К вопросу распространения и гигиенического нормирования грибкового загрязнения воздушной среды жилых и общественных зданий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

[гиена и санитария 5/2013
О КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2013 УДК 614. 72:628. 8
Ю. Д. Губернский, Н. Н. Беляева, Н. В. Калинина, А. И. Мельникова, О.В. Чуприна
К ВОПРОСУ РАСПРОСТРАНЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ГИГИЕНИЧЕСКОГО
нормирования грибкового загрязнения воздушной среды жилых и общественных зданий
ФГБУ «Научно-исследовательский институт экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина» Минздрава Р Ф, 119 992, Москва
Проведены комплексные гигиенические исследования грибкового поражения жилых и общественных зданий. Установлено распространение аллергизации населения, связанное с грибковым поражением стеновых конструкций зданий и нахождением жизнеспособных спор плесневых грибов в воздушной среде закрытых помещений. Выявлены ведущие факторы, определяющие степень грибкового обсеменения внутренней среды помещений: повышение влажности воздуха помещений за счет протечек и заливов, площадь поражения ограждающих конструкций и температурный фактор.
Ключевые слова: грибковое поражение- стеновые конструкции- температурно-влажностный режим помещений- грибковые аллергены
Yu. D. Gubernskiy, N. N. Belyaeva, N. V. Kalinina, A. I. Mel'-nikova, O. V. Chuprina — ON THE QUESTION OF OCCURRENCE AND THE PROBLEM OF HYGIENE RATING OF FUNGAL AIR POLLUTION OF THE ENVIRONMENT OF Residential And public BuILDINGS
A. N. Sysin Research Institute of Human Ecology and Environmental Health, 119 992, Moscow, Russian Federation
Comprehensive sanitary examinations of fungal pollution of the environment of residential and public buildings were performed. There is established the occurrence of sensitization of the population associated with the fungal contamination of the wallings of buildings and presence of viable mold spores in the indoor air environment. Major factors determining the degree offungal contamination of indoor environments: increasing humidity of indoor air due to leaks and bays, the area of enclosure structures and the temperature factor, have been identified.
Key words: fungal contamination- wall construction- temperature and humidity conditions ofpremises- fungal allergens
Одним из основных биологических факторов, являющихся причиной возникновения аллергической патологии в бытовых условиях, являются плесневые грибы, поражающие стеновые конструкции и загрязняющие воздушную среду помещений. За последние 20 лет отмечается неуклонное возрастание частоты аллергических заболеваний, вызванных плесневыми грибами: частота встречаемости данной патологии выросла на 20% [1].
Вместе с тем дозозависимость между уровнем грибковой обсемененности и аллергизацией на сегодняшний день имеет весьма большой разброс, что определяется разнообразием обследованных популяций и разными видами плесневых грибов [39, 45, 48, 52, 65].
Материалы и методы
В настоящее время известно свыше 1000 видов плесневых грибов, из которых более 300 видов способно сенсибилизировать организм человека [20]. С респираторными симптомами микогенной аллергии связывают более чем 80 видов грибов [13].
К наиболее важным грибковым аэроаллергенам в жилой среде относится так называемая большая четверка: различные виды Aspergillus, Penicillium, Alternaria, Cladosporium [2, 24, 27, 49, 55, 63]. Кроме них, имеют значение и другие плесневые грибы: Mucor, Rhizopus, Fusarium, Candida, Epicoccum [18, 19, 57, 62, 66]. Ие-которые исследователи говорят также о значимости в процессах сенсибилизации таких плесневых грибов, как Malassezia, Trichophyton, Basidiomycetes, Sporobolomy-ces [44, 72].
Для корреспонденции: Губернский Юрий Дмитриевич, zhilsreda@yandex. ru.
Установлена преобладающая частота встречаемости в условиях закрытых помещений плесневых грибов родов Penicillium и Aspergillus [5−7, 34, 40, 46, 60, 68, 69], которые практически постоянно присутствуют в воздухе жилищ.
Концентрации находящихся в атмосферном воздухе спор плесневых грибов варьируют от чрезвычайно низких уровней зимой до пикового — обычно в конце лета и ранней осенью [2, 10, 12, 32, 56].
В исследованиях, проведенных зарубежными и отечественными учеными, были получены следующие данные о преобладающих родах плесневых грибов и частоте их встречаемости в условиях жилых и общественных зданий (табл. 1).
В отличие от наружной среды экспозиция внутридомовых плесневых грибов носит круглогодичный характер [42, 73], так как воздух жилищ является благоприятной средой для распространения плесневых грибов из-за отсутствия резких перепадов микроклиматических параметров.
Данные, полученные различными исследователями, свидетельствуют об увеличении общего числа спор в летние месяцы и уменьшении его в зимний период года, что позволяет говорить о так называемых сезонных грибах [11, 35, 38, 42, 51, 63]. Кроме того, обнаружено, что в деревянных домах присутствует значительно больше плесневых грибов, чем в бетонных [76]. Иаибольшее количество плесневых грибов встречается в жилых комнатах [34, 60, 68, 69], при исследовании воздушной среды жилых помещений наиболее высокое содержание спор плесневых грибов было выявлено на первых и последних этажах обследованных зданий [2−4, 26].
Роль плесневых грибов в формировании аллергических
98
Таблица 1
Рекомендации по нормированию допустимого содержания грибковых спор в воздухе жилых помещений (в колониеобразующих единицах на 1 м3 — КоЕ/м3)
Ориентировочные уровни общей грибковой контаминации воздушной среды закрытых помещений Источник
Условная норма 500 КОЕ/м3 Конса К., Сийнер М. [16], Елинов Н. П. [9]
Пороговая концентрация для больных атопией 10 КОЕ/м3- Lacey J. [50]
пороговая концентрация для здоровых 106−109 КОЕ/м3
Пороговый уровень для представителей рода Alternaria 102 КОЕ/м3- пороговый уровень для представителей рода Cladosporium 3 • 103 КОЕ/м3 Bagni N., Davies R.R., Mallea M., Nolard N., Spieksma F.T., Stix E. [33]
От единичных пропагул до 103 КОЕ/м3 Петрова-Никитина А.Д., Мокеева В. Л., Желтикова Т. М., Чекунова Л. Н., Антропова А. Б., Мокроносова М. А., Биланенко Е. А., Сизова Т. Н. [21]
Низкое содержание 10 КОЕ/м3- высокое содержание 150 КОЕ/м3 Malkin R., Martinez K., Marinkovich V, Wilkow Th., Wall D., Bigini R. [54]
заболеваний была известна с конца XVIII -начала XIX веков [13, 20, 23, 24, 30].
Многочисленными исследованиями было установлено, что плесневые грибы занимают второе место после клещей семейства Pyroglyphidae как источники бытовых аллергенов в условиях жилой среды [36,
58, 74]. Также было доказано, что от 10 до 32% больных атопией имеют повышенную чувствительность к различным аллергенам плесневых грибов, а среди больных ринитом и бронхиальной астмой — и до 78,5%
[13, 25, 30, 37, 41, 70].
Сам антигенный материал плесневых грибов содержится в их спорах и мицелии [17, 51, 53, 61, 75].
Наиболее распространенными формами аллергии, вызванной сенсибилизацией к плесневым грибам, являются микогенная бронхиальная астма, аллергический насморк и аллергическая экзема [14, 28, 67].
Важно отметить, что возникновение сенсибилизации организма к ингаляционным аллергенам сопровождается повышенным уровнем общего и специфического иммуноглобулина типа Е (IgE), которое в настоящее время рассматривается как один из ведущих факторов риска возникновения аллергических болезней, в том числе бронхиальной астмы [8, 15, 31, 43, 47, 59, 64].
Установлено, что повышенный уровень IgE имеет место при респираторной грибковой аллергии. К примеру, специфические IgE-антитела были найдены у 90% пациентов с гиперчувствительностью к плесневым грибам рода Penicillium, в 81,8% случаев — к грибам рода Aspergillus [24, 77] и у 13,3% пациентов — к Fusarium [57].
Таким образом, плесневые грибы являются одним из основных источников ингаляционных аллергенов [22, 29, 71].
Ключевым гигиеническим моментом является вопрос о предельно допустимой концентрации спор грибов в воздухе помещений, превышение которого приводит к развитию заболевания. Однако выявить дозозависимость иммунной реакции на микогенные аллергены крайне сложно, поскольку контакт человека с грибами происходит повсеместно, постоянно и не только в жилых помещениях. Большое значение имеют также индивидуальный генотип и, следовательно, индивидуальная чувствительность пациентов. По этому вопросу в научных публикациях имеются разноречивые сведения (см. табл. 1).
В научных литературных данных существуют предположения, что должны существовать пороговые концентрации содержания спор плесневых грибов в воздухе как для здоровых людей, так и для атопиков [50], другие исследователи предлагают ориентировочные пороговые уровни для представителей отдельных родов плесневых грибов [33], говорят о существовании «условной нормы» [9, 16], низкого или высокого содержания спор плесневых грибов в воздухе жилых помещений [21, 54]. В региональном отчете Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) за 1990 г. пороговой концентрацией спор в воздухе жилых помещений было предложено считать 500 спор/м3 воздуха [78].
В результате, несмотря на все существующие норма-
тивные предложения, вопрос о предельно допустимой концентрации спор плесневых грибов в воздухе жилых помещений до сих пор остается открытым.
Вследствие того, что на сегодняшний день не существует официальных единых регламентов или нормативов по допустимому содержанию споровых форм плесневых грибов в воздушной среде жилых помещений, а также отсутствуют какие-либо нормативно-методические документы, регламентирующие проведение экологогигиенической экспертизы грибкового поражения жилых помещений, нами была проведена исследовательская работа в помещениях различных типов зданий и окружающего атмосферного воздуха. Исследования проводились в разные сезоны в помещениях, имеющих грибковое поражение стен, и в «здоровых» помещениях (без грибкового поражения стеновых конструкций).
Согласно нашим исследованиям, пик грибкового загрязнения наблюдался в весенне-летний сезон (рис. 1). Однако характеристика микологического загрязнения воздушной среды помещений в разные сезоны года отличается от атмосферного воздуха. Как видно из рис. 1, общее микологическое загрязнение воздушной среды жилых помещений в весенне-летний сезон ниже уровня загрязнения атмосферного воздуха, за исключением ванных комнат. напротив, в осенне-зимний период уровень грибкового загрязнения воздушной среды помещений превосходил уровень загрязнения атмосферного воздуха как по показателям общего грибкового загрязнения, так и по отдельным видам грибов. Особенно это относится к грибам рода Penicillium. Самые высокие концентрации спор этого вида грибов определялись в воздушной среде помещений в зимний период.
С целью выявления факторов среды, влияющих на уровень содержания грибков в воздушной среде, проведено сопоставление результатов химического и микологического загрязнения воздуха различных районов Москвы (рис. 2). При этом установлено, что наиболее высокий уровень грибкового загрязнения воздушной среды отмечался в районах с низким уровнем химического загрязнения воздуха. Так, для экологически чистых районов с условным показателем степени хи-
99
тиена и санитария 5/2013
со
Рис. 1. Уровень общего грибкового загрязнения воздушной среды в разные сезоны года.
мического загрязнения, равным 4,5 усл. ед., характеризующихся обилием зелени, отсутствием крупных промышленных предприятий, загрязняющих атмосферный воздух, характерно более высокое содержание спор грибов родов Penicillium, Aspergillus, Cladosporium, Mucor, Fusarium. Общее грибковое загрязнение воздуха в этих районах составляло 160,2 ± 204 колонии/м3. В районах с высоким уровнем химического загрязнения, равным по условному показателю 10,7 усл. ед., уровень грибкового загрязнения снижался до 125 ± 27 колоний /м3.
Результаты проведенных исследований показали, что микрофлора внутри помещений в значительной степени зависит от функционального назначения помещений и жизнедеятельности человека: наиболее высокие концентрации спор грибов были обнаружены в воздушной среде ванных комнат, что объясняется главным образом более высоким уровнем влажности воздуха, которая способствует росту грибковых спор. Общий уровень грибкового загрязнения в ванных комнатах превосходил уровень загрязнения атмосферного воздуха в 1,7 раза: для Cladosporium эта разница составляла 3 раза, для Rhizopus — 2,1 раза.
В последние годы отмечается неуклонное возрастание числа обращений населения по поводу возникновения аллергических заболеваний, обусловленных воздействием на организм аэрогенных спор плесневых грибов в условиях внутрижилищной среды.
С целью изучения причин и факторов, влияющих на возникновение и распространение грибкового поражения зданий, при проведении обследования жилых помещений нами выполнялись следующие работы: 1) отбирались пробы со стеновых конструкций, пораженных грибком- 2) производился отбор проб воздуха во всех помещениях квартир- 3) параллельно отбирались пробы атмосферного воздуха- 4) замерялись микроклиматические параметры внутренней среды жилых помещений (температура, относительная влажность) — 5) осуществлялась проверка работы вентиляции.
Установлено, что в домах с пораженными грибковой флорой стеновыми конструкциями уровни микологического
Химическое загрязнение Грибковое загрязнение
Рис. 2. Влияние химического загрязнения атмосферного воздуха на уровень его грибковой обсемененности.
загрязнения внутренней среды помещений в десятки-сотни раз превышают содержание грибковой флоры в воздухе помещений «здоровых» домов: так, в «здоровых» домах концентрации спор грибов составляли до 500 КОЕ/м3, тогда как в домах с грибковым поражением стен — до 12 000 КОЕ/м3 и выше (табл. 2).
Средний уровень общей грибковой обсемененности воздушной среды помещений в осенне-зимний период в квартирах с грибковым поражением стен составил 2336,1 ± 98,8 КОЕ/м3, в «здоровых» квартирах он был в пределах 474,4 ± 83,6 КОЕ/м3.
При этом наиболее сильное влияние на рост грибковой флоры оказывает влажность воздуха в помещениях: относительная влажность воздуха в «больных» квартирах в зимний период была на 20% выше, чем в «здоровых», что и способствовало интенсивному росту и развитию грибов.
Установлена также прямая корреляционная связь между загрязнением воздушной среды жилых помещений грибковыми спорами и содержанием их в пораженных стеновых конструкциях. Связь статистически достоверная. Коэффициент корреляции r составил 0,78 (табл. 3).
Кроме того, установлено, что концентрация спор грибов в воздухе находится в прямой зависимости от площади и глубины поражения стеновых конструкций.
Таблица 2
Среднее содержание грибковой флоры в воздушной среде и микроклиматические параметры в контрольной и опытной группах
Изучаемые показатели Количественное содержание плесневых грибов в 1 м³ воздуха помещений Температура, °С Относительная влаж-ность,%
«Здоровые» квартиры M ± m 474,4 ± 83,6 21,8 ± 0,3 36,8 ± 1,83
n = 34 Диапазон 30−2090 17,6−24,8 19,1−63
Помещения с грибковым поражением стен M ± m n = 129 2336,1 ± 98,8 25,1 ± 0,45 48,1 ± 1,72
Диапазон 118−12 800 16,1−28,8 20,6−92
100
Таблица 3
Количественная характеристика содержания грибковой флоры в воздухе и стеновых конструкциях в домах с грибковым поражением
Содержание спор грибов
Помещения в стеновых в воздухе
конструкциях, КОЕ/г помещений, КОЕ/м3
Комнаты М = 325 592,8 М = 4280,2 ср
n = 549 n = 552
Кухни М =207 286 ср М = 2369 ср
n = 112 n = 112
Ванные М =41 546 ср М = 1336,1 ср
n = 66 n = 66
0−371 200 43−6480
Прихожие М = 33 687 ср М = 2463 ср
n = 37 n = 37
результаты и обсуждение
В целом в результате проведенных исследований установлено:
1. Основным источником поступления грибковых спор в воздух помещений являются пораженные стеновые конструкции. Концентрация спор грибов в воздухе зависит от глубины и площади поражений.
2. Уровень содержания грибковых спор в воздухе квартир с грибковым поражением стен в несколько раз выше содержания их в атмосферном воздухе и воздухе «здоровых» квартир.
3. Главным условием поражения стеновых конструкций грибком является постоянное поступление в них влаги.
4. Основными причинами постоянного попадания влаги в стеновые конструкции и их грибкового поражения являются по степени их значимости: а) нарушение герметичности швов и промерзание стен (бракованные стены) — б) бытовые протечки воды- в) нарушение технологии отделочных работ при ремонте- г) недостаточная гидроизоляция фундамента и крыши.
наиболее высокие уровни грибкового загрязнения воздушной среды выявлены в квартирах с бракованными промерзающими панелями.
Факторами, весьма способствующими росту и развитию грибкового поражения жилых зданий и помещений, являются: а) повышенная относительная влажность в помещении в зимний период (свыше 45%) — б) температура воздушной среды в помещениях (22−26 °С) — в) неработающая вентиляция- г) недостаточная продолжительность инсоляции помещений- д) плохая санация помещений- е) нарушение гидроизоляции фундамента — для первых этажей- ж) нарушение гидроизоляции крыши — для последних этажей- з) нарушение герметичности швов в панельных и блочных домах- и) промерзание стен.
С целью изучения опасности влияния грибкового загрязнения внутрижилищной среды на здоровье населения нами была проведена оценка его состояния (по поликлиническим данным) у людей, проживающих в здоровых квартирах и квартирах с грибковым поражением стен. Всего было обследовано на наличие грибкового поражения 118 квартир, в которых проживало 347 человек.
При изучении состояния здоровья оценивались об-
Таблица 4
Влияние уровня грибкового загрязнения воздуха жилых помещений на аллергическую заболеваемость населения
Концентрация Заболеваемость
Квартиры грибковых спор, КОЕ/м3 аллергией бронхиальной астмой
Здоровые 474,4 ± 88,6 — -
Пораженные, действие грибкового загрязнения — менее одного года (34 кв.) 2171,1 ± 283 4 11,8% 2 5,9%
Пораженные, действие грибкового загрязнения — менее одного года (60 кв.) 3561,1 ± 305 44 73,3% p & lt- 0,01 18 30,0% p & lt- 0,01
щая аллергическая заболеваемость и отдельно — количество больных с бронхиальной астмой с клинически подтвержденным диагнозом.
Установлено, что в «здоровых» квартирах, т. е. не имеющих грибкового поражения стен и других поверхностей, у проживающих не было выявлено аллергических заболеваний, подтвержденных врачебным диагнозом (табл. 4).
В квартирах, имеющих грибковое поражение более одного года, концентрация грибковых спор в воздухе превышала 3500 КОЕ/м3 и у 73,3% проживающих были выявлены различные аллергические заболевания, в том числе у 30% бронхиальная астма.
Результаты наших исследований не только четко подтверждали роль грибкового фактора в развитии сенсибилизации организма, но и выявили определенную длительность воздействия данного агента.
на детском контингенте нами был выявлен феномен гиперчувствительности организма человека к аллергенам плесневых грибов. Всего было проведено обследование 170 детей в возрасте от 5 до 10 лет, из которых 120 (70,58%) имели респираторные симптомы различной степени выраженности и 50 (29,42%) страдали бронхиальной астмой легкого течения с давностью патологических процессов свыше одного года. Состояние здоровья детей оценивалось по степени их сенсибилизации в том числе и к аллергенам плесневых грибов — по уровню специфического IgE в сыворотке крови (табл. 5). Аллергопатология сопровождается появлением в периферической крови антител (иммуноглобулинов) класса Е,
Таблица 5
Показатели иммунного статуса при различных уровнях грибковой обсемененности воздушной среды помещений
Изучаемые группы
Средние уровни общей грибковой обсемененности воздуха, КОЕ/м3
Уровень специфического IgE в сыворотке крови, Ед/мл
Дети с респира- 324,83 ± 13,29
торной патологией М ± m n = 120
Дети, страдающие 1519,3 ± 39,38
бронхиальной
астмой
М ± m
n = 50
70,34 ± 1,07
129,9 ± 19,53*
Примечание. Жирным шрифтом со звездочкой отмечены достоверные изменения.
101
[гиена и санитария 5/2013
концентрация в крови которых обычно у здоровых лиц крайне незначительна. У больных же с аллергическими заболеваниями уровень специфических IgE-антител резко повышен, что имеет большое диагностическое значение, что и было обнаружено (см. табл. 5).
При повышении средних уровней общей грибковой обсемененности с 324,83 ± 13,29 КОЕ/м3 (в квартирах детей с респираторной патологией) до 1519,3 ± 39,38 КОЕ/м3 (в квартирах детей с бронхиальной астмой) наблюдалось достоверное увеличение содержания специфического IgE в сыворотке крови в 1,8 раза — с 70,34 ± 1,07 до 129,9 ± 19,53 Ед/мл соответственно.
Кроме данных исследований, также была проведена оценка влияния грибкового загрязнения внутрижилищной среды на цитологический статус слизистых оболочек носа и рта с использованием неинвазивных методов исследования.
Всего было обследовано 96 человек: из них 50 составили контрольную группу, подвергавшуюся воздействию грибкового фактора на уровне 456 КОЕ/м3, 46 -опытную.
При обследовании лиц из опытной группы, когда уровень грибковой обсемененности жилища составлял 2032 ± 159,5 КОЕ/м3, были выявлены следующие состояния слизистых оболочек полости рта и носа: а) увеличение содержания лейкоцитов в слизистой носа — обнаружено у 40% обследованных лиц, из них для 32% установлено воспалительное состояние, а для 8% - острое воспалительное состояние слизистых- б) увеличение количества эозинофилов в слизистой носа (выявлено у 76% обследованных лиц).
В целом изучение цитологических показателей состояния слизистых оболочек полости носа и рта показало, что ингаляционное действие грибковых спор в концентрациях свыше 2000 КОЕ/м3 приводит к достоверному увеличению (40 и 76%) по сравнению с контролем — до 500 КОЕ/м3 — (24 и 20%) числа лейкоцитов и эозинофилов соответственно.
Следовательно, проживание в неблагополучных по микологическим показателям помещениях неблагоприятно сказывается: а) на цитологическом статусе слизистых оболочек носа и рта, приводя к снижению числа лиц с нормальным цитологическим статусом за счет увеличения воспалительных процессов в полости носа и рта и аллергических состояний в слизистой носа- б) на содержании IgE- а также способствует росту аллергопатологии среди населения.
Литература (пп. 32−78 — см. References)
1. Абдалов К. А., Теддер Ю. П., Пувинова Л. Г. Экологические аспекты микотических поражений человека. Экология человека. 2000- 3: 13−5.
2. Антонов В. Б., Медведева Т. В., Соболев А. В. Микогенные аллергии. Аллергология. 1998- 2: 23−6.
3. Антонов В. Б., Яробкова Н. Д. Пневмомикозы: Учебное пособие для врачей и студентов медицинских вузов. СПб.: МАПО- 1996.
4. Антонов В. Б., Яробкова Н. Д. Роль условно-патогенных грибов в заболеваемости легких смешанной этиологии. В кн.: Материалы 6-го Национального конгресса по болезням органов дыхания. Новосибирск- 1996: 120.
5. Антропова А. Б., Биланенко Е. Н., Мокеева В. Л., Чекунова Л. Н., Петрова-Никитина А.Д., Желтикова Т. М. Микобиота жилых помещений г. Москвы. Тезисы сообщений на VII Кашкинских чтениях. Проблемы медицинской микологии. 2004- 6 (2): 58.
6. Антропова А. Б., Мокеева В. Л., Биланенко Е. Н., Чекунова
Л.Н., Желтикова Т. М., Петрова-Никитина А. Д. Аэромикота жилых помещений г. Москвы. Микология и фитопатология. 2003- 37 (6): 9−11.
7. Богомолова Т. С., Васильева Н. В., Горшкова Г. И. Микобиота некоторых жилых помещений в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Проблемы медицинской микологии. 1999- 1 (3): 41−3.
8. Елинов Н. П., Васильева Н. В. Микромицеты — аллергены. В кн.: «Булатовские чтения»: Тезисы докладов научнопрактической конференции «Актуальные вопросы пульмонологии и клинической аллергологии». СПб.- 1999: 34.
9. Елинов Н. П. Микобиота некоторых хранилищ фондов библиотеки Российской академии наук. Средства и методы деконтаминации. В кн.: Доклад на Международной конференции «БАН-10 лет после пожара». 16−18 февраля 1998 г. СПб.: БАН- 1999: 207−17.
10. Елинов Н. П. Основы биотехнологии. СПб.: Наука- 1995: 233−9- 247−8.
11. Золубас М. И., Лугаускас А. Ю. Систематическое положение микромицетов: пыль жилых помещений. В кн.: Проблемы идентификации микроскопических грибов и других микроорганизмов. Вильнюс- 1987: 34−7.
12. Ингольд Ц. Пути и способы распространения грибов. М.- 1958.
13. Йегер Л. Клиническая иммунология и аллергология: Пер. с нем. М.: Медицина-1986. т. 2: 94−102.
14. Клауснитцер Б. Экология городской фауны: Пер. с нем. М.: Мир- 1990.
15. Ковзель Е. Ф., Соболев А. В., Митрофанов В. С. Характер микогенной сенсибилизации у больных бронхиальной астмой, проживающих в Новгородской области. Проблемы медицинской микологии. 2003- 5 (3): 17−9.
16. Конса К., СийнерМ. Климатологические и микробиологические исследования воздушной среды в библиотеках. В кн.: Теория и практика сохранения памятников культуры: Сборник научных трудов. вып. 17. СПб.: Российская научная библиотека- 1995: 9−16.
17. Кошкин В. С., Зайцева Г. А. Иммуногенетическая предрасположенность к аллергодерматозам у рабочих микробиологической промышленности. В кн.: Современная микология в России: Тезисы докладов 1-го съезда микологов. М.- 2002: 361.
18. Лебедева Т. Н. Гуморальный иммунитет при кандидозе: Ав-тореф. дис. … д-ра мед. наук. Л.- 1993.
19. Лебедева Т. Н. Патогенез аллергии к Са^йа aspecies (обзор). Проблемы медицинской микологии. 2004- 2: 12−7.
20. Лусс Л. В. Аллергия — болезнь цивилизации: эпидемиология, факторы риска, этиология, классификация, механизмы развития. Аллергология. 2002- 2 (2): 9−11.
21. Петрова-Никитина А.Д., Мокеева В. Л., Желтикова Т. М., Чекунова Л. Н., Антропова А. Б., Мокроносова М. А., Биланенко Е. А., Сизова Т. Н. Микобиота домашней пыли г. Москвы. Микология и фитопатология. 2000- 34 (3): 25−33.
22. Пономарева О. В. Влияние аэрогенных загрязнителей окружающей среды на распространенность аллергического ринита у детей. В кн.: 11-й Национальный конгресс по болезням органов дыхания. Москва, 9−13 ноября 2001 г М.- 2001: 223.
23. Пухлик Б. М. Киническая аллергология в Украине. Состояние и нерешенные проблемы. 1мунолопя та аллерголопя. 1998- 2: 14−26.
24. Пухлик Б. М., Русанова В. Б. Аллергены Украины. Состояние дел, нерешенные проблемы и перспективы. 1мунолопя та аллерголоыя. 1999- 3: 3−9.
25. Сидоренко Г. И., Печенникова Е. В., Можаев Е. А. Изучение аллергенных факторов окружающей среды (обзор). Гигиена и санитария. 1997- 3: 49−52.
26. Соболев А. В. Значение микромицетов в патологии легких у человека. Проблемы медицинской микологии. 1999- 1 (3): 4−9.
27. Соболев А. В., Васильева Н. В. Микогенная аллергия (этиология, патогенез, клиника, диагностика, лечение и профи-
102
лактика). В кн.: Федосеев Г Б., ред. Аллергология. Частная аллергология. т. 2. СПб.: Нордмедиздат- 2001: 200−11.
28. Соколова Т. С., Яблокова Ф. Н., Петрунов Б. Н. и др. Сенсибилизация к плесневым грибам в клинике бронхиальной астмы. Педиатрия. 1982: 32−3.
29. Украинцева В. В. Аэроаллергены и аэроаллергенная служба. Аллергология. 1998- 2: 27−31.
30. Фрадкин В. А. Диагностические и лечебные аллергены. М.: Медицина- 1990.
31. Хаитов Р. М., Игнатьева Г. А., Сидорович И. Г. Иммунология. М.: Медицина- 2000.
References
1. Abdalov K.A., Tedder Yu.P., Puvinova L.G. Environmental aspects of mycotic lesions. Ekologiya cheloveka. 2000- 3: 13−5 (in Russian).
2. Antonov V.B., Medvedeva T.V., SobolevA. V Allergies caused by fungi. Allergologiya. 1998- 2: 23−6 (in Russian).
3. Antonov V.B., Yarobkova N.D. Pneumomycosis: A manual for physicians and medical students. St. Petersburg: MAPO- 1996 (in Russian).
4. Antonov V.B., Yarobkova N.D. The role of opportunistic fungi in the incidence of lung mixed etiology. In: Proceedings of the 6th National Congress on Respiratory Diseases. Novosibirsk- 1996: 120 (in Russian).
5. AntropovaA.B., BilanenkoE.N., Mokeeva V.L., ChekunovaL.N., Petrova-Nikitina A.D., Zheltikova T.M. Mycobiota premises in Moscow. Abstracts of Reports at the VII Kashkinskie readings. Problemy meditsinskoy mikologii. 2004- 6 (2): 58 (in Russian).
6. Antropova A.B., Mokeeva V.L., Bilanenko E.N., Chekunova L.N., Zheltikova T.M., Petrova-Nikitina A.D. Mold fungi accommodation in Moscow. Mikologiya i fitopatologiya. 2003- 37 (6): 9−11 (in Russian).
7. Bogomolova T.S., Vasil’eva N.V., Gorshkova G.I. Mycobiota of some residential areas in the city of St. Petersburg and Leningrad region. Problemy meditsinskoy mikologii. 1999- 1 (3): 41−3 (in Russian).
8. Elinov N.P., Vasil’eva N. V Micromycetes — allergens. In: «Bulatovskie readings»: Abstracts of scientific and practical conference «Actual problems of pulmonology and allergy clinical». St. Petersburg- 1999: 34 (in Russian).
9. Elinov N.P. Mycobiota some stores the Library of the Russian Academy of Sciences. Means and methods of decontamination. In.: Report of the International Conference «BAN-10 years after the fire». 16−18 February 1998, St. Petersburg: BAN- 1999: 20 717 (in Russian).
10. Elinov N.P. Basics of biotechnology. St. Petersburg: Nauka- 1995: 233−9- 247−8 (in Russian).
11. ZolubasM.I., LugauskasA. Yu. Systematic position micromycetes: dust premises. In: Problems of identification of microscopic fungi, and other microorganisms. Vil’nyus- 1987: 34−7 (in Russian).
12. Ingol’d Ts. Ways and means of distribution of fungi. Moscow- 1958 (in Russian).
13. YegerL. Clinical Immunology and Allergy: Translated from German. Moscow: Meditsina- 1986. vol. 2: 94−102 (in Russian).
14. Klausnittser B. Ecology of urban fauna: Translated from German. Moscow: Mir- 1990 (in Russian).
15. Kovzel' E.F., Sobolev A.V., Mitrofanov V.S. The nature of mico-genic sensitization in patients with asthma living in the Novgorod region. Problemy meditsinskoy mikologii. 2003- 5 (3): 17−9 (in Russian).
16. Konsa K., Siyner M. Climatological and microbiological studies of ambient air in the libraries. In.: Theory and practice of preserving cultural heritage: Proceedings. Issue 17. St. Petersburg: Russian Scientific Library- 1995: 9−16 (in Russian).
17. Koshkin VS., Zaytseva G.A. Immunogenetic predisposition to allergic dermatitis in workers microbiological industry. In.: Modern Mycology in Russia: Proceedings of the 1st Congress of mycologists. Moscow- 2002: 361.
18. Lebedeva T.N. Humoral immunity in candidiasis: Dis. Leningrad.- 1993 (in Russian).
19. Lebedeva T.N. The pathogenesis of allergy to Candida aspecies (review). Problemy meditsinskoy mikologii. 2004- 2: 12−7 (in Russian).
20. Luss L. V Allergy — a disease of civilization: epidemiology, risk factors, etiology, classification, mechanisms of development. Allergologiya. 2002- 2 (2): 9−11 (in Russian).
21. Petrova-Nikitina A.D., Mokeeva V.L., Zheltikova T.M., Chekunova L.N., Antropova A.B., Mokronosova M.A., Bilanenko E.A., Sizova T.N. Mycobiota house dust in Moscow. Mikologiya i fitopatologiya. 2000- 34 (3): 25−33 (in Russian).
22. Ponomareva O. VEffect of airborne pollutants on the prevalence of allergic rhinitis in children. In.: 11 National Congress on Respiratory Diseases. Moscow, November 9−13, 2001. Moscow- 2001: 223 (in Russian).
23. Pukhlik B.M. Clinical Allergology in Ukraine. Status and unsolved problems! мунологш та аллергологш. 1998- 2: 14−26 (in Ukranian).
24. Pukhlik B.M., Rusanova VB. Allergens Ukraine. State of affairs, unsolved problems and prospects. !мунологш та аллерголопя. 1999- 3: 3−9 (in Ukranian).
25. Sidorenko G.I., Pechennikova E.V., Mozhaev E.A. Study allergenic environmental factors (review). Gigiena i sanitariya. 1997- 3: 49−52 (in Russian).
26. Sobolev A.V. Micromycetes value in pulmonary diseases in humans. Problemy meditsinskoy mikologii. 1999- 1 (3): 4−9 (in Russian).
27. Sobolev A.V., Vasil’eva N.V. Micogenic allergy (etiology, pathogenesis, clinical features, diagnosis, treatment and prevention). In.: Fedoseyev G., ed. Allergology. Private Allergology. v. 2. St. Petersburg: Nordmedizdat- 2001: 200−11 (in Russian).
28. Sokolova T.S., Yablokova F.N., Petrunov B.N. и др. Sensitization to molds in clinical asthma. Pediatriya. 1982: 32−3 (in Russian).
29. Ukraintseva VV. Aeroallergens and aeroallergens service. Allergologiya. 1998- 2: 27−31. (in Russian).
30. Fradkin V.A. Diagnostic and therapeutic allergens. Moscow: Meditsina- 1990 (in Russian).
31. Khaitov R.M., Ignat’eva G.A., Sidorovich I.G. Immunology. Moscow: Meditsina- 2000 (in Russian).
32. Jantunen M., Jaakkola J.J.K., Krzyanowski M, eds. WHO. Assessment of exposure to indoor air pollutants. WHO Regional Publications- 1997. European series, N 78.
33. Bagni N., DaviesR.R., MalleaM., NolardN., Spieksma F.T., Stix E. Sporenkoncentrationen in Stadten der Europaischen Gemein-schaff (EG). Acta Allergol. 1977- 32 (2): 118−38.
34. Bahkali A.N., Paves S. Fungal flora in house dust in Riyadh, Saud. Arabia. Mycoses. 1999- 42 (4): 339−43.
35. Beaumont F., Kauffman H.F., deMonchy J. G., Sluiter H.J., de Vries K. Volumetric aerobiological survey of conidial fungi in the North-East Netherlands. II. Comparison of aerobiological data and skin tests with mould extracts in an asthmatic population. Allergy. 1985- 40 (3): 181−6.
36. Bronswijk J.E.M.H. van. House dust biology for allergists, aerologists and mycologists. Zeist, The Netherlands: NIB Publishers- 1981.
37. Bronswijk J.E.M.N. van, Rijckaert G., Lustgraaf B. van de. Indoor fungi, distribution and allergenicity. Acta Bot. Neerl. 1986- 35 (3): 329−45.
38. D'-Amato G., Spieksma F. Th.M. Aerobiologic and clinical aspects of mould allergy in Europe. Allergy. 1995- 50: 870−6.
39. Gergen P.J., Turkeltaub P.C., Kovar M.G. The prevalence of skin test reactivity to eight common aeroallergens in U. S. population: results from the second National Health and Nutrition Examination Survey. J. Allergy Clin. Immunol. 1987- 80: 669−79.
40. Godish D.R. Study of airborne culturable mold in 17-east-central Indiana school buildings. Proc. Indiana Acad. Sci. 1996- 105 (1−2): 61−8.
41. Gravesen S. Fungi as cause of allergic disease. Allergy. 1979- 34: 135−54.
42. Hirch S.R., Sosman J.A. A one-year survey of mould growth inside twelve homes. Ann. Allergy. 1976- 36: 30−8.
43. Hodgson M.J., MoreyP., Leung W.Y., Morrow L., MillerD., Jarvis B.B. et al. Building-associated pulmonary disease from ex-
103
[гиена и санитария 5/2013
posure to Stachybotrys chartarum and Aspergillus versicolor. J. Occup. Environ. Med. 1998- 40 (3): 241−9.
44. Horner W.E., Helbling A., Salvaggio J.E., Lehrer S.B. Fungal allergen. Clin. Microbiol. Rev. 1995- 8: 1161−79.
45. Horst M., Hejjaqui A., Horst V., Michel F.B., Bousquet J. Doubleblind placebo-controlled rush immunotherapy with standartized Al-ternaria extract. J. Allergy Clin. Immunol. 1990- 85 (2): 460−72.
46. Hunter C.A., Grant B., Flannigan B., Bravery A.F. Mould in buildings: the air spora of domestic dwellings. Int. Biodeterior. 1988- 24: 81−101.
47. Jaakkola M.S., Nordman H., Piipari R., Uitti J., Laitinen J., Karjalainen A. et al. Indoor dampness and molds and development of adult-onset asthma: a population-based incident case-control study. Environ. Health Perspect. 2002- 110 (5): 543−7.
48. Kauffman H.F., van der Heide S. Exposure, sensitisation, and mechanisms of fungus-induced asthma. Curr. Allergy Asthma Rep. 2003- 3 (5): 430−7.
49. Kersten von W. Probleme der Schimmepilzallergie. Allergolo-gie. 1985- 8 (10): 408−13.
50. Lacey J. Occupational and environmental factors in allergy. In: Ganderton M.A., Frankland A.W., eds. Allergy'-74. London: Pitman- 1975: 303−19.
51. Li D.W., Kendrick B. A year-round comparison of fungal spores in indoor and outdoor air. Mycologia. 1995- 87: 190−5.
52. Lopez M., Salvaggio J.E. Mold-sensitive asthma. Clin. Rev. Allergy. 1985- 3: 183−96.
53. Madelin T.M., Madelin M.F. Biological analysis of fungi and associated molds In: Cox C.S., Wathes C.M., eds. Bioaerosol handbook. Boca Raton, Florida: Lewis Publ./ CRC Press Inc.- 1995: 361−86.
54. Malkin R., Martinez K., Marinkovich V., Wilcow Th., Wall D., Bigini R. The relationship between symptoms and IgG and IgE a/b in an office environment. Environ. Res. 1998- 76 (2): 85−93.
55. MallingH.L. Diagnosis and immunotherapy of mold allergy with special reference to Cladisporium herbarum. Dan. Med. Bull. 1990- 37 (1, Pt 1): 12−22.
56. Middleton E.J., Reed C.E., Ellis E.F. et al., eds. Allergy: Principles and practice. 5th ed. St Louis: Mosby- 1998.
57. Miller E., Loeffler W. Micologie. Grundriss fur Natur-Wissen-schaflerund Mediziner. Stuttgart- New York: Geord Thieme Verlag- 1992. (Мюллер Э., Леффлер В. Микология. Пер. К. Л. Тарасова. М.: Мир- 1995).
58. Miller S.D. Fungi as contaminants in indoor air. Atmospheric Environ. Pt A: General Topics. 1992- 26 (12): 2163−72.
59. Muzi G., Dell'-omo M., Albritti G., Accattoli P., Fiore M.C., Ga-brielliA.R. Objective assessment of ocular and respiratory alterations in employees in a sick building. Am. J. Ind. Med. 1998- 34 (1): 79−88.
60. Nasim G., Ali S., Wahid A. Aeromycoflora of four hospitals of Lahora, Pakistan. Pakistan J. Zool. 1998- 30 (4): 301−6.
61. Nissen D., Petersen L.J., Esch R., SvejgaardE., Skov P. S., Poul-sen LK., Nolte H. IgE-sensitization to cellular and culture filtrates of fungal extracts in patients with atopic dermatitis. Ann. Allergy Asthma Immunol. 1998- 81 (3): 247−55.
62. Noble J.A., Crow S.A., Ahearn D.G., Kuhu F.A. Allergic fungale sinusitis in the southeastern USA: involvement of a agent Epic-occum nigrum. Ehrenb. еx Schlecht. 1824. J. Med. Vet. Mycol. 1997- 35 (6): 4050−9.
63. Nolard N. Aerobiology in relation to fungal lung diseases. In: Abstracts 4th Congress of European Confederation of medical micology. Glasgow- 1998: 8.
64. Oberfeld G., Eder W., Gamper A., Riedler J. Die Beziehung zwischen seebstberichoten Symptomen von bronchialer Hyper-reagibilitot und Rhinokonjunktivitis und verschiedenen Pisikofa-horen bei 12-bis 15-jahrigen schulern in Salzburg (ISAAC Studie Salzburg 1995 und 1996): Pap. 19 Workshop Lunge-Vmwelt-Arbeitsmed., Linz. 6−7 mazz, 1998. Atemwegs Lungenkrankh. 1999- 25 (6): 339−42.
65. O'-HollrernM.T., Yunginger J.W., OffordK.P. Exposure to an aeroal-lergen as a possible precipitating factor in respiratory arrest in young patients with asthma. N. Engl. J. Med. 1991- 324: 359−63.
66. Pieckova E., Jesenska Z. Microscopic fungi in dwellings and their health implications in humans. Ann. Agric. Environ. Med. 1999- 6 (1): 1−11.
67. Ponsonby A.Z., Couper D., Dwyer T., Carmichael A., Kemp A., Cochrant J. The relatoin between fungant indoor environment and subsequent asthma. Epidemiology. 2000- 11 (2): 128−35.
68. Ramirez C. Manual and atlas the Penicillia. Amsterdam, New York, Oxford: Elsevier Biomedical Press- 1982.
69. Rapes B., Fennell D.I. The genus Aspergillus. Baltimore: The Williams and Wilkins Company- 1995.
70. Schober G. Fungi in carpeting and furniture dust. Allergy. 1991- 46 (8): 639−43.
71. Schober G. Schimmelpilze in Innenraumen. Allergobiologie. 1999- 22 (6): 339−42.
72. Seuri M., Husman K., Kinnunen H., Reiman M., Kreus R, Kuro-nen P. et al. An outbreak of respiratory diseases among workers at a water-damaged building — a case report. Indoor Air. 2000- 10 (3): 138−45.
73. Solomon W.R. Assessing fungal prevalence in domestic interior. J. Allergy Clin. Immunol. 1975- 56: 235−42.
74. Strien R.T. van, Verhoeff A.P., Brunekreef B., Wijnen J.H. van. Mite antigen in house dust: relationship with different housing characteristics in the Netherlands. Clin. Exp. Allergy. 1994- 24 (9): 843−53.
75. Sutton V.J., GouldH.T. The human IgE network. Nature. 1993- 366: 421−8.
76. Takatori K., Saito A., Yasueda H., Akiyama K. The effect of house design and environment on fungal movement in homes of bronchial asthma patients. Mycopathologia. 2000- 152 (1): 41−9.
77. Tsai J.J., Chen W.C. Different age of asthmatic patients affected by different allergents. J. Microbiol. Immunol. Infect. 1999- 32: 233−8.
78. WHO. Indoor air quality: biological contaminants. Report on a WHO meeting. Copenhagen: WHO Regional publications- 1990- 31: 1−67.
Поступила 14. 02. 13
104

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой