Особенности применения системы выразительных средств в программах нишевых телевизионных каналов (на примере ток-шоу канала «Россия.
Культура»)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Д.Г. Маркосян
Особенности применения системы выразительных средств в программах нишевых телевизионных каналов (на примере ток-шоу канала «Россия. Культура»)
Аннотация: в статье анализируются особенности применения системы выразительных средств в программах нишевых телевизионных каналов, на примере ток-шоу канала «Россия. Культура», рассматривается воздействие экранной информации на массовое сознание.
Ключевые слова: мифотворчество, массовое сознание, восприятие, манипуляция, система выразительных средств.
Доминирование развлекательной функции, характерное для программной сетки ведущих российских телевизионных каналов, не отменяет сохраняющего в обществе запроса на содержательную информативность и информационную достоверность. Поэтому в последнее десятилетие в телевизионном пространстве России заметной тенденцией стала «фрагментация аудитории, которая связана с развитием многоканальности. Осуществляется постепенный переход от потребления ограниченного набора массовых универсальных каналов к специализированным нишевым каналам, программам и сервисам» [2, с. 55].
Одним из наиболее известных нишевых каналов является телеканал «Россия. Культура», обладающий на протяжении ряда лет достаточно устойчивой телеаудиторией (в пределах 2% от ее общей численности [3, с. 60]). Характерной чертой программ данного канала является формирование образа окружающей действительности, который качественно отличается от того, что предстает на экране в каналах, делающих ставку на развлекательность. В отличие от последних, стремящихся упростить действительность, адаптировать ее образ к запросам массовой аудитории, привыкшей мыслить стереотипами, канал «Россия. Культура» ориентирован на формирование у телезрителя реальной картины общественных и культурных процессов, протекающих в современном мире, раскрытие их сложности и противоречивости. В то же время, решая эту задачу, канал не отказывается от использования типичных для современного телевидения жанров, обычно вызывающих стабильный интерес любой зрительской аудитории. Ярким примером такого жанра, широко используемого в российском телевидении последних десятилетий, является ток-шоу.
Превращение ток-шоу из развлекательного зрелища в серьезный разговор о проблемах общественной и культурной жизни, требующий не пассивного созерцания зрителем происходящего на экране, а вовлечения его во внутренний диалог с участниками передачи, невозможно реализовать без соответствующей решению этой задачи организации всего телевизионного пространства, без умелого использования всего арсенала традиционных для телевидения выразительных средств. К числу программ телеканала «Россия. Культура», выдержанных в жанре серьезного ток-шоу, можно отнести два цикла, давно присутствующих на экране и анонсируемых их авторами в качестве передач информационно-аналитического характера: «Тем временем» (ведущий А. Архангельский) и «Что делать?» (ведущий В. Третьяков) [1], [2].
Автор статьи предпринял попытку на примере сравнительного анализа ряда передач этих циклов, относящихся к последнему телевизионному сезону, выявить особенности применения системы телевизионных выразительных средств, дающие возможность каждому из циклов иметь свое собственное «эстетическое лицо». Ведущие программ нишевого канала, как «Россия. Культура», в своей политике
Д. Г. Маркосян,
аспирант кафедры киноведения ВГИК.
Базовое образование: Высшая школа телевидения Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.
Тема кандидатской диссертации: «Система выразительных средств телевидения как инструмент мифологизации личности».
Основные публикации: «Роль телевидения в мифологизации массового сознания» (2012).
Сфера научных интересов: педагогические условия профессионально-ориентированного обучения иностранному языку, иностранные языки в высшей школе, методика преподавания английского языка на факультете физической культуры и спорта.
E-mail: dustrikm@yandex. ru
на образованную и мыслящую часть телеаудитории, объективно заинтересованы в том, чтобы участники ток-шоу были способны вызывать у зрителей чувство доверия, вне которого трудно придать необходимую достоверность информационному пространству и вовлечь телезрителя в собственный внутренний интеллектуальный диалог с экраном.
В социальной психологии считается, что доверие у потребителя информации к ее источнику возникает тогда, когда такой источник «кажется объективным, бескорыстным и не имеющим намерений манипулировать или обманывать» [1, с. 107], а в социологии обращается внимание на то, что основную роль в доверии к человеку, выступающему в роли источника информации, играет его репутация, наличие у него известных достижений, находящих общее или, во всяком случае, достаточно широко распространенное признание [4, с. 330]. Политика указанных выше ток-шоу в этом отношении может быть оценена как идентичная, поскольку во всех рассмотренных передачах приглашенными участниками являлись деятели науки и искусства, обладающие должным профессиональным репутационным уровнем.
В передачах историко-научного характера («К юбилею войны 1812 года» и «Особый путь: путеводная идея или опасный миф?», а также «Белые пятна русской военной истории» и «Николай Данилевский: забытый гений русской философии и истории») основными участниками программ были ученые, историки и философы, доктора наук, известные своими исследованиями именно в тех областях знания, которые оказались в центре обсуждения. Получившая широкий резонанс в общественном сознании проблема научного плагиата («Диссертация как форма научного саморазоблачения» и «Диссертационный скандал») стала предметом дискуссии для ученых, представлявших разные научные дисциплины (филология, экономика, история, биология, педагогика, философия), включая академика РАН, ректора, проректора, деканов факультетов таких ведущих российских вузов, как МГУ, НИУ ВШЭ, МИФИ. Для обсуждения театральных проблем («Современный театр. Между бизнесом и государством» и «Какая дорога ведет к театральному Храму?») в студии собрались художественные руководители театров, режиссеры, театральные критики. Дискуссия, связанная с ролью Интернета в современном обществе, велась либо между специалистами в области информационных коммуникаций («Что происходит с Интернетом?»), либо между философами («Святыни и ценности в эпоху постмодернизма и Интернета»).
Немаловажно отметить, что сами ведущие программ, также получившие признание, профессионалы высокого уровня: А. Архангельский, литературовед, литературный критик, публицист, автор многих радио и телепрограмм, а В. Третьяков хорошо известен как журналист и политолог, создатель и «долговременный» главный редактор «Независимой газеты», создатель и декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова. Такой подход к составу участников передач априорно настраивает телеаудиторию на то, что разговор в студии будет вестись профессионалами, поэтому даже в случае возможного последующего внутреннего несогласия конкретного телезрителя с высказанными в передаче точками зрения само чувство доверия к сообщаемой с экрана информации способно оставаться на высоком уровне.
Состав участников, равно как и личные качества ведущих программ, в свою очередь оказывают определяющее влияние на характер вербально-звукового ряда, что выгодно оттеняет достоинства серьезного ток-шоу от его развлекательных аналогов. Определение анализируемых передач как информационно-аналитических раскрывает их двойное предназначение: служить для зрителя источником информации и одновременно сделать его, по возможности, и заинтересованным соучастником идущего на экране разговора. Иными словами, данный жанр исходно ориентирован на обсуждение, дискуссию, взаимодействие и даже столкновение разных мнений, побуждающие зрителя к интеллектуальной и эмоциональной реакции на происходящее. Эта реакция есть прежде всего реакция на содержание и звуковые характеристики звучащей с экрана речи, что превращает в данных случаях последнюю в своеобразную доминанту в ряду других выразительных средств, используемых телевидением.
Эффективное выполнение подобной роли предъявляет особые требования к используемому вербальному языку, поскольку он должен, с одной стороны, содержательно соответствовать уровню обсуждаемых проблем, т. е. включать использование научной или иной специальной терминологии, оставаясь при этом доступным пониманию «среднеобразованного зрителя», с другой стороны, отвечать стилю ток-шоу, предполагающему непринужденность и неофициальность общения участников передачи и допускающему поэтому эмоционально-экспрессивную окраску слова. Можно сказать, что в самом общем плане вербальный язык будет представлять собой синтез профессионально (применительно к обсуждаемой теме) кодифицированного и разговорного языка. В этом отношении можно, например, сопоставить две передачи, касавшиеся проблем Интернета, но рассматривавшие их в различном ракурсе. В центре внимания программы А. Архангельского оказалось обсуждение того, как новейшие технологии, представленные в Интернете, влияют на общество и культуру, а В. Третьяков предложил своим гостям сосредоточиться скорее на общемировоззренческой проблеме: возможны ли для современного человека истинные святыни в условиях, когда, в том числе и благодаря Интернету, стираются прежние границы между допустимым и недопустимым?
Различие ракурсов предопределило уже отмеченное выше различие в профессиональной принадлежности участников передач, что, разумеется, повлияло на используемый ими кодификационно-термино-
логический вербальный ряд. В программе «Что происходит с Интернетом?» этот ряд оказался перенасыщен терминологией, относящейся к сфере сетевых коммуникаций, что, по всей видимости, не составило затруднений в понимании сути идущего на экране разговора для части телеаудитории, которая свободно ориентируется в этой сфере. В то же время высокий удельный вес специальной терминологии мог помешать менее разбирающимся в тонкостях информационных технологий зрителям вступить во внутренний рефлексивный диалог с участниками передачи. В программе «Святыни и ценности в эпоху постмодернизма и Интернета», наоборот, несмотря на преобладание философов, специальной терминологии (чисто философской или связанной с информационными технологиями) звучало мало. Гости студии предпочитали апеллировать к более общим понятиям, затрагивающим близкую каждому человеку сферу морально-нравственных отношений. Поэтому представляется, что большинство зрителей данной программы могло в любой момент вступить в свой собственный внутренний диалог с тем или иным из участников передачи.
При этом следует отметить одно принципиально важное сходство обеих программ, характеризующее особенность вербально-звукового ряда, присущую именно серьезному ток-шоу. Развернувшийся в студии полилог и диалог требовали широкого использования разговорного языка. Но тот разговорный язык, который звучал в этих программах (как и в остальных, выбранных для нашего анализа), нормативно (лексически и семантически) оказался очень близок литературному языку (например, в речи всех участников заметно практическое отсутствие употребления жаргонизмов и вульгаризмов, «слов-паразитов»), но сохранил, однако, спонтанность и экспрессивность, присущие разговорной речи. Поэтому можно сказать, что речь участников обоих ток-шоу задавала телеаудитории своего рода «языковую планку», определяла тот уровень, на котором необходимо обсуждать реальные проблемы общества и культуры, подспудно побуждала зрителя в его собственной вербальной реакции на услышанное ориентироваться на такой уровень, стремиться к нему.
Центральное место, отводимое в рамках данного жанра слову, тексту, предъявляет особые требования к драматургии и использованию всей традиционной для телевидения системы визуальных выразительных средств, к общему стилевому решению программ. Драматургия циклов «Тем временем» и «Что делать?» определяется тем, что в центре происходящего в студии действия находится движение, развитие коллективной мысли, создаваемой участниками передачи и направленной на поиск ответа на конкретную, обозначенную в названии программы проблему. Это интеллектуальное движение осуществляется в практически идентичных исходных условиях, задающих необходимое единство места и времени: все участники передачи находятся в одной студии, количество приглашенных гостей шесть (как правило) — у А. Архангельского, пять — у В. Третьякова, хронометраж передач составляет соответственно 44 и 45 минут.
Но сходство исходных условий, следование (хотя не всегда в четко выраженной форме) традиционной четырехчастной структуре построения телевизионной передачи не препятствуют программам А. Архангельского и В. Третьякова обладать своим собственным стилем, создавать легко узнаваемый образ. Последнее определяется различием авторского замысла, диктующим для своей реализации соответствующий подбор визуальных выразительных средств. Сама жанровая принадлежность данных программ неизбежно придает происходящему в студии обсуждению характер дискуссии. Известно, что цель любой дискуссии состоит в достижении той или иной степени согласия ее участников по поставленной проблеме. Но конкретный ход дискуссии, драматургия ее организации в решающей степени зависят от того, какой уровень конфликта заложен в исходный сценарий: от столкновения противоположных или, во всяком случае, сильно отличающихся точек зрения на проблему в целом до разногласий в интерпретации отдельных ее сторон при близости общей позиции.
Драматургия программ цикла «Тем временем» в большей степени ориентирована на первый подход к организации пространства дискуссии, цикла «Что делать?» — на второй. Так, если сравнить две программы, посвященные одной и той же теме, — состоянию дел в диссертационной области, вскрытым в ней нарушениям, то в программе А. Архангельского четко прослеживалось разделение участников передачи на сторонников радикальных реформ в этой области (передача полномочий по защите диссертаций самим научным и учебным заведениям по западному образцу и решительное избавление научного сообщества от лиц, уличенных в плагиате) и тех (прежде всего представляющих позицию Министерства образования и науки), кто видел решение проблемы в качественных реорганизациях диссертационной системы, но осуществляемых при сохранении ее прежних принципов. Аналогичного разделения участников передачи В. Третьякова не наблюдалось. Хотя каждый из них и предлагал свой взгляд на проблему, но они в основном скорее пересекались и дополняли друг друга, концентрируясь на тех конкретных мерах, которые способны эволюционно, не разрушая существующей системы, избавить ее от выявленных дефектов.
Вот почему для драматургического решения программ цикла «Тем временем» характерно, как правило, движение от экспозиции, представленной предшествующим дискуссии видеосюжетом, в котором формулируется смысл заявленной темы, через последовательное выявление точек зрения участников передачи к созданию ситуации интеллектуального конфликта, становящегося своего рода кульминацией передачи, но конфликта, фактически лишенного развязки, так как финальный комментарий ведущего носит подчеркнуто нейтрально-констатирующий характер — признание отсутствия однозначного ре-
шения обсужденной в программе проблемы. Такое драматургическое решение фактически превращает развязку происходившего на экране действия в дело самого телезрителя, осуществления им самостоятельного выбора в пользу той или иной из заявленных в передаче позиций.
Драматургическое решение программы «Что делать?» — это движение от экспозиции, заключающейся в представлении самим ведущим сути проблемы и ее аспектов, которые подлежат обсуждению в ходе передачи, через выявление точек зрения ее участников к обнаружению через сопоставление этих точек зрения ключевого звена всей проблемы (что и становится фактической кульминацией), позволяющего затем обнаружить (развязка сюжета всей программы) наличие объединяющей всех участников позиции. Следовательно, задачей телезрителя становится не столько выбор между представленными точками зрения, так как они достаточно близки, сколько рефлексивное самоопределение по отношению к суммирующему общую позицию финальному выводу ведущего.
Жанр серьезного ток-шоу, к которым относятся программы циклов «Тем временем» и «Что делать?», придает использованию визуальных выразительных средств некоторые общие черты, в то же время различие в драматургии построения программ требует индивидуализации их применения. Глубинная мизансцена, использование которой предопределено самой формой статичного «замкнутого» диалога, когда участники передачи на всем ее протяжении занимают вполне определенное место в студии и ведут диалог между собой, позволяет телезрителю оставаться в центре композиции кадра, а чередование крупности планов придает необходимый динамизм происходящему на экране диалогу, формирует его пластический рисунок. Однако в организации глубинной мизансцены обнаруживается различие, связанное с исходной драматургией. Конфликт, противопоставление точек зрения, свойственное программе «Тем временем», находит свое визуальное решение в таком расположении участников передачи, которое их пространственно разделяет. Они находятся на двух противоположных линиях (за столами), соединяющим элементом между которыми является ведущий, расположенный за центральным столом, перпендикулярно к обеим линиям.
В «Что делать?» участники программы, напротив, все объединены круглым столом, за которым также находится и ведущий, предстающий таким образом не столько в качестве соединяющего элемента общей композиции, сколько ее равноправной части. В результате подобных организаций глубинной мизансцены телезритель визуально подсознательно настраивается на то, чтобы либо оказаться по ту или иную сторону идущей на экране дискуссии, либо быть включенным в общий, движущийся по кругу ход обсуждения.
Важную роль в визуальной реализации отмеченного различия драматургии программ играет также декорационное и цветовое их решение. Оформление пространства студии «Тем временем» выглядит как стилизация под современный хай-тек офис, что подчеркивается доминированием геометрически правильных плоскостей и объемов, зеркальным полом, отражающим эти поверхности, зеркально-металлическим материалом столов, чисто офисными по виду стульями, наконец, общей цветовой гаммой, в которой преобладают холодноватые сине-серо-зеленые тона. Декорации стен студии, на фоне которых предстают участники передачи, выполнены в виде находящегося за окнами большого ночного города с его столь же геометрически выверенными линиями зданий и приглушенной темно-синеватой цветовой гаммой. Обращает на себя внимание и то, что темные тона доминируют в одежде как ведущего, так и участников передачи, хотя она и не носит в остальном строго-официального характера (такой показательный для официальности элемент одежды как галстук обычно используется А. Архангельским, но крайне редко его гостями).
Подобное изобразительное решение студийного пространства программы «Тем временем» выполняет две функции. Геометрическая жесткость линий в соединении с холодной цветовой гаммой, с одной стороны, визуально настраивают телезрителя на разделение, противопоставление тех мнений, которые высказывают участники передачи- с другой стороны, не отвлекают его внимание, побуждая целиком погрузиться в осмысление звучащей с экрана информации.
Оформление студии программы «Что делать?» представляет собой стилизацию под небольшой библиотечный зал (на такое восприятие заранее настраивает заставка программы) — образ, четко и однозначно формируемый выполнением стен студии в стилизованной форме, имитирующей идущие от пола до потолка стеллажи с книгами. Покрытие круглого стола, за которым располагаются участники передачи, декорировано под дерево, а сами они располагаются в креслах, также подчеркнуто плавных круговых форм. Цветовая гамма стен студии и всех поверхностей выполнена в теплых коричнево-бежевых тонах, создающих ощущение своеобразной уютности, исходной доверительности идущего в студии разговора. В то же время преобладание строгих темных тонов в одежде участников, частое использование такого атрибута мужского костюма как галстук (например, в программах «Белые пятна русской военной истории» и «Диссертационный скандал») визуально придают солидность образам ведущего и гостей передачи, дополнительную весомость высказываемым ими точкам зрения. Поэтому пространственное и цветовое решения студийного оформления программы «Что делать?» способны содействовать формированию у телезрителя ощущения сопричастности к идущему на экране обсуждению, в котором не противопоставляются, а сопоставляются различные мнения и находится решение, объединяющее всех участников.
При всей важности применения выше рассмотренных выразительных средств для реализации целей ток-шоу решающую роль в визуальном решении играет монтаж. Жанр серьезного ток-шоу, смысловым центром которого является движение мысли, предстающее перед телезрителем в виде непрерывного процесса интеллектуального взаимодействия участников программы, требует, чтобы это движение мысли находило свое адекватное визуальное отображение. Необходимо создание монтажными приемами у телезрителя ощущения непосредственности, спонтанности происходящего на экране диалога, своей собственной не только рефлексивной, но и визуальной сопричастности студийному действию как происходящему «здесь и сейчас».
Достижение подобного эффекта в обеих программах реализуется посредством применения повествовательного вида монтажа, основанного на принципе внутрикадрового монтажа по крупности. Последовательное линейное чередование кадров, изменяющих благодаря смене крупности планов масштабы изображения (то приближающие, то удаляющие участников программы в соответствие с тем как развивается идущий в студии диалог), позволяет передать динамику происходящего на экране процесса рождения и движения коллективной мысли. Для этого операторами использовались все крупности плана, за исключением дальнего: крупный, средний, общий и детали, но в каждой из программ их сочетание определялось общей драматургией и конкретным ходом дискуссии, на которую непосредственно влияли индивидуальные особенности участников.
В качестве примера, позволяющего систематизировать отличия монтажного решения программ «Тем временем» и «Что делать?», полезно сопоставить передачи, посвященные театральной и исторической тематике, поскольку их участники заведомо отличались по сфере профессиональной деятельности (искусство и наука), что, как можно предположить, должно как-то повлиять и на использованные монтажные приемы: «Современный театр. Между бизнесом и государством» и «Какая дорога ведет к театральному Храму?" — «К юбилею войны 1812 года» и «Белые пятна русской военной истории».
Суммируя проведенный анализ, можно констатировать, что программы циклов «Тем временем» и «Что делать?» нишевого телеканала «Россия. Культура», безусловно, относятся к жанру серьезных ток-шоу и характеризуются использованием всего арсенала выразительных средств телевидения, создающим условия для потенциального превращения телезрителя в заинтересованного соучастника экранного обсуждения актуальных общественных и культурных проблем. В то же время выявленные различия в применении отдельных выразительных средств позволили каждому циклу обрести собственный визуальный образ, подчиненный эффективной реализации исходного авторского замысла и соответствующего ему драматургического решения программ.
Список литературы
1. Социальная психология. 7-е изд / под ред. С. Московичи. — СПб.: Питер, 2007.
2. Телевидение в России. Состояние, тенденции и перспективы развития: отраслевой доклад. — М.: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2011.
3. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества. — М.: Логос, 2005.
Источники
1. Программа «Тем временем» с А. Архангельским выходит в эфир с 2002 г. — цикл передач: «Диссертация как форма научного саморазоблачения» (25. 03. 2013) — «К юбилею войны 1812 года. Народная война. Народная вера. Народ» (17. 12. 2012) — «Особый путь: путеводная идея или опасный миф?» (27. 05. 2013) — «Современный театр. Между бизнесом и государством» (20. 05. 2013) — «Что происходит с Интернетом?» (29. 04. 2013).
2. Программа «Что делать?» с В. Третьяковым выходит в эфир с 2001 г. — цикл передач: «Белые пятна российской военной истории» (17. 02. 2013) — «Диссертационный скандал» (14. 04. 2013) — «Какая дорога ведет к театральному Храму?» (28. 10. 2012) — «Николай Данилевский: забытый гений русской философии и истории» (09. 12. 2012) — «Святыни и ценности в эпоху постмодернизма и Интернета» (07. 10. 2012).
Spisok literatury
1. Socialnay psihologia. 7-e izd./ pod red. S. Moskovichi. — SPb.: Piter, 2007.
2. Televidenie v Rossii. Sostoianie, tendencii i perspektivi razvitia: otroslevoi doklad. — M.: Federalnoe agentstvo po pechati i massovim kommunikaciam, 2011.
3. Shtompka P. Sociologia. Analiz sovremennogo obshestva. — M.: Logos, 2005.
Istochniki
1. Programma «Tem vremenem» s A. Arhangelskim vihodit v efir s 2002 g. — cikl peredach: «Dissertacia kak forma nauchnogo samorazoblacheniy» (25. 03. 2013) — «K ubileu voini 1812 goda. Narodnay voina. Narodnay vera. Narod» (17. 12. 2012) — «Osobi put: putevodnay idea ili opasni mif?» (27. 05. 2013) — «Sovremenni teatr. Megdu biznesom i gosudarstvom» (20. 05. 2013) — «Chto proishodit s Internetom» (29. 04. 2013).
2. Programma «Chto delat?» s V. Tretykovim vihodit v efir s 2001 g. — cikl peredach: «Belie pyatna rossiiskoi voennoi istorii» (17. 02. 2013) — «Dissertacionnii skandal» (14. 04. 2013) — «Kakaia doroga vedet k teatralnomu Hramu?» (28. 10. 2012) — «Nikolai Danilevski: zabitii genii russkoi filosofii i istorii» (09. 12. 2012) — «Svyatini i cennosti v epohu postmodernizma i Interneta» (07. 10. 2012).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой