Функционирование генитивных количественно-бытийных предложений в тексте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

как школьников, так и студентов. Кроме того, иногда молодежные сайты создаются людьми более зрелого возраста, которые для привлечения внимания читателей используют большое количество англоамериканизмов, зачастую не получивших еще достаточной известности и распространенности, а иногда даже привносят в язык новые заимствования.
Что касается сферы употребления, следует отметить, что в словарях приводятся более широкие сферы употребления данных англоамериканизмов: компьютер, Интернет, ТВ, спорт, общение. Реципиентами же были предложены более узкие сферы, например, такие как круг друзей, Интернет, компьютер, кино, ТВ-передачи, покупки, женщины, университет, библиотека, спорт, работа, повседневное общение. Сферами, в которых наиболее часто используются английские заимствования, оказались компьютер, Интернет и круг друзей.
При анализе отмеченных реципиентами значений было ус -тановлено, что большинство значений совпадают со словарными, например, softie, searchen, connecten, surfen, schoppen, easy и т. п.
Некоторые расхождения возникли в словах: abchecken, определенное реципиентами как «kontrollieren, testen, prufen, mustern (контролировать, проверять, сверять)», а словарь предлагает еще значение «klarmachen, erklaren (объяснять)" — scannen определяется участниками опроса в значении „abkopieren, abtasten, etw. uberfliegen (скопировать, считывать, пробежать глазами)“, в то время как словарь фиксирует еще и дополнительное переносное значение „ansehen, Lageprufen (осматриваться)“.
Здесь следует отметить, что первоначально глагол „to scan“ в английском языке употреблялся в значении „пристально разглядывать, изучать- высматривать“. В дальнейшем в связи с развитием компьютерной индустрии оно приобрело еще одно значение — „сканировать“. В немецкий язык это слово пришло со значением"сканировать», что опять -таки связано с компьютерными технологиями, но в последствии в результате переосмысления приобрело второе значение — «пристально разглядывать, изучать- высматривать» [5, с. 185].
Слова reinpowern, scoren, peaken, не зафиксированные в немецких словарях, были опознаны реципиентами. Они дали такое толкование этих слов:1. reinpowern: in etw. Kraft stechen, losgehen, anstrengen, in etw. reinh^ngen, Kraft benutzen (прилагать усилие) — 2. scoren: punkten, ein Tor erzielen (забить мяч в ворота) — 3. peaken: vorbinden (повязать, надеть).
При анализе англоамериканизмов с позиции определения их принадлежности к одной из форм языка (литературный язык, Umgangssprache, Jugendsprache) следует отметить, что лингви-
Библиографический список
стами отмечается подвижность границ между вышеупомянутыми формами существования немецкого языка. Вследствие чего зачастую сложно определить принадлежность слова к Umgangssprache или Jugendsprache.
Данное положение подтвердили и результаты исследования. Так, например, заимствование «einloggen» 40% опрошенных отнесли к языку подростков, а 45% - к разговорному. Аналогичная ситуация прослеживается и на примере таких слов как upgraden, updaten, shoppen, canceln, happyenden, Action.
Более однозначными были ответы в отношении таких слов как Softie (70%), searchen (75%), connecten (65%), abchecken (90%), reinpowern (75%), cool (85%), easy (75%), Loser (86%). Эти заимствования были отнесены к Jugendsprache.
Некоторые слова, хотя и имеют невысокий процент реакций, были отнесены к литературному языку: surfen (16%), scannen (35%), upgraden (10%), upgaten (14%), einloggen (15%), shoppen (15%), Action (20%), happyenden (5%). Кроме того, есть реакции, при которых они былиобозначены реципиентами как Jugendsprache и Umgangssprache.
При определении стилистической окраски слова scannen (60%), einloggen (60%), surfen (60%), Action (55%), shoppen (75%), были отмечены как нейтральные. Кроме того, встречались реакции реципиентов, когда такие слова как scannen (10%), upgaten (25%)и др. были маркированы как возвышенная лексика. Многие заимствования, отнесенные к Jugendsprache, обозначены как фамильярные или даже вульгарные (Softie (70%), Loser (55%), connecten (20%), easy (40%)). Однако, реакции в данном случае весьма разнородны, напримерcoolв 40% случаев отнесено к разговорной речи, в 20% случаев обозначено как нейтраль-ноеи в 5% случаев как вульгарное. Подобная тенденция наблюдается со словами abchecken, reinpowern, scoren, happyenden, Mega-Deal.
В процессе анализа языкового материала были следующие выводы: 1) несмотря на высокую частотность англоамериканиз-мов на немецких молодежных сайтах, многие из них неизвестны носителям языка, либо мало употребляемы. Это можно отчасти объяснить избыточностью английских заимствований в немецком языке- 2) наблюдается подвижность границ между вышеупомянутыми формами существования немецкого языка. Порой сложно определить принадлежность слова к Umgangssprache или Jugendsprache, кроме того, отмечается тенденция проникновения некоторых заимствований в литературный язык- 3) значения англоамериканизмов, функционирующих в немецком языке, могут отличаться от значений их эквивалентов в английском языке. Данное явление возникает в результате метафорического переноса или даже целостного переосмысления.
1. Neuland, Eva (Hrsg.). Jugendsprachen — Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universi^t Wuppertal. — Frankfurt am Main, Peter Lang Europдischer Verlag der Wissenschaften, 2003.
2. Glahn, Richard. Der Einfluss des Englischen auf gesprochene deutsche Gegenwartssprache: eine Analysefentlich gesprochener Sprache am Beispiel von «Fernsehdeutsch». — Frankfurt am Main- Peter Lang GmbH, 2002.
3. W цг^^^ bberflbssiger Anglizismen / Hrsg. von Rudolf Bartzsch, Reiner Pogarell und Markus Schr^er (erheblicher Verarbeitete und erweiterte Auflage). — IFB-Verl., 2004.
4. ABBYYLingvo 11 Шесть языков [Э/с]. — Выпуск: 11.0.0. 291, ABBYYSoftware, 2005.
5. Duden. W цг^Г^^ der Szenesprache / Hrsg. von Trendb^o- Bibliografisches Institut & amp- F.A. Brockhaus AG, Mannheim, Dudenverlag, 2000.
6. Das groЯe Wцrterbuch der deutschen Sprache: das deutsch-deutsche Wterbuch [Э/с]: 1999.
Статья поступила в редакцию 22. 09. 11
УДК 800: 801. 56
Anisimova N.A. FUNCTIONING OF GENETIVE QUANTITATIVE EXISTENT SENTENCES IN A TEXT. Functioning peculiarities of genitive quantitative existent sentences in a text are described in the work. Quantitative existent semantics and emotionalism of genitive sentences and their using in the situations of a direct perception of speaker and listener subjects are the most important factors of textual potentiality realization of the sentences of the given type.
Key words: genitive quantitative existent sentences, a sentence functioning in a text, a textual forming potentiality of a sentence, an existent meaning, a meaning of quantity, emotionalism, a locative component, a situation of direct perception.
Н. А. Анисимова, канд. филол. наук, доц. ФГБОУ ВПО «АГАО», г. Бийск, E-mail: n.a. anisimova@mail. ru
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ГЕНИТИВНЫХ КОЛИЧЕСТВЕННО-БЫТИЙНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В ТЕКСТЕ
В работе описаны особенности функционирования генитивных количественно-бытийных предложений в тексте. Количественнобытийная семантика и эмоциональность генитивных предложений, а также преимущественное употребление их в ситуации непосредственного восприятия говорящим и слушающим субъектами являются важнейшими факторами реализации текстообразующих потенций предложений данного типа.
Ключевые слова: генитивные количественно-бытийные предложения, функционирование предложения в тексте, текстообразующие потенции предложения, бытийное (экзистенциальное) значение, значение количественности (квантитативности), эмоциональность, локативный компонент, ситуация непосредственного восприятия.
Предложения с главным членом, выраженным именем существительным в форме родительного падежа, типа: Народу-то! Шуму-то, шуму! Сколько снегу! Что домов! были отмечены впервые в качестве самостоятельного типа простого предложения Шахматовым А. А. [1, с. 50]. В дальнейшем предложения этого типа были названы генитивными (далее — ГП) односоставными именными с количественно-бытийным значением- структурно-семантические свойства ГП как принципиально безглагольных конструкций, характерных для разговорной речи, получили подробное описание в научной литературе [2]. Вместе с тем в ряде работ современных лингвистов высказываются мнения о наличии в ГП глагольной связки и о принадлежности их к двусоставным предложениям [3]. ГП иногда не признается самостоятельным типом простого предложения, а рассматривается в качестве разновидности номинативного предложения. Текстообразующие возможности ГП до настоящего времени не исследовались- последние десятилетия бурного развития синтаксических теорий текста способствуют рассмотрению ГП с точки зрения закономерностей их функционирования в тексте, которые доказывают самостоятельность ГП как типа простого предложения.
Исследование функционирования предложения в тексте предполагает изучение текстообразующих потенций предложения и внимание к специфике контекстуального прочтения предложения. Текстообразующие потенции предложения обусловливаются такими важнейшими факторами, как: 1) структурно-семантическая организация предложения- 2) инициальность/неини-циальность позиции предложения- 3) семантическая соотнесенность предложения с последующим композиционно-смысловым звеном текста [4, с. 7−8].
Минимальная структурная схема ГП образуется генитивом имени существительного, в расширенную структурную схему ГП включается также компонент с пространственным значением (локатив), выражаемый материально (именем существительным или местоимением в предложно-падежной форме, наречием) или имплицитно. В зависимости от способа выражения локатива ГП обнаруживает различный характер семантической связи с предыдущими или последующими частями текста. Если в предложениях, предшествующих ГП, содержится словоформа имени существительного, обозначающая сферу бытия квантифицированной субстанции, названной в последующем ГП, то локатив в ГП может быть выражен предложно-падежной формой местоимения или местоименным наречием. Например: Вот наша Быстрииа! Рыбы в ней! (С. Крутилин).
Доминирующим в содержании ГП является бытийное (экзистенциальное) значение, осложняющееся сопутствующим ему значением количественности. ГП сообщают о существовании предметов, мощность множества которых выражается неопределенно, неточно, приблизительно, что определяет семантическую взаимосвязь данных конструкций с сопутствующими им частями текста.
Для Г П характерно употребление в разговорной речи в ситуации непосредственного восприятия говорящим и слушающим субъектами существующего множества предметов. Общность апперцепционной базы говорящего и слушающего субъектов приводит к пропуску локативного компонента: Всю «комнату» заполняло бесчисленное множество коек… Ровный, слитный, неумолкающий гул голосов, шарканье ног напоминали нам вокзал или пассаж. — Вот это народищу! — даже несколько оробев, проговорил Шатков (В. Авдеев) — Проваландался я так до вечера, мешок с травой на шею — и домой. Дома меня мать с отцом на крылечке встречают: — Тоавишши-то, тоавишши. И коза вон какие бока принесла (А. Иванченко).
Данные примеры иллюстрируют воспроизведение языкоситуативной коммуникации в художественном тексте в форме ситуативно-речевого блока, включающего два компонента: языковой и неязыковой (ситуативный) [5, с. 43]. Языковой компонент (прямая речь персонажа) обладает признаком коммуникативной несамодостаточности в результате пропуска локатива. В состав ситуативного компонента ситуативно-речевого блока включаются говорящий (Шатков, мать с отцом), слушающий (нам, я) субъекты, наименование пространства бытия («комнату», мешок) квантифицированной субстанции, обозначенной генитивом в прямой речи (народищу, травишши). В речи автора художественного произведения, адресованной читателю, не
присутствующему в ситуации непосредственного восприятия существующего множества предметов, содержатся языковые средства выражения количественного значения, обозначающие неопределенно-большое количество предметов: бесчисленное множество коек, мешок.
ГП, употребляющимся в ситуации непосредственного восприятия говорящим и слушающим субъектами существующего множества предметов, часто сопутствуют (предшествуют или последуют) императивные конструкции с глаголами восприятия, обозначающими действия, к которым говорящий побуждает слушающего: — Что вы? — поспешно ответила девушка и сейчас же продолжала деланно-беззаботным голосом: — Ах, смотрите! Звездочек-то что! (А. Грин).
В инициальной позиции ГП оказывает воздействие на структурирование сложного синтаксического целого, в состав которого оно входит. Количественная оценка говорящим реалий действительности, выраженная в ГП, получает свое развитие в последующей части текста. Между исходным ГП и сопутствующей ему частью текста устанавливаются отношения обобщения, выражаемые лексическими средствами: А птицы! Серые куропатки осенью и зимой залетают нередко не только на окраинные огороды, но даже и на базарную площадь. На тетеревов еще недавно охотились мы по окрестным логам, заросшим шиповником, черносмородинником, малинником (Е. Пермитин).
Обобщенное значение имени существительного, обозначающего в ГП существующее множество предметов, может усиливаться с помощью местоимения всякий как в составе ГП, так и сопутствующих предложений: Тут зверья всякого. Подождите, завтра начнем косить — еще не то увидите. Сам Михаил Иванович Топтыгин притопает (Ф. Абрамов) — - Трактом шли? -Часть трактом, а остальную по линии. Поездов, поездов под снегом! Всякие, люксы, экстренные (Б. Пастернак).
ГП свойственно значение существования предметов, мощность множества которых выражается неточно, неопределенно. В инициальной позиции ГП могут соотноситься с последующей частью текста как уточняемое и уточняющее (конкретизирующее). Например: А уж охотников в Усть-Утесовске! Почитай, каждый десятый непременно «балуется с ружьишком» (Е. Пермитин). На уточняющее (конкретизирующее) значение части текста, последующей за ГП, может наслаиваться значение следствия, результата: Осоки-то вон на озере. Сто голов можно бы прокормить, а косить не дают. (В. Белов.)
В неинициальной позиции (в конце или в середине ССЦ) ГП вступают с предыдущей частью текста в отношения уточнения (конкретизации) или обобщения: — Пойдем Ленку сватать, -пристает Королишка. — Далеко не ходи, Ленку засватаем, и Марфушка чем не невеста? Может, Коляхину Таньку возьмем? Девок-то, девок (В. Личутин).
ГП могут вступать в сравнительные отношения с последующей частью текста, где дается образная характеристика ситуации существования множества предметов в пространстве: Он приметил несколько полян, красневших от ягод. — Ну, девки, -крикнул он сопровождавшим его бойцам, — поднимай подолы, собирай ягоду! Ягод-то, ягод! Прямо сафьян расстелен (В. Гооссман).
Наряду с количественно-бытийной семантикой ГП обладают ярким эмоциональным значением. Эмоциональная оценка (положительная или отрицательная) факта бытия количественно определяемого предмета в ГП обычно обусловлена ситуацией непосредственного восприятия говорящим и слушающим субъектами квантифицированной субстанции, находящейся в непосредственной близости от них. В предложениях, предыдущих или последующих по отношению к ГП, характерно употребление глаголов, обозначающих эмоциональное состояние говорящего, а также междометий с эмоциональным значением. Например: Остановились в сторонке от потока. — Народу-то, народу-то! — все изумлялась Нюра (В. Шукшин) — - Боже ты мой! Книг-то, книг! Откуда это? (А. Пантелеев).
Для Г П в тексте характерна автостимулирующая текстообразующая функция — ГП способствуют движению текста, реализуют одну из текстовых категорий. Значительно реже ГП выполняют сенстимулирующую текстообразующую функцию (взаимодействуют с другими структурами текста) [б, с. 10−11]. Примерами употребления ГП в сенстимулирующей текстообразующей
функции являются сложные синтаксические целые с синтаксическим параллелизмом рядом расположенных ГП: В пойме кря-каша — удилищем не пропихнешь, …А уж ягод! (Е. Пермитин).
Анализ контекстуального прочтения предложения предполагает определение «семантического радиуса его действия» [4, с. 14], то есть границ семантико-структурного взаимодействия конкретного предложения с последующим или предыдущим текстом — для гП характерно употребление в тексте в рамках ситу-
Библиографический список
ативно-речевого блока и сложного синтаксического целого.
Таким образом, анализ примеров употребления ГП в художественной речи показывает, что количественно-бытийная семантика и эмоциональность ГП, а также преимущественное употребление их в ситуации непосредственного восприятия квантифицированной субстанции говорящим и слушающим субъектами являются важнейшими факторами реализации текстообразующих потенций ГП как самостоятельного типа простого предложения.
1. Шахматов, А. А. Синтаксис русского языка. — Л., 1941.
2. Лекант, П. А. Синтаксис простого предложения в современном русском языке. — М.: Высшая школа, 1986- Химик, В. В. Количественность в структуре простого предложения современного русского языка: автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1978- Дерюшева, Н. А. Генитивные количественно-бытийные предложения в современном русском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1990.
3. Современный русский язык: учеб. пособие для вузов / под ред. Белошапковой В. А. — М., 1981- Шведова, Н.Ю. О понятии «регулярная реализация структурной схемы простого предложения» // Мысли о современном русском языке: сб. статей под ред. В. В. Виноградова. — М., 1969.
4. Ильенко, С. Г. Функционирование предложения в тексте // Функционирование синтаксических категорий в тексте: межвуз. сб. науч. трудов. — Л. ,
1981.
5. Чувакин, А. А. Смешанная коммуникация в художественном тексте: Основы эвокационного исследования. — Барнаул, 1995.
6. Ильенко, С. Г. Текстовая реализация и текстообразующая функция синтаксических единиц // Текстовые реализации и текстообразующие функции синтаксических единиц: межвуз. сб. науч. трудов. — Л., 1988.
Bibliography
1. Shakhmatov, A.A. Sintaksis russkogo yazihka. — L., 1941.
2. Lekant, P.A. Sintaksis prostogo predlozheniya v sovremennom russkom yazihke. — M.: Vihsshaya shkola, 1986- Khimik, V.V. Kolichestvennostj v strukture prostogo predlozheniya sovremennogo russkogo yazihka: avtoref. dis. … kand. filol. nauk. — M., 1978- Deryusheva, N.A. Genitivnihe kolichestvenno-bihtiyjnihe predlozheniya v sovremennom russkom yazihke: avtoref. dis. … kand. filol. nauk. — M., 1990.
3. Sovremennihyj russkiyj yazihk: ucheb. posobie dlya vuzov / pod red. Beloshapkovoyj V.A. — M., 1981- Shvedova, N. Yu. O ponyatii «regulyarnaya realizaciya strukturnoyj skhemih prostogo predlozheniya» // Mihsli o sovremennom russkom yazihke: sb. stateyj pod red. V.V. Vinogradova. — M., 1969.
4. Iljenko, S.G. Funkcionirovanie predlozheniya v tekste // Funkcionirovanie sintaksicheskikh kategoriyj v tekste: mezhvuz. sb. nauch. trudov. — L., 1981.
5. Chuvakin, A.A. Smeshannaya kommunikaciya v khudozhestvennom tekste: Osnovih ehvokacionnogo issledovaniya. — Barnaul, 1995.
6. Iljenko, S.G. Tekstovaya realizaciya i tekstoobrazuyuthaya funkciya sintaksicheskikh edinic // Tekstovihe realizacii i tekstoobrazuyuthie funkcii sintaksicheskikh edinic: mezhvuz. sb. nauch. trudov. — L., 1988.
Статья поступила в редакцию 26. 09. 11
УДК 741. 02
Назимко Е. Г СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЙ И КЛАССИФИКАЦИИ ТЕХНИКИ ИНТАГЛИО В ПЕЧАТНОЙ ГРАФИКЕ. Статья посвящена анализу существующей техники гравюры глубокой печати, ее разновидностям и терминологии в искусствоведении.
Ключевые слова: интаглио, глубокая печать, печатная графика, офорт, сухая игла, травленый штрих.
СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЙ И КЛАССИФИКАЦИИ ТЕХНИКИ ИНТАГЛИО В ПЕЧАТНОЙ ТРАФИКЕ
Е. Г. Назимко, доц. каф. рисунка живописи и скульптуры Новосибирской государственной архитектурно-
художественной академии, г. Новосибирск, Е-тэи:
Статья посвящена анализу существующей техники гравюры
менной искусствоведческой литературе.
Ключевые слова: интаглио, глубокая печать, печатная графика,
Техника гравюры глубокой печати, в её двух основных разновидностях, резцовой гравюре и офорте, существует в изобразительном искусстве уже пять веков. За это время сложился понятийный словарь специальных терминов в литературе, посвящённой гравюре и среди художников.
Одним из первых русскоязычных изданий, посвящённых технологии офорта стала книга А. И. Сомова «Краткое руководство к гравированию на меди крепкою водкой» 1885 года [1]. Книга была составлена из фрагментов различных французских изданий по офорту, переведённых А. И. Сомовым. Но уже в 1898 году появляется фундаментальный труд М. Д. Рудомётова «Опыт систематического курса по графическим искусствам» [2], в котором автор обобщил зарубежный и отечественный опыт по техникам печатной графики. Затем был длительный перерыв, и в 1913 году издаются сразу две книги: И. И. Леман «Гравюра и литография: Очерки истории и техники» [3], Л. Гданский «Гравер и травильщик по металлу: Практическое руководство для изучения гравирования по меди, стали и цинку» [4]. Эти первые издания содержат определения терминов и первые классификации техник гравюры глубокой печати. Отметим, что М.Д. Рудо-мётов в первом томе своего труда рассматривает резцовую гравюру, офорт, сухую иглу, мягкий лак и ряд других техник как манеры гравюры глубокой печати [2, с. 270]. В дальнейшем наблюдается устойчивая преемственность, мы встречаем эту клас-
ikonograf@yandex. ru
глубокой печати, ее разновидностям и терминологии в совре-
офорт, сухая игла, травленый штрих.
сификацию во всех учебных, научных и энциклопедических изданиях вплоть до нашего времени.
Изданная в 1971 году книга Василия Михайловича Звонцова и Владимира Ивановича Шистко «Офорт» [5], нарушила общность взглядов по этому вопросу. В части касающейся техники гравюры глубокой печати учебник заслуживает самой высокой оценки, однако, предложенные авторами определения и классификации приведённых в тексте техник, частью не точны, а местами сомнительны и лишены логики. О традиционном определении офорта, как углублённой гравюре на металле, выполненной способом травления авторы пишут, что «такое определение чаще всего встречается в научно-исследовательской, музейной работе, в искусствоведении» [5, с. 7]. Данное утверждение не совсем верное, так как не только искусствоведы, но и художники-педагоги, технологи по глубокой печати в изданных до 1971 года учебниках, монографиях и статьях придерживались традиционного определения. Это касается и всех книг, приведённых в списке рекомендуемой литературы в учебнике В. М. Звонцова и В. И. Шистко 1971 года [5], и в расширенном списке его переиздания 2004 года [б].
Не имея возможности сослаться ни на одного авторитетного предшественника, В. М. Звонцов и В. И. Шистко утверждают: «Новым, более современным и расширенным является определение офорта как углубленной гравюры на металле, включаю-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой