Функционирование парантезы в немецком поэтическом тексте (на примере стихотворений И.В. Гете)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'-367
Никифорова С. А.
Функционирование парантезы в немецком поэтическом тексте (на примере стихотворений И.В. Гете)
В статье исследуется функционирование парантезы в структуре немецкого поэтического текста. Рассмотрены грамматические характеристики парантез и выявлен их стилистический потенциал. Парантеза как синтаксическое выразительное средство участвует в ритмико-метрическом и структурно-композиционном членении немецкого поэтического текста. В стихотворениях И. В. Гете чаще употребляются парантезы в виде двусоставных предложений, которые обнаруживают тесную семантическую связь с текстовым окружением.
The article is concerned with the problem of the parenthesis function in the German poetic text. Grammar peculiarities of the parenthesis and its stylistic facilities are considered. As syntax means of expression the parentheses take part in the rhythmical, metrical, structural and compositional segmentation of the poetic text. In the Goethe'-s poems the parentheses as two-member sentences are used more often and they display tight semantic link to the context space.
Ключевые слова: парантеза, вводящее предложение, поэтический текст, выразительное средство, стилистически прием, композиционное членение, структурирование текста.
Key words: parenthesis, proleptic sentence, poetic text, means of expression, stilistic device, composition division, structuring of the text.
Парантеза — одна из наиболее распространенных вставных конструкций, осложняющих простое предложение, которое определяется как вводящее или включающее. Во многих работах парантеза рассматривается как вставная конструкция, введенная в состав другого предложения при отсутствии каких-нибудь формально-грамматических связей между этими предложениями [2- 4]. Н. В. Патроева считает: «Осложняющие компоненты, не включаясь в основную линейную цепочку словоформ, образует в предложении своего рода & quot-надстройку"-, второй конструктивный план … Эта & quot-надстройка"- является носителем & quot-свернутой"-, & quot-вторичной"- предикативности» [9, c. 17].
Парантеза рассматривается как самостоятельное предложение, которое наряду с предикативностью обладает модальным и временным значениями. Предложение с парантезой является полипредикативной и полипропозитивной структурой, содержащей несколько семантических предикатов. С грамматической точки зрения парантеза не зависит от вводящего предложения, но вносит в него дополнительное сообщение, что увеличивает его информативность. Наличие собственного интонационного
© Никифорова С. А., 2015
196
рисунка в рамках вводящего предложения подчеркивает автосемантич-ность парантезы. Графическое выделение парантезы запятыми, тире или скобками усиливает это значение. Несмотря на то, что парантеза не является неотъемлемой частью предикативного центра вводящего предложения, он не ведет к структурному распаду многозвенного предложения, а, напротив, способствует его цельности и завершенности [2].
В рамках вводящего предложении парантезы могут занимать любую позицию. Некоторые исследователи считают, что от расположения в вводящем предложении зависит сила прагматического воздействия вставных конструкций. Е. Н. Романенко полагает, что препозиция вставных конструкций является наиболее сильной позицией, поскольку она позволяет подготовить слушателя к восприятию информации. При интерпозиции информация в основном предложении и во вставной конструкции освещается равномерно, нейтрально. При постпозиции прагматическая сила вводной конструкции наиболее слабая, т.к. автор делает упор на вводящем предложении (матрице) [10].
В функциональных стилях, направленных на реализацию категории информативности, парантеза способствует передаче содержательно-фактуальной информации. По мнению Н. А. Кобриной, содержательные парантезы расширяют информационную возможность высказывания, внося в текст дополнительную информацию, которая тематически выпадает из основной линии повествования, имеет характер отступления [6]. О.Н. Си-зенко предлагает различать вставные предложения с объективномодальным и субъективно-модальным значением. Первые содержат дополнительные сведения о фактах, действиях и событиях, а вторые служат для выражения говорящим отношения к высказываемому и оценки описываемых действий, событий и персонажей [11]. Сфера употребления парантез давно вышла за пределы деловых и публицистических текстов. В работе «Пути развития грамматического строя в немецком языке»
В. Г. Адмони пишет, что на рубеже XVIII—XIX вв.еков парантеза широко представлена в классической немецкой литературе, но с количественными различиями в зависимости от художественно-стилевого характера произведений [1]. В художественном тексте она нередко становится признаком индивидуальной манеры автора, его идиостиля. Экспрессивно-
эмоциональные возможности позволяют парантезам функционировать в художественных текстах в качестве синтаксического стилистического приема. «Как стилистический прием парантез помимо своего выразительноизобразительного назначения выполняет стилистическую функцию создания эмоционального фона с помощью различных интонаций текста: размышляющей, размеренной, иронической, издевательской и др.» [4, с. 319]. Н. В. Патроева считает, что парантезы как присоединительные синтагмы тяготеют к прозаическим жанрам, они позволяют установить более близкий контакт с читателем, являются средством авторизации, «интимизации» и диалогизации [9]. По мнению В. Г. Адмони, парантезы позволяют автору
197
или герою вмешиваться в повествование, выражать свое отношение к изображаемому, ввести юмористически окрашенное авторское замечание или пояснительные замечания для достижения краткости и создания контрастности. В интерпозиции они создают особые разновидности дистантных структур, которые придают высказыванию напряженность [2]. Парантезы «оживляют повествование, диалогизируют монологический дискурс, создают внутреннее психологическое напряжение, интересный ритмо-мелодический рисунок, приближают „образ автора“ к адресату» [9, с. 49].
Выразительные возможности парантез находят применение также в поэтическом тексте, который характеризуется «повышенной субъективностью» и «диалогичностью» [7]. Однако следует отметить, что в стихотворениях они употребляются реже, чем в прозаических текстах, если, конечно, речь не идет об индивидуальном авторском стиле. Более низкая частотность употребления парантезы в поэтическом тексте связана с особенностями поэзии, которая требует подчинения правилам ритмикометрического членения стихотворного произведения. «Теснота стихотворного ряда» [12, с. 66] предъявляет высокие требования к использованию языковых средств, поскольку каждое из этих средств должно служить единству поэтического произведения. Будучи синтаксически выразительной конструкцией, парантеза в поэтическом тексте выполняет, прежде всего, стилистическую функцию, участвуя при этом в его структурнокомпозиционной организации.
Вслед за В. Флейшером и Г. Михелем [13] парантезом мы считаем вводное предложение-высказывание. В данной работе рассматриваются парантезы в виде повествовательных, вопросительных и побудительных предложений. Объектом исследования становятся стихотворения И. В. Гете, в которых превалируют парантезы-повествовательные предложения.
В стихотворениях И. В. Гете парантезы употребляются довольно редко, они не формируют его идиостиль, а выполняют, прежде всего, функции, характерные для структур экспрессивного синтаксиса. В. Г. Адмони считает, что парантезы в стихотворениях И. В. Гете ведут к нарушению плавности и гармоничности фразы, «но не путем лишения ее внутреннего единства и грамматической целостности, а путем превращения ее в более подчеркнуто „деловое“, т. е. расчлененно-уточняющее, или в более эмоционально-напряженное образование» [1, с. 54].
Как показал анализ языкового материала, в поэтическом тексте семантическая связь парантез с текстовым окружением более тесная, чем в прозаическом произведении. Часто смысл парантезы автор раскрывает в посттекте, как, например, в следующем стихотворном отрывке: So wandle du — der Lohn ist nicht gering — / Nicht schwankend hin, wie jener Samann ging [14, c. 265]. В этом стихотворном целом парантеза der Lohn ist nicht gering устанавливает катафорическую связь с посттекстом, в котором и раскрывается значение вставной конструкции. Пояснение, почему плата за со-
198
вершенные действия немалая, появляется в конце стихотворения. Князь будет вознагражден за все лишения, а его усилия принесут заслуженные плоды: … die Ernte wird erscheinen / Und dich beglucken und die Deinen. С грамматической точки зрения парантезу можно было бы присоединить к вводящему предложению, употребив сочинительный союз denn (так как). Однако автор вводит парентетическую конструкцию, рифмует ее, связывая со всей строфой. Парантеза с модально-оценочным значением позволяет ему, с одной стороны, выразить свое отношение к ситуации, с другой стороны, дать ей оценку. В данном случае парантеза является не просто источником дополнительного сообщения, а средством связи между пред- и посттекстом, объединяющим стихотворение в единое целое.
Рассмотрим еще один пример из того же стихотворения, в котором употребляется парантеза с оценочным значением: Er eilt, und ohne Trau / Nimmt er — man ist nicht immer klug — / Nimmt er sie sich zur Frau [14, c. 283]. Парантеза man ist nicht immer klug обнаруживает оценивающего субъекта, который считает, что люди не всегда поступают мудро. Однако негативная оценка завуалирована, неопределенно-личное местоимение man позволяет скрыть субъекта действия, совершающего неумный поступок. Но указание на него содержится в одной из строф в посттексте: ein Tor, wie jener. В последующих строфах раскрывается значение парантезы, автор поясняет свою позицию: быть умным означает видеться с девушками, целовать их и привыкать к этому, а не терять голову при виде первой встречной женщины, тем более, жениться на ней (Drum seht oft Madchen, kusset sie, / Und liebt sie auch wohl gar, / Gewohnt euch daran, und werdet nie / Ein Tor, wie jener war). Повтор Nimmt er в вводящем предложении указывает на возврат к прерванной мысли: и он берет ее в жены. В этом есть также элемент удивления самого автора: а все-таки он женится на первой встречной женщине.
В композиционном плане парантеза И. В. Гете, как правило, совпадает со стихотворным рядом, создавая плавный, непрерывный ритм. Но иногда парантезы-предложения выходят за рамки стихотворного ряда, и это усиливает эмоциональность стихотворного целого, меняет его интонационный рисунок, делая его «рваным», как, например, в следующих строках: LaB mir, Gutige — dem Minos /Sei'-s an meinem Todgenug — / Mein Gedachtnis! [14, c. 296]. Лирический герой обращается к Афродите с просьбой оставить ему память, которая ему дороже самой жизни. Парантеза разделена на две части и занимает два стихотворных ряда, что замедляет темп стихотворения. Подобный прием позволяет выделить важную для автора часть текста.
Как уже отмечалось, жанровые особенности поэзии требуют особой организации текста. В поэтическом тексте ситуация «„я — теперь — здесь -это“ представляет собой высшую степень реальности — действительность переживаемую, наблюдаемую (так или иначе воспринимаемую), конкретную и очевидную» [3, с. 72]. Имитация непосредственной коммуникации позволяет вводить в поэтический текст элементы, указывающие на прямое общение. К элементам устной речи можно отнести также некоторые типы
199
парантез. «В регистре непосредственной коммуникации функционируют ситуативные парантезы, содержащие комментарий ситуации, в которой происходит разговор» [8, с. 94). Парантезы, нарушая цельность предложения, придают ему облик, характерный не для строгого построения литературной речи, а для разбросанности и несобранности обиходно-разговорной речи [1]. Рассмотрим следующий пример: Und wie sie leicht mir nun das Huhn zergliedert, / Bewegend Hand und Arm, geschickt, geschickter — / Was auch das tolle Zeug in uns befiedert — / Genug, ich bin verworrner, bin verruck-ter [14, c. 321]. Парантеза Was auch das tolle Zeug in uns befiedert имеет вид придаточного предложения и представляет собой комментарий лирического героя, обращенный к внешнему адресату. Создается впечатление непосредственного разговора в ситуации «здесь и сейчас». Совпадение границ стиха и парантезы создает особую интонацию, которая указывает на то, что лирический герой прерывает свой рассказ, отвлекаясь на некоторое время от происходящего.
В стихотворениях И. В. Гете парантеза нередко способствует установлению анафорической связи с предтекстом: Sie [die Fliege] saugt mit Gier verratrisches Getranke / Unabgesetzt, vom ersten Zug verfuhrt- / Sie fuhlt sich wohl, und langst sind die Gelenke / Der zarten Beinchen schon paralysiert- / Nicht mehr gewandt, die Flugelchen zu putzen, / Nicht mehr geschickt, das Kopfchen aufzustutzen — / Das Leben so sich im Genufi verliert [14, c. 383]. В этом отрывке из стихотворения «Fliegentod» парантеза Das Leben so sich im Genufi verliert образует с текстовым окружением единое семантическое целое. Парантеза имеет анафорическую направленность. Элемент so подчеркивает связь вставной конструкции с предшествующими предложениями. На примере мухи, которая, попробовав предательский напиток, оказывается парализованной, не может поднять головы, чтобы почистить крылышки, дается оценка человеческому поведению. Создавая такой образ, автор намекает на людей, которые растрачивают свою жизнь на удовольствия. Парантеза в данном контексте позволяет автору поделиться собственным опытом. Повествование ведется с нейтральной позиции, в тексте нет прямого указания на субъект речи. Но в парантезе он открыто заявляет о себе, прерывая рассказ о несчастной мухе. Вставная конструкция, примыкающая к вводящему предложению, условно делит все стихотворение на две примерно равные отрезки с единым интонационным рисунком и темпом.
Некоторые стихотворения И. В. Гете обладают признаками прозаического текста, в основе которого лежит художественно освоенное событие, и в котором наблюдается чередование разных типов речи, основной временной формой является прошедшее время и употребляются парантезы с элементами авторской речи в составе прямой речи: Ich kenne dich, ich ken-ne deine Schwachen, / Ich weiB, was Gutes in dir lebt und glimmt! / - So sagte sie, ich hor sie ewig sprechen, — / Empfange hier, was ich dir lang bestimmt! [14, c. 65]. В этом примере между вводящим предложением и парантезом устанавливается лексико-грамматическая связь. Компонент so в составе
200
парантезы позволяет подхватить содержание основного предложения и установить между ними анафорическую связь. В. В. Дружинина считает, что относительные наречия so и wie не только указывают на содержание основного высказывания, но и выражают качественную характеристику или способ действия, а предложения с их участием являются маркированными, отмеченными связью с образом автора [5]. В анализируемом стихотворении автор и лирический герой, который стоит за формой первого лица, совпадают. Стихотворение «Zueignung» можно сравнить с прозаическим произведением с ограниченной перспективой повествования. Ограниченность видения автора, создаваемая модальностью в авторской речи, указывает на лиричность и субъективизацию повествования. Это создает точку пересечения признаков поэтического и прозаического текстов.
Еще одним типом вставных предложений в стихотворениях И. В. Гете является парантеза-вопрос: Was ich in dem Kammerlein / Still und fein ge-sponnen, / Kommt — wie kann es anders sein? — / Endlich an die Sonnen [14, c. 27]. Следует подчеркнуть, что подобные конструкции встречаются редко, а вопросы часто носят риторический характер. В поэтическом тексте они выполняют конкретные функции: позволяют определить позицию автора, имплицитно представленное в риторическом вопросе, выразить его отношение к ситуации. С одной стороны, автор не требует ответа на свой вопрос, поскольку он очевиден, с другой стороны, ищет поддержки у внешнего адресата.
Редким случаем в стихотворениях И. В. Гете является также употребление парантез-побудительных предложений: Ihr schwarzen Augelein! / Wenn ihr nur winket, Es fallen Hauser ein, / Es fallen Stadte- / Und diese Lei-menwand / Vor meinem Herzen / - Bedenk doch nur einmal — / Die sollt nicht fallen [14, c. 159]. В стихотворении «Sizilianisches Lied» лирический субъект обращается к своей собеседнице, точнее говоря, к ее черным глазам, перед которыми не могут устоять ни дома, ни города. Парантеза в виде побудительного предложения позволяет обнаружить движение мысли героя от внешнего к внутреннему- от повествования о красоте глаз девушки он переходит к обращению к своему сердцу. Лирический герой обращается к себе с просьбой подумать еще раз, прежде чем поддаться очарованию глаз прекрасной девушки. Парантеза-побудительное предложение выступает здесь в качестве средства диалогизации. Герой вступает в диалог с самим собой, пытаясь удержаться от соблазна.
Парантезы-побудительные предложения позволяют указать на диалог героя с разными типами собеседников. В качестве собеседника может выступать сам лирический субъект, как в нашем примере, либо сторонний адресат, внешний или внутренний (представленный в тексте). Вставные конструкции в виде побудительных предложений подчеркивают диалогичность поэтического текста.
Таким образом, несмотря на большой выразительный ресурс, парантезы в поэтическом тексте встречаются реже, чем в прозаическом произве-
201
дении. Поскольку речь идет о тексте высокой структурно-семантической организации, парантезы участвуют в ритмико-метрическом и композиционном членении стихотворения. Это делает их неотъемлемой частью всей структуры поэтического текста, в которой они выполняют стилистическую и текстообразующую функции. В стихотворениях И. В. Гете парантезы употребляются довольно редко и не являются элементом авторского стиля. Однако они способствуют установлению анафорической и катафорической связи с текстовым окружением, формированию семантического и композиционного единства стихотворного произведения. И. В. Гете нередко употребляет ситуативные парантезы, приближающие поэтический текст к разговорной речи.
Список литературы
1. Адмони В. Г. Пути развития грамматического строя в немецком языке: учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. — М.: Высшая школа, 1973. — 175 с.
2. Адмони В. Г. Синтаксис современного немецкого языка. Система отношений и система построений. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1973. — 366 с.
3. Бондарко А. В. Временной дейксис и перцептивность // Система языка и структура высказывания. Материалы чтений, посвящ. 90-летию со дня рождения В. Г. Адмони / отв. ред. С. А. Шубик. — СПб.: Наука, 1999. — С. 10−12.
4. Брандес М. П. Стилистика текста. Теоретический курс (на материале немецкого языка). — М.: Прогресс-Традиция, ИНФРА-М, 2004. — 214 с.
5. Дружинина В. В. Вводные предложения и их функционирование в современном немецком языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Л., 1970. — 25 с.
6. Кобрина Н. А. Предложения с вставной предикативной единицей в современном английском языке: автореф. дис. … д-ра филол. наук. — Л., 1974. — 34 с.
7. Ковтунова И. И. Поэтический синтаксис / отв. ред. Н. Ю. Шведова. — М.: Наука, 1986. — 205 с.
8. Кострова О. А. Экспрессивный синтаксис в современном немецком языке. Учебное пособие. — М.: Флинта, 2004. — 240 с.
9. Патроева Н. В. Типы и функции осложняющих конструкций в языке русской поэзии XVIII—XIX вв.: автореф. дис. … д-ра филол. наук. — Санкт-Петербург, 2005. — 54 с.
10. Романенко Е. Н. Вставные и вводные предложения в современном немецком языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Киев, 1979. — 22 с.
11. Сизенко О. Н. Вводные предложения в структуре включающего предложения и текста (на материале испанского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. — Киев, 1988. — 21 с.
12. Тынянов Ю. Н. Проблема стихотворного языка. — 3-е изд. — М.: УРСС, 2004. -
176 с.
13. Fleischer, W., Michel G. Stilistik der deutschen Gegenwartssprache. — Leipzig: Bibliographisches Institut, 1975. — 394 S.
14. Goethe, J.W. Gesammelte Gedichte. — Czech Republic: Edition Lempertz, 2006. -
635 S.
202

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой