Особенности применения судебной практики при вынесении арбитражным судом судебного решения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

6. Селюков, А. Соотношение российских и европейских стандартов защиты прав и свобод человека [Текст] / А. Селюков // Безопасность Евразии. — 2004. — № 1.
7. Хиль-Роблес, А. Парламентский контроль за администрацией (институт омбудсмена) [Текст] / А. Хиль-Роблес. — М., 1997.
8. Ландо, А. С. Доклад Уполномоченного по правам человека в Саратовской области о деятельности по защите прав граждан в 2003 году [Текст] / А. Ландо // http: //saratov. gov. ru/government/ departments/ombudsman/
В. В. Кузнецова,
ст. преподаватель Саратовского государственного социально-экономического университета
ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПРИ ВЫНЕСЕНИИ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
Ч. /ащита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, а также содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности — таковы основные задачи арбитражных судов в Российской Федерации, как установлено Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации» [1].
Вопрос о законной силе и обоснованности судебного решения не относится к числу имеющих исключительно процессуальное значение, поскольку состоявшееся судебное решение способно оказать непосредственное воздействие на возникновение, изменение и прекращение самых различных материальных правоотношений с непосредственным применением судебной практики. Практика арбитражного судопроизводства показывает, что многие стороны деятельности арбитражного суда по вынесению судебного решения могут быть усовершенствованы на основе отечественного исторического опыта.
В силу того что арбитражный процесс — сравнительно молодое явление, а законодательство имеет пробелы, суд в большинстве случаев рассмотрения применяет судебную практику, хотя значение судебной практики при вынесении решения неоднозначно. В связи с этим необходимы исследования, которые могли бы стать основой для применения единой концепции норм Арбитражного процессуального кодекса РФ [2].
Аргументируя свою правовую позицию, юристы часто ссылаются на положения судебной практики. Наличие по рассматриваемому судебному делу определенной арбитражной практики во многом предопределяет позицию судьи при вынесении судебного решения. Практически во всех электронных правовых базах данных присутствует практика Высшего Арбитражного Суда Рос-
9 7
сийской Федерации (ВАС РФ) и окружных судов. Обсуждение различных вопросов судебной практики занимает значительное место и в юридических научных журналах. Нельзя не заметить того влияния на сферу правового регулирования имущественного оборота, которое оказали содержащиеся в постановлениях пленумов Верховного Суда и ВАС РФ выводы по практике применения ответственности за исполнение денежных обязательств, уменьшения размера неустойки, недействительности сделок (возможность предъявления исков о признании ничтожной сделки недействительной) и т. д.
Таким образом, в современном арбитражном процессе возникла острая необходимость в изучении такого многогранного правового явления, каковым выступает судебная практика. Появилась потребность оценить роль судебной практики в современной российской правовой системе, выработать критерии и параметры ее динамики, рассмотреть позиции ученых, исследовавших данное правовое явление.
Ученые и ранее высказывали мнение относительно общего значения судебной практики, отмечая правотворческую роль судов. Так, например, Н. В. Федоренко и З. С. Лусегенова считают, что «судебная практика в обобщенном виде в ряде случаев свидетельствует о необходимости формирования неких правил, предлагающих толкование правовой нормы, обязательное для применения судом, чем обеспечивается единообразный подход к разрешению тех или иных правовых процедурных ситуаций» [3, с. 95].
Законодателем установлены строгие требования к порядку и законности принятия судебного решения, его форме и содержанию. Разбирательство дела в арбитражном суде первой инстанции заканчивается принятием решения по правилам, закрепленным в ч. 1 ст. 167 АПК РФ. Некоторые из новых положений, которые касаются возможности официального применения судебной практики при принятии арбитражным судом решений, закреплены в ст. 13 и 170 Кодекса. В соответствии с ч. 4 ст. 170 АПК РФ в мотивировочной части решения арбитражного суда могут содержаться ссылки на постановления пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики. Действительно, арбитражные суды всех инстанций уже давно активно используют в обоснование своих выводов, содержащихся в судебных актах, постановления пленумов ВАС РФ по вопросам применения законов.
В связи с тем что возрастает роль судебной практики как результата судебной деятельности высших судов, исследование механизма ее влияния на совершенствование правового регулирования экономической деятельности становится актуальной проблемой, имеющей теоретическое и практическое значение для российского современного права, для теории правовых средств. Кроме того, актуальность исследования подобного механизма определяется и таким значимым фактором, как отсутствие серьезных монографических работ, посвященных судебной практике и ее роли в правовом регулировании [4].
Уже давно отмечено, что правоприменительный процесс, осуществляемый арбитражными судами, иногда порождает ситуации, не укладывающиеся в рамки норм, установленных и закрепленных в обычных источниках права [5, с. 31−45]. Практика арбитражных судов и законодательство в сфере предпри-
нимательской деятельности, будучи неразрывно связаны, оказывают постоянное воздействие друг на друга. С одной стороны, законодательство служит основой для формирования устойчивой практики арбитражных судов при разрешении споров, с другой — ВАС РФ дает в пределах своей компетенции разъяснения по применению тех или иных положений законодательства. Вместе с тем судебная практика, как справедливо указывает С. А. Иванов, остается источником права до тех пор, пока законодатель либо подтвердит ее, «приняв аналогичную норму, либо изменит, либо вообще отвергнет, ибо приоритет принадлежит законодателю» [6, с. 27].
Существуют случаи, когда законодатель в полном объеме воспринимает сформулированное судебной практикой правило, частично воспринимает либо вносит коррективы в норму закона, которая уже закреплена в подкорректированном виде, и не воспринимает судебное правило при последующем изменении законодательства.
В любом случае судебная практика и зафиксированные в процессе толкования оказывают положительное влияние на правовое регулирование, поскольку позволяют законодателю использовать оптимальный вариант при формулировании нормы закона, что способствует совершенствованию законодательства. Если законодатель по каким-либо причинам не внес соответствующих изменений и дополнений, правоприменительные органы в своей деятельности руководствуются сформулированными сложившейся судебной практикой правилами, что способствует совершенствованию правоприменительного процесса.
Рассмотрение судебной практики как источника права объясняется в первую очередь общей тенденцией возрастания роли прецедентов в судебных системах романо-германской правовой семьи, интеграцией российской правовой системы в общеевропейское правовое пространство, востребованностью в таком качестве судебной практики в современной судебной системе России, необходимостью поиска наиболее совершенного механизма правового регулирования. Судебная практика вообще и арбитражных судов в частности, считает В. Ф. Яковлев, совершенно определенно является в настоящее время источником гражданского права. При применении нового гражданского законодательства в России стала очевидной необходимость оперативно отвечать на те вопросы, которые практика ставила очень остро, а законодатель не успевал отвечать на них.
По мнению Председателя ВАС РФ, появление прецедента в нашей правовой системе обусловлено важными факторами. Первый фактор — значительное отставание законодательства от молниеносных экономических преобразований. Второй фактор — резко возросшая роль права в период преобразований. Если раньше наша экономика управлялась индивидуальными актами, плановыми актами, то после разрушения системы индивидуального планового регулирования остался один регулятор — право.
«У нас были и имеются, — отмечает В. Ф. Яковлев, — правовые основания для того, чтобы в практике правоположения вырабатывали и дополняли то, что создает закон, и служили бы составной частью того, что вообще называется правовой системой. Во-первых, мы всегда допускали и признавали необходимость судебного толкования (систематического, исторического). В этом смыс-
9 9
ле большое значение имеет толкование распространительное или ограничительное. Мы никогда не могли отказаться и не отказываемся от аналогии закона, аналогии права. Аналогия права — это формирование судом правоположений, основанных на принципах права в тех случаях, когда нет прямых норм или даже сходных институтов, которые регулировали бы данные институты» [4].
Прецедент как устойчивое и общепризнанное правоположение, созданное судами, сегодня в российской системе существует и работает, причем эти пра-воположения формулируются не только высшими судами, они создаются судебной системой в целом. Дела рассматриваются по первой инстанции, внизу, именно там возникает необходимость в выработке этих правоположений. И только после того, как эти правоположения «прошли обкатку» в высших судах, после того, как они становятся общеизвестными, общепризнанными и ими начинают руководствоваться, хотя, строго говоря, они не являются обязательными, вот тогда только выработанные судебной практикой правоположе-ния действительно становятся прецедентом, начинают выполнять регулирующую роль. Совершенно ясно, что основными источниками таких прецедентов являются постановления пленумов.
Практика Верховного Суда СССР и РСФСР не могла официально рассматриваться в качестве источника права, ссылки на нее в судебных решениях были недопустимы, поскольку институт судебного прецедента не признавался. Вместе с тем, указывает В. М. Жуйков, она фактически всегда учитывалась нижестоящими судами как ориентир в вопросах применения и толкования права, устранения пробелов в нем путем применения аналогии закона или аналогии права [7, с. 34]. По мысли того же автора, устранение пробелов в праве путем применения аналогии закона или права — одна из важнейших функций судебной практики, которая и определяет особую роль практики в правовой системе государства.
Пробелы в праве всегда были, есть и будут, как бы законодатель ни хотел и ни умел принимать необходимые законы, ибо предусмотреть все отношения, нуждающиеся в законодательном регулировании, просто невозможно. В отдельные исторические периоды даже стабильное и хорошо разработанное законодательство начинает кардинально обновляться, что неминуемо приводит к значительному возрастанию количества пробелов, а иногда и к образованию правового вакуума в регулировании даже очень важных отношений. В такой ситуации роль судебной практики в целом и как источника права в частности значительно возрастает. Сегодня суды, восполняя пробелы и разрешая противоречия в законодательстве при выполнении своих обязанностей, просто вынуждены творить (создавать) право.
Под влиянием судебной практики не только достигается «улучшение» действующих норм законов, механизма их реализации, но и происходит совершенствование самого законодательства. Использование законодателем судебных правоположений при принятии новых законов свидетельствует об их непосредственном влиянии на совершенствование законодательства, поскольку в ряде случаев прослеживается именно трансформация судебных правоположе-ний в нормы законов.
Оценивая роль судебной практики в современной правовой системе России, ее значение для реализации права на судебную защиту, влияние и на институт подведомственности юридических дел, В. М. Жуйков сформулировал следующие выводы:
судебная практика — это составная часть российской правовой системы, играющая в ней важную активную роль-
судебная практика, закрепленная в некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда Р Ф, является источником права-
судебная практика, выраженная в официально опубликованных постановлениях Верховного Суда Р Ф по конкретным делам (определениях судебных коллегий, постановлениях Президиума), фактически также является зачастую источником права и учитывается высшими судебными инстанциями при разрешении дел-
следует официально признать судебную практику Верховного Суда Р Ф по конкретным делам источником права, придав его решениям, имеющим принципиально важное значение, силу прецедента и допустив право российских судов ссылаться на них в своих решениях [7].
Очевидно, указанные положения вполне можно отнести и к области арбитражного права и процесса. Рассматриваемая проблема присуща не только российской правовой системе, она отражает тенденции, характерные для континентальной системы права в целом.
Библиографический список
1. Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ (в ред. от 12 июля 2006 г.) «Об арбитражных судах в Российской Федерации» [Текст] // СЗ РФ. — 1995. — № 18. -Ст. 1589.
2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2005 г.) [Текст] // СЗ РФ. 2002. — № 30. — Ст. 3012.
3. Федоренко, Н. В. Некоторые аспекты правоприменения в арбитражном процессе [Текст] / Н. В. Федоренко, З. С. Лусегенова // Вестник ВАС РФ. — 2002. — № 6.
4. Яковлев, В. Ф. Судебная практика и ее роль в правовом регулировании предпринимательской деятельность [Текст] / В. Ф. Яковлев // Правовая система Гарант".
5. Калмыков, Ю. X. Вопросы применения гражданско-правовых норм [Текст] / Ю. X. Калмыков. — Саратов, 1976.
6. Иванов, С. А. Судебные постановления как источник трудового права [Текст] / С. А. Иванов // Судебная практика как источник права. — М., 1997.
7. Жуйков, В. М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц [Текст] / В. М. Жуйков. -М., 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой