Особенности политико-правового регулирования федерального вмешательства в дела субъектов Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МАКЕЕВ Ю. Н. Особенности политико-правового
регулирования федерального вмешательства в дела субъектов Федерации
В статье затрагиваются актуальные вопросы политико-правового регулирования федерального вмешательства в дела субъектов Федерации. Рассматриваются подходы политологов и правоведов к выявлению сущности и особенностей института федерального вмешательства. Приводится классификация мер федерального вмешательства. Предлагаются пути совершенствования законодательных актов, регулирующих порядок реализации федерального вмешательства в дела субъектов Российской Федерации.
Ключевые слова: федеральное вмешательство, конституционно-правовая ответственность, федеральное управление, временная финансовая администрация.
Одним из актуальных вопросов, широко обсуждаемых среди исследователей проблем федерализма, является функционирование института федерального вмешательства в дела субъектов Федерации.
Необходимо отметить, что в настоящее время в отечественной науке нет единого мнения относительно природы указанного явления, а также перечня мер федерального вмешательства, процедур их осуществления.
Само понятие & quot-федеральное вмешательство& quot- употребляется в научной литературе наряду с понятиями & quot-федеральное воздействие& quot-, & quot-федеральная интервенция& quot-, & quot-федеральное принуждение& quot-, & quot-федеральное предписание& quot-.
Как подчеркивает Б. Д. Дамдинов, Конституция Российской Федерации (далее -Конституция) формально право федерального вмешательства не закрепляет, что вынуждает нас к доктринальному толкованию общих конституционных норм, предопределяющих наличие данного института. Часть 2 статьи 15 Конституции закрепляет обязанность всех органов государственной власти, физических лиц и их объединений соблюдать Конституцию. Часть 3 статьи 4 Конституции закрепляет правообязанность Российской Федерации обеспечивать целостность и неприкосновенность своей территории. На основании ч. 4 статьи 78 Конституции обеспечение осуществления полномочий федеральной государственной власти на всей терри-
тории Российской Федерации возложено на Президента и Правительство Российской Федерации. Для разрешения коллизий между федеральными и региональными органами государственной власти статья 85 Конституции наделяет Президента Российской Федерации арбитражными полномочиями, а также полномочиями по приостановлению действия актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации1.
В научной литературе существует множество определений понятия & quot-федеральное вмешательство& quot-. Так, по мнению Д.В. Коте-левского, федеральное вмешательство представляет собой конституционно-правовой институт, содержащий систему взаимосогласованных норм, регламентирующих условия, политико-правовую основу, состав, процедуру временного изменения федеральными органами власти компетенции органов государственной власти субъектов Федерации, заключающийся в изъятии какого-либо предмета ведения из компетенции органов власти субъектов Федерации, имеющий целью устранение чрезвычайной ситуации, носящей угрозу государственного единства и территориальной целостности Федерации2. А. А. Кондрашов считает, что федеральное вмешательство — это правовой институт, содержащий систему норм, определяющих основания, формы и порядок действия федеральных органов государственной власти по отношению к органам
власти субъектов Федерации в случае совершения ими конституционных правонарушений или при угрозе наступления последних в целях охраны интересов общества и союзного государства3. А. В. Игнатов определяет федеральное вмешательство как правовой институт, устанавливающий систему согласованных мер, применяемых федеральными органами государственной власти по отношению к органам государственной власти субъектов Федерации в случае нарушения последними обязанности соблюдать Конституцию и законы, которые заключаются в ограничении полномочий органов государственной власти и должностных лиц субъектов Федерации, досрочном прекращении ихполномочий либо применении в отношении органов государственной власти субъектов Федерации иных мер организационного характера, предусмотренных действующим законодательством, с целью восстановления конституционной законности4.
Необходимость введения института федерального вмешательства определяется тем фактом, что далеко не всегда, как показывает практика, договорные, согласительные, координационные и иные механизмы, направленные на достижение взаимопонимания между Российской Федерацией и ее субъектами, являются оптимальными5. Основное значение института федерального вмешательства заключается в том, что в кризисных ситуациях он позволяет оперативно обеспечить верховенство и соблюдение Конституции, федерального законодательства, принятие мер, восстанавливающих порядок, нормальные условия жизни на территории того или иного субъекта Федерации6.
Вышеизложенное позволяет предположить, что институт федерального вмешательства допускает совершение федеральными органами власти определенных действий в отношении именно органов государственной власти субъектов Федерации. Однако весьма неоднозначной является позиция авторов по поводу того, какие из мер федеральных структур власти по отношению к властным структурам субъектов Федерации можно считать допустимыми мерами федерального вмешательства.
Представляется целесообразным выделить следующие пять действий федеральных органов власти, которые отно-
сятся к мерам федерального вмешательства. Это предупреждение органа государственной власти субъекта Федерации- приостановление действия нормативно-правовых актов исполнительных органов государственной власти- роспуск представительного или исполнительного органа власти субъекта Федерации или отстранение от должности высшего должностного лица субъекта Федерации- введение на территории субъекта Федерации временного федерального управления- введение на территории субъекта Федерации чрезвычайного положения.
Современная политическая наука предлагает разнообразный спектр мнений относительно сущности понятия федерального вмешательства. Одни авторы, например М.В. Глигич-Золотарева7 и А.Я. Смирнов8, считают, что понятие & quot-федеральное вмешательство& quot- непосредственно связано с понятием & quot-конституционно-правовая ответственность& quot-. Другие ученые (Т.Я. Хабриева, В.А. Савицкий) утверждают, что применяемые меры федерального вмешательства являются не санкциями, а обеспечительными мерами нормального функционирования государственной власти, служащими прежде всего интересам населения территории9. А. А. Ливеровский полагает, что среди мер федерального вмешательства можно выделить как предупредительные меры, так и принудительные меры (акции-& quot-наказания"-), меры, связанные с ограничением прав граждан10.
Отметим, что в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 4 апреля 2002 года, в котором признается соответствующим Конституции применение мер федерального вмешательства (федерального воздействия)11, отсутствует определение природы института федерального вмешательства. Однако интересные на этот счет положения содержатся в особых мнениях некоторых судей Конституционного суда, содержащихся в приложении к указанному постановлению. Так, в особом мнении судьи Н. В. Витрука сказано: & quot-Положения Федерального закона от 6 октября 1999 г № 184-ФЗ & quot-Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации& quot- (далее — ФЗ & quot-Об общих принципах… "-) устанавливают основание применения меры феде-
рального воздействия в виде конституционно-правовой ответственности (в данном случае как меры возмездия, кары, наказания)& quot-. Судья Конституционного суда Российской Федерации В. Г. Ярославцев пишет: & quot-Усмотрение Президента Российской Федерации не исключает возможность произвольного, а главное, избирательного подхода при решении вопроса о применении мер федерального воздействия (ответственности), что, в свою очередь, может повлечь тяжкие последствия& quot-.
Из приведенных выше высказываний, а также из анализа мер федерального вмешательства можно сделать предположение, что понятие & quot-федеральное вмешательство& quot- является близким по значению к понятию & quot-конституционно-правовая ответственность& quot-, а меры федерального вмешательства являются санкциями в отношении субъектов конституционно-правовой ответственности. Вместе с тем вопрос об установлении тождества понятий & quot-федеральное вмешательство& quot- и & quot-конституционно-правовая ответственность& quot- является дискуссионным.
Характеризуя указанные выше пять мер федерального вмешательства, остановимся на их отражении в действующем российском законодательстве и правоприменительной практике.
Основным нормативно-правовым актом, закрепляющим меры федерального вмешательства (без определения их в качестве таковых) является в настоящее время ФЗ & quot-Об общих принципах… "-. В соответствии со статьей 29 указанного Закона Президент Российской Федерации вправе приостановить действие акта высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), а также действие акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в случае противоречия этого акта Конституции, федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом. Указанное право Президента Российской Федерации можно рассматривать в качестве первой меры федерального вмешательства. Одним из примеров реализации Президентом Российской Федерации данного права
является Указ от 7 февраля 2001 г & quot-О приостановлении действия Указа Президента Республики Ингушетия от 22 апреля 2000 г. № 76 & quot-Об упразднении Государственного комитета Республики Ингушетия по связи& quot- и постановления Правительства Республики Ингушетия от 20 мая 2000 г. № 192 & quot-Об учреждении государственного унитарного предприятия & quot-Управление электрической связи Республики Ингушетия& quot-12.
В качестве важной меры федерального вмешательства, урегулированной российским законодательством, выступает институт предупреждения органов государственной власти субъектов Федерации со стороны федерального центра (п. 4 ст. 9, п. 2 ст. 29.1 ФЗ & quot-Об общих принципах… "-). С одной стороны, данную меру можно определить как профилактическую (такой точки зрения, например, придерживается А.А. Ливеровский), с другой, предупреждение региональным органам власти можно рассматривать в качестве санкции за нарушение федерального законодательства. Используя метод аналогии, например, с административным законодательством, можно отметить статью 3.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которая включает & quot-предупреждение"- в перечень административных наказаний13.
ФЗ & quot-Об общих принципах… "- предусматривает, что в случае, если соответствующим судом установлено, что представительным органом государственной власти субъекта Федерации приняты конституция (устав), закон субъекта Федерации или иной нормативный правовой акт, противоречащие федеральному законодательству, а представительный орган государственной власти субъекта России в течение шести месяцев со дня вступления в силу решения суда не принял мер по исполнению решения суда, в том числе не отменил данный нормативный правовой акт, и после истечения данного срока судом установлено, что в результате уклонения представительного органа государственной власти субъекта Федерации от принятия мер по исполнению решения суда были созданы препятствия для реализации закрепленных федеральным законодательством полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления,
нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц, Президент Российской Федерации выносит предупреждение представительному органу государственной власти субъекта Федерации. Предупреждение выносится в форме указа Президента Российской Федерации. Срок для вынесения предупреждения не может превышать одного года со дня вступления в силу решения суда.
Из приведенных положений, как отмечает М. М. Курманов, не ясно, когда начинается этот срок — с момента вынесения решения суда о признании противоречащим федеральному законодательству нормативного правового акта субъекта Федерации или с момента признания факта уклонения от исполнения решения суда14. Кроме того, Президент Российской Федерации выносит предупреждение высшему должностному лицу субъекта Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации) в случае издания им нормативного правового акта, противоречащего федеральному законодательству, если такое противоречие установлено соответствующим судом, и решение суда не исполнено в течение двух месяцев со дня вступления его в силу- а также в случае уклонения высшего должностного лица субъекта Федерации в течение двух месяцев со дня издания указа Президента Российской Федерации о приостановлении действия нормативного правового акта высшего должностного лица субъекта Федерации либо органа исполнительной власти субъекта Федерации об отмене приостановленного нормативного акта или о внесении в него изменений. Срок для вынесения предупреждения в этом случае не может превышать шести месяцев со дня вступления в силу решения суда или со дня официального опубликования указа Президента Российской Федерации о приостановлении действия нормативного правового акта.
М.В. Глигич-Золотарева полагает, что установленный законом & quot-срок давности& quot-, в течение которого Президент Российской Федерации выносит предупреждение законодательному органу субъекта Федерации (один год со дня решения суда), а также выс-
шему должностному лицу субъекта Федерации (6 месяцев), противоречит основной направленности института федерального вмешательства — оперативному реагированию на нарушение прав и свобод человека, угрозу единству и территориальной целостности России15. Кроме того, многие авторы указывают на необходимость более четкого закрепления перечня судов, уполномоченных участвовать в процессе привлечения к ответственности органов государственной власти субъектов Федерации и их должностных лиц. Например, Е.М. Шаш-кова отмечает, что & quot-при указании на судебные органы действующее законодательство ограничивается, как правило, терминами & quot-соответствующий суд& quot- или & quot-суд"-. Этого, очевидно, недостаточно для определения суда, уполномоченного выносить решение по столь важному для сбалансированного состояния федеративных отношений вопросу — вопросу о допустимости вмешательства Федерации в жизнь субъекта. Отсутствие четкого законодательного закрепления судебного органа создает угрозу злоупотреблений со стороны федеральных властей и делает практически нереализуемым механизм применения федерального вмешательства& quot-16.
Следующей из анализируемых мер федерального вмешательства является роспуск (отстранение от должности) органа власти субъекта Федерации (высшего должностного лица субъекта Федерации). Если в течение трех месяцев со дня вынесения Президентом Российской Федерации предупреждения законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта Федерации (в течение месяца со дня вынесения предупреждения высшему должностному лицу субъекта Федерации) указанный орган (должностное лицо) не приняли в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, Президент Российской Федерации вправе распустить законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации (отрешать от должности высшее должностное лицо субъекта Федерации). Указанные решения принимаются в форме указа (абз. 3 п. 4 ст. 9, п. 3 ст. 29.1 ФЗ & quot-Об общих принципах… "-).
Важной мерой федерального вмешательства является введение на территории субъекта Федерации временного федерального управления. В соответствии со ст. 26.9 ФЗ & quot-Об общих принципах… "- отдельные полномочия органов государственной власти субъекта Федерации могут быть временно возложены на федеральные органы государственной власти в случае, если возникшая вследствие решений, действий или бездействия органов государственной власти субъекта Федерации просроченная задолженность субъекта Федерации по исполнению долговых и (или) бюджетных обязательств превышает 30 процентов собственных доходов бюджета субъекта Федерации в последнем отчетном году. В этом случае в субъекте Федерации по решению Высшего Арбитражного суда Российской Федерации на срок до одного года вводится временная финансовая администрация.
Согласно ст. 168.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее — БК РФ) временная финансовая администрация — федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации подготавливать и осуществлять меры по восстановлению платежеспособности субъекта Федерации, оказывать содействие федеральным органам государственной власти в осуществлении отдельных бюджетных полномочий органов государственной власти субъектов Федерации, осуществлять и (или) контролировать осуществление отдельных бюджетных полномочий исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации17. В статье 168.3 БК РФ установлены полномочия указанного органа: организация проведения аудита бюджета субъекта Федерации- разработка плана восстановления платежеспособности региона- осуществление контрольных функций.
Введение указанных положений в российском законодательстве породило отрицательное к ним отношение со стороны многих авторов18. В этой связи В. А. Черепанов отмечает, что образование такого федерального органа вместо органов власти субъектов Федерации противоречит статьям 73 и 77 Конституции и вполне может быть истолковано как присвоение властных полномо-
чий региональных органов государственной власти, которое недопустимо и преследуется по закону в Российской Федерации19. Л. В. Андриченко, А. Н. Домрин, В. А. Савицкий и А. Н. Чертков, напротив, делают вывод, что временная финансовая администрация не предполагает принятие на себя всей полноты полномочий органов государственной власти субъектов Федерации. Законодательство, во-первых, предусматривает согласование ряда действий органов государственной власти субъекта Федерации с временной финансовой администрацией- во-вторых, принятие соответствующими органами решений, предлагаемых временной финансовой администрацией20. Так, в соответствии со ст. 168.3 БК РФ глава временной финансовой администрации вносит на рассмотрение органов государственной власти субъекта Федерации проекты нормативных правовых актов, предусмотренных планом восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации.
Кроме того, федеральное управление может быть введено в субъекте Федерации, если при реализации полномочий, осуществляемых за счет предоставления субвенций из федерального бюджета, исполнительным органом государственной власти субъекта Федерации допускается нарушение Конституции, федерального закона, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, если такое нарушение установлено соответствующим судом (ст. 26.9 ФЗ & quot-Об общих принципах… "-). В этом случае решение о временном осуществлении федеральными органами исполнительной власти полномочий принимается Правительством Российской Федерации. Данное решение также не предполагает прекращения функционирования исполнительных органов власти субъекта Федерации.
Заметим, что меры федерального вмешательства, связанные с введением федерального управления, на данный момент в России не применялись и рассматривать их можно лишь теоретически. Вместе с тем в настоящее время в условиях разразившегося глобального финансово-экономического кризиса, когда доходы бюджетов субъектов Федерации резко сокращаются, перспектива вве-
дения федерального управления в ряде регионов является вполне реальной. Следует заметить, что политические заявления о возможности введения федерального управления в регионах уже делают некоторые должностные лица. Так, министр регионального развития В. Басаргин, выступая в апреле 2009 г. на коллегии министерства, заявил, что & quot-если в результате оценки исполнения расходных обязательств будут выявлены нарушения, которые привели к несостоятельности регионального бюджета, Минрегион будет первым настаивать на введении внешнего управления регионом& quot-. При этом, по мнению министра, речь идет в первую очередь об оздоровлении финансовой ситуации с привлечением антикризисных управляющих извне в случае, если региональные власти продемонстрируют недостаточную компетентность. В данном случае, по словам В. Басаргина, Минфин возьмет на себя управление денежными потоками, а Минрегион, в соответствии с законодательством, обеспечит руководство & quot-самим регионом& quot-. & quot-Специалисты и соответствующая программа в министерстве есть& quot-, — подчеркнул В. Басаргин21.
Представляется в связи с этим, что в законодательстве должны быть более четко проработаны нормы, касающиеся организации взаимодействия федеральных органов власти, временно осуществляющих полномочия органов власти субъектов Федерации, и собственно региональных исполнительных органов власти, которые, исходя из положений ФЗ & quot-Об общих принципах… "- и БК РФ, будут продолжать свое функционирование в условиях федерального управления в субъекте Федерации.
Много дискуссий возникает относительно соотношения понятий & quot-федеральное вмешательство в дела субъектов Федерации& quot- и & quot-введение чрезвычайного положения на территории субъекта Федерации& quot-. В соответствии с российским законодательством чрезвычайное положение означает вводимый на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях особый режим деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций независимо от организационно-правовых форм и форм соб-
ственности, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установленные законом отдельные ограничения прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей22. Чрезвычайное положение вводится при наличии следующих обстоятельств: попытка насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления- чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации.
Примечательно, что А.И. Соловьев23, И.Н. Барциц24 относят введение чрезвычайного положения к одной из мер федерального вмешательства. Иной позиции придерживаются Л. В. Андриченко, А. Н. Домрин, В. А. Савицкий, А. Н. Чертков, которые считают, что институт федерального вмешательства в дела субъектов федерации является одним из видов конституционного института чрезвычайного положения в его & quot-мягкой"- (по характеру) и региональной (по типу) форме25. А. В. Игнатов относит к мерам федерального вмешательства лишь те меры, применяемые в режиме чрезвычайного положения, которые относятся к органам государственной власти субъекта Федерации: полное или частичное приостановление на территории, на которой введено чрезвычайное положение, функционирования региональных органов власти- введение особого управления территорией26.
Полагаем, что применительно к проблеме федерального вмешательства в дела субъектов Федерации как ответственности органов власти субъектов Федерации мнение А. В. Игнатова является наиболее убедительным. Однако следует добавить, что указанные данным автором меры будут считаться таковыми в аспекте федерального
вмешательства, если чрезвычайное положение в регионе было введено в ответ на действия именно органов государственной власти субъектов Федерации (например, вследствие попытки насильственного изменения ими конституционного строя Российской Федерации).
Рассматривая вопросы применения института федерального вмешательства в дела субъектов Федерации, необходимо определить, каковы пределы распространения негативных последствий мер федерального вмешательства. Как подчеркивает А. В. Игнатов, негативные последствия указанных мер могут быть направлены исключительно на органы государственной власти субъектов Федерации, нарушивших конституционные предписания, при этом может быть ограничено лишь одно право граждан — право на участие в управлении делами государства на уровне субъекта Федерации как непосредственно, так и через своих представите-лей27. В. А. Виноградов, высказывая противоположную точку зрения, замечает, что федеральные меры воздействия в отношении какого-то отдельного органа государственной власти (должностного лица) субъекта Федерации, предусмотренные ФЗ & quot-Об общих принципах… "-, не могут решить задачи восстановления конституционного механизма. Роспуском или отменой акта & quot-не всегда можно устранить причины, вызвавшие необходимость федерального вмешательства& quot-28.
Учитывая вышесказанное, следует сформулировать вывод о том, что политико-правовое регулирование федерального вмешательства в дела субъектов Федерации осуществляется в настоящее время в российском законодательстве фрагментарно. Опираясь на зарубежный опыт и труды некоторых отечественных исследователей федерализма, к мерам федерального вмешательства можно отнести ряд действий федеральных структур власти, закрепленных в Конституции, ФКЗ & quot-О чрезвычайном положении& quot-, БК РФ, ФЗ & quot-Об общих принципах… "-. Представляется, что необходимо четкое выделение института федерального вмешательства в отечественном законодательстве, о чем неоднократно упоминали многие авторы. Причем одни из них, например А.В. Безруков29, предлагают закрепить данный по-
литико-правовой институт в Конституции, другие, например С. А. Авакьян, А.М. Арбуз-кин, А. Н. Аринин, — в отдельном федеральном законе30.
Вместе с тем роль института федерального вмешательства в дела субъекта Федерации преувеличивать не следует. Объективно между Федерацией и ее субъектами, федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации неизбежно будут возникать противоречия и спорные ситуации по политическим, экономическим вопросам, вопросам разграничения предметов ведения и полномочий. Особенно это характерно для федераций, которые только формируются. К их числу относится и Россия, поскольку в стране еще продолжается реформа федеративных отношений, имеются противоречия между федеральным и региональным правом31. Институт федерального вмешательства применяется крайне редко, но само его наличие служит надежной гарантией четкого исполнения Конституции и федеральных законов.
Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что политико-правовой институт федерального вмешательства направлен именно на органы государственной власти (должностных лиц) субъектов Федерации и, несмотря на неоднозначную позицию на этот счет в российской науке, представляет собой особую форму взаимоотношений между федеральными и региональными структурами власти. Кроме того, в процессе применения указанного института неизбежно осуществление определенных совместных действий центральных и региональных органов государственной власти, что особенно проявляется в процессе введения в регионе федерального управления. В связи с этим думается, что институт федерального вмешательства ни в коем случае не должен способствовать превращению федеративного государства в унитарное, а, наоборот, должен использоваться как специфический инструмент взаимодействия федеральных и региональных структур власти, применяемый в случае нарушения органами государственной власти субъектов Федерации федерального законодательства и заключающийся помимо
прочего в совместных действиях по устранению соответствующих нарушений.
1 См.: Дамдинов Б. Д. Государственный суверенитет в системе принципов федеративного устройства России: некоторые проблемы теории и практики // Сибирский юридический вестник. 2003. № 4. С. 32.
2 См.: Котелевский Д. В. Институт федерального вмешательства в конституционном праве Российской Федерации. Дис. … канд. юрид. наук. Омск. 2002. С. 12.
3 См.: Кондратов А. А. Реализация федерального принуждения// Правовые основы российского федерализма / Авт. -сост. М. Ф. Маликов. М., 2004. С. 236.
4 См.: Игнатов А. В. Конституционно-правовые аспекты федерального вмешательства в Российской Федерации. Дис.. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 9.
5 См.: Гончаров И. В. Особенности правового регулирования федерального вмешательства в дела субъектов Федерации в условиях внутренних вооруженных конфликтов // Государство и право. 2004. № 11. С. 85.
6 См.: Казаков А. На пути к новой конструкции федеративных отношений // Стратегия России. 2005. № 8. С. 9.
7 См.: Глигич-Золотарева М. В. Институт федерального вмешательства в системе конституционно-правовой ответственности// Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран / Под ред. С. А. Авакьяна. М., 2001. С. 227−234.
8 См.: Смирнов А. Я. Федеральное вмешательство как механизм конституционно-правовой ответственности // Юридический аналитический журнал. 2005. № 3−4. С. 203.
9 См.: Хабриева Т. Я., Савицкий В. А. Федеральное Собрание в 2003 году: вклад законодателей в развитие российского федерализма и местного самоуправления // Журнал российского права. 2003. № 12. С. 7−16.
10 См.: Ливеровский А. А. Федеральное вмешательство // Журнал российского права. 2002. № 9. С. 37.
11 См.: Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 4 апреля 2002 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ФЗ & quot-Об общих принципах … "- в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Ту-мэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета — Хасэ Республики Адыгея // СЗ РФ. 2002. № 15. Ст. 1497.
12 См.: Указ Президента Российской Федерации от 7 февраля 2001 г. // СЗ РФ. 2001. № 7. Ст. 627.
13 См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. с послед. изм. // СЗ РФ. 2002. № 1 (Ч. 1). Ст. 1.
14 См.: Курманов М. М. Роспуск парламента субъекта Российской Федерации: полномочия Президента Р Ф и высшего должностного лица субъекта Федерации // Журнал российского права. 2004. № 3. С. 16−22.
15 См.: Глигич-Золотарева М. В. Указ. соч. С. 227−234.
16 См.: Шашкова Е. М. Временная финансовая администрация в системе мер федерального вмешательства // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 2. С. 25.
17 См.: Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3823.
18 См., например: Гришин В. Партнерство центра и регионов должно быть равноправным // Российская Федерация сегодня. 2003. № 3. С. 24−26.
19 См.: Черепанов В. Федеративная реформа в России // Федерализм 2005. № 3. С. 107.
20 См.: Андриченко Л. В., Домрин А. Н., Савицкий В. А., Чертков А. Н. Законодательное регулирование временного осуществления полномочий органов публичной власти другого уровня: основания и пределы // Журнал российского права. 2005. № 3. С. 100−126.
21 См.: Невинная И. Бюджетная недостаточность. Виктор Басаргин обещает несостоятельным регионам внешнее управление // Российская газета. 2009. 28 апреля.
22 См.: Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. & quot-О чрезвычайном положении& quot- // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2277.
23 См.: Соловьев А. И. Конституционно-правовое регулирование режима чрезвычайного положения в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 15.
24 См.: Барциц И. Н. Федеральное вмешательство: основание и механизмы // Правоведение. 2000. № 4. С. 62.
25 См.: Андриченко Л. В., Домрин А. Н., Савицкий В. А., Чертков А. Н. Указ. соч. С. 110.
26 См.: Игнатов А. В. Указ. соч. С. 9.
27 См.: Игнатов А. В. Указ. соч. С. 25.
28 См.: Виноградов В. А. Федеральное вмешательство: проблемы теории и правовое регулирование // Законодательство и экономика. 2004. № 7. С. 32.
29 См.: Безруков А. В. Конституционно-правовые аспекты взаимодействия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 5.
30 См.: Авакьян С. А., Арбузкин А. М., Аринин А. Н. Федеральное вмешательство: концепция и проект федерального закона // Вестник МГУ. Серия & quot-Право"-. 2000. № 6. С. 20−48.
31 См.: Гончаров И. В. Особенности правового регулирования федерального вмешательства в дела субъектов Федерации в условиях внутренних вооруженных конфликтов // Государство и право. 2004. № 11. С. 89.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой