадии судебного разбирательства, согласно ст. 254 УПК РФ). Но даже если судьей принято какое-то иное решение, то оно означает либо продолжение осуществления правосудия (назначение судебного заседания), либо его отложение (при возвращении дела прокурору либо его приостановлении), что также образует исключительную компетенцию суда и поэтому представляет собой осуществление правосудия
(точнее, первоначальную его стадию).
Очевидно также, что функция правосудия осуществляется и во всех последующих судебных инстанциях, а также при возобновлении дела ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, поскольку там возможна отмена или изменение приговора, что является исключительной прерогативой суда, и, следовательно, образует функцию правосудия. Не является правосудием судебное производство в стадии исполнения приговора, поскольку там приговор не отменяется и не изменяется, его законность и обоснованность не проверяются и под сомнение не ставятся, а лишь корректируется исполнение наказания.
Функция правосудия не является единственной, наряду с ней суд осуществляет в уголовном судопроизводстве некоторые иные функции [12], имеющие важное значение для достижения уголовным процессом, предусмотренных законом целей.
Все эти функции могут быть разделены на две категории — выполняемые в процессе осуществления основной функции — правосудия, в рамках той же процедуры (процессуально совмещенные) и реализуемые отдельно, в ином процессуальном порядке (процессуально разделенные).
К процессуально-разделенным функциям в литературе чаще всего относят функцию судебного контроля [13].
Трактовки содержания этой функции в науке различаются, однако большинство авторов едины в том, что выделяют и разграничивают две его формы: перспективный (предварительный) судебный контроль и ретроспективный (последующий) [14].
Кроме этих двух форм иногда еще выделяется контроль вышестоящих судебных инстанций [15], а некоторыми авторами — также корректирующий контроль — при разрешении процессуально-правовых вопросов в стадии исполнения приговора [16]. Однако можно ли считать эти формы самостоятельными судебными функциями?
Что касается контроля вышестоящих судебных инстанций, то этот вопрос решается, по нашему мнению, предельно просто. Такой контроль является одним из проявлений функции правосудия (или какой-то другой функции, выполняемой судом первой инстанции, о которых речь пойдет ниже). Для любой судебной функции не имеет значения, какой инстанцией она выполняется. И рассмотрение уголовного дела в апелляционном, кассационном или надзорном порядке, как было показано выше, является не
чем иным, как осуществлением правосудия. И нет никаких оснований выделять такую деятельность в самостоятельную функцию.
Каково же содержание перспективного и ретроспективного судебного контроля, и в рамках каких функций суда в уголовном судопроизводстве он осуществляются?
Перспективным (предварительным) судебным контролем чаще всего именуется такая деятельность, когда суд в ходе досудебного производства принимает решения об избрании некоторых мер пресечения, а также применении ряда других мер процессуального принуждения и проведении следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан (ст. 29, 165 и др. УПК РФ).
К такому контролю, согласно УПК РФ, можно отнести принятие судом решений по следующим вопросам:
о производстве некоторых следственных действий, наиболее остро затрагивающих конституционные права личности — обыска и (или) выемки в жилище, наложение ареста на корреспонденцию и др., проводимых только по судебному решению (ст. 29 УПК РФ) —
об избрании мер пресечения или иных мер процессуального принуждения, допускаемых только по решению суда (ст. 29 УПК РФ) —
о возбуждении уголовного дела либо о привлечении в качестве обвиняемого в отношении некоторых категорий лиц, а также об избрании в отношении их мер пресечения и производстве отдельных следственных действий (глава 52 УПК РФ).
Таким образом, действующее законодательство позволяет утверждать, что такая функция суда действительно существует. Она осуществляется в установленном законом порядке (ст. ст. 108, 165, 448, 450 УПК РФ) и обладает всеми другими признаками функции. Однако можно ли считать эту функцию контрольной?
Представляется, что нет. Во-первых, такое ее наименование противоречит этимологическому значению слова & quot-контроль"- в русском языке. Контроль за какой-то деятельностью может осуществляться только в процессе ее производства или после завершения [17]. Дача предварительного разрешения на что-то — это деятельность разрешительная, а не контрольная. Контролем будет проверка исполнения такого разрешения, то есть, опять же последующая, а не предварительная деятельность. И, во-вторых, эта функция, как будет по-казано ниже, принципиально отличается от ретроспективного (последующего) контроля и объединять их в одну
163
УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО функцию было бы неверно. В связи с этим представляется более удачным другое наименование данной функции, применяемое в литературе — судебное санкционирование [18].
Другая форма — ретроспективный (последующий) контроль представляет собой проверку судом законности и обоснованности вынесенных решений и произведенных действий следователя (дознавателя).
Ретроспективный (последующий) судебный контроль на досудебном производстве выражается: в судебном порядке рассмотрения жалоб участников процесса, а также иных лиц на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ст. 125 УПК РФ) — в проверке законности произведенных неотложных следственных действий, а также решении вопроса о недопустимости полученных с процессуальным нарушением доказательств (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).
В отличие от судебного санкционирования, эта функция является действительно контрольной. В данном случае суд производит проверку определенной деятельности, которая уже осуществляется или даже завершилась, а не дает разрешение на совершение каких-то действий в будущем. А именно проверка, как указывалось выше, составляет содержание контроля. По ее результатам суд может признать незаконным обжалуемое решение или оставить его в силе. Кроме того, такая проверка осуществляется в определенном процессуальном порядке, установленном специально для такой деятельности (ст. 125 УПК РФ). В связи с этим, представляется, что имеются все основания для выделения такого рода деятельности в отдельную, самостоятельную функцию суда.
Иное содержание имеет корректирующая функция суда.
Она представляет собой рассмотрение судом вопросов, связанных с исполнением приговора. В этой стадии суд может принять различные решения, корректирующие исполнение приговора
— об отсрочке такого исполнения, о полном или частичном освобождении от отбывания наказания и др. (глава 47 УПК).
В связи с этим возникает два вопроса. Первый
— не является ли эта функция осуществление правосудия? Представляется, что она не может быть признана правосудием по следующим причинам.
Во-первых, она осуществляется после того, как правосудие уже завершено. Приговор судом уже
вынесен и вступил в законную силу.
Во-вторых, в данной стадии законность и обоснованность приговора под сомнение не ставится и не проверяется. При любом решении, даже при полном освобождении осужденного от наказания, приговор остается законным и обоснованным, корректируется только процесс его исполнения.
И, в-третьих, эта функция, в отличие от правосудия, не является исключительной прерогативой судебной власти- такая корректировка (полное или частичное освобождение от отбывания наказания) может осуществляться и другими органами и должностными лицами — представителями иных ветвей государственной власти (актами амнистии или помилования).
Второй вопрос, касающийся данной функции, является ли она контрольной [19]. Представляется, что — нет, по той же причине, по какой не является контрольной функция судебного санкционирования — никакие решения в ходе ее осуществления не проверяются и не отменяются.
К этому можно добавить, что законом регламентирован процессуальный порядок рассмотрения судом вопросов, связанных с исполнением приговора, установлена отдельная, самостоятельная процедура (ст. 399 УПК РФ).
В связи с этим, налицо все основания для признания такой деятельности суда одной из его функций — корректирующей функцией.
К указанной функции также может быть отнесена деятельность суда по корректировке принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних (отмена этой меры в случае систематического ее неисполнения несовершеннолетним, продление срока пребывания несовершеннолетнего осужденного в специальном учебно-воспитательном учреждении и др. — ст. 427,432 УПК РФ), а также по прекращению, изменению и продлению применения принудительной меры медицинского характера (ст. 445 УПК РФ). Отличие только в том, что в данном случае корректируется исполнение не приговора, а иного судебного решения и исполнение не уголовного наказания, а других мер принудительного или воспитательного характера. Однако для данной функции это принципиального значения не имеет.
Таким образом, к первой категории функций суда — выполняемых в рамках отдельной, самостоятельной процессуальной процедуры -относятся ретроспективный (последующий) контроль (контрольная функция), судебное санкционирование и корректирующая функция. Представляется неоправданным объединение их
в одну — контрольную — функцию ввиду принципиальных различий между ними, и, тем более смешение их с функцией правосудия.
Контрольная функция суда и судебное санкционирование относятся к категории побочных, то есть, выполняемых наряду с основной функцией и независимых от нее, а корректирующая является сменяющей, осуществляемой после завершения основной функции.
Разновидностью сменяющей функции является деятельность суда по реабилитации подсудимого (реабилитационная функция). Само по себе признание права лица на реабилитацию самостоятельной судебной функции не образует. Такое решение принимается при постановлении приговора и фиксируется в нем же, наряду с другими разрешаемыми судом вопросами (или в другом решении суда — постановлении или определении, которым завершается производство по делу — ч.1 ст. 134 УПК РФ). То есть, такое решение является элементом функции правосудия. Самостоятельной функцией, как отдельным видом процессуальной деятельности, является рассмотрение судом требования реабилитированного о возмещении ему имущественного вреда. Такое рассмотрение не может считаться правосудием, поскольку осуществляется уже после его завершения и в рамках отдельной процессуальной процедуры -в порядке, установленном статьей 399 УПК для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ч.5 ст. 135 УПК). То есть, такую деятельность суда следует считать самостоятельной функцией, являющееся разновидностью сменяющей функции.
Рассмотрим теперь вторую категорию функций суда — выполняемых в процессе осуществления правосудия, параллельно с ним, в рамках той же процессуальной процедуры. К ним относится, прежде всего, функция охраны прав и свобод человека и гражданина. Эта функция является сквозной (комплексной), то есть, выполняется в процессе осуществления всех других функций. Естественно, она осуществляется и во всех судебных стадиях, в которых дело может быть разрешено по существу, то есть, вершится правосудие. Так, в стадии судебного разбирательства практически каждое следственное или иное процессуальное действие может производиться только при условии соблюдения таких прав и свобод. Например, при допросе подсудимого он вправе пользоваться письменными заметками (ч.2 ст. 275 УПК РФ). Письменными заметками при даче показаний могут пользоваться также потерпевший и
свидетель (ст. 279 УПК РФ). Освидетельствования лица, сопровождающееся его обнажением, производится в отдельном кабинете врачом или иным специалистом (ч.2 ст. 290 УПК РФ) и т. д.
В подобных случаях указанная функция фактически сливается с функцией правосудия. Вместе с тем, в стадии судебного разбирательства проводятся различные процессуальные действия, прямо не связанные с осуществлением правосудия, а направленные исключительно на обеспечение прав участников судебного разбирательства. К ним относится, прежде всего, процедура разъяснения им их прав (ст. 267−270 УПК РФ). Можно назвать ряд прав участников, совершенно не связанных с функцией правосудия, которые также должны соблюдаться в судебных стадиях, например, право подсудимого на обжалование решения суда о продлении срока содержания под стражей (ч.4 ст. 255 УПК РФ) или о наложении судом денежного взыскания в порядке ст. 258 УПК РФ. И, наконец, суд должен, при наличии к тому оснований, принимать меры безопасности в отношении свидетелей, потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства, предусмотренные часть. 3 ст. 11 УПК РФ:
допрос свидетеля без оглашения данных о его личности и в условиях, исключающих его визуальное восприятие другими участниками процесса (ч.5 ст. 278 УПК РФ)
проведение предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193, ст. 289 УПК РФ) —
проведение закрытого судебного разбирательства полностью или частично (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).
Таким образом, указанная функция может иногда выступать & quot-в чистом виде& quot-, не сливаясь целиком с функцией правосудия. В связи с этим, представляется, что можно выделить в качестве самостоятельной функции суда, выходящей за рамки правосудия, функцию обеспечения прав участников уголовного судопроизводства. Данная функция отно-сится к категории побочных и процессуально совмещенных по выше изложенной классификации.
Следующая функция суда, осуществляемая в процессе выполнения функции правосудия -организационная. Можно выделить две ее подфункции — распорядительную и штрафную (карательную). К распорядительной относится выполнение судьей (председательствующим) его многочисленных полномочий по руководству судебным заседанием -предоставление слова участникам судебного разбирательства,
165
УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО определение очередности исследования доказательств (ч.4 ст. 274 УПК РФ) или последовательности выступлений участников прений сторон (ч.3 ст. 292 УПК РФ) и др.
Штрафная подфункция — это наложение судом взысканий за нарушение порядка в судебном заседании (ст. 258 УПК РФ).
Указанная функция относится к категории обеспечительных, то есть призванных обеспечить осуществление основной функции, создать все необходимые условия для ее успешного выполнения.
К функциям суда относится также превентивная (воспитательно-предупредительная) функция.
В литературе воспитательно-предупредительная функция уголовного процесса подробно исследована 3.3 Зинатуллиным и Т. З. Зинатуллиным, в работе которых ей посвящена отдельная глава [20]. Авторами высказан ряд интересных предложений, которые будут рассмотрены ниже. Вместе с тем, вызывает возражения чрезмерно широкая трактовка ими данной функции.
Так, по мнению авторов, вся деятельность суда & quot-. направляется на укрепление правового государства, законности и правопорядка, утверждения принципа социальной справедливости… Предупредительно-воспитательное воздействие суд оказывает всем ходом судебного разбирательства… Велико предупредительно-воспитательное воздействие судебного приговора, в котором выражается государственное признание или, напротив, непризнание подсудимого виновным во вменяемом ему преступлении& quot- [21].
Все это совершенно верно. Но отсюда вовсе не следует, что такое воздействие судебного процесса и приговора образует отдельную процессуальную функцию. Функция, по общепризнанному определению (и которое разделяют авторы [22]) — это какие-то направления, виды процессуальной деятельности. А такого отдельного направления, вида процессуальной деятельности, призванного обеспечить воспитательно-предупредительное воздействие приговора (или судебного процесса в целом) не существует. О функции можно говорить лишь применительно к каким-то конкретным процессуальным действиям (например, о вынесении судом частного определения или постановления). Что же касается опосредованного воспитательно-
предупредительного воздействия судебного процесса и приговора, то это — его цель, задача (или одна из целей), которая должна быть достигнута, но никак не процессуальная функция.
В содержании превентивной функции можно
выделить две ее подфункции — воспитательную и предупредительную.
Воспитательная функция суда выражается в системе процессуальных действий, обеспечивающих должный уровень уважения граждан к правосудию, законам, судебной власти и т. д. Прежде всего, она проявляется в строгом соблюдении судом ряда т.н. & quot-ритуальных"- процедур, направленных на указанные цели и образующих регламент судебного заседания:
при входе судей все присутствующие в зале судебного заседания встают (ч.1 ст. 257 УПК РФ) —
все участники судебного разбирательства обращаются к суду, дают показания и делают заявления стоя (ч.2 ст. 257 УПК РФ) —
участники судебного разбирательства, а также иные лица, присутствующие в зале судебного заседания, обращаются к суду со словами & quot-Уважаемый суд& quot-, а к судье — & quot-Ваша честь& quot- (ч.3 ст. 257 УПК РФ) —
все присутствующие в зале судебного заседания выслушивают приговор стоя (ч.1 ст. 310 УПК РФ).
Другим проявлением воспитательной функции суда является совершение судом процессуальных действий, направленных на исключение негативного воздействия отдельных аспектов судебного разбирательства на несовершеннолетних подсудимых. Согласно ч.1 ст. 429 УПК РФ, по ходатайству стороны, а также по собственной инициативе суд вправе принять решение об удалении несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, которые могут оказать на него отрицательное воздействие.
Применительно к предупредительной функции закон предусматривает лишь одну форму ее реализации судом — вынесение частного определения или постановления (ч.4 ст. 29 УПК РФ). Основаниями его вынесения является выявление судом обстоятельств, способствующих совершению преступления, а также фактов нарушения прав и свобод граждан и других нарушений закона, допущенных при производстве предварительного расследования или при рассмотрении дела нижестоящим судом. Таким образом, в предмет частного определения (постановления) входят, во-первых, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и, во-вторых, нарушения, допущенные ранее при производстве по данному делу. И назначение данного документа двоякое -предотвращение совершения новых преступлений и недопущение впредь нарушений при производстве по другим делам. И в том, и в другом случае судом выполняется предупредительная (превентивная) функция.
Перечень оснований вынесения частного определения (постановления) не является исчерпывающим. Суд вправе, если сочтет это нужным, вынести частное определение (постановление) и в каких-то иных случаях (ч.4 ст. 29 УПК РФ), например, в случае нарушений прав и свобод граждан, допущенных иными органами (организациями) или должностными лицами.
Вместе с тем, регламентация данного вопроса в УПК РФ далеко не полная. Прежде всего, не определены форма и содержание этого документа. На это обращают внимание 3.3 Зинатуллин и Т. З. Зинатуллин. Авторы высказывают по этому поводу конкретные предложения. По их мнению, частное определение (постановление) есть обычный процессуаль-ный документ, поэтому его содержание & quot-… должно иметь вводную, описательную и резолютивную части. Во вводной части должно указываться не только то, по какому уголовному делу оно выполнено, но, главным образом, кому адресовано. В описательной части излагаются обстоятельства дела, приводятся доказательства, свидетельствующие о наличии тех или иных причин и условий, способствовавших совершению преступления. В резолютивной части должны быть приведены рекомендации по устранению таких причин и условий, определенный для этого срок и предписание адресатам дать ответ о принятых мерах. "- [23].
Мы полностью разделяем указанное мнение и полагаем изложить ч. 4 ст. 29 УПК РФ в следующей редакции: & quot-Если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором указывается: по какому делу оно вынесено- кому оно адресовано- излагаются обстоятельства дела, приводятся доказательства, свидетельствующие о наличии тех или иных причин и условий, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также других нарушений закона.
В резолютивной части частного постановления или определения должны быть приведены рекомендации по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также других нарушений закона, указан определенный для этого срок и предписание адресатам дать ответ о принятых мерах.
УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым& quot-.
Завершает рассматриваемую систему такая функция как принятие мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества. К этой функции, на наш взгляд, может быть отнесено только наложение ареста на имущество в порядке ст. ст. 115,116 УПК РФ. Разрешение гражданского иска в приговоре самостоятельной функции не образует, а является составной частью основной функции суда -правосудия.
1. В этих, а также во многих других работах речь идет о функциях судебной власти, а не суда. Однако, по существу, это одно и то же. Единственным носителем судебной власти является суд, и поэтому функции судебной власти являются одновременно и функциями суда.
2. См., например, Гуценко К. Ф., Ковалев М. А. Правоохранительные органы. М., 2005, С. 48, 71- Правоохранительные органы. Учебник. Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. М., 2005, С. 45−46- Правоохранительные органы. Учебник. Под ред. Ю. К. Орлова. М, 2010, С. 43−46.
3. См., например: Азаров В. А., Таричко И. Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004, С. 10−13- Зинатуллин З. З., Абашеева Ф. А. Правосудие по уго Юстиция. 2008, № 12, С. 67−69.
4. Михайловская И. Б. Судебная власть.М., 2003, С. 23.
5. См., например: Лебедев В. М. Судебная власть на защите конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность в уголовном процессе. Автореф. канд. дисс., М., 1998, С. 5,9- Гуськова А. П. О спорных вопросах российского правосудия. Российский судья. 2001, № 3, С. 69- Дикарев И. С. Правосудие и судебный контроль в уголовном процессе. Государство и право. 2008, № 2, С. 45−51.
6. Петрухин И. Л. Судебная власть: контроль за расследованием преступлений. М., 2008, С. 131−132.
7. Лазарева В. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Самара, 2000, С. 53.
8. Кальницкий В. В. Судебное заседание в досудебном производстве по уголовным делам. Омск, 2009, С. 8.
167
9. Такой аргумент в пользу рассматриваемой концепции высказан Ю. К. Орловым (Правоохранительные органы. Учебник. Под ред. Ю. К. Орлова. М, 2010, С. 46).
10. Правоохранительные органы. Учебник. Под ред. Ю. К. Орлова. М., 2010, С. 46.
11. Зинатуллин З. З., Зинатуллин Т. З. Уголовно-процессуальные функции, С. 168−169.
12. Следует оговориться, что многие функции судебной власти, выделяемые в литературе (конституционный контроль, дача разъяснений по вопросам судебной практики и др. см., например: Гуценко К. Ф., Ковалев М. А. Правоохранительные органы. Учебник. М., 2005, с. 48), выходят за рамки уголовно-процессуальной деятельности и поэтому здесь не рассматриваются.
13. Как указывалось выше, многие авторы относят такой контроль к функции правосудия. Подробней это вопрос рассмотрен в предыдущей главе.
14. См., например: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник, под ред.П. А. Лупинской.М., 2009, с. 106−108.
15. Колоколов H.A. Оперативно-судебный
контроль в уголовном процессе. М., 2008. С. 13−15.
16. Воскобитова Л. А. Механизм реализации судебной власти посредством уголовного судопроизводства. Автореф. докт. дисс, М., 2004, С. 14.
17. Контроль — это & quot-проверка, а также наблюдение с целью проверки& quot- (Ожегов С. И. Словарь русского языка. М, 1986, с. 251).
18. См., например: Петрухин И. Л. Судебная власть: контроль за расследованием преступлений. М., 2008, с. 31- Правоохранительные органы. Учебник, под ред. Ю. К. Орлова, М, 2010, с. 45.
19. В литературе она иногда называется & quot-судебный контроль в стадии исполнения приговора& quot- (Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник, под ред.П. А. Лупинской.М., 2009, С. 108−109).
20. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т. З. Уголовно-процессуальные функции. Ижевск, 2002, С. 177−188.
21. Там же, С. 184−185.
22. Там же, С. 11.
23. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т. З. Указ. соч., С. 182.
168

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой