Особенности парадигматической и синтагматической реализации концептуального поля «Грех» в современном русском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1*37
ОСОБЕННОСТИ ПАРАДИГМАТИЧЕСКОЙ И СИНТАГМАТИЧЕСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ПОЛЯ «ГРЕХ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ
Радбиль Т. Б., Сайгин В. В.
ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Министерства образования России, г. Нижний Новгород, Россия (603 950, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23), e-mail:
timur@radbil. ru_
В работе рассматриваются особенности парадигматической и синтагматической реализации концептуального поля «грех» в современном русском языке. Материалом для анализа являются данные современных толковых словарей русского языка, словарей синонимов и анонимов. Анализ парадигматической экспликации концептуального поля «грех» показал, что ядерными когнитивными признаками этого концепта являются следующие: 1) '-нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'-- 2) '-проступок, преступление'-- 3) '-вина'-- 4) '-ошибка'-. Анализ синтагматической экспликации выявил, что расширение сочетаемости слова «грех» приводит к его семантическим трансформациям по моделям концептуальной метафоризации: 1) '-абстрактное понятие ® конкретный предмет, вещь'-- 2) '-абстрактное понятие ® среда или вместилище'-- 3) '-абстрактное понятие ® вещество, субстанция'-. В целом языковая экспликация концептуального поля «грех» обнаруживает тенденцию к десакрализации этого концепта в обыденном употреблении языка. Ключевые слова: концептуальное поле «грех», парадигматика и синтагматика, языковая экспликация, современный русский язык.
PECULIARITIES OF PARADIGMATIC AND SYNTAGMATIC REALIZATION OF THE CONCEPTUAL FIELD & quot-GREKH"- (& quot-SIN"-) IN THE MODERN RUSSIAN
Radbil T.B., Saygin V.V.
N.I. Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod, Nizhni Novgorod, Russia (23 Prospekt Gagarina, 603 950,
Nizhni Novgorod, Russia), e-mail: timur@radbil. ru_
In the work peculiarities paradigmatic and syntagmatic realization of the conceptual field & quot-grekh"- (& quot-sin"-) in the modern Russian are examined. The data of modern Russian vocabularies, synonymic and antonymic dictionaries are sources of the material of the analysis. The analysis of paradigmatic explication shows that kernel cognitive signs of the concept are following ones: 1) '-violation of God'-s will with an action, a word or a think (opposite to God'-s Law act) — 2) '-misdeed, crime'-- 3) '-fault'-- 4) '-mistake'-. The analysis of syntagmatic explication exposed that combinatory expansion of the word & quot-grekh"- (& quot-sin"-) results in its semantic transformations towards conceptual metaphorization models: 1) '-abstract concept ® concrete object, thing'-- 2) '-abstract concept ® environment, or container'-- 3) '-abstract concept ® matter, substance'-. On the whole language explication of the conceptual field & quot-grekh"- (& quot-sin"-) displays tendency to desacralization of this concept in general usage of a language. Keywords: the conceptual field & quot-grekh"- (& quot-sin"-), paradigmatics and syntagmatics, language explication, the modern Russian.
Концепт «грех» в русской традиционной культуре изначально является одним из ключевых культурных концептов, определяющих важнейшую, духовную и ценностную, сферу народного мировидения. Этот концепт является доминантой соответствующего концептуального поля, что подтверждается широким распространением этого слова в свободных и устойчивых сочетаниях, его активным включением в синонимические и антонимические отношения, его богатыми словообразовательными возможностями. В предыдущих работах В. В. Сайгина по данным основных лексикографических источников был проанализирован его смысловой объем и семантическая структура [13- 14]. Следующий
этап анализа состоит в выявлении особенностей языковой актуализации уже целого концептуального поля «грех».
Цель исследования
Целью исследования является анализ когнитивных признаков концепта «грех», выявляющихся в парадигматической и синтагматической реализации концептуального поля «грех» в современном русском языке.
Материал и методы исследования
В качестве материала исследования выступают данные современных словарей синонимов и анонимов, а также иллюстративный материал основных толковых словарей, где приводится стандартная сочетаемость лексемы «грех» в современном русском языке.
Анализ осуществляется на основе методики концептуального анализа, разработанной на кафедре преподавания русского языка в других языковых средах филологического факультета ННГУ им. Н. И. Лобачевского в той ее части, в которой изложены конкретные принципы анализа языковой экспликации концепта. Анализ состоит в верификации выявленных когнитивных признаков концепта на основе рассмотрения: 1) парадигматических особенностей языковой экспликации концепта «грех», отраженных в его синонимических, антонимических, гипо-гиперонимических отношениях- 2) синтагматических особенностей его языковой экспликации, отраженных в типовой свободной и устойчивой сочетаемости [9- 10]. Разграничение концептуального содержания и языковой семантики, значимое для нашего исследования, проводится на основании принципов анализа, предложенных в работах Т. Б. Радбиля [6- 7].
Результаты исследования
Парадигматические особенности языковой экспликации концепта «грех» рассматриваются по данным основных словарей синонимов и антонимов. Данные словарей синонимов в общем подтверждают выявленные посредством анализа толковых словарей когнитивные признаки концепта «грех».
Так, двухтомный «Словарь синонимов русского языка» под редакцией А. П. Евгеньевой (1970) включает «грех» в синонимический ряд, доминантой которого является слово «проступок»: ПРОСТУПОК (поступок, нарушающий какие-либо нормы, правила поведения) — ПРОВИННОСТЬ — ГРЕХ — ГРЕШОК (шутл.) — ПРЕГРЕШЕНИЕ (устар.) -- СОГРЕШЕНИЕ (устар.) [15]. Это доказывает преимущественно светскую трактовку концепта «грех» в данном словаре, вышедшем в советское время. По мнению составителей словаря, основное содержание концепта «грех» в современном русском языке -внерелигиозное, связанное с когнитивным признаком '-проступок, преступление'-, составляющим ядро данного концепта. Также синонимический ряд актуализует другие
внерелигиозные когнитивные признаки '-состояние (чувство, ощущение) вины'- и '-нарушение предписаний, правил нравственности'-, объединенные в лексеме ПРОВИННОСТЬ. Отметим и отражение десакрализации понятия «грех», отраженное в синониме ГРЕШОК с характерной пометой «шутл.».
С другой стороны, как устаревшие, помечены в данном словаре слова, отражающие религиозные когнитивные признаки данного концепта '- нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'-, '- состояние (чувство, ощущение) вины перед Богом'-, '-нарушение религиозных предписаний, правил'-, '-состояние греховности'- - ПРЕГРЕШЕНИЕ (устар.) и СОГРЕШЕНИЕ (устар.).
В более современном словаре П. Я. Черных также довольно подробно представлены внерелигиозные когнитивные признаки концепта «грех» посредством включения в толкование слова «грех» синонимического ряда: перен. (обычно ирон.) ПРЕДОСУДИТЕЛЬНЫЙ ПОСТУПОК, ОШИБКА, ВИНА, НЕДОСТАТОК, ПОРОК [16]. Отметим указание на переносный характер значения словосочетания предосудительный поступок [= проступок] и остальных синонимов, что заставляет предположить, что прямым значением П. Я. Черных все же считает религиозное значение слова «грех», отраженное в его толковании в этом словаре: '- у верующих — проступок против установлений церкви, нарушение религиозных предписаний'-, правда, с ограничительной пометой '-у верующих'-.
Более детализировано представлен синонимический ряд «ГРЕХ» в «Словаре русских синонимов и сходных по смыслу выражений» Н. Абрамова (1999), в котором в равной мере актуализованы как религиозные, так и внерелигиозные когнитивные признаки концепта «грех»: ГРЕХОПАДЕНИЕ, ОШИБКА, ПОГРЕШНОСТЬ, ПРЕГРЕШЕНИЕ, СОГРЕШЕНИЕ, ПРЕСТУПЛЕНИЕ, ПРОВИННОСТЬ, УПУЩЕНИЕ- БЕЗЗАКОНИЕ [1].
ГРЕХОПАДЕНИЕ — когнитивный признак (далее — КП) '-нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'--
ОШИБКА / УПУЩЕНИЕ — КП '-ошибка'--
ПОГРЕШНОСТЬ — КП '-порок, недостаток'--
ПРЕГРЕШЕНИЕ / СОГРЕШЕНИЕ — КП '-состояние (чувство, ощущение) вины перед Богом'-, '-нарушение религиозных предписаний, правил'-, '-состояние греховности'--
ПРЕСТУПЛЕНИЕ / БЕЗЗАКОНИЕ — КП '-проступок, преступление'--
ПРОВИННОСТЬ — КП '-состояние (чувство, ощущение) вины'- и '-нарушение предписаний, правил нравственности'-.
Надо отметить, что время выхода первого издания этого словаря — 1900 г., когда религиозные составляющие концептуального содержания концепта «грех» явственно ощущались в языковом сознании носителей языка. Именно этим объясняется явное
преимущество данного словаря перед словарем под редакцией А. П. Евгеньевой, изданным в советский период.
Однако в постсоветское время отмечается определенный возврат к актуализации в синонимическом ряде религиозных компонентов концептуального содержания «грех», о чем свидетельствуют, например, данные одного из современных онлайн-словарей синонимов: ГРЕХОПАДЕНИЕ, ГРЕШОК, ОШИБКА, ПОГРЕШНОСТЬ, ПРЕГРЕШЕНИЕ, СОГРЕШЕНИЕ, ПРЕСТУПЛЕНИЕ, БЕЗЗАКОНИЕ, ПРОВИННОСТЬ, УПУЩЕНИЕ, НЕДОСТАТОК, ПРЕПЯТСТВИЕ, ВИНОВНЫЙ- НЕХОРОШО, ПРОСТУПОК, ОКАЯНСТВО.
Отметим, что данные этого словаря реализуют 9 из 11 выделенных нами когнитивных признаков (все, кроме КП '- беда, несчастье'- и '- распутство'-):
ГРЕХОПАДЕНИЕ — КП '- нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'--
ГРЕШОК / ПРОСТУПОК / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / БЕЗЗАКОНИЕ — КП '-проступок, преступление'--
ОШИБКА / УПУЩЕНИЕ — КП '-ошибка'--
НЕДОСТАТОК / ПОГРЕШНОСТЬ — КП '-порок, недостаток'--
ПРЕГРЕШЕНИЕ / СОГРЕШЕНИЕ / ОКАЯНСТВО — КП '-состояние (чувство, ощущение) вины перед Богом'-, '-нарушение религиозных предписаний, правил'-, '-состояние греховности'--
ПРОВИННОСТЬ / ВИНОВНЫЙ — КП '-состояние (чувство, ощущение) вины'- и '-нарушение предписаний, правил нравственности'--
ПРЕПЯТСТВИЕ
НЕХОРОШО '- состояние греховности = ощущение неправильности, предосудительности (своих действий)'-.
Кстати, современные словари синонимов не дают КП '-беда, несчастье'-, так как этот компонент смысла выступает лишь в ограниченной сфере употребления — как устаревший, присущий в прежние времена только устно-разговорной, народной речевой стихии.
Анализ русских словарей антонимов выявил примечательный факт отсутствия антонима к слову «грех». В «Словаре антонимов русского языка» М. Р. Львова (1985) антонимы даются только к дериватам: 1) ГРЕШНИК — ПРАВЕДНИК, ГРЕШНИК -СВЯТОЙ- 2) ГРЕШНЫЙ — ПРАВЕДНЫЙ, ГРЕШНЫЙ — СВЯТОЙ- 3) ГРЕХОВНЫЙ -СВЯТОЙ [5].
Отсутствие антонима непосредственно к слову «грех» может косвенно свидетельствовать о том, что в русском языковом сознании не концептуализируется
представление о полноценной альтернативе греха как положительному полюсу на условной семантической шкале — нет словесного знака, обозначающего понятие '-отсутствие греха'-. Возможно, это как-то связано с идеей об изначальной греховности человеческой природы, у которой нет альтернативы.
Подходящим кандидатом на роль антонима к слову «грех» может быть «искупление», но в норме слово не может сочетаться со своим антонимом без нарушения логической правильности, а в языке есть словосочетание искупление греха. Слова праведность и святость как отадъективные обозначения свойства являются антонимами к деривату слова «грех» — греховность. Однако анализ внеязыкового содержания понятия «грех» в работе В. В. Сайгина [11] все же позволяет предположить, что антонимом «грех» в его значениях: 1. '-нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'-- 2. '-проступок, преступление'-- 3. '-вина'-- 4. '-ошибка'- - можно считать слово покаяние в его трех значениях: 1) '-признание в своих грехах перед священником- исповедь'-- 2) '-добровольное признание в совершенном проступке'-- 3) '-признание своей вины в чем-л., какой-л. ошибки'- [2].
Подобная антонимия в классификации М. Р. Львова рассматривается как векторная -«антонимы, выражающие разную направленность действий, признаков, общественных явлений и т. д.» [5].
Возможно, это наблюдение является косвенным свидетельством того, что в языковой экспликации концепта «грех» в современном русском языке именно эти 4 значения следует считать базовыми.
Синтагматические особенности языковой экспликации концепта «грех» выражаются в его стандартной глагольной, субстантивной и атрибутивной сочетаемости, а также в его возможности занимать определенные синтаксические позиции (например, быть в функции предиката) и др. Типовая сочетаемость данного концепта берется нами по иллюстративному материалу словарей. Анализ синтагматических связей слова «грех» в русском языке в общем также подтверждает выявленные ранее, при исследовании основных словарей, когнитивные признаки.
Стандартная атрибутивная сочетаемость слова «грех» в основном реализует его религиозную семантику: смертный грех- наследный грех- тяжкий грех- нераскаянный грех- вольный /невольный грех и т. д. — КП '-нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'-.
Модель генитивного словосочетания отражает как религиозные составляющие — КП '-нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'-: грех словоблудия- грех стяжательства- грех прелюбодеяния и пр., — так и
внерелигиозные составляющие — КП '- проступок, преступление'-, '- порок, недостаток'- и '-нарушение правил нравственности'-: грехи молодости, грехи прошлого.
Объектная сочетаемость по модели глагольного управления «глагол + сущ.» в основном реализует религиозные когнитивные признаки концепта: 1) КП '- нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'- каяться в грехах- замолить грех и др.- 2) '-состояние (чувство, ощущение) вины перед Богом'-: впасть в грех- вводить в грех, предаваться греху и др. 3) '-нарушение религиозных правил, предписаний'-: отпускать грехи- замаливать грехи- платиться за грехи и др.
Нейтральной по отношению к противопоставлению религиозных и внерелигиозных когнитивных признаков «грех» является биноминативная конструкция со словом «грех» в позиции сказуемого. С одной стороны, она реализует религиозные когнитивные признаки: Самоубийство — грех, КП '-нарушение действием, словом или мыслью воли Бога (поступок, противный закону Божию)'-- с другой стороны, она употребительна и для реализации внерелигиозных когнитивных признаков: Опоздание на работу — грех, КП '-проступок'-- Безденежье — грех, КП '-беда, несчастье'- и т. п.
Синтаксически обусловлено значение слова «грех» в результате его перехода из существительного в категорию состояния в безличном предложении в составе составного глагольного сказуемого — грех / не грех (делать что-л.). Здесь чаще всего реализуются внерелигиозные составляющие концептуального содержания «грех», так как эта модель принадлежит преимущественно разговорной сфере.
Грех тебе так горько упрекать отца родного — в значении '-предосудительно, нехорошо, грешно'-, т. е. КП '-состояние греховности = ощущение неправильности, предосудительности (своих действий)'-. Ср. также: Над старостью смеяться грех- грех обижаться (нельзя, не стоит обижаться, быть недовольным). Соответственно не грех — в значении ослабленной модальности долженствования '- неплохо — т. е. '- позволительно, можно, следует'-: Не грех тебе и поучиться немного.
Показательными являются случаи, когда сочетаемость слова «грех» приводит к его семантическим преобразованиям по типу контекстуальной метафоризации и метонимизации.
С точки зрения принадлежности к лексико-грамматическому разряду в системе языка слово «грех» относится к категории абстрактных существительных — в значении '-состояние'-, хотя и с возможностью конкретизации в значении '-(конкретный) поступок'-. Однако в когнитивной лингвистике (Дж. Лакофф, Р. Лангакер, Р. Джекендофф и др.) уже давно отмечалось, что абстрактные понятия в наивной картине мира, которую репрезентирует система естественного языка, всегда подлежат конкретно-чувственному переосмыслению [3- 4 и др.]. Этот процесс получил название реификация (овеществление абстракции). Другая
сторона этого явления — одушевление (рассмотрение неодушевленной сущности как одушевленного объекта). Базой такого овеществления или одушевления выступает концептуальная метафора [4].
Языковая экспликация концепта «грех» в ряде контекстов демонстрирует примеры метафорической реификации. Так, нами обнаружены случаи перехода абстрактного существительного «грех» в лексико-грамматический разряд конкретных существительных:
1) по модели '-абстрактное понятие ® конкретный предмет, вещь'-, в сочетании с глаголами конкретного физического действия: закапывать старые грехи- грех на совести лежит- греха не видеть- ср. также в сочетании грех пополам- в этом случае «грех» осмысляется как вещь, продукт, вообще как чувственно воспринимаемый предмет, с которым можно производить разнообразные конкретные действия. Ср. примеры из Национального корпуса русского языка: Спасатели подсчитали уже: в этом году около 16 тысяч желающих придут ночью смыть свои грехи в святой воде- Согласно вере, в этот день вода смывает все грехи и болезни-
2) по модели '-абстрактное понятие ® среда или вместилище'-: впасть [т.е. погрузиться] в грех- жить в грехе- погрязнуть в грехе- «грех» здесь представлен в виде среды, в которую погружается субъект действия-
3) по модели '-абстрактное понятие ® вещество, субстанция'-: вкусить греха (грех). Ср. пример из Национального корпуса русского языка, когда «грех» приобретает параметр '-вес'-: Равно, как и вес_ грехов в этот день увеличивается в несколько раз.
Встречаются контексты, в которых «грех» подвергается метонимическому одушевлению, т. е. словом «грех» именуется одушевленный источник греха: грех попутал = черт / бес попутал- «грех» выступает как одушевленный агенс — активный субъект действия: грех рождает смерть, — или как объект действия, в область применения которого в норме входит одушевленное существо: убить грех.
Сама возможность овеществления или одушевления абстрактного существительного является обычной для «наивной картины мира» (Ю.Д. Апресян), и такие контексты свидетельствуют об определенной «приземленности» в трактовке греха в обыденном сознании носителей языка, об актуализации и обогащении внерелигиозного компонента его концептуального содержания. Подобные явления в работе Т. Б. Радбиля трактуются как «аксиологические аномалии», или «аномалии системы ценностей в „языке ценностей“» [8], а в работе В. В. Сайгина характеризуются как десакрализация концепта «грех», которая заключается в том, что в лексическом значении или коннотативной сфере слова на первый план выходит внерелигиозные компоненты смысла слова, которые либо изначально
присутствовали в семантике и коннотациях, но не играли основополагающей роли, либо возникают в результате семантических преобразований в новую эпоху его употребления [12]. Заключение
Сформировавшись в русле религиозно-христианского, православного мировоззрения, культурный концепт «грех» во многом обусловливает специфику отношения русских людей к миру, их системы ценностей и жизненных установок. Несомненно, на первый план в содержании этого понятия изначально выходил религиозный компонент '- сознательное или бессознательное совершение действия, нарушающего Божественные установления'-. Однако наше исследование показало, что на уровне обыденного употребления языка непосредственно религиозные когнитивные признаки этого концепта зачастую уступают место совсем иным семантическим компонентам, отражающим уже особенности быта и нравов народа, его ценностей и предпочтений, лишенных христианской окраски.
Список литературы
1. Абрамов Н. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. — М.: Русские словари, 1999. — 431с.
2. Ефремова Т. Ф. Новый толково-словообразовательный словарь русского языка. — М.: Русский язык, 2000.
3. Кубрякова Е. С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира / Рос. академия наук / Ин-т языкознания. -- М.: Языки славянской культуры, 2004. — 560 с.
4. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем: пер. с англ. — М.: Едиториал, 2004. — 256 с.
5. Львов М. Р. Словарь антонимов русского языка. — М.: Русский язык, 1985.
6. Радбиль Т. Б. Прагматические аномалии в среде языковых аномалий русской речи // Русский язык в научном освещении. — 2006. — № 12 (2). — С. 56−79.
7. Радбиль Т. Б. Языковая аномальность в русской речи: к проблеме типологии // Русский язык в научном освещении. — 2006. — № 1 (13). — С. 77−100.
8. Радбиль Т. Б. Языковые аномалии в художественном тексте. — М., 2012. — 320 с.
9. Ручина Л. И. Ассоциативный эксперимент как инструмент выявления когнитивных признаков концепта // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. -2012. — № 5−3. — С. 102−106.
10. Ручина Л. И., Горшкова Т. М. Изучение концептов в русской народной сказке (лингвистический аспект) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия: Филология. — 2003. — № 1. — С. 124−130.
11. Сайгин В. В. Концепт «грех» в свете антиномии религиозного и светского содержания ключевых концептов русской культуры // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. — Курск: Изд-во Курского гос. ун-та, 2014. — № 2 (30). — С. 88−93.
12. Сайгин В. В. О понятии «десакрализация концепта» (на примере концепта «грех» в современном русском языке) // Современные проблемы науки и образования. — Пенза: Издательский дом «Академия естествознания», 2014. — № 2. — С. 555−563.
13. Сайгин В. В. Смысловое наполнение и семантическая структура концепта «грех» в современном русском языке (по данным толковых и этимологических словарей) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2013. — № 3−1. — С. 421−426.
14. Сайгин В. В. Языковая экспликация концепта «грех» в современном русском языке // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. — Воронеж: Изд-во ВорГУ, 2013. — № 2. — С. 112−116.
15. Словарь синонимов русского языка: в 2 т. / под ред. А. П. Евгеньевой. — Л.: АН СССР, Институт русского языка, 1970. — Т.1.
16. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. -М.: Русский язык — Медиа, 2006. — Т. 1.
Рецензенты:
Рацибурская Л. В., д. фил.н., профессор, заведующий кафедры современного русского языка и общего языкознания, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Министерства образования и науки РФ, г. Нижний Новгород- Юхнова И. С., д. фил.н., доцент, доцент кафедры русской литературы, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Министерства образования и науки РФ, г. Нижний Новгород.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой