Р. А. Фадеев о революции и проблемах гражданского общества в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Р.А. ФАДЕЕВ О РЕВОЛЮЦИИ И ПРОБЛЕМАХ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ
КРЫМОВ Андрей Владимирович
Аннотация. Статья посвящена изучению политико-правовых взглядов русского мыслителя Р. А. Фадеева (1824−1883), видного представителя отечественного консерватизма. В своих публицистических статьях и книгах он оставил интересные размышления о причинах предреволюционного раскола в российском обществе и социальных истоках революционного движения в Европе. Идеи Р. А. Фадеева актуальны и в настоящее время, так как заставляют задуматься о наиболее эффективных средствах контроля гражданским обществом государственного аппарата в целях устранения опасности его бюрократизации и выхода за пределы предоставленных полномочий.
Annotation. The given article is devoted to the study of political and legal ideas of the Russian thinker, R.A. Fadeev (1824−1883), one of the prominent members of the Russian Conservatism. In his journalistic articles and books he has left interesting reflections on the causes of the pre-revolutionary split in the Russian society and social origins of the revolutionary movement in Europe. Fadeev'-s ideas are relevant nowadays as they make us think about the most effective control means of the civil society over the state machinery in order to eliminate the danger of its bureaucratization and going beyond the granted powers.
Ключевые слова: русский консерватизм, либерализм, гражданское общество, самобытность государственного развития, революция.
Keywords: Russian Conservatism, liberalism, civil society, originality of the state development, revolution.
На первый взгляд целесообразность обращения к трудам отечественных консерваторов сегодня может быть поставлена под сомнение: история русской монархии завершилась бесчеловечным расстрелом в подвале дома Ипатьева, Российская империя перестала существовать. Основные идеи, обеспечивавшие существование русского консерватизма, казалось бы, опровергнуты историческим развитием, победу одержали противники охранителей. Тем не менее, даже сегодня исследование отечественной охранительной идеологии остается актуальным, так как проблема культурного самоопределения России полностью еще не решена, и для общества по-прежнему остаются возможными несколько вариантов развития: «Русский консерватизм, получивший широкое распространение в начале XIX века, как политическая идеология и система фундаментальных социально-культурных ценностей ориентируется на сохранение и поддержание исторически сформировавшихся форм государственной и общественной жизни, в первую очередь морально-правовых ее оснований, воплощенных в национальной культуре, законах, религии, браке, семье, собственности"1.
1 Голиков А. К. Русский консерватизм XIX — начала XX века в контексте западноевропейского консерватизма // ПОЛИТЭКС. Политическая экспертиза. 2006. Т. 2. № 1. С. 300.
Изучая сочинения выдающихся российских консерваторов даже «спокойного» (по сравнению с последовавшим) XIX в. (империя обладает и блеском, и мощью- монархии, на первый взгляд, ничего не угрожает), сложно не заметить постоянных предупреждений и указаний на ошибки правительственной политики, в изобилии встречающихся в трудах М. Н. Каткова, К. Н. Леонтьева, князя В. П. Мещерского, К. П. Победоносцева, Л. А. Тихомирова и др. После прочтения уже не покидает ощущение, что предостережения оказались не услышанными во властных сферах, а катастрофы можно было бы избежать. Обращает на себя внимание и еще один факт: несмотря на наличие мощной и влиятельной «партии» охранителей, политика последних русских императоров (за исключением Александра III) не была консервативной.
В одном не приходится сомневаться: отечественные охранители были людьми, глубоко преданными своей стране, пытавшимися предотвратить распространение революционных идей, угрожавших российской государственности. Одним из таких патриотов, чей голос потонул в гуле либеральной журналистики, был Р. А. Фадеев, оставивший интересные наблюдения по поводу социально-политических трудностей, помешавших эволюционному развитию России.
Ростислав Андреевич Фадеев — храбрый и опытный офицер, получивший звание генерал-майора после окончания войны на Кавказе, но начавший службу простым солдатом, — родился в дворянской семье в 1824 г. Он успешно занимался исследовательской и публицистической деятельностью, опубликовав такие работы, как «Шестьдесят лет Кавказской войны» (1860), «Письма с Кавказа» (1865), «Вооруженные силы России» (1868), «Наш военный вопрос» (1873).
Оставив службу в 1870 г., Р. А. Фадеев начал активно выступать в печати по поводу актуальных политических проблем, зарекомендовав себя в качестве заметного представителя охранителей, критиковавших либеральные реформы императора Александра II. Выступив одним из основателей газеты «Русский мир», Ростислав Андреевич из статей, написанных для этого издания, составил вышедшую в 1874 г. книгу «Русское общество в настоящем и будущем (Чем нам быть?)», вызвавшую оживленную полемику в образованном обществе.
В дальнейшем отставной генерал в качестве военного специалиста участвовал в реорганизации египетской армии, в создании болгарского ополчения, а во время Русско-турецкой войны 1877−1878 гг. оказывал помощь Черногории. В это же время за границей (из-за опасений цензурных запретов и ограничений на родине) выходит еще одна знаменитая книга Р. А. Фадеева «Письма о современном состоянии России». Убийство императора заговорщиками в 1881 г. произвело ужасное впечатление на Ростислава Андреевича. Оставив в стороне свои разногласия с правительственной администрацией, он до самой своей смерти, последовавшей в 1883 г., все силы направлял на создание тайной организации «Священная дружина», целью которой стала защита самодержавия и монарха в России.
В своих работах Р. А. Фадеев попытался сформулировать ответ на вопрос о причинах отсутствия в России того, что теперь принято называть гражданским обществом. Он писал о том, что период ученичества, начатый в России во время правления Петра I, характеризовался чрезвычайным давлением государства. Саму эту эпоху Р. А. Фадеев определял как искусственную и подражательную. В течение почти двух веков правительство не требовало от общества ничего кроме слепой покорности
в деле исполнения властных предписаний, но реформы, проведенные в самом начале царствования Александра II, коренным образом изменили ситуацию. Большая часть населения, до той поры находившаяся почти в рабском состоянии, получила свободу, но по своему культурному уровню осталась еще на прежней ступени развития. В связи с этим обнаружилась настоятельная потребность в социальных группах, способных воздействовать на народное большинство в целях его скорейшего интеллектуального и нравственного совершенствования в отсутствие прежнего воспитателя-государства: «Вопрос об определенности и твердости общественного мнения и о связности сословных пластов и групп, способных взращать и выражать его, становится из праздного, каким он был еще недавно, неот-ложным"2.
Р. А. Фадеев подчеркивал отсутствие общности взглядов в среде российской общественности, проистекавшее, по его мнению, из неспособности к совместной жизни: люди живут друг подле друга, вовсе не связанные общими представлениями о смысле и значении социальной деятельности. Описанное состояние общественной жизни очень напоминает сложившееся в современной России, что обыкновенно объясняется (когда соглашаются признать само наличие проблемы) утратой «русской идеи». Отечественный публицист видел причину этого в сохранявшихся пережитках «воспитательного периода русской истории» с его постоянным ожиданием направляющего вмешательства со стороны государства. Именно эта привычка во всем и всегда рассчитывать на упорядочивающее воздействие правительственной машины привела к исчезновению здорового гражданского индивидуализма, т. е. стремления отдельного человека к преобразовательной деятельности в интересах социума.
Отсутствие гражданской инициативы проявлялось, по мысли Р. А. Фадеева, еще и потому, что не сложилось общее идейное пространство, в котором существовало бы большинство населения. Сформировались только полярно противоположные точки зрения: нигилистическая и либеральная, — одинаково враждебно настроенные по отношению
2 Фадеев Р. А. Русское общество в настоящем и будущем (Чем нам быть?) // Собр. соч. СПб.: Тип. В. В. Комарова, 1889. Т. 3. Ч. 1. С. 5.
к функционировавшему тогда государственному аппарату. Причину отсутствия комплекса центристских идей, действующих примирительно и не допускающих победы крайностей, «генерал-мыслитель» (по определению, данному Ф.М. Достоевским) усматривал в смешении понятий, а точнее, в навешивании на все явления российской действительности ярлыков иностранных терминов. Беда России в том, что образованные слои населения, представители которых могли бы претендовать на роль элиты, указывающей путь дальнейшего общественного развития, слишком долго жили в кругу этих ложных понятий.
Высокообразованные люди, имевшие значительные познания, касавшиеся чужой действительности и вовсе не знакомые с собственной, обладавшие своего рода набором мер и весов, которым не могло найтись соответствия в России, пополняли ряды чиновников и, как мимоходом заметил Р. А. Фадеев, именно их взгляды отразились в самом замысле и ходе преобразований, осуществленных в правление Александра II. В русском «просвещенном» обществе в XIX в. сложилась мода на либерализм, поэтому сторонники монархии, православия и традиционных форм хозяйствования автоматически заносились в ряды ретроградов, представителей отсталых слоев населения, обреченных погибнуть вместе со «старым миром», находившемся в перманентном состоянии ожидания собственного конца. В Европе после Великой французской революции 1789 г. произошло отрезвление: якобинский террор остудил слишком горячие головы, склонные к отвлеченному теоретизированию. В России же эти события остались как будто незамеченными, а любовь к иностранным лозунгам и не связанным с действительностью идеалам только возросла.
Размышляя над отечественным нигилизмом и его европейскими источниками, Р. А. Фадеев сумел в основных чертах изложить существо и причины октябрьского переворота 1917 г., так как многие из его наблюдений за революционным движением впоследствии нашли свое подтверждение в практике большевиков. Для понимания верности этих наблюдений нужно более полно раскрыть то значение, которое придавал Р. А. Фадеев «культурным слоям» в истории общества.
В ходе долгого исторического развития сложившиеся сословия не склонны к обольще-
нию видениями земного рая. Прорыв бунтарских настроений, не раз совершавшийся в период с конца XVIII в. и в течение первой половины XIX в., по наблюдению Р. А. Фадеева, был связан с тем, что в политическую сферу стала активно внедряться новая сила — толпа, масса. Родилась эта сила вследствие распада сословной структуры европейских обществ, спровоцированного стремительным развитием капитализма: «Но бессословность, в законе и на деле вместе, порожденная революцией на европейской почве, принесла с собой всюду одно разрушение и подчинила, в значительной степени, самые сложные вопросы XIX столетия суждению людей каменного века».
Начало размыванию общественной структуры было положено Великой французской революцией. Дворянство — первое из органически выросших сословий — оказалось либо уничтожено, либо в эмиграции, где по-прежнему, в остром противоречии с изменившимися социальными условиями, рассчитывало на полное восстановление своего дореволюционного правового положения. Буржуазия, в силу своей разнородности и погруженности в вопросы собственного благосостояния, также не смогла стать «культурным слоем» с ясным пониманием своих исторических задач. Третья сила — уличные массы — стремилась к разрушению едва восстановившегося, непрочного социального мира и несбыточному идеалу земного рая. Лишенная какой-либо позитивной программы поиска общественного компромисса эта третья сила стала в положение одинаково враждебной и для государственного бытия, и для интересов нации. Таким образом, три социальные общности не могли и не желали находить точки сближения, а потому не были способны договориться об общих началах, принципах государственного и культурного восстановления. В связи с этим Францию еще дважды — в 1848 и 1871 гг. — сотрясали мощные взрывы социально-политического протеста. Кроме того, стране пришлось пройти через общенациональное унижение, во всем уступив своему главному геополитическому противнику в ходе Франко-прусской войны 1870−1871 гг.
Исключая кратковременные эксцессы, удерживать стихию толпы в относительном
3 Фадеев Р. А. Русское общество в настоящем и будущем
(Чем нам быть?). С. 35.
покое удавалось благодаря решительным действиям государства в союзе с «культурными слоями»: «Слои эти, в совокупности, никогда и нигде, на памяти истории, не были побеждены толпой, так же точно, как миллионные варварские ополчения не побеждали малочисленных благоустроенных армий- но с конца прошлого столетия сами они часто в своих раздорах призывали на помощь толпу и становились ее жертвой, а вместе с тем губили Отечество"4.
Благодаря ренегатам из числа представителей элиты, оправдывающим иррациональные инстинкты толпы требованиями общечеловеческой справедливости или прямо разрабатывавшим утопические социалистические проекты переустройства общества, возникла угроза гибели европейской цивилизации в результате восстания масс. Отечественный мыслитель обращал внимание читателей своих статей на то, что третье сословие в ходе буржуазных революций только тогда смогло отстранить феодальную аристократию от власти, когда оно сравнялось с ней или даже стало превосходить по своему культурному уровню, бунт же толпы опасен тем, что никакое собственное культурное развитие для нее невозможно по причине ее социальной оторванности: масса, о которой писал Р. А. Фадеев, пополнялась различными отщепенцами, утратившими свое положение в обществе. Для них оставалась только одна призрачная надежда — найти себя в новой системе социальных отношений.
Кроме сохранившихся социальных групп, обладавших высоким культурным уровнем, европейским правительствам в деле противодействия социалистической революции могла помочь большая, чем в России, сплоченность общества, а также наличие того, что теперь называют средним классом, которому было что терять при переделе собственности и потому, в абсолютном большинстве своем, разделявшему идеи примирительной социальной философии. На родине Р. А. Фадеев наблюдал разрозненность «культурного слоя», отсутствие общей идейной основы для сближения полярно противоположных мнений и жадную потребность в модных европейских теориях, но был уверен в отсутствии факторов, способствовавших нагнетанию предреволюционной
истерии в Европе. Даже нашедшиеся для дела социалистической пропаганды образованные юноши в своей работе с неизбежностью столкнутся с одним существенным затруднением: в аграрной стране, какой оставалась Российская империя во второй половине XIX в., просто не окажется такого количества рабочих, чтобы всерьез рассчитывать на пролетарскую революцию. Еще одним преимуществом нашей страны в глазах многих консерваторов было то, что крестьяне в ходе буржуазных реформ Александра II сохранили, пусть небольшие, земельные наделы, что воспрепятствовало их немедленному превращению в люмпен-пролетариат. Р. А. Фадеев подметил еще одну характерную черту революционного движения: прикрываясь пролетарскими лозунгами, желание руководить процессом разрушения старого строя выражали люди, не имевшие к рабочему классу никакого отношения.
В Великобритании и США связи между социальными группами оказались гораздо более тесными и прочными, чем в странах материковой Европы, поэтому общественные катаклизмы, подобные французским, для них были не страшны: «Англия не боится революции, потому что весь ее культурный слой, от пэра до последнего лавочника-избирателя, несмотря на множество общественных перегородок, составляет одно политическое сословие, разделяющееся на партии лишь в отношении к практическим вопросам, а не к общественным началам"5.
Главное лекарство от разрушающего ци-вилизационные устои бунта отечественный публицист видел в укреплении общественной солидарности, в защите существующей системы ценностей от духовной девальвации и воссоздании примиряющей классовые противоречия социальной идеологии, разделяемой большинством- в сохранении крестьянского землевладения и повышении уровня образованности в обществе.
В чем же может заключаться значение взглядов Р. А. Фадеева для настоящего времени? Во-первых, после распада Российской империи большевики в еще большей степени, чем это было раньше, обеспечили глобальное геополитическое противостояние Запада и Восто-
4 Фадеев Р. А. Русское общество в настоящем и будущем (Чем нам быть?). С. 33.
5 Фадеев Р. А. Русское общество в настоящем и будущем (Чем нам быть?). С. 34.
ка, наполнив его дополнительным идеологическим содержанием (капитализм — социализм- либеральная демократия, правовое государство — коммунистический проект бесклассового общества). Такой конфликт потребовал новой мобилизации общественных сил России, выступившей в качестве центра социалистического блока. Эта концентрация различных ресурсов, в том числе человеческих, осуществлялась, как и в имперские времена, государством, что привело к ситуации, когда развитие гражданского общества в нашей стране снова оказалось отложенным. Таким образом, задача интенсификации эволюции институтов социума такого типа не была решена в России и снова поставлена в настоящее время.
Во-вторых, Р. А. Фадеев в качестве главной причины отечественных затруднений, помешавших достижению серьезных результатов при проведении реформ Александра II, определил чрезмерную и стремительную бюрократизацию государственного аппарата Российской империи. Верховная власть предпринимала действия, направленные на предоставление обществу самоуправления в определенных областях жизни, но тотчас же для контроля создавались новые управленческие структуры, блокировавшие инициативу на местах и увеличивавшие расходы государственного бюджета, выделенные на преобразования. К сожалению, разрастание структур, реализующих власть, и происходящая одновременно с этим утрата эффективности их деятельности характеризуют и современное состояние России. Между тем, обе проблемы — развитие гражданского общества и бюрократизация управления — оказываются связанными. Более того, успешное разрешение одной влечет за собой исчезновение второй.
Некоторые предложения, способствующие созданию действенного механизма контроля гражданским обществом государственного аппарата, можно сформулировать уже сейчас. Развитие информационных технологий существенно расширяет спектр возможностей воздействия и их эффективность. Например, рейтинги, применяемые для оценки работы глав субъектов РФ (проект реализуется Фондом развития гражданского общества), требуется распространить на всех государственных и муниципальных служащих, предусмотрев механизм увольнения без дополнительных согласований лиц, занимающих самые низкие
позиции по итогам двух отчетных периодов подряд. Максимально простой следует сделать и процедуру отзыва чиновника населением той территории, на которую распространяется его деятельность. Проведение специального голосования дорого для бюджета соответствующего уровня, поэтому надо организовать онлайн-голосование для всех желающих, зарегистрированных на портале «Государственные услуги Российской Федерации», а для тех, кто не зарегистрирован либо не имеет доступа к сети Интернет, возможно создать необходимые условия в общеобразовательных школах в воскресные дни. Это должно вернуть россиянам веру в то, что от их мнения зависит ситуация в стране и на осуществление власти в полном соответствии со ст. 3 и 4 Конституции Р Ф можно заметно влиять. Помимо этого, Конституция Р Ф должна быть дополнена институтом народной законодательной инициативы без предварительных оценок органами исполнительной власти целесообразности выдвигаемых гражданами правотворческих предложений.
В заключение необходимо повторить чрезвычайно меткое наблюдение современного специалиста по поводу истоков охранительной идеологии: «Специфика отечественного понимания консерватизма была обусловлена тем, что он являлся реакцией на радикальную вес-тернизацию, проявлениями и главными символами которой в тот период был либерализм Александра I, западническая направленность русского дворянства и наполеоновская агрессия против Российской империи. Эти явления и события воспринимались консерваторами как угрозы, ведущие к разрушению традиционных устоев"6. По прошествии времени можно сказать, что именно предположения отечественных охранителей о возможном негативном сценарии развития событий реализовались на практике, а прогнозы либеральной общественности с их ожиданиями европейского варианта будущего для России не оправдались. В том, что касается умения анализировать причины, создавшуюся политическую обстановку и возможные ее следствия, охранители продемонстрировали свое превосходство. Главное, к чему они призывали, — это сохранение собственной культурной (в том числе
6 Репников А. В. Размышления о консерватизме // Свободная мысль. 2012. № 11−12 (1635). С. 105.
и государственно-правовой) самобытности. В современных условиях все более очевидным становится лживость всех утверждений американских теоретиков «демократии»: за обстоятельными рассуждениями о свободе личности, естественных и неотъемлемых правах человека, неприкосновенности частной собственности, принципе самоопределения наций кроются умело маскируемые стремления к захвату месторождений полезных ископаемых и выходу на новые рынки сбыта продукции для своих компаний с параллельным вытеснением всех конкурентов. Теперь уже нет необходимости в непосредственных территориальных захватах, а для экспансии активно используются идеологические (отнесение глав государств с независимой позицией к числу авторитарных или тоталитарных лидеров, объявление самих государств недемократичными, отсталыми и опасными для мирового порядка, но право решения таких вопросов самовольно присвоила себе политическая элита одной страны-«гегемона») и экономические средства (например, кредитование по линии МВФ, очень быстро приводящее государственное хозяйство к банкротству в интересах зарубежных выгодоприобретателей), лишающие правительства стран-целей способности отстоять свой суверенитет. Транснациональные корпорации сегодня располагают финансовыми возможностями, значительно превосходящими бюджеты небольших и средних государств, и именно их потребности определяют современную мировую политику. Примеры не надо долго искать: американский писатель и журналист Стив Колл в работе & quot-Private Empire: Exxonmobil and American Power& quot- 2012 г. аргументированно по-
казал, как эта крупнейшая частная нефтяная компания влияет на американскую внешнюю политику. За лозунгами об освобождении людей от власти «тиранов» на Ближнем Востоке и в Африке скрыты только интересы извлечения максимальной прибыли. Очевидно, что правовое государство с демократическим политическим режимом не может развязывать войны в разных частях мира, отказывая гражданам других стран в тех правах и свободах, о приверженности которым оно заявляет, если речь идет о собственном населении. Благосостояние немногих не должно обеспечиваться недоеданием и смертью подавляющего большинства.
За всю историю человечества никто значительнее, чем США и Великобритания, не обесценил смыл слов «власть народа» и «господство права». Возрождение России, если ему суждено произойти, начнется не в экономике, не в области обороны и военно-промышленного комплекса, но в головах людей, наконец осознавших свою принадлежность к совершенно иной культурной парадигме: не плохой или хорошей, не демократичной или недемократичной, не передовой или отсталой, потому что культура не может оцениваться таким образом, ее характеризуют оригинальность, полнота отражения национального духа и самосознания человека, к ней принадлежащего, а также органичность ее существования в границах собственного «месторазвития», если вспомнить про оригинальный термин евразийцев. Для этих новых поколений россиян настоящим подспорьем в деле обретения собственного «я» станут сочинения подлинных патриотов -классиков отечественной охранительной идеологии, в том числе и работы Р. А. Фадеева.
Библиографический список
1. Голиков, А. К. Русский консерватизм XIX — начала XX века в контексте западноевропейского консерватизма // ПОЛИТЭКС. Политическая экспертиза. — 2006. — Т. 2. — № 1.
2. Репников, А. В. Размышления о консерватизме // Свободная мысль. — 2012. — № 11−12 (1635).
3. Фадеев, Р. А. Русское общество в настоящем и будущем (Чем нам быть?) // Собр. соч. -СПб.: Тип. В В. Комарова, 1889. — Т. 3. — Ч. 1.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой