Особенности продукции и рецепции интерлейкина-2 мононуклеарными лейкоцитами крови при аутоиммунном сахарном диабете

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОСОБЕННОСТИ ПРОДУКЦИИ И РЕЦЕПЦИИ ИНТЕРЛЕЙКИНА-2 МОНОНУКЛЕАРНЫМИ ЛЕЙКОЦИТАМИ КРОВИ ПРИ АУТОИММУННОМ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ
Т.В. Саприна1, Ф.Э. Лазаренко1, Т.С. Прохоренко1, Н.В. Рязанцева1, В.В. Новицкий1, И.Н. Ворожцова1,2, К.О. Завгородская1
1ГБОУ ВПО Сибирский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России, Томск
2НИИ кардиологии СО РАМН, Томск E-mail: tvsaprina@sibmail. com
PECULIARIRIES OF PRODUCTION AND RECEPTION FEATURES OF INTERLEUKIN-2 BY MONONUCLEAR LEUKOCYTES IN AUTOIMMUNE DIABETES MELLITUS
T.V. Saprina1, F.E. Lazarenko1, T.S. Prokhorenko1, N.V. Ryazantseva1, V.V. Novitsky1,
I.N. Vorozhtsova12, K.O. Zavgorodskaya1
Siberian State Medical University, Tomsk institute of Cardiology of the Siberian Branch of the Russian Academy of Medical Sciences, Tomsk
Исследованы особенности продукции и рецепции IL-2 при различных вариантах сахарного диабета (тип 1, 2 и латентный аутоиммунный диабет взрослых (LADA). Данные клинические модели сахарного диабета на ранних сроках заболевания использованы для уточнения влияния IL-2 и его рецептора на вектор и скорость развития клеточно-опосредованных цитотоксических реакций и потери инсулинпродуцирующей паренхимы при аутоиммунном сахарном диабете. Показано, что эффекты IL-2 при аутоиммунном сахарном диабете заключаются преимущественно в ограничении скорости цитотоксических клеточных реакций в островке Лангерганса, сохранении эндогенной секреции инсулина при LADA, и влияние IL-2 на скорость потери эндогенной секреции инсулина реализуется за счет модуляции количества и субпопуляционного состава хелперных Т-лимфоцитов.
Ключевые слова: аутоиммунный сахарный диабет, интерлейкин-2, мононуклеарные лейкоциты.
The authors have studied the characteristics of production and reception of IL-2 at different variants of diabetes (Type 1,
2, and latent autoimmune diabetes of adults (LADA). The clinical models in the early stages of the disease are used to clarify the effect of IL-2 and its receptor on the vector and speed development of cell-mediated cytotoxic reactions and loss insulin producing tissue in patients with autoimmune diabetes. It had been demonstrated that the effects of IL-2 in patients with autoimmune diabetes are predominant in the speed limit of cytotoxic cellular reactions in the islets of Langerhans, preservation of endogenous insulin secretion in LADA, and these effects of IL-2 are realized by modulating the number and subpopulation composition of T-lymphocyte helpers.
Key words: autoimmune diabetes, interleukin-2, mononuclear leukocytes.
Введение
Сахарный диабет является гетерогенным заболеванием. По современной классификации СД подразделяется на 1-й тип, 2-й тип, гестационный и другие типы СД. В свою очередь, СД 1-го типа делится на аутоиммунный и идиопатический. Однако разница между СД 1-го типа и
СД 2-го типа может быть не всегда очевидна, несмотря на то, что ВОЗ даны четкие клинические критерии этих типов диабета [6]. В классификации аутоиммунного сахарного диабета выделяют классический СД 1-го типа и латентный аутоиммунный диабет взрослых (LADA), между которыми существует важная отличительная особенность — более медленное повреждение р-клеток и позднее
развитие осложнений при LADA по сравнению с СД 1-го типа классического течения. При этом LADA имеет схожую клиническую картину с СД 2-го типа, что затрудняет первичную диагностику и тактику лечения таких пациентов [2, 6]. Однако не только трудности диагностики привлекают внимание эндокринологов к LADA, а возможность использовать данную модель развертывания иммунологических событий для разработки средств иммуноинтервенции при аутоиммунных заболеваниях в целом, и при СД 1-го типа в частности.
Одним из механизмов развития сахарного диабета 1-го типа является дефект Т-регуляторной системы, в частности, дисбаланс между CD4±эффекторами и CD8±Т-лимфоцитами [2]. Результатом данного события становится клеточно-опосредованная аутоиммунная деструкция р-клеток поджелудочной железы, сопровождающаяся развитием ряда тяжелых осложнений [2, 3]. Критическую роль в инициации гибели р-клеток играют ци-токины, а также способность иммунокомпетентных клеток к их рецепции. Посредством цитокинов активируются макрофаги, цитотоксические Т-лимфоциты и NK-клетки, оказывающие цитотоксическое воздействие на р-клет-ки островков Лангерганса [3]. В результате постепенного разрушения и снижения функциональной активности клеток наступает инсулиновая недостаточность, приводящая к выраженным метаболическим изменениям в организме, появлению клинических симптомов, характерных для аутоиммунного сахарного диабета [3]. Установлено, что скорость развития аутоиммунной деструкции в органе-мишени (островки Лангерганса) детерминирована особенностями иммунных реакций, связанных с дисбалансом Th1/Th2 — путей [2]. Классическими маркерами Th1- и-иммунных ответов является продукция IL-2 и IL-4 соответственно [7]. IL-2 играет главную роль в регуляции гуморального и клеточного иммунитета. Рядом авторов показано повреждающее действие IL-2 на инсулинопродуцирующие р-клетки островков Лангерганса поджелудочной железы [4, 5]. IL-2 способен ослаблять регулирующую функцию Т-лимфоцитов, что приводит к срыву иммунологической толерантности и, как следствие, развитию аутоиммунных реакций. Но в ряде научных работ имеются противоречивые сведения о повышении или снижении продукции уровня IL-2 при СД [1, 5].
По данным Hussain M.J. и соавт. [1, 5], у больных с недавно диагностированным СД 1-го типа отмечается более высокий уровень циркулирующего IL-2 в периферической крови по сравнению с длительно текущим СД 1-го типа и здоровыми детьми. Другие авторы [7, 12, 13] при предиабете и у недавно заболевших Сд 1-го типа находили как повышение уровня IL-2 в крови, так и значительное усиление его продукции мононуклеарами крови после их стимуляции различными митогенами. Причем повышение уровня IL-2 у серопозитивных лиц первой степени родства с больными СД 1-го типа ассоциировано с прогрессированием заболевания [13]. Особенно усиленная продукция IL-2 мононуклеарами крови описана после стимуляции активированных HLA-DR+ Т-лим-фоцитов у пациентов, у которых диагноз СД 1-го типа был установлен за 6 недель до начала заболевания, а также у детей с нормогликемией из группы риска с отяго-
щенной наследственностью (НЬА-БКВГ04 и ИЬА-DQB1*302), особенно у носителей аутоантител к антигенам островков Лангерганса [13].
В то же время имеются работы, в которых сообщается об обратном, т. е. о снижении продукции уровня И-2 в крови и его продукции активированными мононуклеа-рами у больных СД 1-го типа [9, 14]. Противоречивы данные и относительно циркулирующего рецептора к И-2 (CD25). Одни авторы сообщают о повышении уровня Ж25 в крови у больных СД 1-го типа, в том числе в пре-клиническую стадию его развития [10], в то время как другие — о снижении [1, 5]. Имеются также работы, указывающие на то, что повышение уровня И-2 И в крови характерно только для больных СД 1-го типа с пролиферативной ретинопатией. Исследование цитокинового дисбаланса при различных типах СД и его связи с клинико-метаболическими нарушениями представляет не только научный, но и практический интерес, поскольку служит базой для разработки теоретических основ создания новых лекарственных препаратов для проведения патогенетически обусловленной терапии аутоиммунного СД.
Цель исследования: установить особенности продукции и рецепции интерлейкина — (И-2) мононуклеарами периферической крови у пациентов с различными клиническими фенотипами аутоиммунного сахарного диабета (сахарный диабет 1-го типа с манифестным течением и LADA).
Материал и методы
В работе приведены результаты обследования 135 пациентов (41,1±1,0 год), в числе которых 72 женщины и 63 мужчины. Диагноз сахарного диабета устанавливался на основании критериев ВОЗ (1999). Группу больных СД типа 1 составили 37 человек, среди которых было 13 женщин и 24 мужчины (30,5±1,2 лет). Диагноз С Д типа 1 устанавливался на основании развития кетоацидоза в течение первых 6 месяцев от начала заболевания, персис-тирующей потребности в инсулинотерапии после ликвидации кетоза и достижения метаболической компенсации. Группа пациентов СД типа 2 включала 67 человек (40 женщин и 27 мужчин), средний возраст — 46,8+1,1 лет. Диагноз С Д типа 2 устанавливался на основании наличия маркеров метаболического синдрома, постепенного начала заболевания без развития кетоацидоза, отсутствия потребности в инсулинотерапии после острой метаболической декомпенсации в дебюте заболевания и достижения метаболической компенсации на фоне применения диеты, режима физических нагрузок и приема пероральных сахароснижающих препаратов как минимум в течение 6 месяцев от начала заболевания. В группу пациентов LADA включен 31 человек, среди них было 19 женщин и 12 мужчин (41,4±2,1 год). Диагноз LADA среди пациентов с первоначальным диагнозом СД 2-го типа предполагался на основании клинических критериев -острой манифестации в возрасте от 30 до 50 лет без развития кетоацидоза, отсутствия потребности в инсулино-терапии после ликвидации кетоза и достижения метаболической компенсации, как минимум, в течение 6 мес. от начала заболевания. В качестве клинических критериев
диагноза LADA также использовался индекс массы тела (ИМТ) менее 25 кг/м2, отсутствие признаков метаболического синдрома, личный и семейный анамнез аутоиммунных заболеваний. В дальнейшем у этих пациентов проводилась верификация диагноза путем определения концентрации в сыворотке крови аутоантител к инсулину (IAA), к островковым клеткам (ICA), глутаматдекарбок-силазе (GAD) методом ИФА.
Группы пациентов были сформированы таким образом, что стаж заболевания не превышал 6 лет, что позволило исключить нам уже вторичные по отношению к изучаемым параметрам эффекты микрососудистых осложнений сахарного диабета. Контрольная группа включала 30 человек, средний возраст — 45,3±5,6 лет, и была сопоставима по полу и возрасту с группами пациентов с СД, не страдавших аутоиммунными заболеваниями, с учетом аналогичных критериев исключения из программы исследования.
Материалом исследования являлась венозная кровь обследованных лиц, взятая утром натощак, стабилизированная гепарином.
Определение титра аутоантител к декарбоксилазе глутаминовой кислоты (GAD65), к клеткам островков Лангерганса (ICA) и к инсулину (IAA) в сыворотке проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа по инструкциям, предлагаемым производителями тест-систем («Biomerica» (Германия) для GAD и ICA- «Orgentec» (Германия) для IAA). Определение С-пептида в сыворотке у больных, полученной утром натощак и на 120-й мин стандартного теста толерантности к глюкозе (СТТГ), проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа по инструкции, предлагаемой производителем тест-системы (AccuBind", США). Учет результатов имму-ноферментного анализа проводили с помощью фотометра для микропланшетов «Multiscan EX» («ThermoLabSystems», Финляндия) при длине волны 405 нм для GAD и ICA, 450 нм — для IAA и С-пептида. Концентрации GAD, IAA и С-пептида вычислялись автоматически по калибровочным кривым.
Мононуклеарные лейкоциты выделяли на градиенте плотности фиколл-верографин. Для получения супернатантов выделенные клетки ресуспендировали в полной питательной среде, стандартизируя их количество до 2,0×106/мл. Для стимуляции мононуклеарных лейкоцитов в пробы вносили фитогемагглютинин («Difco», Германия) (10 мкг на 1 мл) с дальнейшей инкубацией клеточных суспензий в течение 24 ч.
Определение спонтанного и ФГА-стимулированного уровней интерлейкинов-2, -4, и -10 (IL-2, IL-4, Il-10) в супернатантах клеточных культур проводили с использованием твердофазного иммуноферментного метода по инструкциям, предлагаемым производителями («Вектор-Бест», Новосибирск). Учет результатов иммунофермент-ного анализа осуществляли при длине волны 450 нм.
Содержание лимфоцитов, несущих рецепторы к IL-2, определяли методом проточной лазерной цитометрии на цитометре BD FACS CantotmЙЙ (США) с использованием фикоэритрин-меченных флуоресцирующих (А=585 нм) моноклональных антител (МКАТ). Для определения рецептора к IL-2 (CD25) использовали МКаТ IOTest CD25-
PE Conjugated Antibody («Beckman Coulter», США).
Все лица, участвующие в исследовании, подписали информированное согласие.
Результаты исследования обрабатывали с использованием пакета программ SPSS 11,5 и пакета программ Microsoft Excel (2007). Нормальность распределения проверяли с помощью критерия Шапиро-Уилка. Уровень статистической значимости межгрупповых различий устанавливался при помощи вариационного анализа и критерия Ньюмена-Кейлса. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез в данном исследовании принимался менее 0,05, при попарном сравнении независимых выборок использовали непараметрический U-критерий Манна-Уитни, качественные показатели сравнивали с помощью критерия х2. Данные представлены в виде медианы и межквартильного размаха (Me- Q1-Q3).
Результаты и обсуждение
Получены данные, касающиеся клинико-демографической характеристики изучаемых нозологий. СД 1 манифестировал в среднем в возрасте 25,5±1,3 г, причем отмечалась тенденция к «бимодальному» характеру распределения пациентов с СД 1 в зависимости от возраста дебюта заболевания (с пиками в 15−20 и 30−35 лет). Дебют LADA приходился на 37,5±1,8 г., а СД 2 — 43,3±1,1 г. В общей выборке регистрировалась прямая корреляционная зависимость между возрастом дебюта заболевания и показателей, характеризующих степень абдоминальновисцерального ожирения: окружностью талии (r=0,36- p& lt-0,001) и индексом массы тела (ИМТ) (r=0,32- p& lt-0,001). По уровню гликированного гемоглобина А1с пациенты с LADA не отличались достоверно как от больных с СД 2, так и от пациентов с СД 1. Аутоантитела хотя бы одного типа (GAD, ICA, или IAA) выявлены у 23% пациентов с клиническим фенотипом Сд 2. Это согласуется с литературными данными относительно доли LADA в структуре заболеваемости СД с клиническим фенотипом типа 2. Симптомы заболевания, взятые изолированно, не позволяют достоверно дифференцировать LADA от СД 2. Обязательным для диагностики LADA является исследование лабораторных маркеров аутоиммунного процесса, направленного против ?-клеток
Концентрация GAD-Ab и ICA и процент АТ-положи-тельных пациентов были выше у пациентов с LADA, а концентрация IAA — в группе с СД 1 с классическим дебютом. Одновременно 2 типа ауто-антител присутствовало у 17,6% пациентов с аутоиммунным СД, без статистически значимых различий между группами LADA и СД 1 (табл. 1).
Антитела к GAD 65 выявлены у 11,1% пациентов с СД. Причем среди больных с клиническим фенотипом СД 2 — у 12,2%. Среди пациентов с LADA антитела к GAD 65 выявлены у 38,7%, а при СД 1 — у 8,1% пациентов. Отмечена тенденция к более высокой концентрации GAD 65 у пациентов с LADA, чем при СД 1.
Антитела к поверхностному антигену в-клетки (ICA) выявлены у 23% пациентов с СД. Причем среди больных с клиническим фенотипом СД 2 — у 22,4%. Среди пациен-
Таблица 1
Частота выявления и концентрация аутоантител к GAD, ICA, IAA у пациентов с различным клиническим течением аутоиммунного сахарного диабета (классический и LADA)
Показатели С Д 1, (n=37) LADA, (n=31) Достоверность (p)
Антитела к GAD частота 8,1% (3) 38,7% (12) p=0,003
концентрация, Me [25%- 75%] 0,49 [0,41- 0,58] 0,85 [0,53- 1,38] p=0,07
ICA частота 24,3% (9) 70% (22) p& lt-0,001
концентрация, Me [25%- 75%] 0,20 [0,14- 0,36] 0,44 [0,35- 0,56] p=0,04
IAA частота 37,8% (14) 9,7% (3) p=0,01
концентрация, Me [25%- 75%] 8,04 [5,33- 8,83] 5,49 [5,02- 6,30] р& gt-0,05
Примечание: n — объем выборки, Me [25%- 75%] - медиана и квартили.
Рис. 1. Динамика концентрации С-пептида натощак в сыворотке крови больных СД 1, LADA и СД 2 в зависимости от стажа диабета
тов с LADA ^ определялись в 70% случаев, а при СД 1 -у 24,1% пациентов. Концентрации ^ были достоверно выше у пациентов с LADA, чем при СД 1. Отмечена отрицательная корреляция уровней ^ с возрастом манифестации заболевания (г=-0,36, р=0,002) и возрастом пациентов (г=-0,32, р=0,008).
Антитела к инсулину (1М) выявлены у 12,6% пациентов с СД. Причем, среди больных с клиническим фенотипом СД 2 — у 3,1%. Среди пациентов с LADA 1 М выявле-
ны у 9,7%, а при СД 1 — у 37,8% пациентов (р=0,05). Достоверных отличий концентраций ІАА между группами пациентов с аутоиммунным СД выявлено не было. Отмечена отрицательная корреляция уровней ІАА с возрастом манифестации заболевания (г=-0,24- р=0,048).
Для оценки продукции инсулина и функционального резерва р-клеток было выполнено исследование базальной секреции С-пептида (рис. 1).
Уровень С-пептида натощак у пациентов с ЬАБА был промежуточным по сравнению с пациентами с СД 1 и СД 2, значения при которых достоверно различались (р& lt-0,01). Обращает на себя внимание тот факт, что при стаже диабета до 4 лет уровень базального С-пептида в сыворотке у пациентов с ЬАБА соответствовал этому показателю при СД 2 и был достоверно выше, чем у больных с СД 1. Однако после 4 лет болезни базальный С-пептид больных ЬАБА сравнивается с аналогичным показателем пациентов с СД 1, кроме того, отмечается тенденция к более низкой базальной секреции С-пептида при ЬАБА по сравнению с пациентами с СД 2. Указанные изменения отражают быстрое снижение секреторной способности в-клеток при их аутоиммунном повреждении.
Основной биологический эффект ІЬ-2 заключается в регуляции пролиферации клеток-мишеней, с которыми он взаимодействует: Т- и В-лимфоциты, Ж-клетки, моноциты, макрофаги. Первоначальным эффектом ІЬ-2 является его взаимодействие с СБ4±лимфоцитами, что в дальнейшем приводит к формированию клонов Т-хелперов 1-го типа. При получении активирующего сигнала в ТЫ-лимфоцитах начинают экспрессироваться гены ІЬ-2, Ж-у, ТЖ-а/р. Оказывая аутокринное воздействие на ТЫ-клетки и паракринное на субпопуляцию ТЫ, ІЬ-2 вызывает смещение ТЙ1/Ш2 баланса в сторону ТЫ-ответа. После первичного иммунного ответа ІЬ-2 способствует формированию популяции Т-клеток памяти.
ІЬ-2 стимулирует также клеточное деление не только СБ4±Т-лимфоцитов, но и СБ8±Т-цитотоксических лим-
Таблица 2
Продукция-2 мононуклеарными лейкоцитами периферической крови и количество лимфоцитов, несущих рецептор (^^а) у пациентов с сахарным диабетом ^ № 13])
Показатели Здоровые (n=30), M+SD СД 1, (n=37) LADA, (n=31) СД 2, (n=67) Уровень статистической значимости
Базальная продукция IL-2, пг/мл 2,0+7,5 44,5, (9,1−145,3) P& lt-0,01 105,1, (46,3−123,0) P& lt-0,01 99,6,(18,2 — 123,5) P& lt-0,01 P1-l=0,64, P1−2=0,47, P2-l=0,87
ФГА-стимули-рованная продукция IL-2, пг/мл 40,0+50,0 84,3, (6,0−176,2) P& lt-0,01 98,4, (90,6−148,6) P & lt- 0,01 96,5, (4,5−123,8) P=0,07 P1-L=0,06, P,_2=0,32, P2-l=0,54
CD 25=IL-2Ra, % 26,0+6,2 27,9, (21,9−31,7) P=0,61 23,1, (18,9−29,2) P=0,63 29,5, (23,2−34,1) P=0,01 P|-l=0,92, Ph=0,65, P2-l& lt-0,05
CD 25, тыс. /мл 495+117 526+279 P=0,57 445 + 197 P=0,23 564+178 P=0,06 P1-l=0,17, P|-2=0,40, P2-l& lt-0,01
Примечание: р — уровень статистической значимости отличия от группы контроля. Уровень статистической значимости межгрупповых различий устанавливался при помощи вариационного анализа и критерия Ньюмена-Кейлса.
фоцитов, действуя по аутокринному и паракринному типам регуляции. В СБ8±Т-лимфоцитах под действием IL-2 происходит активация экспрессии генов, отвечающих за синтез перфоринов и гранзимов, что в конечном итоге приводит к усилению цитотоксических свойств лимфоцитов, в В-лимфоцитах — стимуляция синтеза антител.
Согласно нашим данным, базальная и стимулированная продукция IL--2 мононуклеарными лейкоцитами превышала контрольные значения во всех группах пациентов с СД (p& lt-0,01). Причем базальная продукция IL-2 превышала контрольные значения многократно, резерв стимуляции мононуклеарных лейкоцитов был сохранен во всех группах, но более всего был выражен в группе пациентов с LADA (2-кратный прирост продукции цитокина). По уровню базальной и ФГА — стимулированной продукции IL-2 мононуклеарными лейкоцитами крови достоверных различий между подгруппами пациентов с СД не отмечалось (табл. 2).
Активация зрелых покоящихся Т-лимфоцитов специфическим антигеном приводит к быстрой индукции синтеза и секреции IL-2 и экспрессии его мембранных рецепторов. Следующее вслед за этим взаимодействие IL-2 со своим высокоаффинным рецептором ведет к клональной экспансии антиген-специфичных эффекторных Т-лимфоцитов. Элиминация вызвавшего активацию лимфоцитов антигена приводит к снижению синтеза IL-2 и экспрессии его рецепторов и к затуханию пролиферативного ответа. Таким образом, повышение продукции IL-2 мононуклеарными лейкоцитами во всех группах с сахарным диабетом отражает неспецифическую антиген-зависимую стимуляцию Т-клеточного звена иммунитета, связанную вероятно, со сниженными показателями неспецифического иммунитета при СД. Тем не менее, необходимо отметить и предуготованность к IL-2-зависимой пролиферации эффекторных Т-лимфоцитов ^8±цито-токсических, NK-клеток) у пациентов как с аутоиммунным сахарным диабетом, так и при СД 2-го типа.
Была отмечена корреляционная зависимость между увеличением базальной продукцией IL-2 и уровнем гли-кированного гемоглобина HbAlc (r=0,36- p=0,05), базаль-
ным уровнем С-пептида в сыворотке (r=0,26- p& lt-0,05).
Осуществление иммунологических эффектов цитоки-нов зависит также от экспрессии комплементарных им рецепторов на цитоплазматической мембране иммуно-цитов. Обращает на себя внимание факт наличия максимального количества МК, несущих рецепторы к IL-2 (CD25) у пациентов с СД 2, достоверно отличающий эту группу как от группы контроля, так и от пациентов с LADA (табл. 2). Показатель экспрессии CD25 связан прямой корреляционной связью с такими клиническими параметрами, как возраст пациентов (r=0,31, p=0,04), возраст пациентов к моменту манифестации заболевания (г=0,29- p=0,047), концентрация общего холестерина сыворотки (r=0,40- p=0,009), а также количеством CD4+ лимфоцитов (r=0,36, p=0,009). Таким образом, отмечается связь экспрессии CD 25+ как с СД 2-го типа, так и его клиникометаболическими маркерами. Количество лейкоцитов, несущих CD 25+, достоверно различалось только между группами пациентов с СД 2-го типа и LADA.
Существует понятие о нарушении баланса между Th-клонами, гиперактивации Th2 из-за недостатка IL-2 и развитии патологии, связанной с несбалансированной активацией гуморального иммунитета, однако более детальный анализ показывает, что воспалительные и аутоиммунные реакции у дефицитных по IL-2 животных невозможно объяснить только повышенной активацией Th2. В настоящее время считается, что описанные аутоиммунные заболевания связаны с нарушением функционирования Т-регуляторных лимфоцитов. Т-reg синтезируют IL-10 и TGF-P, цитокины с широким спектром иммуно-супрессивной активности, которые, видимо, принимают участие в реализации биологических свойств Т-reg. Для поддержания популяции Т-reg на периферии требуется IL-2, продуцируемый активированными CD4+ Т-хелпера-ми. Таким путем может формироваться петля отрицательной обратной связи в регуляции числа как Т-reg, так и числа Th-лимфоцитов на периферии. Вследствие этого одна из главных функций IL-2 в организме связана с формированием пула CD4+CD25+ Т-регуляторных лимфоцитов, регулирующих функции CD4+ Т-лимфоцитов хел-перов, при этом альфа-цепь рецептора IL-2 абсолютно
необходима для дифференцировки Т-reg, а И-2 важен для поддержания их количества.
Обобщая все вышеизложенное касательно роли И-2 в иммунопатогенезе аутоиммунного СД, нам представляется его роль двояко — увеличение количества продуцирующих 1Ь-2 ТЫ лимфоцитов, инфильтрирующих паренхиму островков Лангерганса, приведет к пролиферации и дифференцировке СБ8+ лимфоцитов, пополняя пул ци-тотоксических Т-лимфоцитов и клеточно-опосредованной деструкции инсулин-продуцирующей ткани с другой стороны, дефицит И-2 и нарушение его рецепции, отразится на пролиферации, дифференцировке и поддержании пула Тreg в циркуляции.
Полученные в исследовании корреляционные связи между увеличением продукции П-2 МК и сохранением более высокого уровня эндогенной секреции инсулина (С-пептида), а также количеством клеток, несущих И-2К, и количеством СБ4+ Т-лимфоцитов хелперов, подтверждают ранее полученные данные и доказывают исключительную роль И-2 и его рецептора преимущественно в ограничении скорости цитотоксических клеточных реакции в островке Лангерганса, сохранении эндогенной секреции инсулина при ЬАБА Данные эффекты И-2 реализуются за счет модуляции количества и субпопуляци-онного состава Т-лимфоцитов хелперов.
Выводы
1. Продукция И-2 является индуцибельной, вследствие этого повышение его продукции во всех группах пациентов с сахарным диабетом отражает степень активации Т-клеточного звена иммунитета.
2. Максимальный резерв антиген- и митоген-индуциро-ванной продукции И-2 регистрировался в группе пациентов с ЬАБА и сахарным диабетом 2-го типа, минимальный — в группе пациентов с сахарным диабетом 1-го типа, что может приводить к нарушению формирования пула СБ4+СБ25+ Т-регуляторных лимфоцитов и поддержания их количества в циркуляции.
3. Повышение количества лимфоцитов, несущих рецепторы к И-2 при сахарном диабете 2-го типа, отражает состояние антиген-индуцированной активации Т-кле-точного звена иммунитета и ассоциировано с клиническими и метаболическими маркерами сахарного диабета 2-го типа.
Исследование выполнено при поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009−2013 годы (ГК № 16. 740. 11. 0636) — «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научнотехнологического комплекса России на 2007−2012 годы» (ГК№ 16. 512. 11. 2087).
Литература
1. Зак К. П., Попова В. В. Цитокины и сахарный диабет 1-го типа у человека // Украинский медицинский часопис. — 2006. -№ 1 (51). — С. 78−88.
2. Никонова Т. В., Апанович П. В., Пекарева Е. В. и др. Иммуно-генетические аспекты медленно прогрессирующего аутоиммунного диабета у взрослых (lAdA) // Сахарный диабет. — 2011. — № 1. — С. 28−33.
3. Лаптев Д. Н. Иммунотерапия сахарного диабета 1-го типа: современное состояние проблемы и ее перспективы. Часть 1 // Проблемы эндокринологии. — 2009. — Т. 55, № 4. -С. 24−33.
4. Лебедев Л. Р., Булычев Л. Е., Бабин И. В. Изучение цитокино-вого профиля при иммунизации геном интерлейкина-2 человека в составе рекомбинантной плазмиды // Иммунология. — 2007. — № 3. — С. 143−147.
5. Попова В. В., Мельниченко С. В., Малиновская Т. Н. Содержание цитокинов в крови в доклиническую и раннюю клиническую стадии развития сахарного диабета у детей // Проблемы эндокринной патологии. — 2004. — T. 2. — C. 53−59.
6. Смирнова О. М., Кононенко И. В., Дедов И. И. Аутоиммунный латентный сахарный диабет у взрослых // Проблемы эндокринологии. — 2008. — № 2. — Т. 54. — С. 3−8.
7. Citarrella R., Richiusa P., Mattina A. et al. Different TH1/TH2 cytokine expression in type 1 diabetes mellitus patients (T1DM) alone or associated with autoimmune thyroid disease (AITD) // Diabetologia. — 2004. — Vol. 47, Suppl. 1. — P. 188.
8. Korf H., Gysemans C., Overbergh L. et al. Pathogenesis of type 1 diabetes: immunological pathways // International Diabetes Monitor. — 2010. — Vol. 22, No. 3. — P. 121−127.
9. Herold K.C., Burton J.B., Francois F. Activation of human T cells by FcR nonbinding anti-CD3 mAb, hOKT3gamma1(Ala-Ala) // J. Clin. Invest. — 2003. — [Vol.] 111 (3). — Р. 409−418.
10. Kukreja A., Cost G., Marker J. Multiple immuno-regulatory defects in type-1diabetes // J. Clin. Invest. — 2002. — [Vol.] 109 (1). — P. 131−140.
11. Leech N.J., Elsegood K.A., Narendran P. T helper profile of recently activated circulating T cells in type diabetes // Diabetologia. — 1999. — Vol. 42, Suppl. 1. — P. A316.
12. Rapoport M.J., Mor A., Vardi P. Decreased secretion of Th2 cytokines proceeds Up-regulated and delayed secretion of Th1 cytokines in activated peripheral blood mononuclear cells from patients with insulin-dependent diabetes mellitus // Autoimmun. — 1998. — [Vol.] 11 (6). — C. 635−642.
13. Rapoport M.J., Bistritzer T., Aharoni D. Th/Th2 cytokine secretion of first degree relatives of T1DM patients // Cytokine. — 2005. -[Vol.] 30 (5). — C. 219−227.
14. Tomoda T., Kurashige T., Taniguchi T. Imbalance of the interleukin 2 system in children with IDDM // Diabetologia. -1994. — [Vol.] 37 (5). — Р. 476−482.
Поступила 16. 08. 2011

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой