Радиовещание Хакасии в условиях военного времени (1941-1945 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Костякова Ю. Б.
РАДИОВЕЩАНИЕ ХАКАСИИ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ (1941−1945 гг.)
В Хакасии, имевшей в советский период статус автономной области в составе Красноярского края, становление местного радио пришлось на 30-е гг. ХХ столетия. Большую роль в развитии системы массового радиовещания сыграл областной радиокомитет (далее — ОблРК), созданный в 1935 г. Благодаря организации радиовещания на хакасском языке, доступ к информации получили представители коренного народа, многие из которых не знали русского языка или владели им в недостаточной мере.
С началом Великой Отечественной войны в работе местного радиовещания произошли значительные изменения, которые, в первую очередь, отразились на условиях, режиме работы, кадровом составе областного радиокомитета, содержании его радиопередач. В первые военные месяцы в Хакасии, как и по всей стране, наблюдалось значительное сокращение системы массового радиовещания, которое было вызвано, прежде всего, вводимым в стране режимом экономии. Так, согласно распоряжению Всесоюзного радиокомитета № 15/94 от 28 августа 1941 г. Хакасскому радиокомитету, в частности, предлагалось сократить почти на 50% собственные штаты и расходы по низовому вещанию, уменьшить количество радиоузлов практически вдвое [5, л. 21].
Местное вещание прекращалось и по другим причинам, в частности, из-за дефицита горючего для электростанций. Большая часть радиотрансляционных узлов в Хакасии снабжалась электричеством от собственных энергобаз, потреблявших ежемесячно до 1,5 тонны горючего каждая [6, л. 18]. Такие траты энергоносителей в военное время были недопустимы.
Часть радиоузлов прекратило работу из-за отсутствия запасных частей к аппаратуре [3, с. 371], возможностей для дополнительной радиофикации населенных пунктов не имелось, поскольку торговая сеть плохо снабжала репродукторами. Для решения данной проблемы руководство области шло, подчас, на крайние меры: так, в августе 1944 г. Хакасский обком партии распорядился изъять у жителей городов Абакана и Черногорска в общей сложности 60 репродук-
торов с последующей компенсацией их стоимости владельцам. Полученные таким образом громкоговорители предполагалось «установить в колхозах области, не имеющих репродукторов» [9, л. 318].
Сокращение радиосети происходило и в результате реквизиции радиоприемников, которые граждане в обязательном порядке сдавали на государственное хранение. Это было сделано для полной централизации и ужесточения цензуры информационных потоков в условиях военного времени, для устранения любой возможности получения какой-либо информации помимо той, которую сообщало Всесоюзное радио [13, с. 73]. Часть техники после получения соответствующего разрешения местных органов НКВД была возвращена владельцам, в основном, организациям, для оборудования мест коллективного радиослушания.
Историк Ф. А. Лукинский считает, что коллективное прослушивание радиопередач в Сибири, как особая форма культурно-просветительной работы, получило распространение именно в годы Великой Отечественной войны, и было обусловлено специфическими условиями военного времени [3, с. 370]. Анализ архивных документов позволяет сделать вывод, что такая форма в Хакасии практиковалась и ранее, но в годы войны стала использоваться гораздо шире. Уже 16 июля 1941 г. председатель Хакасского областного радиокомитета М. П. Дербенев докладывал в обком партии, что «коллективным слушанием было охвачено около 35 тыс. человек» [5, л. 18]. Автор предполагает, что эта цифра может быть выше за счет неформального группового радиослушания, когда, например, вокруг уличного громкоговорителя во время передачи сводок Совинформбюро стихийно собиралась толпа, или соседи приходили на квартиру, в которой была установлена индивидуальная радиоточка.
Коллективный способ получения информации в военное время был широко распространен, что подтверждают, например, фоторепортажи, опубликованные в областной газете «Советская Хакасия» с типовыми подписями «Колхозники (работницы, школьники) слушают сводки Совинформбюро». Такое восприятие сведений в группе, по мнению автора, позволяло аккумулировать эмоции и направлять их в идеологически «правильное» русло, поскольку радиослушание новостей нередко предварялось собранием трудового коллектива, где подводились итоги, делались объявления, распоряжения и т. д. По окончании передачи обсуждение информации заменялось выступлением формального лидера общественного мнения (руководителя предприятия или колхоза, председателя профсоюзной организации, представителя партийных органов и т. д.). Итогом становилось при-
нятие резолюции, решения, а иногда и проведение митинга. Журналисты и внештатные корреспонденты местных СМИ нередко использовали такие мероприятия для сбора информации или в целом как информационный повод для создания заметки. Так, например, после выступления И. В. Сталина 3 июля 1941 г. областное радио выдало в эфир более 65 материалов о проходивших во всех районах митингах, выступлениях граждан, решениях трудовых коллективов, а также «патриотические письма отдельных товарищей» [5, л. 19].
Причину популярности коллективного радиослушания автор видит и в том, что оно позволяло в какой-то мере минимизировать негативный эффект сообщений с фронта, особенно в первые годы войны, поскольку люди имели возможность общаться, обмениваться мнениями, эмоциями, психологически поддерживать друг друга. В итоге создавалось ощущение единства, взаимопомощи, сохранялась надежда на то, что человек в своем горе не останется одиноким. Также широкое распространение коллективного слушания радиопрограмм в военные годы, по мнению автора, было обусловлено общим сокращением источников информации при резко возросших информационных потребностях граждан.
В СССР в довоенный период главная роль в информировании населения традиционно отводилась низовой печати, т. е. районным и городским газетам, которые могли донести сообщения практически до каждого жителя региона. Но из-за недостатка кадров, бумаги и средств в 1941—1942 гг. несколько раз сокращался тираж, объем и периодичность печатных изданий Хакасии. Такие мероприятия, имевшие место по всей стране, могли вызвать информационный «голод» среди населения и ослабление идеологического влияния партии на массы, что в условиях войны привело бы к катастрофическим последствиям. Чтобы не допустить этого, в 1943 г. было принято решение о восстановлении местной радиосети не только на разрушенных врагом территориях, но и по всей стране.
В постановлении ЦК ВКП (б) «О районном местном радиовещании» парторганизациям различных уровней предлагалось «организовать передачу по радио, по телефонным проводам в сельсоветы и колхозы каждого очередного номера районной газеты», а также политических новостей, сводок Совинформбюро и материалов из жизни района [4, с. 418−419]. Это партийное постановление подкреплялось соответствующими решениями Совнаркома СССР и Всесоюзного радиокомитета. На основании этих документов исполком Хакасского областного совета и бюро обкома ВКП (б) 8 августа 1943 г. приняли совместное решение об организации 11 редакций местного вещания — 9 в райцентрах и 2 на предприяти-
ях [7, л. 146]. Проблема с подбором кадров решалась за счет привлечения корреспондентов и редакторов районных газет, объем работы которых был сокращен из-за уменьшения формата и периодичности местных печатных изданий. Однако такая практика себя не оправдала — в радиоузлах, где вещанием занимались газетные журналисты, было зафиксировано более всего срывов передач и проявлений «безответственности со стороны уполномоченных» [10, л. 23]. Сложная ситуация с обеспечением нормального функционирования радиоузлов в районах сохранялась до конца войны, пока не появилась возможность сформировать из числа демобилизованных фронтовиков работоспособный коллектив радиоуполномоченных низового вещания.
Большие трудности испытывал и областной радиокомитет, местным журналистам проходилось работать в экстремальных условиях, о чем свидетельствуют тексты докладных записок, направленных в обком партии. Например, в 1942 г. председатель Хакасского ОблРК М. П. Дербенев, объясняя срывы радиопередач, ссылался на то, что радиостудия отапливается плохо, дикторам «приходится работать при пяти, максимум семи градусах тепла» и даже при нулевой температуре [6, л. 14].
Также серьезной проблемой являлся острейший дефицит квалифицированных кадров: при сохранении довоенного объема вещания штат радиокомитета был сокращен почти вдвое. Чтобы решить кадровый вопрос, в ОблРК внедрялось массовое совмещение профессий: уборщица-сторож, переводчик-диктор и т. д., а также выполнение сотрудниками дополнительных служебных обязанностей, вменяемых в приказном порядке. Так, например, в обязанности сотрудников радиокомитета входили прием и запись сообщений ТАСС, передаваемых ночью по радио и предназначенных для публикации в СМИ. Как вспоминает ветеран-радиожурналист А. К. Килижекова-Кокова, ответственность за выполнение такого поручения была настолько высокой, что подобную работу доверяли только членам ВКП (б)1.
Можно отметить и такое явление, как быстрый «карьерный рост» (например, из диктора или певицы — в редакторы последних известий), который был обусловлен не повышением профессионального мастерства, а вынужденной необходимостью, поскольку наиболее профессионально подготовленных работников радиокомитет лишила массовая мобилизация. В книге приказов Хакасского
1 Из личной беседы автора с Килижековой-Коковой Анной Константиновной, 1920 г. р., записанной 15 января 2006 г. в г. Абакане. — Ю.К.
ОблРК с июня 1941 по май 1945 г. имеются сведения о 17 сотрудниках, призванных в армию [1]. Из них обратно на радио вернулись только трое. Поэтому в отдельные периоды до 80% штата ОблРК составляли представительницы слабого пола, на плечи которых легла основная нагрузка.
Несмотря на значительное сокращение кадров, объем вещания местного радио остался на довоенном уровне — 2,5 часа в день, также сохранилось прежним соотношение программ на русском и хакасском языке — 65 и 35%, соответственно.
Интересным является тот факт, что в Хакасии, в отличие от большинства других регионов, не были закрыты редакции художественного и детского вещания. Более того, в августе 1941 г. при Хакасском обкоме ВЛКСМ была создана группа комсомольско-молодежного радиовещания, в состав которой вошли молодые сотрудники областного радиокомитета А. Тишков, А. Кокова, В. Балаганская [11, л. 172]. С августа 1942 г. — впервые с момента организации ОблРК — в эфир Хакасии стали выходить еженедельные двадцатиминутные передачи для молодежи. Создание молодежного вещания в тот период, когда повсеместно шло сокращение штатов и вещания, можно объяснить тем, что во время войны основной трудовой силой в тылу стала именно молодежь. В эту категорию были включены и рано повзрослевшие дети, которые вместо учебы были вынуждены идти работать на производство, в сельское хозяйство, чтобы обеспечить «прожиточный минимум» своим семьям.
Предполагалось, что адресность передач, предназначенных для целевой аудитории, повысит эффективность восприятия информации, вызовет живой отклик у молодых слушателей. На деле же, по мнению автора, этого не произошло. Ответственность за снабжение редакции «материалами с мест» и «выступающими у микрофона» была возложена на сотрудников райкомов и горкомов комсомола [12, л. 111]. В связи с загруженностью последних, руководящие комсомольские работники у микрофона не выступали, заметки с мест не поступали, свой постоянный авторский актив редакцией создан не был. В итоге, молодежные программы по стилю подачи информации, стилистике, содержанию, жанру материалов («хроникальная заметка») мало чем отличались от передач основного вещания, в частности, от «Последних известий» [8, л. 29].
Провести подробный анализ содержания передач не представляется возможным, поскольку в государственных и ведомственных архивах Хакасии и Красноярского края не сохранились тексты радиоматериалов Хакасского ОблРК
советского периода. Поэтому основными источниками в ходе исследования рассматриваемого в статье вопроса служили постановления и решения бюро Хакасского обкома партии, докладные записки председателей областного и краевого радиокомитетов, планы вещания, рецензии на передачи, воспоминания ветеранов местного радио и Книги приказов радиокомитета.
В установленный Всесоюзным радиокомитетом и обязательный для всех советских радиостанций минимум передач входили сообщения Совинформбю-ро, передовая статья «Правды» и «Последние известия» [2, с. 178]. Также в выпусках военного времени присутствовала и прежняя довоенная тематика — вопросы сельского хозяйства, промышленности, партийно-комсомольской жизни, культуры и т. п. В то же время изменилась подача информации, другим стало соотношение политического и художественного вещания: если раньше в местном радиоэфире оно составляло 60 и 40%, то с началом войны — 75 и 25%. Это было вызвано не только директивными установками вышестоящих организаций, но и тем, что слушатели стали предъявлять другие требования к радиопередачам: самыми востребованными были сводки с фронтов, рассказы о том, как воюют земляки, сообщения о трудовых успехах и починах в советском тылу. В планах вещания заметным было сокращение количества материалов о партийнокомсомольской жизни, агитации и пропаганде, которые в мирный период занимали одно из главных мест в «Последних известиях». Появились и новые темы -отправка подарков и теплых вещей бойцам-фронтовикам, сбор средств в фонд обороны, военный заем, рубрика «Письма с фронта и на фронт».
Образцом для местного радиокомитета служили передачи Всесоюзного радио, которые определяли основное направление и задачи: крепить единство фронта и тыла, воспитывать патриотизм, сплачивать народ перед лицом великой опасности, пропагандировать лучшие образцы трудового и боевого героизма людей, свидетельства мужества советских людей. Следуя традициям прессы военных лет, на радио также появились сатирические программы — «Дед Влас» и «Не в бровь, а в глаз», пользовавшиеся популярностью. Однако самыми слушаемыми во время войны были передачи Совинформбюро.
Жанровая палитра радиоматериалов не претерпела серьезных изменений: как и в довоенный период, в местном эфире, в основном, присутствовали заметки (новости), читаемые диктором статьи, взятые из центральных, краевых или областных газет. Из-за отсутствия звукозаписывающей техники репортажи и интервью создавались журналистами также в виде текстовых материалов, без исполь-
зования документальных записей (голос собеседника, шумы, фоны, звуковые эффекты). «Живые» выступления в студии у микрофона были редкими, под «выступлением» нередко подразумевался доклад, подготовленный партийным руководителем, отредактированный корреспондентом и зачитанный диктором.
Можно признать справедливой критику председателя Красноярского краевого радиокомитета А. Вескер, которая в 1944 г. в своей рецензии указывала на основные недостатки передач Хакасского ОблРК: скудость форм и приемов подачи информации, шаблонность построения сообщений, что особенно заметно в «Последних известиях» («стахановским трудом», «полным ходом» и т. д.). Передачи на хакасском языке не были оригинальными и зачастую являлись переводами новостей и материалов русской редакции. В качестве основной причины таких явлений рецензент называла низкий уровень требовательности журналистов к своей работе, отсутствие должного политически-грамотного руководства со стороны председателя ОблРК, а также крайне слабую работу с авторским активом [8, л. 29−33].
Действительно, привлечение к сотрудничеству рабочих и сельских корреспондентов (рабселькоров) в СССР рассматривалось как одна из основных форм организационно-массовой работы СМИ. Но корреспондирование на радио не имело массового характера, в частности, из-за того, что непрофессиональные авторы в большинство случаев не могли учитывать специфику радиоматериалов, особые требования к стилю, лексике и построению радиотекстов.
В начале войны ситуация изменилась кардинально: только за первые месяцы в радиоредакцию пришло несколько сот посланий — «красноармейцам от сестер, братьев, родителей, жен и др.» [5, л. 18]. Однако в дальнейшем, когда ожидания скорой победы над врагом не оправдались, поток патриотических писем на радио сократился в разы. Тем не менее, в программе ОблРК присутствовала рубрика «Письма на фронт и с фронта» — по примеру аналогичной, созданной на Всесоюзном радио и в газетах. О стилистике и содержании этих программ можно судить, в частности, по материалам, опубликованным в местной прессе, поскольку авторы нередко адресовали свои послания сразу в оба СМИ или брали в качестве образца письма, публикуемые в газете «Советская Хакасия», краевых и центральных изданиях. Специфика местных передач заключалась в том, что подобное общение-переписка" между согражданами и родственниками с помощью радиоэфира было заочным, так как передачи местной вещательной организации по территории распространения были региональными.
Автор считает, что отсутствие оригинальности местных передач можно объяснить ужесточением политического контроля за содержанием материалов и деятельностью СМИ. Во время войны к трем уже имевшимся звеньям контроля (завотделом, председатель ОблРК, ЛИТО) добавилось еще одно — все тексты, согласно требований приказа председателя областного радиокомитета от 16 февраля 1942 г. № 12, должны были визироваться у секретаря обкома партии [1]. В этой инстанции многие сюжеты «выбраковывались», но главной причиной снятия с их эфира была «неудовлетворительная литературная обработка материала» [8, л. 34]. Однако, чтобы избежать обвинений с «политической» подоплекой, журналисты предпочитали использовать готовые шаблоны сюжетов и текстов, заполняя их «местными» фактами, фамилиями и цифрами. По той же причине большая часть программ национального вещания являлась «калькой» русскоязычных СМИ, что позволяло авторам-переводчикам ограничивать нарекания в свой адрес критикой за низкое качество перевода.
Вместе с тем, материальные и технические трудности в работе областного радиокомитета и его сотрудников, острая нехватка квалифицированных кадров, жесткая цензура не помешали дальнейшему развитию местного радиовещания. Война вызвала к жизни новые формы общения с аудиторией, что нашло свое отражение в материалах рубрики «Письма на фронт и с фронта». В сложных условиях военного времени местное радио транслировало собственные передачи, рассказывало о событиях на фронтах и в тылу, знакомило с земляками — героями войны и труда, пропагандировало новые начинания, почины, достижения и подвиги.
Подводя итог, необходимо отметить, что Великая Отечественная война привела к заметным изменениям в кадровом составе Хакасского областного радиокомитета, условиях работы радиожурналистов, содержании программ. Радиовещание в регионе во время войны оставалось наиболее эффективным из средств массовой информации по силе воздействия на слушателей, хотя уступало газетам по массовости охвата аудитории.
* * *
1. Архив ГТРК РХ (Архив Государственной телерадиокомпании «Хакасия»). Книга приказов областного радиокомитета.
2. ГуревичП.С., РужниковВ.Н. Советское радиовещание. М.: Искусство, 1976. 382 с.
3. Лукинский Ф. А. Культурно-просветительная работа в Сибири и на Дальнем Востоке накануне и в годы Великой Отечественной войны (1937−1945 гг.) // Вопросы истории социально-
экономической и культурной жизни Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск: Изд-во «Наука», 1968. С. 354−374.
4. О районном местном радиовещании: постановление ЦК ВКП (б) от 3 июня 1943 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1985. Т. 7.
5. ОДНИ Г АРХ (Отдел документации новейшей истории Г осударственного архива Республики Хакасии). Ф. 2. Оп. 1. Д. 820.
6. ОДНИ ГАРХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 884.
7. ОДНИ ГАРХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 942.
8. ОДНИ ГАРХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 980.
9. ОДНИ ГАРХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 1030.
10. ОДНИ ГАРХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 1156.
11. ОДНИ ГАРХ. Ф. 12. Оп. 10. Д. 3.
12. ОДНИ ГАРХ. Ф. 12. Оп. 11. Д. 4.
13. Шерель А. А. Аудиокультура XX века. История, эстетические закономерности, особенности
влияния на аудиторию: Очерки. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 576 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой