Функция яичников у женщин после оперативного лечения аденом гипофиза

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
© Н. В. Аганезова 1, Е. Б. морозова 2, А. Б. Чухловин 2, з. В. Корчагина 3
1 Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования
2 Научно-методический центр по молекулярной медицине МЗ РФ на базе Санкт-Петербургского медицинского университета
3 Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева
УДК: 618. 17−008. 8:616. 89:575
АССОЦИАЦИИ ПРОяВЛЕНИй
предменструального синдрома в психоэмоциональной сфере c генным полиформизмом гена РЕЦЕПТОРА эстрогенов ER-1
¦ Изучение частоты встречаемости генотипов гена рецептора эстрогенов ER-I у 233 женщин с предменструальным синдромом (ПМС) и 100 женщин без ПМС
в возрасте от 18 до 40 лет не выявило различий распределения аллелей гена ER-I между группами в целом и между пациентками с различными клиническими проявлениями ПМС. При исследовании связи функционального полиморфизма гена рецептора эстрогена ER-I с эмоционально-личностными характеристиками 89 женщин с ПМС обнаружено, что наличие гиперактивного Сб-генотипа гена альфа-рецептора эстрогена связано с более выраженными аффективной лабильностью, астеническими, ипохондрическими и ананкастическими проявлениями в структуре эмоциональных расстройств у женщин с ПМС (тенденции). Женщины с ПМС с бб-генотипом гена альфа-рецептора эстрогена имеют значительно более выраженный механизм психологической защиты «реактивные образования». Эти данные отражают роль ER-I 594/GG (более активный вариант продукции специфического белка-рецептора) в модуляции проявлений предменструального синдрома в психоэмоциональной сфере.
¦ Ключевые слова: предменструальный синдром (ПМС) — ген альфа-рецептора эстрогена- психоэмоциональные проявления ПМС- механизм психологической защиты.
Одним из наиболее часто встречающихся расстройств, связанных с менструальным циклом, является предменструальный синдром (ПМС): у 20−80% женщин репродуктивного возраста [17]. Междисциплинарный характер этой патологии подразумевает многоплановость и разнообразие факторов, которые могут иметь значение и для развития синдрома, и для особенностей его проявлений. Системный подход к изучению данной проблемы, определяет необходимость рассматривать ПМС с позиций многоуровневости и многомерности дисрегу-ляции в рамках менструального цикла, и в соматической, и в психической сфере.
Среди многих патогенетических механизмов ПМС обсуждают роль эстрогенов, обладающих разнообразными эффектами [25], в том числе и в центральной нервной системе, что обусловливает определенную зависимость проявлений ПМС от выраженности действия этих половых стероидов. Реализация эффектов эстрогенов в соматической и психической сферах, зависит не только от концентрации эстрогенов в крови и соотношения половых стероидов, но и от взаимодействия молекул эстрогенов со специфическими рецепторами.
В настоящее время существует мнение, что сложные нейрофизиологические процессы, которые необходимы для адаптации организма к изменяющимся условиям внешней среды, к стрессовому воздействию различных факторов, в определенной степени генетически детерминированы [20]. В частности, синтез специфических белков рецепторов эстрогенов, от которого в определенной степени зависит выраженность действия эстрогенов, находится под генетическим контролем гена рецепторов эстрогенов (ER). Известно, что наличие «гиперактивных» вариантов генов рецепторов эстрогенов, в том числе гена ER-альфа (ER-1) [23], ассоциировано с различными заболеваниями [24, 18]. В ряде исследований показана связь генного полиморфизма ER-альфа с повышенной вероятностью развития депрессий [16], с личностными особенностями женщин [13].
Поскольку в полиморфном симптомокомплексе ПМС пограничные нервно-психические расстройства, среди которых преобладают эмоционально-личностные нарушения, близкие
по МКБ-10 к F43.2 — к расстройствам адаптации и F45.8 — соматоформным вегетативным дисфункциям, занимают существенное место [5], изучение многообразных факторов, в том числе факторов наследственности, которые могут влиять на развитие проявлений в психоэмоциональной сфере у женщин с предменструальным синдромом, представляет актуальную междисциплинарную задачу.
Возможно, наличие некоторых функциональных вариантов патогенетически значимых генов, в частности полиморфизм гена рецептора эстрогенов ER-1, опосредованно регулирующего выраженность эффектов эстрогенов (также и в психической сфере), может в определенной степени обусловливать индивидуальные различия в комплексе проявлений ПМС. Исследование генетических предикторов своеобразия симптоматики предменструального синдрома [9] является новым в акушерско-гинекологической области, особенно для отечественных авторов.
Цель исследования
Изучение ассоциаций симптоматики предменструального синдрома с функциональным полиморфизмом гена рецептора эстрогенов ER-1.
Материалы и методы
Обследовано 233 женщины с ПМС (возраст 18−40 лет) с различными клиническими формами ПМС разной степени тяжести (за исключением предменструального дисфорического расстройства). Диагноз «Предменструальный синдром» устанавливали на основании регистрации рецидивного набора симптомов в лю-теиновую фазу менструального цикла (наблюдение в течение 2-х менструальных циклов), отсутствующих в фолликулярную фазу цикла, вызывающих физический и/или эмоциональный дистресс- при этом предменструальные симптомы не являлись проявлениями какого-либо соматического и/или психического заболевания. Заполняли шкалу предменструальных симптомов. Определяли клиническую форму ПМС (по преобладанию симптомов какой-либо группы: а) нервно-психическая (раздражительность (эмоциональная лабильность), слабость (утомляемость, усталость, астения), депрессивные проявления (подавленность, чувство безысходности), агрессивность, плаксивость, нарушение сна) — б) цефалгическая (головная боль, головокружения, парестезии, повышение артериального давления (АД), увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС), кардиалгии, одышка, потливость, тошнота, рвота) — в) отечная (прибавка массы
тела, нагрубание молочных желез, отеки, жажда, приливы, полиурия, метеоризм, боли в животе, диарея, запоры) — г) трофическая (кожный зуд, сыпь типа крапивницы, экзема, боли в суставах) — д) смешанная форма (сочетание симптомов различных групп). Производили оценку степени тяжести синдрома (по сумме баллов по шкале предменструальных симптомов (0−3 балла за симптом): 4−21 — легкая, 22−51 — средняя, 52 и более — тяжелая). При существенном снижении работоспособности (субъективные ощущения) ПМС расценивали как тяжелый. Контрольную группу составили 100 женщин без ПМС.
У 89 женщин с ПМС было проведено экспериментально-психологическое обследование. Использовали методики для психологической диагностики, отражающие особенности индивидуальной личностной типологии и уточняющие, формализующие клинические проявления ПМС: опросник для определения невротических черт личности [8], шкала для психологической экспресс-диагностики уровня невротизации [2], шкала для психологической экспресс-диагностики уровня невротической астении [11], методика «Интегративный тест тревожности» [1], методика для психологической диагностики механизмов психологической защиты (индекс жизненного стиля) [7], опросник OHP-Си (компьютерный вариант).
Производили также генотипирование аллелей гена рецептора эстрогенов ER-1. Геномную ДНК выделяли из лейкоцитов крови пациенток с применением набора «ДНК-Сорб» (Литех, Москва). Полиморфизм гена рецептора эстрогенов ER-1 (594A/G) определяли с помощью аллель-специфической полимеразной цепной реакции (ПЦР) ДНК с применением оригинальных ДНК-зондов. Праймеры конструировали с помощью программы Primer Express (Applied Biosystems, США), причем искомый точечный полиморфизм располагали на З'--конце смысловых-праймеров. Смысловой праймер для аллеля -594A был следующим: 5'-- agg gtt tcc ctg cca ca -3'-, для аллеля -594G — 5'- agg gtt tcc ctg cca cg 3'-, и общий антисмысловой праймер: 5'- ggc tgt tcc caa cag aag ac 3'-.
Pеакционная смесь для П^ содержала следующие компоненты: 5x ПЦP-буфер (Амплисенс, Москва) — смесь дезоксинуклеотидов (MBI Fermentas, Каунас, Литва), праймеры (от 0,05 до 0,3 цМ) производства «Синтол» (Москва), ДНК-Taq полимеразу («ДНК-Технология, Москва», 1,0 ферм. ед. в пробе) и геномную ДНК (2,5 мкл в пробе), в общем объеме 20 мкл. ПЦP проводили в амплификаторе ICycler (Bio-Rad, США). Pежим ПЦP был следующим: 94 °C, 5 мин- 36 циклов ПЦP: денатурация: 95 °C, 30 с- отжиг в течение 30 с: 66 °C- элонгация: 72 °C, 30 с (36 циклов) —
Таблица 1
Распределение женщин с ПМС в зависимости от клинической формы и степени тяжести синдрома (п=233)
Клиническая форма ПМС
Нервно-психическая Вегето-сосудистая Обменно-эндокринная Трофическая Смешанная
n % n % n % n % n %
39 16,7 5 2,2 118 50,6 2 0,9 69 29,6
Степень тяжести ПМС
Легкая Средняя Легкая Средняя, тяжелая Легкая Средняя, тяжелая Легкая Средняя, тяжелая Легкая Средняя, тяжелая
n (%) n (%) n (%) n (%) n (%) n (%) n (%) n (%) n (%) n (%)
32 (13,7) 7(3,0) 3 (1,3) 2 (2,1) SS (37,7) 30 (12,9) 2 (0,9) — 49 (21,0) 20 (8,6)
Таблица 2
Распределение генотипов гена рецептора эстрогенов — ER-1 (A/A, A/G, G/G) у женщин с ПМС (n=233) и без ПМС (n=100)
Генотипы
Гены Без nMD nMD Без nMD nMD Без nMD
ER-l л/л n (%) G/G n (%) A/G n (%)
4 (1,7) 0 (0) 144 (61,8) 64 (64,0) 85 (36,5) 36 (36,0)
72 °C, 5 мин. Продукты ПЦР оценивали после электрофореза в 1,5%-ном агарозном геле при окраске этидий-бромидом. Визуализацию специфических продуктов осуществляли с помощью УФ-трансиллюминатора. Изображения фиксировали с помощью цифровой фотокамеры Canon PowerShot A70.
Статистический анализ проводили с помощью программы для статистической обработки SPSS 15 (сравнительный анализ с использованием параметрических (критерий t-Стьюдента) и непараметрических (%2-критерий) критериев. Различия значений считали достоверными при p & lt- 0,05.
Результаты исследования
Распределение женщин с ПМС в зависимости от клинической формы и степени тяжести заболевания представлено в таблице 1. Наиболее часто регистрировали отечную (50,6%) и смешанную форму (29,6%) ПМС- психоэмоциональную форму заболевания отмечали у 16,7% женщин- цефалгическую и трофическую формы ПМС в выборке исследования регистрировали редко.
Распределение частот определяемых аллелей гена рецептора эстрогенов ER-1 не различалось между пациентками с ПМС и женщинами контрольной группы (табл. 2).
Статистически достоверных различий частоты аллелей A/G гена ER-1 между пациентками с различными клиническими проявлениями ПМС выявлено не было.
В текущем анализе у 89 женщин с ПМС при анализе эмоционально-аффективных проявлений (ОНР-Си) выявлены различия в зависимости от ва-
рианта полиморфизма гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 (табл. 3). У женщин с ПМС с СС-генотипом гена ЕЯ-1 (п=56) по сравнению с пациентками с другими вариантами генотипов гена ЕЯ-1 (п=33) имело место превышение оценок по таким пограничным нервно-психическим расстройствам, как «аффективная лабильность» (42,95 ± 3,52 и 32,67 ± 4,77 баллов) (0,05 & lt- р & lt- 0,1)), «астенические расстройства» (43,21 ± 3,48 и 33,39 ± 4,72 баллов) (0,05 & lt- р & lt- 0,1)), «ипохондрические расстройства» (18,18 ± 2,49 и 10,94 ± 2,11 баллов) (0,05 & lt- р & lt- 0,1), «ананкастические расстройства» (27,88 ± 3,01 и 19,15 ± 3,71 баллов) (р & lt- 0,1)) (все — тенденции) (табл. 3), что отражает наличие более яркой аффективной симптоматики у таких женщин. При проявлениях ПМС женщины с СС-генотипом гена ЕЯ-1 в большей степени, чем пациентки с менее активными вариантами генотипов гена ЕЯ-1, отмечают частые колебания настроения, склонность к слезам, бурные эмоции как при неприятных, так и приятных событиях, невозможность сдержать свои эмоции, невзирая на возможные неблагоприятные для них последствия. В большей степени у женщин с ПМС с СС-генотипом гена ЕЯ-1 выражены проявления неврастенического характера: быстрая утомляемость при выполнении различной деятельности, возникновение раздражительной слабости, часто возникающее чувство усталости, снижение побуждений к деятельности, повышенная реактивность, снижение быстроты мышления и ухудшение памяти. При этом женщины могут испытывать недостаток самостоятельности и опасение за свое здоровье.
В нашей выборке отчетливых различий по уровню невротизации и уровню невротической
Таблица 4
Показатели средних оценок (процентилей) механизмов психологической защиты у женщин с ПМС с различными генотипами гена ER-1 (п=89)
Таблица 3
Распределение средних показателей неврозоподобных симптомокомплексов у пациенток с ПМС с различными генотипами гена ER-1 (п=89)
'- ---^^^Генотипы Гена ЕЯ-1 Шкалы методики: ОНР-Си ---_____ G/G (п=56) ^ и А/А (п = 33)
Баллы (М ± т) Ранг Баллы (М ± т) Ранг
1 2
Тревожно-фобические расстройства (1) 22,07± 2,15 10 18,76 ± 2,72 8
Депрессивные расстройства (2) 35,32 ± 3,41 3 30,0 ± 5,02 3
Аффективная напряженность (3) 31,09 ± 2,84 4 26,15 ± 3,9 5
Расстройства сна (4) 27,64 ± 3,14 7 27,97± 4,29 4
Аффективная лабильность (5) 42,95± 3,52Л1−2 1 32,67± 4,77 м-2 2
Астенические расстройства (6) 43,21 ± 3,48л1−2 2 33,39 ± 4,72л1−2 1
Сексуальные расстройства (7) 24,88 ± 2,99 8 18,45 ± 3,14 9
Дереализационные расстройства (8) 21,52 ± 2,54 11 17,18 ± 3,63 11
Обсессивные расстройства (9) 22,59 ± 2,29 9 17,39 ± 3,12 10
Нарушение социальных контактов (10) 29,39 ± 3,13 5 22,06 ± 3,43 6
Ипохондрические расстройства (11) 18,18 ± 2,49л1−2 12 10,94 ±2,11л1−2 13
Ананкастические расстройства (12) 27,88 ±3,01л1−2 6 19,15 ± 3,71л1−2 7
Сомато-вегетативные расстройства (13) 16,11± 1,65 13 15,76 ± 2,26 12
Примечание: р — степень достоверности различий- л 0,05 & lt- р & lt- 0,01- р (4) 1−2 = 0,08- р (6) 1−2 = 0,09- р (11) 1−2 = 0,05- р (12) 1−2 = 0,08
'- '----Генотипы гена ЕЯ-1 Механизмы психологической защиты '- -¦-- G/G (п=56) A/G и А/А (п = 33)
Средние оценки (М± т) Ранги Средние оценки (М± т) Ранги
1 2
Отрицание (1) 67,14 ± 3,29 3 66,45 ± 5,01 2
Вытеснение (2) 47,77 ± 3,8 6 37,21 ± 5,37 7
Регрессия (3) 70,59 ± 3,49 1 62,64 ± 4,84 3
Компенсация (4) 69,02 ± 3,5 2 67,24 ± 4,34 1
Проекция (5) 45,38 ± 3,9 7 40,36 ± 4,71 6
Замещение (6) 57,11 ± 3,3 5 50,21 ± 4,41 4
Интеллектуализация (7) 39,96 ± 3,19 8 35,30 ± 4,14 8
Реактивные образования (8) 60,38 ± 4,47*1−2 4 45,3 ± 5,31*1−2 5
Примечание: р — степень достоверности различий- *- р & lt- 0,05- р (8) 1−2 = 0,037
астении у пациенток с ПМС в зависимости от вариантов генотипов гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 не выявлено, но отмечено, что более высокие оценки наблюдались у лиц с эмоциональной нестабильностью.
При изучении механизмов психологической защиты (МПЗ) выявлены достоверные различия в зависимости от вариантов генотипов гена рецептора эстрогенов (табл. 4). Пациентки с ПМС с СС-генотипом гена ЕЯ-1 (п = 56) предрасположены к большей напряженности такого механизма психологической защиты, как «реак-
тивные образования», по сравнению с пациентками с менее активными ЛС-генотипом (п = 31) и АА-генотипом (п=2) гена ЕЯ-1: соответственно, 60,38 ± 4,47 и 45,3 ± 5,31 процентилей (р = 0,037) (табл. 4). Применительно к пациенткам с ПМС можно предположить, что в дни циклических недомоганий, женщины с СС-генотипом гена ЕЯ-1 стремятся проявить большую активность на работе, в семье, большее стремление к общению при бессознательном желании эмоционального покоя, снижения интереса к различным видам деятельности.
Обсуждение
Среди многих патогенетических звеньев развития ПМС рассматривают эндокринные механизмы, связанные с изменением соотношения половых стероидов в течение менструального цикла [6, 25, 21]. Половые стероиды и их метаболиты влияют на соответствующие рецепторы в различных тканях организма человека. Так, наряду с другими разнообразными эффектами (активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы [25], изменения электролитного баланса, влияния на углеводный обмен [3] и др.), эстрогены влияют на рецепторы в лимбической системе головного мозга, что обуславливает возникновение симптомов в психоэмоциональной сфере. Отсутствие доказательств определяющего значения концентрации эстрогенов в крови у женщин с ПМС, как фактора, обусловливающего особенности формирования комплекса соматических и психических проявлений ПМС, способствует поиску других предикторов, определяющих выраженность эффектов эстрогенов.
В этой связи становится актуальным вопрос о механизмах усиления транскрипции генов ЕЯ (рецепторов эстрогенов). Для рецептора к эстрогену известно наличие двух изоформ: ЕЯ — альфа и — бета [23]. Для гена рецептора к эстрогену-1 известно 2 генных варианта в восьмом экзоне — наличие аде-нина или гуанина в позиции 594. У носителей «гиперактивных» промоторных вариантов различных генов (встречаемость в популяции до 40−50%) может проявляться предрасположенность к различным заболеваниям [15, 24, 14].
В ряде исследований показана связь генного полиморфизма ЕЯ-альфа с различными вариантами психопатологии. Так, наличие в генотипе гена рецепторов эстрогенов ЕЯ-1 более активного С-аллеля ассоциируют с повышением риска развития депрессий [16], суицидального поведения [12], с личностными особенностями женщин, включая повышенную тревожность, агрессивность, подозрительность [13].
Результаты нашего исследования согласуются с приведенными данными в отношении ассоциаций генотипов гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 с выраженностью эмоционально-аффективных проявлений у женщин с ПМС и с особенностями формирования реакций личности на болезнь (механизмов психологической защиты).
У пациенток с ПМС с СС-генотипом гена ЕЯ-1 по сравнению с пациентками с менее активными вариантами генотипов гена ЕЯ-1 имела место тенденция к большей выраженности ряда пограничных нервно-психических расстройств, среди которых аффективная лабильность и астенические расстройства, которые занимают первые две ранговые позиции в структуре эмоционально-
аффективных проявлений у женщин с ПМС [5]. У женщин с ПМС с СС-генотипом гена ЕЯ-1, предопределяющим более интенсивную транскрипцию специфических белков-рецепторов к эстрогенам, усиливаются биологические эффекты эстрогенов, способствующих более яркому проявлению аффективной симптоматики. Таким образом, СС-генотип гена ЕЯ-1 является генетическим фактором, который может опосредованно способствовать усилению проявлений эмоционально-аффективной симптоматики у пациенток с ПМС, что в определенных фрустриру-ющих социальных (психосоциальных) условиях может рассматриваться как фактор риска нервно-психической дезадаптации пациенток с ПМС.
Результаты изучения соотношения генетических факторов с проявлениями ПМС позволяют рекомендовать в случае использования для лечения ПМС эстроген-гестагенных препаратов при наличии более активного СС-генотипа гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 и соответствующей эмоционально-аффективной симптоматике, ассоциированной с данными генетическими факторами (аффективная лабильность, ананкастические, астенические и ипохондрические проявления), использовать комбинированные монофазные средства с наименьшей дозой этинилэстрадиола
Наличие «активного» СС-генотипа гена ЕЯ-1 у пациенток с ПМС в нашей выборке ассоциировано с большей напряженностью такого МПЗ, как «реактивные образования», по сравнению с пациентками с АС- и АА--генотипами гена ЕЯ-1. Механизм психологической защиты «реактивные образования» проявляется в том, что личность предотвращает выражение неприятных или неприемлемых для нее мыслей, чувств или поступков путем преувеличения противоположных стремлений- происходит как бы трансформация внутренних импульсов в субъективно понимаемую противоположность. В формировании механизмов психологической защиты, являющихся по своим сущностным проявлениям бессознательной психической активностью и формирующихся в онтогенезе, определенное значение имеют генотипические факторы, которые проявляются в связи с индивидуальным опытом развития личности в определенной социальной среде и культуре. В этой связи, вероятно, возможно рассматривать СС-генотип гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 как биологический (генетический) предиктор формирования реакций личности на болезнь. Развитие «противоположных стремлений» в дни циклических недомоганий у женщин с СС-генотипом гена ЕЯ-1, в виде стремлений проявить большую активность на работе, в семье, в общении при бессознательном желании эмоционального покоя, снижения интереса к различным видам
деятельности, является социально-дезадаптивным проявлением вследствие блокирования актуальных потребностей личности. Последнее, в свою очередь, является предиктором психической дезадаптации и психотерапевтической мишенью в пси-хокоррекционных мероприятиях при комплексном лечении ПМС.
Таким образом, полиморфизм гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 возможно рассматривать как генетический предиктор своеобразия психоэмоциональных проявлений ПМС и формирования реакций личности на болезнь. Наши результаты добавляют аргументы к существующей точке зрения о вероятной роли наследственных факторов, предрасполагающих к развитию ПМС [4, 10, 19] и влияющих на своеобразие проявлений синдрома [9, 22].
Выводы
1. У пациенток с ПМС СС-генотип генного полиморфизма рецептора эстрогенов ER-1 (А-594С) ассоциирован с усилением проявлений в структуре эмоционально-аффективных расстройств аффективной лабильности, астенических, анан-кастических и ипохондрических расстройств.
2. У пациенток с ПМС СС-генотип гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 ассоциирован с достоверно большей напряженностью такого механизма психологической защиты, как «реактивные образования».
3. СС-генотип гена рецептора эстрогенов ЕЯ-1 может рассматриваться как один из генетических предикторов, опосредованно предрасполагающий к своеобразию эмоционально-личностных характеристик женщин с ПМС, в определенных неблагоприятных психосоциальных условиях, затрудняющих нервно-психическую адаптацию к циклическому дистрессу — предменструальному синдрому.
Литература
1. Бизюк А. П., Вассерман Л. И., Иовлев Б. В. Применение инте-гративного теста тревожности: методические рекомендации МЗ РФ. — 2-е изд. — СПб, 2001. — 16 с.
2. Иовлев Б. В., Карпова Э. Б., Вукс А. Я. Шкала для психологической экспресс-диагностики уровня невротизации: методические рекомендации МЗ РФ. — СПб, 2003. — 33 с.
3. Марторано Дж., МорганМ., Фрайер У. Предменструальный синдром: пер. с англ. — СПб: ИК «Комплект», 1998. — 218 с.
4. Новотны П. П. Предменструальный синдром: пер. с англ. — М.: КРОН-ПРЕСС, 1995. — 128 с.
5. О соотношениях механизмов психологической защиты и реакциями личности на болезнь у женщин с предменструальным синдромом / Вассерман Л. И. [и др.] // Актуальные аспекты психосоматики в общемедицинской практике:
сборник научных трудов VIII конференции / ред. В. И. Мазуров. — СПб., 2008. — вып. VIII. — С. 23−24.
6. Предменструальный синдром: методическое пособие / Тарасова М. А. [и др.]. — СПб.: Изд-во Н-Л, 2007. — 48 с.
7. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля: пособие для врачей МЗ РФ / Вассерман Л. И. [и др.]. — СПб., 1999. — 49 с.
8. Психологическая диагностика невротических черт личности: методические рекомендации МЗ РФ / Иовлев Б. В. [и др.]. — СПб., 2003. — 28 с.
9. Связь симптоматики предменструального синдрома с функциональным полиморфизмом патогенетически значимых генов / Аганезова Н. В. [и др.] // Журнал акушерства и женских болезней. — 2007. — Т. LVI, вып. 2. — С. 10−18.
10. Сметник В. П., Тумилович Л. Г. Неоперативная гинекология. — 3-е изд. — М.: МИА, 2005. — 630 с.
11. Шкала для психологической диагностики уровня невротической астении: методические рекомендации МЗ РФ / Вассерман Л. И. [и др.]. — СПб., 1999. — 20 с.
12. Association study of oestrogen receptor alpha gene polymorphism and suicidal behaviours in major depressive disorder / Tsai S. J. [et al.] // Psychiatr. Genet. — 2003. — Vol. 13, № 1. — P. 19−22.
13. Association between a dinucleotide repeat polymorphism of the estrogen receptor alpha gene and personality traits in women / Westberg L. [et al.] // Mol. Psychiatry. — 2003. — Vol. 8, N 1. — P. 118−122.
14. Association of estrogen receptor and glucocorticoid receptor gene polymorphisms with sporadic breast cancer / Curran J. E. [et al.] // Int. J. Cancer. — 2001. — Vol. 95. — P. 271−275.
15. Association study of polymorphisms in the human estrogen receptor alpha gene and prostate cancer risk / Cancel-Tas-sin G. [et al.] // Eur. Urol. — 2003. — Vol. 44. — P. 487−490.
16. Association study of the estrogen receptor alpha gene (ESR1) and childhood-onset mood disorders / Mill J. [et al.] // Am. J. Med. Genet. — 2008. — Vol. 147 B, N 7. — P. 1323−1329.
17. Knowledge, attitudes, and consequences of menstrual health in urban adolescent females / Houston A. M. [et al.] // J. Pediatr. Adolesc. Gynecol. — 2006. — Vol. 19, № 4. — P. 271−275.
18. Lane D. A., Grant P. G. Role of hemostatic gene polimorphism in venous and arterial thrombotic disease // Blood. — 2000. — Vol. 95. — P. 1517−1532.
19. LochE, Selle H, BoblitzN. Treatment of PMS with phytophar-maceutical formulation containing vitex agnus castus // J. Wo-mens Health. — 2000. — Vol. 9, N 3. — P. 315−320.
20. Neiroanatomical correlates of happiness, sadness and disgust / Lane R. D. [et al.] // Amer. J. Psychiatry. — 1997. — Vol. 154. — P. 926−933.
21. Progesterone for Premenstrual Syndrome / Ford O. [et al.] // Cochrane Database Syst. Rev. — 2006. — Vol. 18, N 4. — CD003415.
22. Risk for premenstrual dysphoric disorder is associated with genetic variation in ESR1, the estrogen receptor alpha gene / Huo L. [et al.] // Biol. Psychiatry. — 2007. — Vol. 62, N 8. — P. 925−933.
23. Selective expression of estrogen receptor alpha and beta iso-forms in human pituitary tumors / Shupnik M. A. [et al.] // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 1998. — Vol. 83. — P. 3965−3972.
24. The ER-1 G594A polymorphism is associated with migraine susceptibility in two independent case / control groups / Colson N. J. [et al.] // Neurogenetics. — 2004. — Vol. 5, N 2. — P. 129−133.
25. The role of hormones and hormonal treatments in premenstrual syndrome / Backstrom T. [et al.] // CNS Drugs. — 2003. — Vol. 17, № 5. — P. 325−342.
Статья представлена Т. М. Лекаревой, НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта СЗО РАМН,
Санкт-Петербург
ASSOCIATION OF THE PSYCHOEMOTIONAL MANIFESTATIONS OF PREMENSTRUAL SYNDROME WITH GENE POLYMORPHISM OF ESTROGEN RECEPTOR GENE ER-1
Aganezova N. V., Morozova E. B., Chukhlovin A. B.
¦ Summary: Genotyping of A-594G polymorphism in estrogen receptor gene ER-1 was performed in 233 women with premenstrual syndrome (PMS) and 100 women without
PMS in age from 18 to 40 years. There were no differences revealed in allele distribution of ER-1 gene between the groups in general and among female patients with various clinical manifestations of PMS. When studying associations between functional polymorphism of estrogen receptor ER-1 and emotionality-personality characteristics of 89 women with PMS, we have found that the presence of hyperactive GG-genotype of the alpha-estrogen receptor gene is associated with more pronounced affective lability, asthenia, hypochondria and anankastic manifestations in pattern of emotional disorders in women with PMS (the differences are significant, as a sufficient trend). Women with PMS carrying GG-genotype of ER-1 alpha gene have a distinctly more pronounced psychological defense mechanism of & quot-reactive patterns& quot-. These data reflect possible role of ER-1 -594/GG genotype (an active producer allele) in modulation of psycho-emotional manifestations in PMS.
¦ Key words: premenstrual syndrome (PMS) — estrogen receptor alpha gene- emotional disorders- mechanism of psychological protection.
¦ Адреса авторов для переписки-
Аганезова Наталия Владимировна — к. м. н., доцент кафедры акушерства и гинекологии.
№ 2 ГОУ ДПО «СПб МАПО» Минздрава и социального развития РФ. E-mail: aganezova@mail. ru.
Чухловин Алексей Борисович — д. м. н., профессор кафедры клинической лабораторной диагностики с курсом молекулярной медицины Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. ак. И. П. Павлова. E-mail: alexei. chukh@mail. ru.
Морозова Елена Борисовна — к. б. н., научный сотрудник лаборатории молекулярной диагностики научно-методического центра по молекулярной медицине на базе Санкт-Петербургского государственного университета им. ак. И. П. Павлова. E-mail: emorosova@mail. ru. Корчагина Зоя Валерьевна — аспирантка. лаборатория клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева E-mail: zoya-korchagina@yandex. ru.
Aganezova Nataliya Vladimirovna — MD.
Chair of Obstetrics and Gynecology № 2 St. Petersburg Medical
Academy of Postgraduate Education (SPbMAPS), Russian Ministry
of Health and Social Development.
E-mail: aganezova@mail. ru.
Chukhlovin Aleksey Borisovich — professor.
Department of Clinical Laboratory Diagnostics, St. Petersburg I. Pavlov State Medical University. E-mail: alexei. chukh@mail. ru.
Morozova Elena Borisovna — Research Associate.
Research Center of Molecular Medicine of St. Petersburg I. Pavlov State
Medical University.
E-mail: emorosova@mail. ru.
Korchagina Zoya Valerievna — postgraduate student.
Laboratory of Clinical Psychology and Psychodiagnostics, St. -Petersburg
V. M. Bekhterev Research Institute of Psychoneurology.
E-mail: zoya-korchagina@yandex. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой