Особенности показателей углеводного обмена у беременных женщин с метаболическим синдромом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК [618. 3:616−809]: 612:015. 32.
ОСОБЕННОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ УГЛЕВОДНОГО ОБМЕНА У БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН С МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ
О. Н. Кононова, А. М. Пристром, А. В. Коротаев, Э. Н. Платошкин, И. А. Чешик
Гомельский государственный медицинский университет Белорусская медицинская академия последипломного образования, г. Минск Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, г. Гомель
Экстрагенитальные заболевания у беременных представляют собой особую проблему как для терапевтов, так и для акушеров-гинекологов. С целью изучения углеводного обмена в период беременности обследованы 143 беременных женщин с признаками метаболического синдрома (МС). Распространенность и значимость ожирения и МС пациенток репродуктивного возраста делают необходимым дальнейшее всестороннее и углубленное изучение патогенетических механизмов его развития с целью снижения сердечно -сосудистого риска в будущем.
Ключевые слова: метаболический синдром, гестационный сахарный диабет, инсулинорезистентность. PECULIAR FEATURES OF CARBOHYDRATE METABOLISM IN PREGNANT WOMEN WITH METABOLIC SYNDROME
O. N. Kononova, A. M. Prystrom, A. V. Korotaev, E. N. Platoshkin, I. A. Cheshyk
Gomel State Medical University Belarusian Medical Academy of Post-Graduate Education, Minsk Republican Research Center for Radiation Medicine and Human Ecology, Gomel
Extragenital diseases in pregnant women present a serious issue both for therapists and gynecologists. The part of a therapist in treatment of pregnant women has become essential. To study carbohydrate metabolism during pregnancy, we examined 143 pregnant women with signs of metabolic syndrome (MS). The prevalence and significance of obesity and MS female patients of the reproductive age make it necessary to continue detailed and thorough studies on the pathogenetic mechanisms of its development aimed at the decrease of the cardiovascular risk in future.
Key words: metabolic syndrome, gestational diabetes mellitus, insulin resistance.
Введение
История изучения МС начинается с 1968 г., когда В. Н. Серов впервые ввел понятие «послеродовый нейроэндокринный синдром», дав его объяснение. Лишь 20 лет спустя, в 1988 г. G. Reaven описал так называемый Х-синдром, включающий артериальную гипертензию (АГ), дислипидемию, нарушение углеводного обмена и инсулинорезистентность (ИР) [1, 3].
Актуальность проблемы метаболического синдрома (МС) определяется как широкой его распространенностью — от 14 до 40%, так и высоким риском развития сахарного диабета 2 типа (СД 2 типа), АГ, коронарной болезни сердца и хронической сердечной недостаточности [1]. Частота М С среди беременных колеблется от 5 до 20%.
Ожирение ухудшает прогноз течения беременности и родов, а также повышает риск неблагоприятных перинатальных исходов. Кроме того, есть данные, что после перенесенной беременности вне зависимости от характера ее течения и исхода в послеродовом периоде возможно про-грессирование основных составляющих МС [2].
Как утверждают многие авторы, при физиологической беременности происходят определенные изменения в обмене глюкозы [3, 4], которые в ряде случаев могут привести к нарушению выработки инсулина в ответ на возникшую ИР, а значит, и к развитию геста-ционного сахарного диабета (ГСД) [5]. Известно, что во время беременности происходит физиологическое снижение толерантности к глюкозе, так как снижается чувствительность к инсулину, усиливается его распад и увеличивается содержание свободных жирных кислот [6]. Таким образом, любую физиологическую беременность можно отнести к факторам, которые могут способствовать развитию сахарного диабета любого типа. Так как гестацион-ный диабет чаще всего протекает бессимптомно, тем самым являясь трудным для диагностики заболеванием, появляется необходимость обследовать всех беременных женщин [6].
При наличии отягощающих факторов (ожирение, наследственная предрасположенность к диабету и др.) секреция инсулина становится не-
достаточной для преодоления ИР, что и приводит к появлению гипергликемии [3, 8, 9]. Важно отметить, что уже при первом посещении врача может определяться повышенная вероятность развития ГСД благодаря известным факторам риска, и, по некоторым данным, их учет позволяет своевременно выявить до 70% беременных с ГСД [3].
Цель
Изучить лабораторные показатели оценки особенностей углеводного обмена у женщин с МС в разные сроки гестационного периода и через 1 год после родов.
Материалы и методы исследования
С 2011 по 2014 гг. на базе ГУ «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека» было проведено проспективное когортное исследование 143 беременных женщин в возрасте от 19 до 43 лет (медиана — 31 (26- 35) год). Критерием включения женщин в исследование было наличие абдоминального ожирения, МС, подтвержденный лабораторными методами по критериям, принятым в 2009 г. по согласованному заявлению по МС [14], одноплодная беременность в сроке до 10 недель, отсутствие сахарного диабета 1 типа, хронической болезни почек и системных заболеваний. Все беременные подписывали информированное согласие на проведение исследования. Были сформированы 3 группы. В основную вошли женщины с установленным МС (n = 55), в группу риска (n = 57) — женщины с 1−2 компонентами МС, контрольную группу (n = 31) составили практически здоровые женщины с нормальным весом.
На этапе скрининга собирались данные анамнеза, методом анкетирования подробно изучались жалобы, проводился объективный осмотр, антропометрия. Особое внимание уделялось давности возникновения различных компонентов МС, отягощенной наследственности по ожирению, СД 2 типа, АГ, сердечнососудистым заболеваниям и их осложнениям.
После формирования выборки в сроки 6−12, 29−34 недель беременности и спустя 12 месяцев после родов проводилось комплексное антропометрическое (вес, рост, индекс массы тела, отношение ОТ/ОБ) и клинико-лабораторное обследование, включавшее оценку показателей липидного спектра крови, гормонального фона, углеводного обмена и инсулинорезистент-ности (Homeostasis Model Assessment —
HOMA-IR), суточное мониторирование артериального давления. Все исследования проводились по стандартным методикам. Индекс И Р рассчитывался по формуле НОМА IR (Matthews D., 1985 г.): инсулин натощак (мкед/мл) • глюкоза натощак (ммоль/л)/22,5. Значение индекса & gt- 2,5, принимали за наличие ИР. На основе полученной информации была разработана электронная база данных. Показатели сведены в таблицы и обработаны статистически с использованием пакета прикладного программного обеспечения «Statsoft (USA) Statistica», 8.0. Анализ различий по количественным показателям в двух независимых группах проводился с использованием критерия Манна-Уитни (U, Z). Частотный анализ в таблицах сопряженности проводили с использованием критерия %2 и точного двустороннего критерия Фишера. Анализ взаимосвязи проводили с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена (rs). Показатели описательной статистики для количественных параметров представлены в виде медианы и квартилей — Me (Q 25%- Q 75%), для качественных — в виде процентов (%). Нулевую гипотезу отменяли при уровне статистической значимости p & lt- 0,05.
Результаты и обсуждение
Одним из ключевых моментов формирования ИР в аспекте МС является изучение особенностей углеводного обмена. Под термином «углеводный обмен» стоит понимать целый ряд показателей, отражающих процессы нормального и патологического путей утилизации глюкозы клетками. Можно оценивать как конечные результативные точки в виде тощако-вой гликемии, так и параллельные процессы, приводящие к целому ряду нарушений. В рамках настоящего исследования в качестве целевых параметров были изучены как абсолютные лабораторные значения в виде глюкозы сыворотки крови натощак, С-пептида, инсулина и гликированного гемоглобина (HbA1c), так и интегративный расчетный показатель HOMA-IR. Определение этих данных были выполнены в трех интервальных промежутках времени: при включении в исследование в первом триместре беременности, в третьем триместре беременности и через год после благополучной или неблагополучной терминации беременности. Общая характеристика показателей по группам сравнения представлена в таблице 1.
Показатели углеводного обмена Статистические показатели Группа М С (n = 55) Группа риска МС (n = 57) Группа сравнения (n = 31)
Глюкоза крови натощак, ммоль/л M 5,2 4,5 4,0
Me 4,9 4,4 4,1
(Q25%- Q75%) (4,7- 5,6) (4,1- 4,8) (3,9- 4,2)
Таблица 1 — Общая характеристика показателей углеводного обмена на этапе скринингового обследования у женщин в первом триместре беременности
тт-тах 4,1−8,2 3,3−5,9 3,2−4,4
М 5,5 4,9 4,5
ИЪЛ1с, % Ме 5,4 4,9 4,4
(025%- 075%) (4,9- 5,7) (4,6- 5,2) (4,2−4,7)
тт-тах 4,2−10,7 3,8−6,4 3,9−5,2
М 15,4 11,0 8,3
ИРИ, ии/т1 Ме 12,9 10,1 8,2
(025%- 075%) (11,1- 18,9) (8,1- 12,9) (6,8- 9,6)
тт-тах 2,9−32,3 4,5−30,1 5,6−11,2
М 2,32 2,14 2,74
С-пептид, Ме 2,13 1,96 2,87
п^т1 (025%- 075%) (1,47- 2,84) (1,31−2,67) (2,16- 3,24)
тт-тах 0,79−5,12 0,91−5,12 0,98−4,98
М 3,51 2,27 1,65
НОМА -ГО-индекс Ме 2,85 2,05 1,60
(025%- 075%) (2,20- 4,60) (1,70−2,65) (1,40- 1,90)
тт-тах 1,20−8,30 1,00−7,30 1,00−2,10
Представленные данные позволяют получить общее представление о характере показателей и их величине в различных группах сравнений. При оценке вариабельности рядов данных установлено, что все лабораторные показатели имеют распределение, отличное от нормального. Ввиду этого дальнейший сравнительный анализ проводится с использованием
непараметрических методов статистической обработки данных. Важным моментом в изучении особенностей углеводного обмена является изучение возможных различий между показателями в группах. Сравнения проведены по каждому из показателей в первом, третьем триместрах беременности и через 1 год (таблицы 2, 3 и 4)
Показатель Ме [+95% ДИ- -95%ДИ] Группа М С (п = 55) Группа риска МС (п = 57) Группа сравнения (п = 31) Значимость различий: 2- р
1 У8. 2 1 У8. 3 2 У8. 3
Глюкоза крови натощак, ммоль/л 4,9 [5,0- 5,5] 4,4 [4,4- 4,7] 4,1 [3,9- 4,1] -4,70- & lt-0,05 -7,38- & lt-0,05 -4,47- & lt-0,05
НЬА1с, % 5,4 [5,2- 5,8] 4,9 [4,7- 5,0] 4,4 [4,3- 4,6] -3,71- & lt-0,05 -6,25- & lt-0,05 -3,84- & lt-0,05
ИРИ, ии/т1 12,9 [13,5- 17,3] 10,1 [9,8- 12,3] 8,2 [7,7- 9,0] -3,63- & lt-0,05 -5,48- & lt-0,05 -3,20- & lt-0,05
С-пептид, п^т1 2,13 [2,00- 2,63] 1,96 [1,85- 2,42] 2,87 [2,40- 3,09] -0,86- =0,387 -2,12- =0,034 -3,05- & lt-0,05
НОМА-ГО-индекс 2,85 [3,05- 3,95] 2,05 [2,00- 2,54] 1,60 [1,53- 1,78] -4,54- & lt-0,05 -6,43- & lt-0,05 -3,35- & lt-0,05
Таблица 3 — Сравнительная характеристика показателей углеводного обмена у женщин в третьем триместре беременности
Показатель Ме [+95% ДИ- -95%ДИ] Группа М С (п = 55) Группа риска МС (п = 57) Группа сравнения (п = 31) Значимость различий: 2- р
1 У8. 2 1 У8. 3 2 У8. 3
Глюкоза крови натощак, ммоль/л 5,5 [5,3- 5,7] 5,1 [4,9- 5,2] 4,4 [4,3- 4,6] -2,89- & lt-0,05 -6,69- & lt-0,05 -6,69- & lt-0,05
НЬА1с, % 5,8 [5,6- 6,0] 5,5 [5,3- 5,6] 4,8 [4,6- 4,9] -3,09- & lt-0,05 -6,78- & lt-0,05 -6,78- & lt-0,05
ИРИ, ии/т1 22,0 [20,9- 24,4] 15,0 [15,0- 18,2] 10,0 [9,6- 11,3] -4,89- & lt-0,05 -7,18- & lt-0,05 -7,18- & lt-0,05
С-пептид, п^т1 4,48 [3,46- 4,36] 2,44 [2,43- 3,21] 2,25 [2,08- 2,73] -3,46- & lt-0,05 -4,14- & lt-0,05 -4,14- & lt-0,05
НОМА-ГО-индекс 5,20 [4,93- 5,98] 3,40 [3,37- 4,18] 2,00 [1,90- 2,24] -4,78- & lt-0,05 -7,21- & lt-0,05 -7,21- & lt-0,05
Таблица 2 — Сравнительная характеристика показателей углеводного обмена у женщин в первом триместре беременности
Таблица 4 — Сравнительная характеристика показателей углеводного обмена у женщин через год после окончания срока гестации
Показатель Ме [+95% ДИ- -95%ДИ] Группа М С (п = 55) Группа риска МС (п = 57) Группа сравнения (п = 31) Значимость различий: 7- р
1 У8. 2 1 У8. 3 2 У8. 3
Глюкоза крови натощак, ммоль/л 5,5 [5,2- 5,6] 5,0 [4,9- 5,2] 4,4 [4,3- 4,6] -2,91- & lt-0,05 -6,19- & lt-0,05 457- & lt-0,05
ЫЬЛ1с, % 5,2 [5,5- 5,6] 5,1 [4,9- 5,2] 4,2 [4,2- 4,5] -3,36- & lt-0,05 -6,26- & lt-0,05 -4,88- & lt-0,05
ИРИ, ии/т1 13,4 [13,3- 16,2] 11,6 [11,7- 13,9] 8,9 [8,4- 9,5] -2,24- & lt-0,05 -5,49- & lt-0,05 -5,09- & lt-0,05
С-пептид, ^/т1 2,98 [2,45- 3,56] 2,02 [1,55- 2,34] 2,04 [1,70- 2,29] -2,89- & lt-0,05 -6,11- & lt-0,05 -0,26- =0,796
НОМЛ-индекс 2,60 [2,84- 3,76] 2,30 [2,19- 2,59] 1,70 [1,60- 1,86] -3,30- & lt-0,05 -2,37- & lt-0,05 -5,10- & lt-0,05
Согласно полученным результатам, уже на этапе скрингового отбора в первом триместре беременности получены статистически значимые различия по всем параметрам, за исключением уровня С-пептида в группе МС и группе риска МС. Особенно следует подчеркнуть, что выявлено повышение тощаковой гликемии и гликированного гемоглобина, что приводит к необоснованно значимой гиперинсулинемии не только в группе МС, но и в группе, где еще нет достаточных оснований для постановки диагноза «Метаболический синдром». Возможно, именно эта группа требует к себе максимального внимания в плане организации и
проведения профилактических мероприятий. В третьем триместре беременности продолжается рост показателей тощаковой гликемии и глики-рованного гемоглобина, а вслед за этим и уровней инсулина и С-пептида, что в итоге приводит в группе МС к стойкому двукратному увеличению основного показателя инсулинорезистент-ности ЫОМЛ-1Я. В дальнейшем, после окончания срока гестации, не наступает выравнивание показателей углеводного обмена, за исключением значения уровня С-пептида в группе риска МС. В графическом выражении медианы глики-рованного гемоглобина и ЫОМЛ-индекса представлены на рисунке 1.
Рисунок 1 — Медианы значений гликированного гемоглобина и НОМА-индекса в динамике в анализируемых группах
На основании визуальной оценки можно предположить, что при небольших различиях в значениях гликированного гемоглобина наиболее выраженному колебанию подвержен показатель ЫОМЛ-1Я-индекс в группе МС. Для более досто-
верной оценки динамики изменений и возврата к скрининговому уровню проведена нормализация показателей с отправной точкой исследований первого триместра, взятых за 100%. Динамический ряд представлен на рисунке 2.
Рисунок 2 — Динамика значения НОМА-индекса (%) в группах сравнения
При графическом представлении данных очевидно наибольшее увеличение HOMA-IR-индекса в сравнении с первоначальным уровнем в группе МС и группе риска. Максимальное среднее превышение значений отмечено в третьем триместре беременности и составило 177,1 ± 80,8% для группы МС и 178,2 ± 85,1% для группы риска МС. Однако впоследствии не удалось показать статистическую значимость различий ф & gt- 0,05) ввиду значительной дисперсии показателей. Эти результаты подтолкнули к дальнейшему поиску возможных взаимосвязей не только внутри лабораторных показателей, но и с другими данными исследований и измерений. В практическом здравоохранении, особенно при постановке беремен-
ных на диспансерный учет, важно быстро и без применения сложных методик выявить группы пациентов, которым угрожает развитие патологии беременности и родов. Наиболее простым способом являются антропометрические измерения, включающие оценку роста, веса и окружностей талии и бедер. В рамках настоящего исследования были выполнены перечисленные измерения и рассчитаны показатели ИМТ и отношения окружности талии к окружности бедер. Далее был проведен корреляционный анализ взаимосвязи лабораторных показателей с антропометрическими данными. Корреляционная матрица со значениями ^ и значимости ф) представлена в таблице 5.
Таблица 5 — Результаты корреляционного анализа лабораторных показателей углеводного обмена в первом триместре беременности с антропометрическими параметрами в исследуемых группах
Исследуемые показатели Окружность талии (ОТ) Окружность бедер (ОБ) Отношение ОТ/ОБ ИМТ
Группа М С Гликемия 0,05- р = 0,702 0,09- р=0,533 -0,10- р = 0,463 -0,02- р = 0,893
ньа1С 0,13- р = 0,339 0,05- р=0,717 0,03- р = 0,803 0,24- р = 0,074
ИРИ 0,31- р = 0,020 0,22- р=0,104 0,04- р = 0,747 0,27- р = 0,045
С-пептид -0,14- р = 0,318 -0,23- р=0,091 -0,02- р = 0,900 -0,09- р = 0,495
НОМА 0,27- р = 0,049 0,18- р=0,198 0,02- р = 0,899 0,27- р = 0,045
Группа риска М С Гликемия 0,32- р = 0,016 0,21- р=0,112 0,26- р = 0,055 0,19- р = 0,152
НЬА1с 0,29- р = 0,031 0,16- р=0,226 0,36- р = 0,006 0,36- р = 0,006
ИРИ 0,52- р & lt- 0,001 0,44- р=0,001 0,21- р = 0,116 0,54- р& lt-0,001
С-пептид -0,04- р = 0,775 -0,05- р=0,740 -0,09- р = 0,499 -0,07- р = 0,597
НОМА 0,52- р & lt- 0,001 0,44- р=0,001 0,27- р = 0,046 0,50- р & lt- 0,001
Группа сравнения Гликемия -0,04- р = 0,841 -0,06- р=0,752 -0,31- р = 0,089 0,15- р = 0,429
НЬА1с 0,12- р = 0,508 0,13- р=0,474 -0,12- р = 0,526 0,03- р = 0,862
ИРИ 0,16- р = 0,378 0,24- р=0,194 0,14- р = 0,461 0,27- р = 0,142
С-пептид -0,05- р = 0,807 0,04- р=0,821 -0,16- р = 0,391 -0,40- р = 0,027
НОМА -0,07- р = 0,722 0,19- р=0,315 -0,05- р = 0,812 0,31- р = 0,090
Исходя из полученных данных, в группе сравнения не было выявлено каких-либо значимых взаимосвязей, за исключением отрицательной зависимости уровня С-пептида с ИМТ. В группе МС и группе риска зафиксированы значимые ф & lt- 0,05) положительные корреляции между ИРИ, HOMA-индексом и окружностью талии. Наибольшая сила взаимосвязи отмечена между показателем инсулинорези-
стентности HOMA-IR, окружностью талии и ИМТ, которая составила более 0,5 (р & lt- 0,05).
После окончания периода гестации всем участникам данного исследования был измерен уровень гликемии натощак и проведен перо-ральный тест толерантности к глюкозе. На основании полученных данных у 22 женщин были впервые диагностированы и документированы нарушения углеводного обмена в виде нарушения толерантности к глюкозе или сахарного диа-
бета. Это позволило провести сравнительный анализ расчетных показателей углеводного обмена в подгруппах в зависимости от выявленных нарушений через год наблюдения (таблица 6).
Согласно приведенным в таблице данным, уже на этапе скрининга в первом триместре при постановке на учет в группе женщин, у которых в дальнейшем будет верифицирована патология углеводного обмена, медиана значений гликированного гемоглобина и НОМА-
индекса была значимо выше, чем в группе женщин без патологии через год наблюдения. Далее была предпринята попытка определения зависимости развития патологии углеводного обмена после родоразрешения с помощью метода логистической регрессии, где в качестве независимой переменной выбран факт выявления патологии. Данные анализа представлены в таблице 7.
Таблица 6 — Сравнительная характеристика показателей ЫЬЛ1с и ЫОМЛ-индекса в первом и третьем триместрах беременности в зависимости от наличия клинических нарушений углеводного обмена через год после беременности
Показатели углеводного обмена (Ме [-95%ДИ- +95%ДИ] Группа с нарушением углеводного обмена после беременности (п = 22) Группа без нарушений углеводного обмена после беременности (п = 121) Значимость различий: 2- р
1-й триместр ЫОМЛ-инд. 4,0 [3,3- 5,0] 2,0 [2,1−2,5] -4,5-& lt-0,001
ЫЬЛ1с, % 5,6 [5,4- 6,7] 4,8 [4,7- 4,9] -5,2- & lt-0,001
3-й триместр ЫОМЛ-инд. 5,8 [4,8- 7,0] 3,3 [3,4- 4,0] -3,9- & lt-0,001
ЫЬЛ1с, % 6,1 [5,9- 6,4] 5,2 [5,2- 5,4] -5,1- & lt-0,001
Таблица 7 — Результаты расчета отношения шансов развития патологии углеводного обмена после беременности на основании лабораторных показателей
Изучаемый показатель Коэф. В Отношение шансов 95% Д И Значимость, р
-95% +95%
1 триместр Гликемия 0,86 2,35 0,58 9,59 0,233
НЬА1с 1,66 5,27 1,43 19,37 0,012
ИРИ 0,13 1,14 0,81 1,61 0,447
С-пептид 0,07 1,08 0,61 1,90 0,800
ЫОМЛ -0,17 0,84 0,18 3,91 0,828
Сош! -16,24 & lt- 0,001
Окончание таблицы 7
Изучаемый показатель Коэф. В Отношение шансов 95% Д И Значимость, р
-95% +95%
3 триместр Гликемия -0,54 0,58 0,11 3,22 0,566
НЬА1с 2,50 12,16 1,32 111,73 0,027
ИРИ -0,04 0,96 0,79 1,16 0,666
С-пептид 1,70 5,46 2,08 14,34 0,001
ЫОМЛ -0,02 0,98 0,47 2,04 0,955
Сош! -19,57 & lt- 0,001
Наиболее значимым показателем в первом триместре, позволяющим прогнозировать развитие патологии углеводного обмена в дальнейшем, является гликированный гемоглобин. Однако при проведении проверки полученной модели оказалось, что общее количество предсказанных правильных значений составило 88,7% (г2 = 0,29) при хорошей чувствительности (96,6%), но недостаточной специфичности (45,5%). При попытке прогнозирования в третьем триместре
Таблица 8 — Результаты оценки ROC-анализа
данные были получены на основании результатов гликированного гемоглобина и С-пептида. При кросс-проверке результат предсказанных значений оказался выше и составил 91,6% (чувствительность — 96,7%- специфичность — 63,6%- г2 = 0,36). С целью повышения работоспособности модели и определения пороговых значений количественных предикторов и редукции интервальных переменных в категориальные был проведен ROC-анализ (таблица 8).
Показатель Площадь под кривой [95% ДИ] Значимость Чувствительность Специфичность Критерий
ЫЬЛ1с 0,84 [0,79- 0,92] & lt- 0,001 0,82 0,64 & gt- 5,7
С-петид 0,93 [0,84- 1,00] & lt- 0,001 0,86 0,87 & gt- 4,5
В результате проведенного ROC-анализа таты оценки теста исследуемых количественных были получены статистически значимые резуль- переменных. Для переменной «НЬА1с» опти-
мальной точкой отсечения было значение 5,7% и для переменной «С-пептид» — 4,5 (чувстви-(чувствительность — 82%, специфичность — 64%) тельность 86%, специфичность 87%) (рисунок 3).
1 — специфичность
Рисунок 3 — ЯОС-кривая модели прогнозирования развития нарушений углеводного обмена после окончания гестации
После получения новых пороговых значений гликированного гемоглобина и С-пептида была проведена проверка на сплошной выбор-
Таблица 9
ке правильности предсказанных нарушений углеводного обмена по одному показателю или по двум одновременно (таблица 9).
— Кросс-проверка адекватности модели на изучаемой выборке
Показатели в 3-м триместре Группа нарушения углеводного обмена после беременности (п = 22) Группа без нарушений углеводного обмена после беременности (п = 121) ОШ* [+95% ДИ- -95%ДИ]- р
НЬА1с & gt- 5,7% 18 (81,8%) 37 (30,6%) 10,2 [3,2- 32,3]- р & lt- 0,001
С-пептид & gt- 4,5 19 (86,4%) 16 (13,2%) 41,6 [11,0- 156,6]- р & lt- 0,001
НЬА1с & gt- 5,7% и С-пептид & gt- 4,5 пд/т! 17 (77,3%) 11 (9,1%) 34,0 [10,5- 110,0]- р & lt- 0,001
* точный критерий Фишера
Наилучшее соотношение правильно предсказанных значений и ложноположительных отмечено при одновременном применении двух показателей с целью прогноза нарушений углеводного обмена после окончания срока гестации.
Выводы
1. У женщин с МС, а также находящимися в группе риска по развитию МС выявлены статистически значимые (р & lt- 0,05) повышения то-щаковой гликемии и гликированного гемоглобина уже на этапе постановки на учет в первом триместре беременности, что приводит к необоснованной гиперинсулинемии в организме. Об этом свидетельствует наибольшее увеличение НОМА-индекса к третьему триместру беременности в сравнении с первоначальным уровнем.
2. При проведении корреляционного анализа отмечена наиболее значимая связь между показателем ИР НОМА, окружностью талии и ИМТ, которая составила более 0,5 (р & lt- 0,005).
3. Через год после окончания срока гестации у 22 (15,4%) женщин диагностированы клинико-лабораторные признаки нарушения углеводного обмена в виде нарушения толерантности к глюкозе — у 14 (9,8%) женщин и
сахарного диабета — у 8 (5,6%) женщин. При выявлении уровня гликированного гемоглобина выше 5,7% и С-пептида & gt- 4,5 в третьем триместре беременности вероятность развития патологии углеводного обмена в ближайший год после родоразрешения, составляет 34,0 [10,5- 110,0].
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Метаболический синдром у женщин: две грани одной проблемы / В. И. Подзолков [и др.] // Акушерств и гинекология. — 2003. — № 6. — С. 28−33.
2. Шехтман, М. М. Руководство по экстрагенитальной патологии у беременных / М. М. Шехтман. — М: Триада-Х, 1999. — С. 815.
3. Арбатская, Н. Ю. Сахарный диабет и беременность / Н. Ю. Арбатская // Медицинский вестник, архив. — 2011. — № 25. — 566 с.
4. Евсюкова, И. И. Сахарный диабет. Беременные и новорожденные / И. И. Евсюкова, Н. Г. Кошелева. — СПб., 1996. -268 с.
5. Структура развития факторов риска, распространенность, диагностика и методы лечения гестационного сахарного диабета (обзор) / И. В. Костенко [и др.] //Саратовский научно-медицинский журнал. — 2011. — № 2.
6. Бороян, Р. Г. Клиническая фармакология для акушеров-гинекологов / Р. Г. Бороян. — 3-е изд. — М., 2008. — С. 39−43.
7. Балаболкин, М. И. Сахарный диабет / М. И. Балаболкин. — М., 1994. — 384 с.
8. Себко, Т. В. Ведение беременности и родов при сахарном диабете: метод. рекомендации / Т. В. Себко // Правительство Москвы. — Департамент здравоохранения. — М., 2006.
Поступила 02. 02. 2015
УДК 616. 133−089. 844+616. 147. 3

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой