Функционирование семантического класса глаголов речевого воздействия в старославянских и древнерусских письменных памятниках XI-XVII вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Филология
Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2011, № 6 (2), с. 455−458
УДК 000. 099. 09 + УДК 400. 499. 41 + УДК 400. 499. 49
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СЕМАНТИЧЕСКОГО КЛАССА ГЛАГОЛОВ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В СТАРОСЛАВЯНСКИХ И ДРЕВНЕРУССКИХ ПИСЬМЕННЫХ ПАМЯТНИКАХ Х1-ХУН вв.
© 2011 г. А.А. Неняева
Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского
аппа_пепуаеуа@уаЬоо. сот
Поступила в редакцию 18. 11. 2010
Представлено сравнительное семантическое сопоставление полисемичных глаголов, общих для старославянского и древнерусского языков. Исследование проведено на примере семантического класса речевого воздействия, входящего в ЛСГ глаголов речи.
Ключевые слова: системность лексики, лексико-семантическая группа глаголов речи, семантический класс речевого воздействия, старославянский язык, древнерусский язык, языковая основа.
Взаимодействие старославянского и древнерусского языка в донациональный период его развития является актуальной проблемой истории русского литературного языка. Обозначенная проблема входит в состав дискуссионных вопросов, касающихся языковой базы древнерусского языка на раннем (XI — XIV вв.) этапе формирования его лексико-семантической системы. Для своего подтверждения концепция самобытности языковой основы древнерусского языка нуждается в исследовании процесса взаимодействия старославянской и восточнославянской речевых стихий в старославянских и древнерусских письменных памятниках рассматриваемого периода. Из всех аспектов названного процесса для исследования избран один, связанный с функционированием общеславянской лексики у южных и восточных славян. Конкретные задачи сосредоточены на изучении семантики глаголов речи в памятниках старославянской (Х-Х1 вв.) и древнерусской (XI-XIV вв.) письменности.
Объектом исследования являются семантический класс глаголов речевого воздействия, входящий в лексико-семантическую группу (ЛСГ) глаголов речи.
Источником фактического материала послужили следующие историко-лингвистические словари: «Словник индекс и обратный словник к словарю древнерусского языка XI—XIV вв.» С. П. Лопушанской, «Словарь древнерусского языка XI—XIV вв. «, «Материалы для словаря древнерусского языка» И. И. Срезневского (сопоставление проведено Е.М. Шептухиной), «Словарь русского языка XI—XVII вв.» (сопоставление проведено С. П. Лопушанской, Тупиковой, Е. М. Шептухиной, Е.В. Терентьевой),
«Словарь — индекс русской редакции древнеболгарского языка кон. XI — нач. XII вв». Выбор источников объясняется несколькими причинами. Данные исторических словарей отражают всю совокупность текстов, содержащих изучаемую глагольную лексику, что позволяет составить более полное представление о её составе, нежели конкретный письменный памятник. Большей репрезентативностью обладают исторические словари в плане характеристики семантического объёма слова, что позволяет более объективно судить об использовании в старославянских и древнерусских текстах той или иной лексемы. Привлечение в качестве источника «Словника индекса и обратного словника к словарю древнерусского языка XI—XIV вв.» С. П. Лопушанской объясняется высокой значимостью содержащейся в нём информации об использовании изучаемой лексики в памятниках старославянского и древнерусского языков.
Как отмечалось ранее, объектом исследования явились глаголы речевого воздействия, входящие в состав ЛСГ глаголов речи, объединённые семантическим компонентом «оказывать речевое воздействие на человека». Дистрибутивная формула данного класса включает несколько позиций: позицию субъекта речи в форме именительного падежа существительного со значением лица, позицию прямого объекта речевого воздействия в форме винительного падежа имени со значением лица, а также ряд позиций, в которых семантический компонент речевого воздействия развёртывается в аспектах способа и цели такого воздействия [1, с. 51]. Этот класс включает в себя 14 глаголов: възгла-голати, възгласити, въззвати, възкликноути, възклицати, възъпити, въпити, глаголати,
глашати, призъвати, призывати, проповеда-ти, речи (-щи), сълагати.
В ходе исследования каждый глагол был проверен по двум словарям — Старославянскому словарю (по рук. Х-ХІ вв.) и Материалам для словаря древнерусского языка И. И. Срезневского. Необходимо было определить, встречались ли глаголы данного класса в старославянских или древнерусских памятниках письменности, одинаковое ли количество значений было представлено у слова для каждого периода времени. Результаты исследования приведены ниже в процентном соотношении.
Глаголы, представленные как в старославянских, так и в древнерусских памятниках письменности, составляют 56% всей выбранной лексики. Это следующие глаголы: възглаголати, възгласити, възъпити, въпити, глаголати, глашати, призъвати, призывати, речи (-щи), сълагати.
Данный анализ позволяет заключить, что приведённые слова говорят о большой употребительности глаголов, об их постоянном использовании в письменных памятниках. Приведём конкретные примеры:
Възглаголати — Не пьцете ся прежде чьто възглаголете Мк. Зогр. Мар. (в значении «начать говорить, заговорить») — Възгаголаша на мя языкомъ льстивомъ Пс. Син. Зогр. Мар. Ас. Сав. Супр. (в значении «высказаться против кого-либо, обвинить кого-либо») [2, с. 133]. Словеса возглаголют Панд. Ан. (в значении «заговорить») — И купно възопиша глаголиша, кто възглаголеть силы Господне Бор. Гл. (в значении «высказать») — Аще ли къто възглаго-лет на избьранааго, да ожидеться таго по-ставление Ефр. Крм. (в значении «обвинять, наговаривать») [3, т. 1, с. 346].
Възгласити — Пакы же пилатъ възгласи хотя отъпоустити исоуса Зогр. Мар. (в значении «возгласить, возкликнуть») — Не възгла-сят грътанемь своимь Пс. (в значении «заговорить, начать говорить») — Егда лазаре възгласи отъ гроба Зогр. Мар. Ас. Сав. Син. Евх. Супр. Рыл. (в значении «позвать кого-либо») [2, с. 133].
Възъпити — Отъ страха възъпиша Мт. Зогр. Мар. Ас. Сав. Боян. (в значении «воскликнуть, вскричать, возопить») — Паче же наше спасение вьзьпиимъ Супр. (в значении «провозгласить, объявить») [2, с. 142]. Възъпивъ гласъмъ великъмъ Остр. Ев. (в значении «воскликнуть») [3, т. 1, с. 372].
Въпити — Они же излиха въпияху глаго-лиште Мт. Зогр. Мар. Сав. (в значении «звать, кричать») [2, с. 148]. Се днехъ емлеть и въне-
заапу въпиеть Остр. Ев. (в значении «восклицать, кричать, петь») [3, т. 1, с. 396].
Глаголати — Раздреши ся уза языка его и глаголааше чисто Мк. Зогр. Мар. (в значении «говорить, проповедовать») — Вемь яко месиа придет глаголемы христосъ Зогр. Мар. Сав. Охр. Унд. Боян. Ен. Син. Служ. Евх. Клоц. Супр. Рыл. (в значении «называть») [2, с. 169]. Ещё много имам глаголати вамъ Остр. Ев. (в значении «говорить») — Много глаголяху на нь Новг. I л. (в значении «наговаривать») [3, т. 1, с. 516].
Глашати — Оумьръшае яко съпяштяе глашааше хромые на теченье словомъ зъвааше Супр. (в значении «звать») — Своя овьца глашаетъ по имени Зогр. Мар. Ас. [2, с. 170]. Вы глашаете мя оучитель Гнь Остр. Ев. (в значении «звать») — Подобно сопелемъ глаша-еще Панд. Ант. (в значении «звучать») [3, т. 1, с. 519].
Призъвати — Исоусъ же призъвавъ оуче-никы свое рече имъ Зогр. Мар. Ас. (в значении «позвать, призвать») [2, с. 502]- Призови делателя и даи имъ мьзду Остр. ев. (в значении «позвать, призвать»), Кого игуменъ призоветъ на ту землю людеи… не изъ нашеа отчины Жал. кн. гр. Андр. (в значении «перезвать»), Не придохъ призватъ праведьникъ, нъ грешникы въ покаание Остр. ев. (в значении «вызвать, направить») [3, т. 2, с. 1402].
Призывати — Нача вьпити и сятааго мужа именемь призывати Супр. (в значении «звать, призывать» [2, с. 503]- Аще братъ етеръ выидеше из манастыре., посылаючи по нь, призываху брата к монастырю Пов. вр. л. (в значении «призывать, приглашать»), Воини, имые Иисуса, ведоша и вънутрь на двор, еже есть преторъ, и призывають вьсю спирю Остр. ев. [3, т. 2, с. 1403].
Проповедати — Посылаетъ я проповедати (в значении «проповедовать, провозглашать, возвещать») — Проповедаешта тридневное гос-подьне воскресение Супр. (в значении «предсказывать, предвещать, провозвещать») [2, с. 524]. Проповеда предъ нимъ проповедникъ Мат. Бусл. (в значении «объявлять, оповещать») — Проповедаите еуангелие вьсеи твари Остр. ев. (в значении «проповедовать») [3, т. 2, с. 1557].
Речи — Помьните слово еже азъ рехъ вамъ Зогр. Мар. Ас. Сав. [2, с. 580]. Аще земьнарехъ вамь и не вероуете, како, аще реку вамъ небесныя, веруете Остр. ев. (в значении «говорить, сказать») — Аще когда речаше ему братъ, … глаголаше емоу кротъко Син. (в значении «бранить, ругать») — А холопы, и должникы, и
поручникы, кому не будеть суда, техъ выда-ваю безъ суда, а кто речеть судъ, а тому судъ Дог. гр. Тв. [3, т. 3, с. 119].
Сълагати — Мрьтву исоусови затворяеше очи… оуста стискаеши… руце слагаеши Супр. (в значении «складывать, соединять») [2, с. 654]. Мария же вься соблюдааше глаголы си, слагающи в срдци своемъ Остр. ев. (в значении «складывать, слагать») [3, т. 3, с. 729].
Глаголы, не нашедшие отражения в старославянских памятниках письменности, представленные только в древнерусском словаре Срезневского, составляют 23% всей выборки: въззвати, възкликноути, възклицати.
Възъвати — Отъ Егупта възъвахъ снъ мои Остр. ев. (в значении «позвать») — Възъва же в цркви оучен Иисоусъ и глаголе Остр. ев. (в значении «воскликнуть») [3, т. 1, с. 372].
Слов, представленных только в старославянских памятниках, обнаружено не было.
Наиболее часто указанные глаголы встречаются в Остромировом евангелии. Из приведённых выше примеров также видно, что данные слова употреблялись как в сакральных текстах, так и в памятниках светского содержания, что говорит о расширении сферы употребления выбранной лексики в древнерусский период.
60% глаголов, представленных в обоих словарях, имеет большее количество значений в древнерусских памятниках по сравнению с количеством значений в старославянских. Это глаголы: призъвати, призывати, проповеда-ти, речи (-щи), сълагати.
Видно, что большинство своих значений глаголы приобрели в древнерусский период существования языка. Можно предположить, что это могло быть связано также с появлением делового и приказного языка, так как в древнерусском языке мы обнаруживаем глаголы, имеющие значения с ограниченной сферой употребления.
Рассмотрим этот процесс на примере глагола сълагати. В старославянских памятниках он имеет только значение «складывать, соединять», в древнерусском к этому значению прибавляются ещё значения «составлять, соединять»: Не сълагаеми, не съмажеми, по Савеле-воу совокоупоу! о. екз. Бог., «измышлять, выдумывать»: Хожаше… по соуседамъ, послоуша-еши и слагающа словеса неприязнена, съва-жающи на сваръ (Хож. Богор.), «прилагать»: Оукажемъ, слагаюште вешти притъчьное подобие Изб. 1073 г. и «определять»: Гръдыня-ми и мерами сълагаеши божьство Гр. Наз. [3, т. 3, с. 730].
У слова глаголати утрачивается значение «проповедовать», в котором глагол активно использовался в старославянских памятниках. В древнерусский период существования языка это слово, очевидно, начинает использоваться не только в сакральных текстах, поскольку к нему добавляется значение «наговаривать», пришедшее из живого языка:
Глаголати — Раздреши ся уза языка его и глаголааше чисто Мк. Зогр. Мар. (в значении «говорить, проповедовать») — Вемь яко месиа придет глаголемы христосъ Зогр. Мар. Сав. Охр. Унд. Боян. Ен. Син. Служ. Евх. Клоц. Супр. Рыл. (в значении «называть») [2, с. 169]. Еще много имам глаголати вамъ Остр. Ев. (в значении «говорить») — Много глаголяху на нь Новг. I л. (в значении «наговаривать») [3, т. 1, с. 516].
Отсюда можно сделать вывод, что наименее употребительные значения глаголов утрачиваются с течением времени, поскольку активно не используются, а сферы употребления глаголов заметно расширяются.
Приведённое исследование позволяет заключить:
1. Рассмотренная ЛСГ глаголов речи представляет собой структурно-системное образование, включает ряд классов, подклассов, которые объединены по типу иерархической связи и имеют общий семантический признак «владеть, пользоваться речевой способностью».
2. Группа глаголов речевого воздействия имеет высокую репрезентацию в следующих словарях: Старославянский словарь (по рук. XXI вв.) и Материалы для словаря древнерусского языка И. И. Срезневского. Это говорит о высокой коммуникативной активности и их максимальном выполнении коммуникативных задач.
3. Рассмотренные глаголы по — разному в количественном отношении характеризуются в старославянском и древнерусском языках. Глаголы, не нашедшие отражения в старославянских памятниках письменности, представленные только в древнерусском словаре Срезневского, составляют 23% всей выборки, что указывает на их возможно более позднее происхождение и употребление в письменности. 60% глаголов, представленных в обоих словарях, имеет большее количество значений в древнерусских памятниках по сравнению с количеством значений в старославянских. Эти цифровые данные указывают как на взаимодействие двух языков, так и на самобытность древнерусского языка.
4. Лексические данные показывают, что взаимодействие старославянского и древнерусского языков на уровне лексики было довольно активным. Вместе с тем, нормы словоупотребления современного русского языка формировались с учетом восточнославянских традиций разговорной речи.
Список литературы
1. Клименко Л. П. Лексико-семантическая система древнерусского глагола и ее отражение в памятниках письменности ХГ-ХГУ вв. Горький: 1990.
2. Старославянский словарь (по рук. Х-ХГ вв.) / под ред. Р. М. Цейтлин, Р. Вечерки и Э. Благовой. М., 1999.
3. Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. В 3-х тт. М.: Знак, 2003.
4. Лопушанская С. П. Словник индекс и обратный словник к словарю древнерусского языка (XI-
XIV вв.) [В 2-х томах, т. 1, 564 стр., М., 1988−2001 и след.]. М. :Волгоград, 2002.
5. Лингвстический энциклопедический словарь / под ред. В. Н. Ярцевой. М., 1990.
6. Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. М. :Просвещение, 1990.
7. Колесов В. В. Древнерусский литературный язык. Л., 1989.
8. Филин Ф. П. Истоки и судьбы русского литературного языка. М.: Наука, 1981.
9. Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973.
10. Уфимцева А. А. Лексическое значение. Принципы семасиологического описания лексики. М., 1986.
11. Новиков Л. А. Семантика русского языка. М., 1982.
12. Никитин В. М. Лексическое значение в слове и словосочетании. Владимир, 1974.
13. Кузнецова Э. В. Русская лексика как система. Свердловск, 1980.
FUNCTIONING OF THE SEMANTIC CLASS OF VOCAL VERBS IN OLD SLAVONIC AND ANCIENT RUSSIAN WRITTEN MONUMENTS OF THE 11th -17th CENTURIES
A.A. Nenyaeva
A semantic comparison is made of polysemic verbs common for the Old Slavonic and the Ancient Russian languages. The research was focused on the semantic class of vocal verbs that belong to the semantic group of speech verbs.
Keywords: vocabulary system structure, semantic group of speech verbs, semantic class of vocal verbs, Old Slavonic, Ancient Russian, language basis.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой