Функционирование прецедентных имен в подростковой субкультуре *

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ны и, в целом, к программному произведению В. Г. Распутина.
Так, вибрируя разными оттенками смыслов, нередко контрастными, противоположными, расширяясь, сущность концепта «радость» раскрывается, наполняется духовным содержанием и достигает кульминации в образе старухи Анны. Семантика «радости» в иконографии ключевого образа повести, раскрытая через любовь к детям, всему живому, дарение своего жизненного пространства другому, возвращение к жизни другого, имеет созидательное, сотворческое, живительное и жизнеутверждающее начало. Компонент встречи (встреча с детьми, с солнцем, смертью), включенный в семантику лексического ряда «радость», наполняет ее обещанием нового, обретением утраченного, смыслом воссоединения, воссоздания, а значит, началом новой жизни.
семантико-аксиологический подход к интерпретации текста распутина, выраженный в нашем случае в православном аспекте исследования, помогает увидеть неявные нюансы концепта «радость». Постепенно расширя-
ющееся семантическое поле слова писателя принимает в себя идею вечности жизни, тем самым обретая свое сотериологическое ядро, свой глубинный центр — точку пульсации.
Библиографический список
1. Власов, В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства [Текст]: В 10 т. Т. 2: Б-В. / В. Г. Власов. — СПб.: Азбука-классика, 2004.
2. Власов, В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства [Текст]: В 10 т. Т. IX: Ск-У / В. Г. Власов. — СПб.: Азбука-классика, 2008.
3. Даль, В. И. Большой иллюстрированный толковый словарь русского языка: современное написание [Текст] / В. И. Даль. — М.: Астрель: АСТ: Транзит-книга, 2005.
4. Распутин, В. Г. Собрание сочинений. В 4 т. Т.2. Последний срок. Повесть, рассказы [Текст] / В. Г. Распутин. — Иркутск: Издатель Сапронов, 2007.
5. Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы с молитвами пред Её чудотворными иконами [Текст]. — М.: Артос-Медиа, 2007.
6. Флоренский, П. А. Иконостас [Текст] / П. А. Флоренский. — СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2006.
УДК 811. 11, 81'-276. 3, 81'-27.
ББК 81. 001.2 (43)
Ю.С. Климец
функционирование прецедентных имен в подростковой субкультуре1
В статье представлены прецедентные имена, присутствующие в языковом сознании немецкого подростка. Рассмотрено понятие прецедентного имени, дан анализ анкетного опроса немецких школьников, выявлены факторы, определившие характер ответов.
Ключевые слова: социолингвистика- прецедентное имя- речевые клише- детский фольклор
J.S. Klimets
the use of precedent names in the subculture of GERMAN
teenagers
Some precedent names that are used in the subculture of German teenagers are analyzed in this article. The linguistic nature of precedent names is described on the basis of questionnaire analysis of German teenagers ' discourse.
Key words: social linguistics- precedent name- speech cliches- childlore
1. Исследование осуществлено при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009−2013 гг. (Государственный контракт № 02. 740. 11. 0374).
Ю. Н. Караулов в 1987 году ввел понятие языковой личности и, вместе с ним, понятие прецедентного текста, под которым он понимает «тексты, (1) значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, (2) имеющие сверхличност-ный характер, т. е. хорошо известные широкому окружению данной личности, включая её предшественников и современников, и, наконец, такие (3), обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности» [Караулов, 1987, с. 216]. Это стало толчком развития изучения преце-дентности в российской филологии.
Нам представляется целесообразным рассмотреть прецедент в его общем понимании. Прецедент (от лат. ргаесеёепв, род. п. ргаесе-ёепйз — предшествующий) — случай, имевший место ранее и служащий примером или оправданием для последующих случаев подобного рода [СЭС, 1989, с. 1068]. Авторы лингвокультурологического словаря «Русское культурное пространство» считают, что понятие прецедентности входит в когнитивную базу лингвокультурного сообщества [Русское культурное пространство, 2004, с. 11]. При этом под когнитивной базой понимается определенным образом структурированная совокупность знаний и представлений носителей одной культуры [Гудков, 2003, с. 92]. Важными компонентами когнитивной базы являются прецедентные феномены (см. работы московской школы: Ю. А. Сорокина, Д. Б. Гудкова, В. В. Красных, И. В. Захаренко и др.).
Одна из основных проблем при изучении прецедентности — терминологическая. Часто новые термины получают широкое распространение в разных областях, в связи с чем происходит размывание смысла. Так, у известного термина «культура» существует 400 [Зыкова, 2006] или даже 500 [Мишланова, Пермякова, 2007] определений, ни одно из которых не признано исчерпывающим. Также неоднозначен термин «прецедентность».
Размышляя, какой культурный компонент может претендовать на статус прецедентного, Ю. А. Сорокин, Д. Б. Гудков, В. В. Красных, Н. П. Вольская приходят к выводу, что прецедентный феномен должен обладать следующими характеристиками: являться фактом, отличаться повторяемостью, обладать маркированностью, рефлексированностью, клиширо-
ванностью и шкальностью оценок, представлять собой свернутую ассоциативную цепочку [Сорокин, 1998, с. 32−33].
Признак повторяемости рассматривается в совокупности с признаком воспроизводимости. Имеется в виду, что прецедентный феномен не создается заново, а лишь воспроизводится. При этом он может видоизменяться, дополнять новый текст или вступать в конфликт с новым текстом.
Под клишированностью понимается определённая жёстко заданная последовательность развёртывания текста, развёртывания диалога, построения высказывания: «Когда я начал, я должен продолжать только так, а не иначе» [Там же. С. 9]. Исследователи говорят о пошаговости прецедентных феноменов, то есть последовательности ассоциаций, которые будят в сознании прецедентный феномен. Возникает своеобразная ассоциативная цепь. Эта цепь иногда срабатывает, иногда нет, в зависимости от полноты тезауруса, от принадлежности к одной либо разным субкультурам, от социального статуса и т. д.
Принято выделять прецедентное имя, прецедентное высказывание, прецедентную ситуацию и прецедентный текст. в данной статье мы останавливаемся лишь на прецедентных именах, входящих в когнитивную базу немецкого подростка.
как известно, на формирование ребёнка как личности большое влияние оказывает мир мультимедиа: «Die Identifikationsbildung wird zunehmend durch die verschiedenen medialen Kommunikationsmoglichkeiten wie Television, Video, Gameboy, Konsolen, Computer und virtueller Realitat beeinflusst» [Schurmann, 2008, с. 181]. Ребёнок часто идентифицирует себя с героями любимых фильмов, мультфильмов, книг, компьютерных игр (отсюда желание быть на маскараде в наряде любимого героя или иметь тетрадь с его фотографией, или рисунком и т. д.). Тех же, кто ребёнку несимпатичен, он отождествляет с нелюбимыми/глупыми/ уродливыми персонажами.
Прецедентное имя — индивидуальное имя, связанное: 1) с широко известным текстом, как правило, относящимся к прецедентным (Struwwelpeter, Тёркин), 2) с ситуацией, широко известной носителям языка, 3) с именем-символом, указывающее им на некоторую эталонную совокупность определённых качеств
(см.: [Красных, 2002, с. 48- Гудков, 2003, с. 108- Ворожцова, 2006, с. 4]).
Прецедентное имя можно рассматривать в контексте языковых игр- оно является их ярким выражением [Nilsson, 1997]. Понятие языковой игры ввел в научный обиход Л. Витгенштейн [Витгенштейн, 2005]. Как известно, он понимал под языковыми играми любое употребление слов в речи, которое, тем не менее, должно протекать по определенным законам. говоря о значении слова, он утверждает, что значение слова — это каждое его употребление в языке (die Bedeutung eines Wortes ist «sein Gebrauch in der Sprache») (цит. по: [Trabant, 2006, с. 305]. Он относит к языковым играм не только употребление словесных знаков, но и таблицы, диаграммы и рисунки. Арне Нильсон, обобщая взгляды Л. Витгенштейна, выводит правила, общие для понятия «язык» и понятия «игра»: 1) определённый канон правил, 2) креативное обращение с данным материалом и данными правилами, 3) наличие двух и более партнеров [Nilsson, 1997, с. 21].
Прецедентное имя становится таковым только в условиях употребления его в речи, то есть при наличии двух и более партнеров, оно должно обладать определёнными характеристиками, подходить под определённый канон правил. Это дает нам основание рассматривать в дальнейшем прецедентное имя в ракурсе языковой игры.
Само создание имени, номинация — творческий процесс. никто не может отрицать креативности использования прецедентных имен
— благодаря метафоризация (Золушка), иронизированию (в костюме Евы) и т. д. Мы пользуемся уже готовыми образцами, данными нам культурой (прецедентными именами, ис-пользуемми уже на протяжении веков, например Апполон, Ева, Нарцисс), и это, на первый взгляд, не требует креативности, но в речевой ситуации, в которой это имя используется, может проявляться наше творчество.
Создание прецедентных феноменов происходит и в наши дни. Примером может служить высказывание Ну вы, блин, даёте! генерала Михалыча (актер А. Булдаков) из фильма «Особенности национальной охоты», которое сократилось в речевом использовании до усеченной фразы Ну!!! с характерной интонацией. Имена героев наиболее популярных со-
временных фильмов также становятся прецедентными (Кот Матроскин, Штирлиц).
В определении прецедентного феномена, данного Ю. Н. Карауловым, важным признаком является узнаваемость прецедента большинством представителей данного культурного сообщества. Это должно означать определённую статичность прецедентного феномена. Однако этот признак требует поправки на историческую изменчивость статуса прецедентного феномена, что показало наше исследование.
С целью выяснения фактора функционирования прецедентных имен в среде немецких подростков нами был проведен опрос среди школьников 7-х, 9-х и 11-х классов Андреэ-гимназии в г. Герренберг, земля Баден-Вюртемберг (Andreae-Gymnasium, Herrenberg) и 7-х и 10-х классов Дуден-гимназии в г. Шляйц, земля Тюрингия (DudenGymnasium, Schleiz).
В анкете были представлены 73 прецедентных имени из культуроведческого справочника И. П. Амзараковой и И. С. Майнагашевой, в котором собраны имена персонажей текстов для детей, отобранные на основе анализа теоретических работ по истории немецкой детской литературы и опроса респондентов, проведенного в 2003—2004 гг. [Амзаракова, 2005]. В нашей анкете респондентам предлагалось отметить: (1) какие персонажи им знакомы (а) по прочитанным книгам и просмотренным передачам/фильмам, (в) о каких они только слышали и © какие им вовсе не знакомы. Затем школьникам было предложено (2) дополнить этот список недостающими, на их взгляд, героями. С помощью этого вопроса предполагалось, с одной стороны, выявить новых персонажей, которые пользуются популярностью, а, с другой стороны, выявить степень их известности (сколько учеников обозначат один и тот же персонаж как известный и/или свой любимый). В заключение спрашивалось (3) употребляют ли школьники прецедентные имена в речи и для чего они это делают.
по первому пункту можно выделить два момента, которые обратили на себя внимание: 1) незнание большинством школьников ряда героев (Gurkenkonig, Hirbel, Kafer Immerfrech, Lieschen Radieschen, Nesthakchen, Oli, Ottokar и др.) — 2) знание большинством опрашиваемых одних героев книги/серии/мультфильма
(Winnie-Puuh, Tigerente, Fix und Foxi) и незнание других героев этой же книги/серии/мультфильма (Ferkel, Tigger, Eule из мультфильма о Винни-Пухе- Tiger und Bar из произведений Яноша- Eusebia, Lupo und Lupinchen из мультфильма о веселых лисятах Фиксе и Фоксе).
Необходимо отметить, что персонажи классической детской литературы (Nussknacker, Schneewittchen, Struwwelpeter, Rumpelstilzchen и др.) были опознаны большинством респондентов (от 55% до 90%). Среди «неизвестных» персонажей, в основном, герои книг современных, например, Freddy (1998). Но есть и «классика», например, героиня одноименной книги Эмми фон Роден — Troztkopf (1885). Это позволяет сделать вывод о том, что существует стабильный и изменяющийся пласт прецедентных феноменов. В отнесении имени к разряду прецедентных большую роль играет темпоральный фактор, т. е. в зависимости от эпохи известны и пользуются популярностью разные персонажи и их имена.
Другим фактором, определившим результаты анкетирования, является социальноисторический, а также социальногеографический фактор. Гимназии, в которых проводилось анкетирование, расположены в разных частях германии — на территории бывшей гдр и на территории бывшей Фрг. сегодняшние школьники родились уже в объединённой Германии, тем не менее, культуры, в которых они растут, до сих пор остаются разными. Так, герой книги Г. Хольц-Баумерта Альфонс Циттербаке (1958), написанной в ГДР, был там очень популярен. В Западной Германии Альфонс Циттербаке оказался школьникам неизвестен, а в Восточной он окахался знаком почти половине опрошенных.
Гендерный фактор — это третий фактор, который, на наш взгляд, определил специфику опроса. Результаты анкет показывают, что девочки больше читают и смотрят телевизор, чем мальчики. тем не менее, нам удалось выявить определённые произведения, предпочтение которым во всех классах обоих земель были отданы мальчиками. Это в первую очередь: Dick und Doof- Lucky Luke- Oskar, die Supermaus- die Knickerbrocker-Bande- Tweenies. Мальчиков в этих произведениях привлекают юмор и находчивость.
Если говорить о знании большинством опрашиваемых одних героев книги/серии/ мультфильма и незнании других героев этой же книги/серии/мультфильма, то здесь опять можно наблюдать реализацию социального фактора. В 7-х и 10-х классах г. Шляйца (бывшая ГДР) процент узнавания как основных, так и второстепенных героев (Winnie-Puuh, Fix und Foxi и др.) гораздо выше по сравнению с процентом узнавания этих же героев школьниками г. Герренберга (бывшая ФРГ): разница достигала 30%.
Отметим тот факт, что влияние на узнавание имени часто оказывает сам характер «преподнесения» имени героя (полное — неполное). Так, Puuh было узнано в 7-х, 9-х, 11-х классах г. Герренберга и 7-х, 10-х классах г. Шляйца, 52%, 72%, 69% и 70%, 100% опрашиваемых, в то время как Winnie-Puuh в этой же анкете было узнано 82%, 88%, 73% и 100%, 100% опрашиваемых соответственно.
но, конечно, самый интересный результат наблюдения — это узнавание героев Яноша: Tiger und Bar и Tigerente. Как известно, Tigerente — это деревянная игрушка в книгах Яноша. «Она не представлена вербально», «несет важную дополнительную информацию в визуальном ряду» [Амзаракова 2005, с. 56] (курсив наш — Ю.К.). Однако школьники её узнавали чаще, чем основных героев книги -тигра и медведя. Это может быть обусловлено тем, что Tigerente растиражирован в виде игрушки- на телевидении ему посвящена специальная программа (Tigerentenclub). Прецедентным, таким образом, может стать не только главный, но и второстепенный герой произведения.
Второе задание упомянутого выше опроса требовало назвать любимых героев, которые не были указаны в анкете. Здесь были отмечены как общие тенденции, так и различия, связанные с реализацией социального и гендерного факторов.
Лидерами во всех пяти классах оказались Spongebob и Simpsons (48% и 48% - в 7-м классе- 76% и 48% - в 9-м классе- 65% и 58%
— в 11-м классе Андреэ-гимназии и 24% и 24%
— в 7-м классе- 15% и 25% - в 10-м классе
Дуден-гимназии соответственно). Можно наблюдать, что популярность героев сильно различается в зависимости от того, в какой земле происходило исследование. Более того, в 10-м классе Дуден-гимназии по 15% было также у Dornroschen, Hansel und Gretel, Froschkonig (герои немецких сказок, которые почти не упоминались в анкетах школьников Андреэ-гимназии).
Другие популярные герои (только у школьников г. Герренберга) — это Cartman, Kenny, Kyle (South Park) — их смотрят преимущественно мальчики (лишь в 7-м классе этот мультфильм смотрят 2 девочки) (28% - в 7-м классе, 12% - в 9-м классе и 35% - в 11-м классе.), Nils Holgersson (популярен только в 9-м классе — 28%).
Большую роль при этом оказывает «тиражирование» образов героев. Так, лейбл spongebob (или Губка Боб — Квадратные Штаны) используется в изготовлении постельного белья, рюкзаков, тетрадей, школьных принадлежностей, одежды. К наиболее «раскрученным» образам детской субкультуры относятся Микки-Маус, Винни-Пух, Фродо Бэггинс, Гарри Поттер, Рыбка-клоун Немо, Ю-Ги-О, Губка Боб — Квадратные Штаны, Человек-Паук, Покемон Пикачу и др.1 Таким образом, индустрия игрушек также способствует переходу имен в разряд прецедентных.
О. А. Ворожцова и А.Б. зайцева отмечают следующие функции прецедентного имени в речи: 1) выражение экспрессивности- 2) выражение оценки- 3) установление кооперативного контакта с собеседником [Ворожцова, 2006, с. 4]. Результаты опроса частично подтверждают эти наблюдения.
Отвечая на вопрос, употребляют ли школьники прецедентные имена в речи и для чего они это делают, немецкие подростки указали следующие причины. Одной из функций является оскорбление другого (Schimpfwort, Beleidigung, Verarschung). Например, Asterix
— ругательство- Nudelpampe, Schlabberbar, Schwammkopf, Hexe — оскорбление- Hans Wurst
— издёвка.
1. В статье из журнала «Sales business/Продажи» от 01. 08. 2007 приводятся данные о том, сколько зарабатывают на рекламе «вымышленных» персонажей (http: //www. sostav. ru/ articles/2007/08/01/ko3/).
Другая функция — выражение фамильярной, ласковой оценки в прозвищах и кличках: (1) людей: Perla, Thaddaus (из сериала «Spongebob») — прозвище- Schneewittchen (мама называет дочку, weil ich schwarze Haare, wei? e Haut und rote Lippen habe) — Bella («Twilight») — Hey, du Schlumpf и Na, du Brot — как веселые обращения- (2) животных: Schwarzer Prinz (из романа К. Функе «Tintenherz») — кличка рыбы, Schneewittchen
— кличка кошки, Jurij (от Юрий Гагарин) -кличка морской свинки.
использование прецедентных имен в счи-талочках можно рассматривать как «прецедент в прецеденте» [Schneider, 2006]. В ответах были названы пять считалок, где действующим лицом был Микки Маус. В считалках проявляется тяга подростков к «черному юмору», к выражению сексуальных переживаний, вытесненных в сферу бессознательного [Береговская, 2000, с. 73]: Eine kleine Micky Maus zog sich mal die Hose aus, zieht sie wieder an, und du bist dran- Eine kleine Micky Maus ging einmal ins Rathaus, Rathaus brennt, Micky Maus rennt, Ampel rot, Micky Maus tot.
представленные примеры относятся к сфере низкого в языковом мире ребёнка, который естественно связан с познанием природы человека, его физиологии. игровой интерес к этим сферам проявляется в считалочках и рифмовках [Амзаракова, 2004, с. 55].
В заключение можно отметить, что на функционирование прецедентных феноменов влияют разные факторы: социальный, гендерный, возрастной, исторический. Опрос показал, что подростки бывшей Восточной Германии чаще, чем школьники западной Германии, указывают как источник знания имен персонажей книгу, журнал, газету. Типичные герои и любимые персонажи школьников западной Германии хоть и знакомы школьникам Дуден-гимназии, но такой популярностью не пользуются (разница достигает 61%). Для школьников Дуден-гимназии более популярны герои классических сказок: Daumling, die goldene Gans.
Таким образом, использование прецедентных имен детьми и подростками осуществляется в аспекте языковой игры.
Библиографический список
1. Амзаракова, И. П. Языковой мир немецкого ребёнка [Текст]: учеб. пособие для студентов И. П. Амзаракова. — Абакан: Изд-во Хакасского гос. ун-та им. Н. Ф. Катанова, 2004.
2. Амзаракова, И. П. Путеводитель по миру образов немецких детских текстов: культуроведческий справочник [Текст]/ И. П. Амзаракова, И. С. Май-нагашева. — М.: Флинта: Наука, 2005.
3. Береговская, Э. М. Надпись на значке как вид текста [Текст] / Э. М. Береговская // Филологические науки. — 2000. — № 6. — С. 67−75.
4. Витгенштейн, Л. Избранные работы [Текст] / Людвиг Витгенштейн. — М.: Издательский дом «Территория будущего», 2005.
5. Ворожцова, О. А. Прецедентные имена в российской и американской печати [Текст] / О. А. Ворожцова, А. Б. Зайцева // Изв. Уральского гос. ун-та. -2006. — № 45. — С. 222−229.
6. Гудков, Д. Б. Теория и практика межкультурной коммуникации [Текст] / Д. Б. Гудков. — М.: ИТДГК «Гнозис», 2003.
7. Зыкова, В. А. Объединенная Европа: культурное наследие и будущее европейских языков [Текст] / В. А. Зыкова // Лингвистические парадигмы и лингводидактика: материалы XI Междунар. науч. -практ. конф., Иркутск, 13−16 июня 2006 г. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2006. — С. 499−503.
8. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность [Текст] / Ю. Н. Караулов. — М.: Наука, 1987.
9. Красных, В. В. Этнопсихолингвистика и лингво-культурология: курс лекций [Текст] / В. В. Красных. — М.: ИТДГК «Гнозис», 2002.
10. Мишланова, С. Л. Межкультурная парадигма и перспективы межкультурной коммуникации. [Электронный ресурс] / С. Л. Мишланова, Т. М. Пермякова. — Режим доступа: http: //www. russcomm. ru/
rca_biblio/m/mishlanova-permyakova. shtml (январь 2007 г.).
11. Русское культурное пространство: лингвокультурологический словарь [Текст] / И. С. Брилева, Н. П. Вольская, Д. Б. Гудков, И. В. Захаренко, В. В. Красных. — М.: «Гнозис», 2004. — Вып. 1.
12. Советский энциклопедический словарь [Текст] / А. М. Прохоров, М. С. Гиляров, Е. М. Жуков [и др.].- М.: Советская энциклопедия, 1981.
13. Сорокин, Ю. А. Феномен прецедентности и прецедентные феномены [Текст] / Ю. А. Сорокин, В. В. Красных, Д. Б. Гудков, Н. П. Вольская // Язык, сознание, коммуникация: сб. статей. — М.: «Филология». — 1998. — Вып. 4. — С. 5−34.
14. Nilsson, A. Das Spiel der Sprache: Wittgenstein, Lacan und Novalis zur Semantisierung von Wirklichkeit und Subjektivitat in der Bewegung des Dialogs [Text] / Arne Nilsson. — Regensburg: Roderer, 1997.
15. schneider, J.G. Gibt es nichtmediale Kommunkation? [Text] / Jan Georg Schneider // Zeitscchrift fur Angewandte Linguistik / Hrsg. Ulla Fix, Gerd Antos, Walter F. Sendlmeier. — 2006. — № 44. — S. 71−90.
16. Schurmann, K. Psychosexuelle Identitatsentwicklung [Text] / Kurt Schurmann // Kinder im Vorschulalter: Erkenntnisse, Beobachtungen und Ideen zur Welt der Drei- bis Siebenjahrigen / Hrsg. Barbara Zollinger. -3., korr. Aufl. — Bern- Stuttgart- Wien: Haupt, 2008. — S. 175−185.
17. Trabant, J. Europaisches Sprachdenken von Platon bis Wittgenstein / Jurgen Trabant. — 1. Aufl. in der BsR. -Munchen: Beck, 2006.
УДК 801. 659. 443/446
ББК 81. 65. 291. 34
М.А. Конова
прагматические характеристики аналитического пресс-релиза
КАК разновидности PR-ТEКСТOВ
В данной статье аналитический пресс-релиз рассматривается как текст, находящийся на стыке нескольких жанров Р Я Выбранные теоретические и методологические подходы к анализу материала расширяют круг научных проблем, связанных с феноменом Р Я Дается теоретическое обоснование прагматических особенностей аналитического пресс-релиза по мере рассмотрения особенностей его языкового оформления.
Ключевые слова: аналитический пресс-релиз- прагматические характеристики- РЯ-текст- лексические и грамматические маркеры- исследовательская служба Конгресса США
Вестник иглу, 2010
© Конова М. А., 2010

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой