Кыргызстан на перепутье: экономические причины "революции тюльпанов"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КЫРГЫЗСТАН НА ПЕРЕПУТЬЕ: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ «РЕВОЛЮЦИИ ТЮЛЬПАНОВ»
Лаша ЧАНТУРИДЗЕ
адъюнкт-профессор кафедры политологии, сотрудник Центра по изучению проблем безопасности и обороны при Университете Манитоба (Виннипег, Манитоба, Канада)
В в е д е н и е
еволюция тюльпанов", произошедшая 24 марта 2005 года, выявила наиболее острые проблемы КР. Администрация президента страны А. Акаева была свергнута в результате народного восстания, причины которого коренятся не столько в политических притеснениях, сколько в экономических трудностях и лишениях. В результате новое руководство государства, пришедшее к власти в результате революции, получило в наследство тяжелейшие экономические и финансовые проблемы, которые оно вынуждено решать, чтобы избежать следующей волны народной ярости.
Однако стабильность в Кыргызстане и его дальнейшее развитие зависят не только от нынешнего руководства республики. Не меньшую роль играет то, как сложатся отношения страны с могущественными международными структурами — Международным валютным фондом (МВФ) и Всемирной торговой организацией (ВТО), с которыми в большой
мере связано экономическое и политическое будущее КР. Пока же эти две организации не принесли республике ничего, кроме вреда, разрушали ее экономическую и социальную систему, своими действиями удобрив почву для кризиса, разразившегося в мае 2005 года.
В политическом отношении Центральная Азия неустойчива и удалена от центров экономического развития. Потенциально Кыргызстан находится под угрозой исламских экстремистов и криминальных групп. После «революции тюльпанов» эти угрозы только возросли, что обусловлено тяжелым экономическим положением страны и лишениями, которые переживает ее население. Если новое правительство КР не проявит осторожности и не приложит большие усилия в экономической сфере, то слепое следование советам МВФ и ВТО может полностью разрушить экономику страны и приведет к еще более интенсивному политическому насилию.
Переходный период
Кыргызстан представляет собой страну редкостной природной красоты. Источники благосостояния КР — прежде всего туризм, сельское хозяйство и природные ископаемые. До обретения государственной независимости (1991 г.) республика экспортировала в основном золото, урановую руду, сталь, ртуть, хлопок, табак, шерсть, мясо,
электроэнергию, а также отдельные виды продукции машиностроения1. В свое время Советский Кыргызстан был в СССР почти монополистом в поставках сурьмы, которая, как и уран, теперь не добывается в существенных объемах2. Будучи преимущественно экспортером сырья и полуфабрикатов, предназначенных остальным республикам Советского Союза, после распада Союза Кыргызстан не получил от него в наследство надежной экономической инфраструктуры. В КР никогда не было хорошо развитой транспортной сети, что затрудняло как экспорт, так и импорт. Многие обрабатывающие предприятия были включены советским руководством в экономику государства искусственно. Например, в республике был завод, занятый производством торпед, другой выпускал двери для автомашин. Были в КР и сахарные заводы, которые получали сырье издалека, в том числе с Кубы, очищали его и снабжали им другие районы Советского Союза3.
Очевидно, что коллапс СССР оставил такие предприятия без работы. С распадом советского режима прекратились выплата субсидий и денежные трансферты из Москвы, а они в 1991 году (последнем году существования союзного государства) составляли 12,2% ВВП или 35,2% бюджета республики. При этом примерно половина финансовой помощи предоставлялась ей в виде субсидированных цен4. В результате бюджет Кыргызстана уменьшился с 38,5% ВВП в 1990 году до 12,7% в 1992-м5. В 1990-м КР столкнулась с большим торговым дефицитом, только в 2000—2001 годах внешнеторговый баланс удалось свести с небольшим профицитом. По результатам 2004-го текущий платежный баланс был сведен с дефицитом, составившим около 90 млн долл., а дефицит торгового баланса составил 128,4 млн долл. 6
Аскар Акаев, под руководством которого Кыргызстан вышел из Советского Союза, выиграл первые в республике свободные выборы в 1990 году. Он не принадлежал к коммунистической элите, и уже одно это обеспечило ему большую популярность. Для постсоветского лидера, особенно из Центральной Азии, это было большой заслугой. К тому же в последние годы существования советского режима, в атмосфере гласности и свободы слова, уровень жизни в стране был довольно высок. В своем рейтинге «Индекс человеческого развития» Программа развития ООН (ПРООН) ставила республику на 26 из 176 мест7. Руководство получившего независимость Кыргызстана с энтузиазмом отнеслось к рыночным реформам, и вскоре страна стала образцовым государством, следовавшим рекомендациям институтов Вашингтонского консенсуса.
В 1998 году КР стала первой республикой на постсоветском пространстве, которая присоединилась к Всемирной торговой организации, что было провозглашено как важное достижение страны и признание мировым сообществом кыргызских экономических реформ. Однако во второй половине 1990-х годов ее экономика была уже тенью прежней: к 1995 году ВВП страны уменьшился на 45% по сравнению с уровнем 1991-го8. Забавно, что в том же году Международный валютный фонд ставил Кыргызстан на четвертое место среди бывших советских республик (пропуская вперед только
1 Cm.: Dabrowski M., Antczak R. Economic Reforms in Kyrgyzstan // Russian and East European Finance and Trade, November — December 1995, Vol. 31, No. 6. P. 6.
2 Cm.: Country Profile: Kyrgyzstan. Library of Congress — Federal Research Division, November 2005. P. 7 [http: //lcweb2. loc. gov/frd/cs/profiles/Kyrgyzstan. pdf].
3 Cm.: Dabrowski M., Antczak R. Op. cit. P. 7.
4 Cm.: Ibid. P. 8.
5 Cm.: Ibid. P. 19.
6 Cm.: Country Profile: Kyrgyzstan. P. 9.
7 Cm.: Bauer A., Boschmann N., Green D., Kuehnast K. A Generation at Risk: Children in the Central Asian Republics of Kazakhstan and Kyrgyzstan. Manila: Asian Development Bank, 1998. P. 4.
8 Cm.: Pomfret R., Anderson K. Economic Development Strategies in Central Asia Since 1991. Oxford: Blackwell Publishers, 2001. P. 191.
страны Балтии) по темпам экономических реформ. Мягко говоря, столь высокая оценка отражала неверный диагноз и чудовищное непонимание проводимых «реформ», так как целью экономических преобразований должны быть не реформы сами по себе, а рост благосостояния народа и экономическое процветание страны. В 1995 году в КР работала лишь треть предприятий, около 120 простаивали, а в 2004-м вся промышленность производила только 13% ВВП9. Деиндустриализация продолжилась: по данным Статистического комитета республики, с января по октябрь 2005 года промышленное производство в стране сократилось на 9% по сравнению с соответствующим периодом 2004 года10.
Быстрый упадок экономики объясняется в первую очередь распадом СССР. До того экспорт Кыргызстана был предназначен для России и других союзных республик. В 1990-х годах многие экономические связи между бывшими советскими республиками были нарушены, и Кыргызстан здесь не стал исключением. Ни одна из них, кроме, может быть, стран Балтии, не была соответствующим образом подготовлена к переходу на рельсы рыночной экономики. Однако Кыргызстан, как и другие советские республики, выходил из СССР с определенным наследством, как-то: высокий уровень грамотности населения, хорошо образованный средний класс, функционирующая экономическая база и система социального обеспечения населения, прежде всего всеобщее среднее образование и система бесплатной медицинской помощи. Но реформы 1990-х годов, защищаемые и направляемые МВФ, свели эти преимущества, существенные для развивающейся страны, к минимуму, привели республику к экономической разрухе и политическому насилию.
В 1990-х годах господствовала неолиберальная экономическая доктрина, и ставшие независимыми бывшие советские республики получали соответствующие идеологические рецепты построения рыночной системы хозяйствования. Такие могущественные международные финансовые институты, как МВФ и Всемирный банк все еще находятся под сильным влиянием этой идеологии, придерживаясь милых их сердцу принципов: государственное вмешательство в экономику является гибельным для нее, предоставленный самому себе рынок сам превосходно справится с развитием экономики, а общие принципы экономической теории превосходно работают в любом государстве11. Однако ни МВФ, ни ВБ не обращали внимания на благосостояние населения опекаемых ими стран и не предпринимали никаких усилий, чтобы согласовать предлагаемые ими преобразования, например, с состоянием политических институтов и судебной власти, не проведя реформ этих институтов до приватизации государственных монополий и предприятий12.
В Кыргызстане беспощадные макроэкономические новации 1993 года усугублялись жесткими и поспешными реформами и приватизацией в банковском секторе. Рынок заимствований, валютные аукционы и рынок гособлигаций создали буквально на пустом месте13. В том же году из обращения был выведен российский/советский рубль, на смену которому пришла новая кыргызская валюта — сом. Вскоре после 1994 года правительство отменило контроль над такими продуктами, как продовольствие и топливо, а также упразднило экспортный контроль и контроль над прибылью, что немедленно привело к колоссальным проблемам для большинства населения и к резко-
9 См.: Country Profile: Kyrgyzstan. P. 7.
10 См.: Social Economic Situation of the Kyrgyz Republic. National Statistical Committee [http: // www. stat. kg/Eng/Home/Social. html].
11 Более подробно о принципах МВФ см.: Stiglitz J.E. Globalization and Its Discontents. New York: W.W. Norton & amp- Company, 2о0з.
12 См.: Ibid. P. 73−78.
13 См.: Dabrowski M., Antczak R. Op. cit. P. 25.
му росту бедности в стране. Стоимость сома упала, цены на товары первой необходимости многократно возросли, для многих жителей республики даже продовольствие стало недоступным.
Условие конечного успеха экономических реформ — их разумное проведение. Например, до либерализации финансовых рынков необходимо подготовить соответствующее законодательство и создать рыночные институты. То же относится к другим рынкам, монополиям, приватизации, праву собственности и т. п. Особенно важно создать законодательную систему, защищающую права собственности, поскольку лишь опираясь на такие права может идти процесс накопления капитала, который способствует экономическому росту. Другими словами, создание политических и правовых институтов должно предшествовать экономическим преобразованиям, не идти вдогонку за ними. Хорошо сконструированные институты позволят перейти к нормальной, правильно функционирующей капиталистической системе, без которой немыслимо само существование рыночной экономики.
С самого начала своего независимого существования Кыргызстан по сравнению со многими своими соседями по региону демонстрировал склонность к более либеральному и свободному общественному устройству. Его руководство и президент страны А. Акаев доверяли политическим рекомендациям и советам международных организаций и с энтузиазмом приветствовали неолиберальные экономические трансформации. Полный провал экономической реформы, колоссальный государственный долг, обнищание населения, появление воинствующего ислама и, наконец, «революция тюльпанов» стали прямым следствием этих реформ.
КР и тандем «МВФ — ВТО»
Зависимость Кыргызстана от международных финансовых организаций возникла еще в 1992 году, когда половина из 17% бюджетного дефицита республики была покрыта за счет займов из международных источников14. К 2002 году страна получила от зарубежных доноров 539 млн долл. — треть своего ВВП15. В 2001-м ее внешний долг составлял 1,7 млрд долл. 16, а к концу 2005-го достиг 2 млрд долл. 17, то есть превысил ВВП республики18! В то же время страна испытывала рост бедности и утечку мозгов. В январе 2005 года, по оценкам, среднемесячный доход был равен 54,9 долл. на челове-ка19. В 2004-м минимальная пенсия составляла 5,10 долл. в месяц (т.е. 12% среднемесячного заработка — 42,50 долл.)20. По оценкам, в 2003 году около 50% населения страны жило ниже уровня бедности, а в южных районах республики эта доля приближалась к 80%21. Особенно острая ситуация в этой сфере была характерна для сельской
14 См.: Spechler M. Free Trade, Free Markets: Central Asia on the Edge of Globalization. New York: M.E. Sharpe, Inc. 2004. P. 71.
15 См.: Ibidem.
16 См.: Ibidem.
17 См.: Jenkins K. The Kyrgyz Revolution: One Step Ahead or Two Steps Back? // Central Asia — Caucasus Analyst, 21 September 2005 [http: //www. cacianalyst. org/view_artide. php? articleid=3663].
18 См.: Spechler M. Op. cit. По паритету покупательной способности ВВП Кыргызстана составляет 8,5 млрд долл. (The CIA World Factbook 2005 [http: //www. cia. gov/cia/publications/factbook/]) — однако этот индекс вызывает сомнения, когда его применяют к экономикам, существующим в среде, где нет развитых политических, финансовых и юридических институтов, которые существенны, для того чтобы установить размеры национального богатства и капитала.
19 См.: Jenkins K. Op. cit.
20 См.: Country Profile: Kyrgyzstan. P. 6.
21 См.: Ibidem.
местности, где средний доход составляет менее 1 долл. в день22. С 1992 года постоянно снижалась доля населения, охваченного средним образованием, — детям приходилось работать, поддерживая свои семьи, а те, кто посещал школу, прекращал занятия в зимние месяцы, так как учебные заведения не отапливались23. Существенно упал и уровень общественного здравоохранения, получили распространение такие редкие в предшествующий период заболевания, как тиф и туберкулез24. После 1992 года многие врачи и представители других профессий покинули страну, в результате чего возник острый дефицит специалистов25.
В 1998 году КР приняли в ВТО, но отнюдь не из-за ее выдающихся экономических успехов, а по весьма прагматическим соображениям. Кыргызстан — это окруженная со всех сторон горами страна, расположенная вдали от большинства международных транспортных путей, не способная конкурировать ни с кем. Республика может лишь предлагать продукты, транспортные услуги или привлекательный рынок сбыта своим непосредственным соседям. Когда республику пригласили в ВТО, все ее ближайшие соседи еще не были членами Организации, и большинство из них имело мало шансов вступить в эту структуру в ближайшее время. Членство же КР в ней было мотивировано скорее политическими соображениями: для ведущих государств ВТО было заманчиво заполучить в ее состав страну с открытой экономикой, относящейся к тому же к региону, где исторически всегда доминировали автократические режимы. Этот шаг был сделан еще и потому, что у Кыргызстана не было шансов стать экономическим конкурентом ни для одной из стран, входящих в ВТО, независимо от того, какую экономическую политику официальный Бишкек проводил в постсоветский период.
Членство Кыргызстана в ВТО не принесло ему никаких преимуществ. Маленькая, изолированная горами страна редко получает какие-нибудь преимущества, отказываясь от собственной промышленной и торговой политики и полностью открываясь для импорта. С самого своего зарождения (в конце уругвайского раунда ГАТТ) ВТО предоставляла преимущества развитым индустриальным странам, а не бедным развивающимся. Как таковая эта организация наносила ущерб международной торговле. Весьма вероятно, что руководство КР присоединилось к ВТО в ожидании политических преимуществ, связанных с членством в этой организации, а не исходя из заранее выверенных экономических соображений.
Режим А. Акаева продемонстрировал высокую степень готовности принять предложенные суровые экономические меры и провести приватизацию, навязанную стране Международным валютным фондом. Последний требовал от Бишкека приватизировать государственные предприятия как можно скорее, чему тогдашний президент республики и его сотрудники охотно подчинились. В результате много крупных и важных объектов промышленности оказались в руках семьи и друзей главы государства26. Ускоренная приватизация привела к негативным последствиям: она была проведена без опоры на необходимые юридические и политические структуры. Не было ясного представления, что будет с монополиями, как обеспечить честную конкуренцию, а действовавшее в этой сфере законодательство было двусмысленным.
22 Cm.: Country Profile: Kyrgyzstan. P. 8.
23 Cm.: Ablezova M., Botoeva G., Jukusheva T., Marcus R., Satybaldieva E. A Generation at Risk? Childhood Poverty in Kyrgyzstan. CHIP Report No. 15. The Childhood Poverty Research and Policy Centre, 2004. P. 41−46.
24 Cm.: Ibid. P. 18.
25 Cm.: Olcott M.B. Central Asia’s New States: Independence, Foreign Policy, and Regional Security. Washington, DC: United States Institute of Peace Press, 1996. P. 91, 98−99.
26 Cm.: Olcott M.B. Central Asia’s Second Chance. Washington, DC: Carnegie Endowment for International Peace, 2005. P. 107.
Примечательно, что когда речь идет о странах, находящихся в переходном периоде, то на концептуальном уровне методологии экономического развития в традиционном марксизме и неолиберализме совпадают. Обе школы утверждают, что сначала происходят экономические процессы, а все остальное вытекает из них: в марксизме экономический базис определяет надстройку, у неолибералов, экономические догмы которых сменили марксистские в большинстве постсоветских государств, экономические реформы идут первыми, а политические и юридические институты просто подстраиваются под них. В реальности же ни один факт в истории не поддерживает модели «экономика идет первой». В мире нет ни одной экономически успешной страны, где в свое время не были созданы хорошо структурированные политические и юридические институты. А во всех бедных странах происходили революции, вызванные экономическими причинами и/или реформами.
Не случайно, что в КР «революция тюльпанов» началась в Джалал-Абаде и Оше — на сельскохозяйственном юге страны. А в ряд требований МВФ входили приватизация сельскохозяйственных земель и ликвидация субсидий сельскому хозяйству27, то есть не более урбанизированные северные районы страны, в том числе ее столица, г. Бишкек, а именно южные районы республики, где находятся Джалал-Абад и Ош, непосредственно вошли «в зону» этих требований. Кыргызстан унаследовал от Советского Союза неравномерное развитие урбанизированных и сельских районов, к тому же последние были менее развиты (это обычная ситуация, причем не только для стран, входивших в состав СССР, но и для всех развивающихся государств). Такое неравенство еще более усилилось после отмены Бишкеком субсидий сельскому хозяйству и транспорту. Для самых бедных жителей южного Кыргызстана стало еще невыгоднее заниматься сельским хозяйством и торговать своей продукцией в Бишкеке. Пока сельскохозяйственные и транспортные субсидии сохранялись, крестьяне были в большей степени мотивированы заниматься этим видом деятельности. Другими словами, субсидии давали жителям южного Кыргызстана работу и обеспечивали их скромным доходом. С отменой субсидий безработица в южных районах увеличилась, а неравенство между селом и городом стало еще заметнее.
Кроме того, в 1990-х годах южные районы страны имели большую плотность населения, нежели северные28. Когда в 1990-х годах началась земельная реформа, было решено разделить пахотные земли поровну среди членов прежних колхозов и совхозов. Размеры личного земельного надела тогда определяли путем деления 75% общей площади возделываемых земель на количество населения, которое имело право на эту землю. Другими словами, ¾ всех возделываемых земель распределяли среди граждан республики, родившихся до 1 января 1996 года, а оставшуюся ¼ зарезервировали и включили в сформированный Резервный земельный фонд. В результате резиденты южных районов страны оказались обделенными: размеры выделенных наделов пахотной земли варьировались между 0,75 и 1,5 га на человека в северных районах и от 0,1 до 0,3 га — на относительно густонаселенных южных территориях29. Это обстоятельство и лишение сельскохозяйственных субсидий поставило южные районы республики в очень трудное экономическое положение и обрекло их жителей на лишения.
27 Оптимистическая оценка реформ, проводимых по рекомендациям МВФ, дана в презентации, подготовленной представителем Всемирного банка в Кыргызстане Майклом С. Ратнамом: Foreign Investment During the Transition: How to Attract It, How to Make Best Use of It. Доклад, представленный на Международной конференции, посвященной пятой годовщине введения кыргызского сома, — Challenges to Economies in Transition: Stabilization, Growth and Governance, Bishkek, 27−28 May 1998 [http: //www. imf. org/ external/np/eu2/kyrgyz/pdf/rathnam. pdf].
28 С 1990-х годов в Кыргызстане происходят существенные демографические сдвиги, связанные с миграцией значительной части населения в урбанизированные районы севера, жители покидают сельские районы на юге страны в поисках работы.
29 См.: Ablezova M., Botoeva G., Jukusheva T., Marcus R., Satybaldieva E. Op. cit. P. 13.
Земельная реформа в Кыргызстане была плохо спланирована и также плохо проведена. Землю распределяли неравномерно, к тому же в ходе этого процесса свою отвратительную роль сыграла коррупция30. При этом власти приняли решение не распределять земли Резервного фонда31 (они, как мы уже отмечали, составляли 25% всех пахотных земель) между теми, кто был обделен в ходе приватизации или родился после 1 января 1996 года, а сдавать эти земли в аренду. Такое решение было принято явно по совету МВФ и Всемирного банка, руководствовавшихся принципом «просачивания вниз» (trickle-down economics)32. При этом арендовать земли из Резервного фонда могли позволить себе лишь те, кто располагал значительными средствами, но не те, кто нуждался в земле больше всего, особенно в южных районах. Это решение еще больше увеличило в стране бедность и способствовало отчуждению юга от севера.
Уругвайский раунд переговоров, который завершился созданием ВТО в 1994 году, не запрещал сельскохозяйственных субсидий. Например, государства Европейского союза, Япония и США в значительных объемах субсидируют свой сельскохозяйственный сектор. Теоретически другие страны могут делать то же самое, однако развивающиеся страны, входящие в ВТО, постоянно нуждаются в займах МВФ. А эта организация требует взамен от своих членов проводить политику экономии, в частности запрещает сельскохозяйственные субсидии. Кроме того, МВФ проводит переговоры с правительствами государств в глубокой тайне и резко возражает против раскрытия своих рекомендаций широкой общественности. Никаких открытых политических дебатов по поводу реформ, рекомендуемых МВФ для Кыргызстана, не проводили, и общественность не была должным образом информирована о них. Следовательно, жители южного Кыргызстана не могли связать свои экономические проблемы с экономическими реформами, навязанными МВФ, а объясняли свое бедственное положение тем, что президент республики А. Акаев — северянин и, как они полагали, не заботится о юге.
Кроме того, раскол страны на север и юг усиливался еще и национальным фактором. Как это обычно для Центральной Азии, в Кыргызстане проживает довольно много этнических меньшинств. В южных районах более трети населения — этнические узбеки. Большая часть их не интегрирована с основной частью населения и проживает в виде этнически однородных анклавов33. То, что в результате земельной реформы 1990-х годов южане получили в среднем значительно меньше пахотных земель на одного человека, чем жители северных районов, также было воспринято как сознательный акт государственной администрации, состоящей из сторонников Акаева, и как дискриминация узбекского меньшинства. На юге республики население более религиозно. Проводя свои опрометчивые и плохо спланированные экономические реформы, МВФ и правительство Акаева ненамеренно создали благодатную почву для таких радикальных организаций, как «Хизб ут-Тахрир», которая, по отдельным сообщениям, выплачивает своим членам по 50−100 долл. за распространение пропагандистской литературы34. Основной целью, которую провозглашает «Хизб ут-Тахрир», является создание (или «воссоздание», как говорят лидеры этой партии) исламского халифата35 — структуры, которая выступает против существования независимого кыргызского государства.
По существу МВФ, Всемирный банк и ВТО подорвали основы национального суверенитета и государственности КР. Их политика косвенным образом помогала группам
30 См.: Ablezova M., Botoeva G., Jukusheva T., Marcus R., Satybaldieva E. Op. cit. P. 13−14.
31 См.: Ibid. P. 14.
32 Когда государство предоставляет преимущества крупным фирмам, которые создают эффективное производство и новые рабочие места, обеспечивая таким образом неимущих. — Прим. перев.
33 См.: Olcott M.B. Central Asia’s Second Chance. P. 108.
34 См.: Ibid. P. 113.
35 См.: Definition: The Reasons for the Establishment of Hizb ut-Tahrir [http: //www. hizb-ut-tahrir. org/].
вроде «Хизб ут-Тахрир», а также криминальным сообществам создавать в стране свой плацдарм. Политиканы и бюрократы этих могущественных международных институтов не вполне отдают себе отчет о последствиях, к которым приводит их желание сформировать в развивающихся странах сильный рынок и слабые институты государственной власти. Место, не занятое слабыми политическими институтами государства, в конечном счете занимают общественные, экономические, религиозные или просто криминальные организации. На Западе, где хорошо развито гражданское общество и присутствует нормально функционирующий рынок, слабость государственных институтов, как правило, не порождает таких проблем, то есть пустота, возникающая после их ухода с авансцены, быстро заполняется соответствующими структурами рынка или гражданского общества. Однако в бедных, развивающихся, находящихся в переходном состоянии странах этот вакуум заполняют революционеры, радикалы, экстремисты, даже хуже — криминальный элемент.
«Хизб ут-Тахрир» до сих пор придерживается политики ненасилия, однако в 1990-х годах и в начале 2000 года на территорию Кыргызстана вторглись группы, использующие насильственные методы, а именно — представители Исламского движения Узбекистана. В 1999, 2000 и 2003 годах исламские повстанческие и террористические группы вызвали несколько крупных и мелких инцидентов в стране. Их активность проявилась в южном Кыргызстане, главным образом в Баткенской и Ошской областях36. Район Оша известен также как основной путь проникновения наркотиков и торговли живым товаром. С 1992 года в стране значительно возросло производство и потребление наркотиков. Согласно оценкам 2005 года, по числу наркоманов, потребителей опиума — республика занимала третье место в мире37.
Переход большинства крестьян на натуральное хозяйство дезорганизовал экспорт Кыргызстана и негативно повлиял на состояние национальной экономики. В 1990 году около 50% кыргызского экспорта составляли сельскохозяйственные товары. После резкого сокращения в 1990-х годах к началу 2000-х годов показатели в этой сфере приблизились к уровню 1991 года38. Продуктивность пахотных земель весьма зависит от состояния ирригационных систем (орошения требует примерно 70% земель)39. После распада Советского Союза ирригация, а скорее отсутствие таковой, представляет собой основную проблему для фермеров. У правительства нет политики ни по развитию ирригации, ни в сфере производства пестицидов.
Очевидные трудности в экономике страны и в ее финансовой системе не смущали иностранных кредиторов и покровителей. В 1996 году они считали КР «наиболее либеральной… страной на территории бывшего СССР, которая уже вошла в рыночную экономику и создала сеть новых компаний, ее также называли «Швейцарией Востока"40. Как уже отмечалось выше, до «революции тюльпанов» МВФ не упускал случая одобрить кыргызские реформы. Доклад Андерса Аслунда за 2004 год, восхвалявший экономические реформы Акаева и предсказывавший большой успех его политике в будущем (акаевский режим просуществовал только девять месяцев со дня публикации данного доклада), сейчас воспринимается как воспитательная история, написанная о совершенно иной стране41. В 1995 году Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), ныне ОБСЕ, оценила выборы в кыргызский парламент как демократические, хотя они сопровождались вопиющими нарушения-
36 См.: Country Profile: Kyrgyzstan. P. 16.
37 См.: Ibid. p. 15.
38 См.: Ibid. p. 7.
39 См.: Ibid. p. 4.
40 Dabrowski M., Antczak R. Op. cit. P. 24−25.
41 См.: Aslund A. The Kyrgyz Republic: Reinforce Economic Growth through Lower Taxes and Better Governance. Опубликовано Фондом Карнеги 17 июня 2004 года. Проф. Аслунд работал в качестве экономи-
ми42. Проставленный СБСЕ штамп «одобряем» был важен не только для администрации Акаева, но и для ее доноров, так как позволял получить широкую политическую поддержку для последующих займов Кыргызстану. Доклад СБСЕ 1995 года представляет разительный контраст с отношением данной организации к этой стране в последнее время. Ее сегодняшний представитель в КР недавно заявил, что был «расстроен отсутствием консенсуса среди участников политического процесса в Республике Кыргызстан». Посол Маркус Мюллер предусмотрительно добавил при этом, что он «пока не собирается впадать в панику"43.
Несмотря на хвалебные доклады МВФ, зарубежные инвесторы не очень-то жаловали Кыргызстан. Канадская компания «Кумтор голд компани» по сей день остается наиболее крупным иностранным инвестором в стране. Соглашение между правительством республики и этой фирмой было подписано еще в декабре 1992 года и никаких альтернативных предложений не рассматривалось. Недавно «Кумтор голд компани» предъявлено обвинение судом Бишкека в уклонении от уплаты налогов. Как утверждается, компания «много лет» не платила земельный налог, к февралю 2006 года сумма ее недоимок составила 47 млн сомов плюс штрафы44.
3 а к л ю ч е н и е
Основным итогом ошибочных требований и рекомендаций МВФ, а также членства Кыргызстана в ВТО стал внешний долг в 2 млрд долл., который по своим размерам совпадает с ВВП страны. Международный валютный фонд только недавно заметил, что экономика КР стоит перед лицом тяжелого кризиса, но умолчал о том, что этот кризис является следствием безответственной политики самого МВФ в стране. Внешняя задолженность республики достигла опасного уровня, а обслуживание долга лежит тяжелым бременем на ее экономике. Более 50% населения страны и почти каждый ее житель в сельской местности пребывает в состоянии абсолютной бедности.
Раунд переговоров ВТО в Дохе, состоявшийся в декабре 2005 года, завершился провалом. Членство Кыргызстана в этой организации не принесло ему никакой пользы: удаленное положение республики не дало ей возможности найти новых торговых партнеров, а прежние — страны того же региона45. Вряд ли КР получит много от ВТО, даже если к новому раунду сможет выправить положение. В то время, когда более богатые члены Всемирной торговой организации заняты переговорами о новых сделках, Кыргызстан сумеет выиграть, лишь развивая собственную промышленную и/или торговую политику. Новое правительство республики должно учесть просчеты, допущенные его предшественниками самостоятельно, а также руководствуясь ошибочными советами МВФ. На
ческого советника президента Акаева с 1998 по 2004 год, его работа финансировалась Программой развития ООН. Его отчет воспринимается как художественная литература, чему есть объяснение: как он сам признает в предисловии к отчету, эта работа основана на поездке в Кыргызстан в мае 2004 года. Он провел в стране одну неделю и один день, дополнив этот визит «чтением многочисленных аналитических материалов как до, так и после поездки» [http: //www. carnegieendowment. org/publications/index. cfm? fa=view&-id=1564&-prog=zru].
42 См.: Huskey E. Kyrgyzstan: the Fate of Political Liberalization. В кн.: Conflict, Cleavage, and Change in Central Asia and the Caucasus / Ed. by Karen Dawisha and Bruce Parrot. Cambridge: Cambridge University Press, 1997. P. 261.
43 Глава миссии ОБСЕ в КР: мы не хотим паниковать, но расстраивает отсутствие консенсуса среди участников политического процесса в КР // Информационное агентство «Акипресс», 17 февраля 2006 [http: // news. akipress. org/news/26 118].
44 «Кумтор» проиграл иск // Моя столица, 17 февраля 2006 [http: //www. msn. kg/page. shtml? option= item& amp-year=6&-mon=2&-id=13 017].
45 См.: Country Profile: Kyrgyzstan. P. 8.
постсоветском пространстве принято объяснять провал реформ коррупцией и плохим управлением. Однако эти факторы, какими бы пагубными они ни были, необходимо было учитывать заранее, то есть при планировании реформ. Рецепты МВФ основывались на предположении, что в Кыргызстане создана некая идеальная экономическая ситуация, в связи с чем эти рекомендации были оторваны от действительности и не могли сработать ни в КР, ни в любой другой стране.
Основным источником богатства Кыргызстана был экспорт золота. Кроме того, страна обладает значительными ресурсами гидроэнергии. Эти богатства могли бы стать источником благосостояния для будущих поколений. То же относится к запасам каменного угля и к потенциалу индустрии туризма. Проблемы свободы торговли в глобальном масштабе не имеют для страны особого значения, учитывая существующие цены на золото и другие металлы. Маловероятно, что КР, да и любая другая страна, экспортирующая золото, станет жертвой торговых тарифов или нетарифных ограничений. Даже если Кыргызстан нарушит правила ВТО, то это едва ли отметит кто-либо из крупных игроков, поэтому отказ Бишкека от участия в ВТО пойдет республике только на пользу. Спрос на золото и другие металлы, которые может предложить Кыргызстан, будет существовать всегда, при этом не столь важно, является ли продавец государством-членом ВТО. С ростом цен на энергию у Бишкека (при его значительных запасах гидроэнергии и угля) не будет проблем с инвесторами и поиском денег для создания инфраструктуры на отправку электричества своим соседям, особенно Китаю.
Кыргызстан был надежным союзником для России, а в последнее время и для США. С 2002 года Соединенные Штаты используют военно-воздушную базу в Манасе, которая является ключевой для успеха операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане. Чтобы снять по этому поводу тревогу РФ, Бишкек и ей предоставил свою военно-воздушную базу в Канте. Наряду с этим с 1992 года, по мере укрепления торговых отношений и решения пограничных вопросов, постоянно улучшались отношения Кыргызстана с Китаем. Бишкек добился бы большего, если бы налаживал двусторонние связи с важными игроками в Центральной Азии и меньше полагался на членство в международных организациях. Несмотря на свое географическое положение, республика могла бы получить больше выгод, связанных с американским интересом к ситуации в Центральной Азии (при условии, что Бишкек правильно разыграет эту карту), а также от вновь проявившегося стремления России закрепиться в этом регионе и от растущих аппетитов Китая в сфере энергетики. И действительно, в сентябре 2005 года администрация президента К Р Курманбека Бакиева, который был избран в июле того же года, заверила Вашингтон, что войска США в Манасе могут оставаться там до достижения стабильности в Афганистане46. Тогда же Бишкек подписал двустороннее соглашение с Москвой, которое предусматривает увеличение военной помощи со стороны РФ, закупки оружия, содействие в создании энергетической инфраструктуры47. Турция — естественный союзник Кыргызстана — и другие страны Ближнего Востока также могут оказать поддержку в поиске новых путей двустороннего сотрудничества. Наряду с этим КР было бы полезно установить более тесные связи с Южной Кореей и Японией и с таким нарождающимся экономическим гигантом, как Индия.
Республика нуждается в создании более сильных государственных институтов и в разработке хорошо продуманной промышленной и торговой политики, с тем чтобы сохраниться как целостная нация, избежать насилия и беспорядков, вызванных деятельностью воинствующих мусульманских групп и им подобных образований. Страна также нуждается в помощи крупных государств, которые заинтересованы в сохранении в Цент-
46 іьіа. р. 14.
47 пм. Р. 13.
ральной Азии безопасности и стабильности, то есть РФ, США и КНР. Тесные связи Кыргызстана с такими международными организациями, как МВФ и ВТО сослужили стране плохую службу, и новому правительству республики целесообразно сосредоточиться на двусторонних связях с другими странами.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой