Функционально-семантическое поле как средство структуризации категории Blood

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 111
© О.Е. Емельянова
Функционально-семантическое поле как средство структуризации категории Blood
В статье приведены результаты анализа семантической категории Blood / Кровь. Рассматриваются различные взгляды на теорию функционально-семантического поля. Основой анализа ФСК Blood взят постулат о том, что средством её структуризации является функционально-семантическое поле. Приводятся основные выводы по результатам анализа англоязычных лексикографических источников, а также формируется область ближней периферии ФСК Blood.
Ключевые слова: функционально-семантическое поле, функционально-семантическая категория, ядро.
O.E. Emelyanova
Functional — Semantic Field as a Mean of Structure of the Category Blood
The article regards semantic category Blood in English consciousness. Various theories of functional-semantic field are described. The main idea of the article is that functional-semantic field structures the category of Blood.
Keywords: functional-semantic field, functional-semantic category, nucleus.
Развитие современной лингвистической науки в немалой степени базируется на когнитивно-дискурсивной парадигме, представляющей собой одно из самых перспективных направлений в исследованиях междисциплинарного характера. Новая парадигма научных знаний рассматривает язык как часть информационно-когнитивной системы и выделяет в качестве основных функций языка его коммуникативную и когнитивную функции (Н.Д. Арутюнова, Т. ван Дейк, В. З. Демьянков, Ю. Н. Караулов, Е.С. Куб-рякова, М. Л. Макаров и др.). Когнитивно-дискурсивная парадигма, интегрируя достижения и методы смежных наук, дает возможность комплексного изучения не только самих языковых явлений, но и человека как носителя языка и субъекта познания (Ю.Н. Караулов, Б. А. Серебренников, И. П. Сусов и др.), осуществляющего категоризацию различных проявлений объективной реальности. Разработка проблематики процессов категоризации как основного способа упорядочивания мира, описания концептуальной картины мира нашла свое отражение как в классических исследованиях (Аристотель, В. фон Гумбольдт, О. Есперсен, С.Д. Кац-нельсон, И. И. Мещанинов, Г. Пауль и др.), так и в трудах ученых конца XX — начала XXI века (Н.Н. Болдырев, А. В. Бондарко, З. Г. Бурдина, А. Вежбицкая, В. З. Демьянков, П.В. Дурст-Андерсен, Е. С. Кубрякова, Л. А. Манерко, Р. И. Павиленис, Ю.С. Степанов).
Проблема категоризации является весьма важной на современном этапе развития языкознания. Одним из функциональных направлений исследования языка является функциональная грамматика, в том числе концепция функционально-семантических полей (далее ФСП). В
основе ФСП лежит определенная функционально-семантическая категория (ФСК). Порождаясь элементами разных языковых уровней, ФСК представляют собой «комплексные» категории. Результатом этого порождения является взаимодействие в речи различных элементов, образующих семантические комплексы, вследствие чего необходимо говорить об уровне функционально-семантическом [6]. «ФСП, базирующееся на определенной ФСК, представляет собой объединение разноуровневых языковых средств на основе выражения общего грамматического значения, восходящего к той или иной понятийной категории, причем объединение это не только семантическое, но и функциональное, поскольку эти единицы используются для реализации объединенной общей функции» [4].
ФСП является «совокупностью взаимосвязанных явлений, расположенных так, что одно находится в центре того пространства, которое занято этими явлениями, а остальные группируются вокруг него, соотносясь и, тем самым, сцепляясь друг с другом наличием многих смысловых и формальных признаков, т. е. находятся на периферии» [1]. Подробный анализ теории поля в лингвистике осуществлен Г. С. Щуром, который классифицировал поля следующим образом: парадигматические, синтаксические, ассоциативные, морфосемантические и функционально-семантические [21].
В данной статье мы основываемся на концепции А. В. Бондарко о функционально-семантическом поле, определяемом автором следующим образом: ФСП — это группировка разноуровневых средств языка, взаимодействующих на основе общности их семантических функций и выражающих варианты определен-
ной семантической категории [8]. ФСП — «понятие, отражающее языковое содержание и языковое выражение в их единстве, относящимся к строю данного языка» [15].
Ряд иерархически связанных между собой элементов, составляющих ФСП, сгруппированы как на основе принципа функциональности, так и инвариантности. Так, части ФСП, обладающие самостоятельностью в плане содержания и в плане выражения, рассматриваются А.В. Бон-дарко как функционально-семантические микрополя, имеющие двусторонний характер: план содержания и план выражения.
Функциональная грамматика опирается на понятие вариативности «как общего свойства, заложенного в самом устройстве языковой системы» [16], «как способа существования и функционирования всех без исключения единиц языка» [18]. Все единицы языка вариативны: они представлены в виде множества вариантов. В вариативности единиц языка проявляется ва-риантно-инвариантное устройство системы языка [17], которую можно описать при помощи разных моделей и на различных уровнях обобщения- в зависимости от этого она представляется в виде множества абстрактных единиц или материальных типовых единиц, находящихся в своеобразных отношениях. Инвариант представляет собой некоторый абстрактный предмет, характеризующийся абстрактными свойствами, некий идеальный эталон, по отношению к которому все, что реально с ним коррелирует, является группой вариантов. Инвариант не противостоит вариантам, а сам представляет некоторую совокупность вариантов [22]. Это то общее, что объективно существует в классе однородных предметов или явлений. В свою очередь, вариант есть конкретный объект, принадлежащий классу объектов, относительно которых выделяется инвариант.
Таким образом, инвариант и вариант — две характеристики предмета или явления, входящего в некоторый класс. Если свойство инвариантности характеризует то общее, что есть у данного предмета и у других ему подобных, то вариативность характеризует то особенное, что отличает данный предмет от ему подобных, с которыми он связан через свои инвариантные свойства [17].
Понятия инвариантности и вариативности имеют важное значение для характеристики онтологической сущности единиц языка. Характеризуя явление вариативности единиц языка, В. М. Солнцев выделяет два фактора, его обусловливающих: а) существование каждой единицы в виде некоторого класса и б) использова-
ние в речи всегда одного представителя класса (в силу свойства линейности речи) [19].
Итак, по мнению В. М. Солнцева, вариативность является фундаментальным свойством языковой системы и функционирования всех языковых единиц [17]. В свою очередь, полевая структура языка является «отражением его функциональных свойств, прежде всего, вариативности» [2]. Так, в языковом плане А. Г. Баранов выделяет два вида вариативности: 1) внутриуровневую вариативность, выявляющуюся только при наличии в системе языка парадигматических вариантов, в связи с чем выделяются этические (вариантные) и эмические (инвариантные) единицы языковой системы- 2) межуровневую вариативность, которая, в отличие от внутриуровневой вариативности, опирается на «не-оппозитивные» отношения, объединяющие языковые единицы разных уровней в структуре полевого типа. При полевом подходе к системе языка наиболее важным представляется рассмотрение ме-журовневой вариативности, включающей анализ разноуровневых единиц, функционально объединенных какой-либо семантической категорией или признаком. Данное объединение обладает сложной иерархической структурой на парадигматическом уровне и характеризуется разнообразными связями конституентов на синтагматическом уровне, что представляет собой анализ вариативности разноуровневых единиц, объединенных в поле по функциональному признаку [2].
Основываясь на принципах функциональности и инвариантности, единицы языка можно объединить в поле. Семантические категории представляют собой основные инварианты, выступающие в тех или иных вариантах в языковых значениях, выраженных различными (словообразовательными, лексическими, морфологическими, синтаксическими, а также комбинированными) средствами. Семантические категории доминируют в иерархической системе семантической вариативности.
Категория Blood входит в состав семантических категорий, непосредственно связанных с мыслительными. Они базируются на последних, при этом не являясь тождественными им [7].
Однако, кроме логических форм мышления, порожденных процессом познания, а следовательно, общечеловеческих по своей природе, существуют чисто структурные формы мыслей, связанные с особенностями конкретных языков, которые могут совпадать в различных языках и, наоборот, быть неодинаковыми при оформлении идентичного содержания в одном и том же язы-
ке. П. В. Чесноков определяет данные формы мышления как семантические [20]. Семантические формы мышления связаны с грамматическими формами, составляя соответственно грамматическую семантику тех грамматических форм, которые не являются универсальными и не выражают логических форм как общечеловеческих способов внутренней организации мысли. Логические формы мышления выступают в качестве собственно грамматической семантики универсальных языковых форм. Семантические формы принадлежат специфической сфере грамматического строя конкретного языка. Логические и семантические формы в совокупности образуют ее план содержания и определяют своеобразие грамматического строя каждого языка [20].
По мнению Г. В. Колшанского, каждый конкретный язык «как языковой вариант человеческого языка вообще в своем своеобразии не искажает и не преобразует действительность, а через глобальную семантическую систему всей совокупностью своих средств отображает единую природу мира в концептуальном аппарате человека, как универсальной понятийной системе, коррелирующей с реальным миром на основе принципа отражения» [13].
Мышление носит категориальный характер, так как знание, приобретенное в процессе исторического развития практики и познания, закрепляется в понятийных категориях, которые понимаются как универсальные, свойственные всем или большинству языков мира [10]. Благодаря этому свойству они выступают как «основа сводимости описаний разнообразных и разно-системных языков» [9].
Категории играют роль посредника между языком и мышлением. Понятийная же категория выражает отвлеченное, обобщенное значение, находящее в данном языке то или иное выражение. Она представляет собой замкнутую систему значений некоторого универсального семантического признака или же отдельное значение этого признака безотносительно к степени их грамматикализации и способу выражения (скрытому или явному) в конкретном языке [9]. Кроме того, она является смысловыми компонентами общего характера, свойственными не отдельным словам и системам их форм, а обширным классам слов [9].
Данные категории могут выступать в лексике, синтаксисе и морфологии, и, лишь выявляясь в формальной стороне синтаксиса и морфологии, они становятся грамматическими понятиями. Проявляясь в семантической стороне лексики, в синтаксическом строе предложения и в
морфологическом оформлении слова, понятийные категории остаются тем самым в числе языковых категорий, хотя и отражают в языке действующие нормы сознания [14]. Так, понятийная категория Blood, представленная в языке семантической категорией Blood, является универсальной, что обусловлено общими закономерностями отражения объективной действительности в сознании людей.
Таким образом, будучи универсальной фундаментальной понятийной категорией, Blood, как и другие категории, образует определённый пласт языковых единиц, представляющих доминанты картины мира.
Понятийные категории, с одной стороны, представляют собой отражение свойств и отношений реальной действительности, а с другой -имеют опору на язык. Согласно утверждению А. В. Бондарко, языковые семантические функции выступают в конкретной «языковой одежде» как значения, «привязанные» к определенным морфологическим, синтаксическим, словообразовательным или лексическим средствам или их конкретным комбинациям в данном языке. Эти семантические функции являются результатом процесса языковой интерпретации понятийных категорий [5].
В языковом отношении понятие «категория» трактуется как «любая группа языковых элементов, выделяемая на основании какого-либо общего свойства».
В узком смысле языковая категория представляет собой «некоторый признак, который лежит в основе разбиения обширной совокупности однородных языковых единиц на ограниченное число непересекающихся классов, члены которых характеризуются одним и тем же значением данного признака» [9].
Одним из важнейших и наиболее изученных типов языковых категорий являются грамматические категории, к характерным чертам которых относятся модифицирующий тип категоризующего признака, его причастность к синтаксису, «обязательность» выбора одного из его значений для словоформ из ка-тегоризуемой совокупности и наличие регулярного способа его выражения. Грамматическая категория содержит в своей семантической структуре два инвариантных значения: первичное, закрепленное за ней строем языка, и вторичное, реализуемое при включении в контекст. Первичное инвариантное значение представляет грамматическую категорию как элемент строевой парадигмы и лежит в основе всех вторичных инвариантных значений категории, объединяя их в контекстную парадиг-
му. На основе первичного инвариантного значения в языке формируются вторичные инвариантные значения, количество которых соответствует количеству лингвистически дискретных сфер общения.
Язык как средство социальной коммуникации существует в виде упорядоченной системы коммуникативных контекстов, инвариантное значение которых включается в семантическую структуру грамматических категорий как вторичное. Как справедливо замечает С.И. Кано-нич, описание функциональной семантики грамматических категорий без учета значений, проявляющихся в контексте, невозможно. Так, если первичное значение носит сугубо лингвистический характер, вторичное значение включает в свою структуру коммуникативные и прагматические компоненты и обусловлено ситуацией речи [12].
Таким образом, функционально-семантический подход дает реальную возможность изучения языка в его конкретной реализации, в действии, что отвечает естественным условиям речевого общения, когда различные языковые средства используются в их неразрывной связи [11]. Объединение языковых единиц в едином семантическом комплексе, которым и является ФСП, становится возможным благодаря тому, что почти каждое языковое явление, принадлежащее одному уровню языка, имеет свою точку опоры в другом уровне языка. Вследствие этого системно-языковые основания того или иного ФСП заложены в самом ядре грамматического строя языка. Вслед за А. В. Бондарко мы понимаем ФСП как функционально-семантическое поле, объединяющее в своем составе все конститу-енты на основе общности выполняемой ими функции характеристики количества в объективном мире признаков, процессов и явлений бытия.
Основная сложность исследования структуры категории Blood заключается в определении ядра. Рациональным в ходе исследования предполагается использование методики полевого анализа разноуровневых языковых средств, предложенной А. В. Бондарко. Планом её содержания является понятийно-содержательная зона, актуализируемая конституентами функционально-семантического поля Blood в сознании носителей английской лингвокультуры. Центр поля представляет собой «зону сгущения» признаков и вследствие этого специализацию языковых средств для выражения определенного значения.
Анализ синонимов, дефиниционный анализ, этимологические данные позволяют выделить ядро ФСП крови, которое составляет концепт blood. Так, blood обозначает «жизненную жидкость, циркулирующую в теле человека», например: «Blood is a red, vital liquid that is sent around the body by the heart, and carries oxygen and important substances to organs and tissue» [29].
Кровь может обозначать «потерю жизни, смерть»: «violence involving bloodshed, murder, gore» [29].
Лексема blood употребляется для обозначения «родственных связей»: «family background, relationship by descent from a common ancestor, descent from parents of recognized breed or pedigree» [26].
Blood может использоваться в значении «новые идеи, опыт»: «A group of people regarded as a source of energy, new ideas, members of a new team» [27].
Следующим наиболее частотным определением Blood выступает определение «поведение, темперамент»: «State of mind, temperament, disposition» [26]. Проведённый анализ лексикографических источников можно представить в виде таблицы, иллюстрирующей наличие или отсутствие тех или иных определений blood:
^^^^Словари САЬБ CCELD LDCE LDELC LLA MWOD OALDCE WEU DEL
Определения----
+ + + + + + + +
Life/vital fluid
виталь-
ность
Taking of life/murder/the + + + + + + + +
shedding of blood/
violence
потеря жизни
Pedigree/relationship from a + + + + + + + +
common ancestor/ reyal lineage родство
A group of people regarded as a source of energy, new ideas/members of a new team новые идеи, опыт + + + + +
State of mind/ disposition поведение, темперамент + + + + + + +
Анализ синонимов Blood, а также фрагментов англоязычных оригинальных текстов позволяет определить области ближней периферии ФСП (LIFE, RANK, MURDER, FAMILY, TRIBE).
Следует отметить, что составляющее дифференцированное сочетание этих микрополей формирует смысловую многоплановость ФСП Blood в современном английском языке, а инвариантный категориальный элемент крови служит основой для объединения концептов FAMILY, TRIBE, MURDER, RANK, LIFE.
Таким образом, Blood в современном английском языке представляет собой категорию, сформированную вокруг одноимённого базового концепта, формирующего структуру и содержание ФСП Blood, а ближняя периферия описываемого ФСП манифестируется вышеупомянутыми микрополями.
Литература
1. Адмони В. Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики / отв. ред. В. М. Павлов. — Л.: Наука, Ленинградск. отд-ние, 1988. — С. 239.
2. Баранов А. Г. Функционально-прагматическая концепция текста. — Ростов н/Д: Изд-во Рос-товск. ун-та, 1993. — С. 182.
3. Бенвенист Э. Общая лингвистика / под ред. Ю. С. Степанова. — 2-е изд. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. — С. 448.
4. Бондарко А. В. Грамматическая категория и контекст. — Л.: Наука, Ленинградск. отд-ние, 1971. -С. 115.
5. Бондарко А. В. Грамматическое значение и смысл. — Л.: Наука, Ленинградск. отд-ние, 1978. -С. 176.
6. Бондарко А. В. О взаимодействии языковых уровней в рамках функционально-семантической категории // Уровни языка и их взаимодействие: тез. науч. конф. — М., 1967. — С. 32−35.
7. Бондарко А. В. Семантические категории в аспекте сопоставительных исследований // Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку.
— М.: Наука, 1987. — С. 26−36.
8. Бондарко А. В. Функциональный анализ категорий грамматики: предмет и метод // Проблемы функциональной грамматики. Категории морфологии и синтаксиса в высказывании. — СПб.: Наука, 2000. -С. 9−35.
9. Булыгина Т. В., Крылов С. А. Морфология // Языкознание. Большой энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998а. — С. 313−315.
10. Есперсен О. Философия грамматики. — 2-е изд. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. — С. 404.
11. Загоруйко А. Я., Муругова Е. В. Сущность и формы выражения словообразовательных значений в производных словах в современном английском языке // Известия Ростовск. пед. ун-та. — 1998. — Вып. I. Филология. — С. 82−86.
12. Канонич С. И. Принципы типологии контекстных грамматических категорий // Вопросы языкознания. — 1984. — № 1. — С. 84−89.
13. Колшанский Г. В. Объективная картина мира в познании и языке. — М.: Наука, 1990. — С. 107.
14. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. — Л.: Наука, Ленинградск. отд-ние, 1978. -С. 237.
15. Николаева Т. М. Теория функциональной грамматики как представление языковой данности (на материале четырех выпусков кн. «Теория функциональной грамматики») // Вопросы языкознания. -1995 — № 1. — С. 68−80.
16. Попов Н. М. Количественная и коммуникативно-типологическая парадигматика предложения // Филологические науки. — 1988. — № 1. — С. 76−78.
17. Солнцев В. М. Вариативность // Языкознание. Большой энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — С. 80−81.
18. Солнцев В. М. Вариативность как общее свойство языковой системы // Вопросы языкознания.
— 1984. — № 2. — С. 31−42.
19. Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. — 2-е изд., перераб. и доп. -М.: Наука, 1977. — С. 341.
20. Чесноков П. В., Чеснокова Л. Д. Функционально-семантическое поле с гносеологическим расслоением // Функционально-семантические категории: языковой и речевой аспекты. Ростов н/Д, 1999. -С. 50−61.
21. Щур Г. С. Теории поля в лингвистике. — М.: Наука, 1974. — С. 254.
22. Ярцева В. Н. Контрастивная грамматика. -М.: Наука, 1981. — С. 112.
23. CALD — Cambridge Advanced Learner'-s Dictionary [Электронный ресурс], 2009. — URL: www. dictionary. cambridge. org
24. CCELD — Collins Cobuild English Language Dictionary [Электронный ресурс], 2009. — URL: www. dictionary. reservo. net
25. LDCE — Longman Dictionary of Contemporary English. Longman Group Ltd., 1995.
26. LDELC — Longman Dictionary of English Language and Culture. Barcelona: Longman Group UK Ltd., 1992.
27. Merriam-Webster'-s Online Dictionary [Электронный ресурс], 2009. — URL: www. merriam-webster. com
28. OALDCE — Oxford Advanced Learner'-s Dictionary of Current English. Oxford University Press. 2005.
29. WEUDEL — Webster'-s Encyclopedic Unabridged Dictionary of the English Language. N.Y.: Gramercy Books, 1996.
Емельянова Ольга Евгеньевна — ассистент кафедры «Иностранные языки» Иркутского государственного университета путей сообщения. E-mail: o.e. emelyanova@gmail. com
Emelyanova Olga Evgenyevna — tutor of the chair of Foreign Languages, Irkutsk State University of Railway Transport. E-mail: o.e. emelyanova@gmail. com
УДК 81'-342. 3, 81'-44, 18'-246.2 © В.Л. Завьялова
Активные процессы в фонетике английского языка в аспекте контактной вариантологии
Работа выполнена при поддержке программы «Научный фонд ДВФУ»
В статье рассматриваются процессы нарастания фонетической вариативности в современном английском языке, возникающие вследствие расширения ареала и сфер его функционирования как языка-посредника в современном мире. Проблемы вариантности английского языка, которые сегодня являются одними из центральных в лингвоконтактологических исследованиях, включают способы описания процессов и результата взаимного влияния контактирующих языков, особенностей вариантов и региональных разновидностей английского языка в странах Востока и Запада, вероятностной организации речевой деятельности в контексте коммуникации с неносителями, стратегий восприятия акцентной речи и другие аспекты. В данной работе приводятся результаты практического исследования звуковой специфики разновидностей английского языка Восточной Азии.
Ключевые слова: английский язык в странах Восточной Азии, фонетическая вариативность, контактная вариантология.
V.L. Zavyalova
Active Processes in English Phonetics in the Aspect of World Englishes Paradigm
The article highlights the processes of increasing phonetic variation in modern English, resulting from the expansion of its use as an intermediary language in the global speech communication. The problems of the lingua franca variability, which today are among the central in the language contacts studies, include searching the ways to describe the processes of languages'- interaction, the peculiarities of World Englishes, the probability of speech organization in the context of communication with non-native speakers, the strategies ofperceiving accented speech, and other aspects. The findings of the practical research of the sound specificity in East Asian Englishes are presented.
Keywords: English in the East Asian countries, phonetic variation, World Englishes paradigm.
Современное состояние системы английского языка характеризуется нарастанием фонетической вариативности, возникающей вследствие расширения ареала и сфер его функционирова-
ния как языка-посредника в мире. В этой связи обращение фонетистов к произносительному узусу языка межкультурного общения и факторам возникновения фонетических инноваций в

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой