«Азовый фактор» в российско-иранских отношениях: конкуренция или сотрудничество?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Политология
УДК 327+339. 9
«ГАЗОВЫЙ ФАКТОР» В РОССИЙСКО-ИРАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ:
КОНКУРЕНЦИЯ ИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВО?
THE GAS FACTOR IN RUSSIAN-IRANIAN RELATIONS:
COMPETITION OR COOPERATION?
Статья посвящена рассмотрению возможности сотрудничества России и Ирана в газовой сфере. Иран и Россия являются ведущими производителями энергоносителей и занимают первое и второе места в мире по запасам газа. Газовый фактор в отношениях России и Ирана имеет особый характер. Газ, как и нефть, является фактором конкуренции для России и Ирана на мировом рынке. В связи с этим возникают вопросы: как Москва и Тегеран могут сотрудничать в этой сфере, если их можно считать конкурентами на энергетическом рынке, и нужно ли им энергетическое сотрудничество, в том числе и в газовой сфере. Отмечено, что 16 января 2016 г. отменены санкции, навязанные Ирану вследствие его ядерной программы. После отмены санкций Иран может играть важную роль на газовом рынке. В условиях потепления отношений между Ираном и странами Запада вероятность выхода иранского газа на рынок ЕС существенно возрастает. Но, на взгляд автора, быть конкурентами в энергетической области не означает, что Иран и Россия не могут сотрудничать в данной сфере. Более того, Иран и Россия являются членами Форума стран-экспортёров газа (ФСЭГ), который может стать полем для координации их позиции и сотрудничества по газу на международном уровне. После снятия санкций против Ирана будут устранены препятствия на пути развития отношений с этой страной, поэтому Россия тоже может прагматично воспользоваться этой возможностью для укрепления сотрудничества с Ираном, особенно в энергетической сфере, где потенциал для сотрудничества велик
Ключевые слова: газ, Россия, Иран, ФСЭГ, энергетический рынок, трубопровод, конкуренция, сотрудничество
This paper deals with the possibility of cooperation between Russia and Iran in the gas sector. Iran and Russia are big producers of oil and gas. They own the world'-s first and second largest gas reserves. The gas factor has a special character in Russian-Iranian relations. Gas, as well as the oil, is a competitive factor for Russia and Iran in the global market. Consequently, a question arises here: how Moscow and Tehran can cooperate in this sector, while they are considered to be competitors in the energy market? Why Russia and Iran need to cooperate in energy and gas sectors? In this article, we will try to answer these questions. On 16 January 2016, sanctions against Iran were lifted. After lifting of sanctions Iran can play an important role in the gas market. Warming relations between Iran and the West substantially increases the probability of Iranian gas export to the EU. But according to the author'-s opinion, in spite of this fact, Iran and Russia can cooperate in the gas sector. Moreover, Iran and Russia are members of the Gas Exporting Countries Forum (GECF), which can become a field to coordinate their positions and cooperation in the gas market. After lifting of sanctions against Iran, obstacles were removed on the way of developing Iran'-s relations. So, Russia can take this opportunity to strengthen pragmatic cooperation with Iran especially in the energy sector where there is great potential for cooperation
Key words: gas, Russia, Iran, GECF, energy market, pipeline, competition, cooperation
X. Варари Рейканде, Санкт-Петербургский государственный университет,
г. Санкт-Петербург khbarari@mail. ru
Kh. Barari Reykandeh, Saint-Petersburg State University, St. -Petersburg
В Тегеране 23 ноября 2015 г. состоялся
третий Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ), в котором участвовал Президент Российской Федерации В. Путин. Прибывший впервые за восемь лет в Иран В. Путин встречался и с духовным лидером Исламской Республики Иран аятоллой Али Хаме-неи, определяющим основные направления внешней политики страны. Эта встреча получила большой отклик в СМИ на фоне последних событий на Ближнем Востоке с учетом сотрудничества Тегерана и Москвы против антисирийской коалиции. Геополитические аспекты визита Путина в Тегеран были затронуты в иранских СМИ больше, чем энергетические задачи его поездки и участие в ФСЭГ. Политические аспекты взаимодействия России и Ирана с учетом их общих интересов и позиций против гегемонии США, несомненно, важны, однако в статье автор акцентирует внимание на энергетическом аспекте иранского визита
B. Путина, возможности энергетического сотрудничества России и Ирана в газовой сфере и потенциале этого сотрудничества.
Россия и Иран — производители и экспортеры энергоресурсов. Обычно страны-экспортеры на любом рынке сбыта считаются конкурентами и руководствуются своими национальными интересами. Поэтому значимой является проблема сотрудничества России и Ирана на энергетическом рынке.
Важным фактором развития мирового рынка газа является ситуация вокруг Ирана. С 2003 по 2012 гг. Иран нарастил производство газа в два раза, которое пока ориентировано на внутренний рынок по причине экономических санкций. В условиях потепления отношений между Ираном и странами Запада вероятность выхода иранского газа на рынок ЕС существенно возрастает, особенно принимая во внимание заинтересованность в этом обеих сторон [2. С. 17−18].
Для России традиционно важным партнером является Европейский Союз [5.
C. 9]. Согласно Энергетической стратегии, принятой в 2009 г. в России, Газпром и другие энергетические компании с участи-
ем государства стремятся сохранить стабильные отношения с традиционными потребителями российских энергоресурсов, но реализуют в указанном пространстве геополитический подход, отстаивая национальные интересы, ведь экономическое благополучие во многом зависит от успешного экспорта энергоресурсов [6. С. 11−12]. Россия, как главный поставщик газа в Европу, пользуясь этим инструментом, может влиять на политику ЕС в отношении Москвы [9. С. 144]. Поэтому сохранение контроля за поставками газа в Европу, где «Газпром» продает 80% своего газа, для России важно. За последние годы Европейскому союзу удалось диверсифицировать поставки (отчасти за счет импорта СПГ), и он намеревается открыть дополнительные трубопроводы из Центральной Азии и Ближнего Востока для дальнейшего сокращения своей зависимости от российского газа [10].
Разумеется, в контексте отказа Запада от санкций в отношении Ирана Москве необходимо, чтобы неизбежное усиление роли Ирана на энергетическом рынке шло в русле ее интересов. В тактическом плане это означает занятие Россией доминирующей позиции в узле сети по доставке природного газа, который планирует организовать Иран с участием России, Туркменистана и Азербайджана [13].
После отмены санкций Иран может играть значимую роль на газовом рынке и через несколько лет сможет поставлять на рынок до 10 млн т газа по трубопроводам или в виде LNG. В настоящее время, по словам министра нефти Ирана Бижана Занге-не, предпочтение отдается второму варианту, поскольку трубопроводные поставки сопряжены с многочисленными проблемами и, кроме того, протяженные маршруты требуют значительных расходов на транзит [16]. Нельзя отрицать, что Иран не интересует поставка газа в Европу. По оценкам Европейской Комиссии, к 2030 г. поставки иранского газа в ЕС могут составлять от 25 до 35 млрд м3 в год, и большая его часть будет поступать туда из Ирана в виде СПГ [14].
Иран экспортирует газ в Турцию, Армению и Азербайджан. Также он рассма-
тривает Ирак, Пакистан и Индию в качестве рынков для экспорта по трубопроводу своего газа. Хотя между Ираном и некоторым европейскими странами, в том числе Австрией, Польшей и Испанией, уже проведены переговоры о поставке природного газа и СПГ, по заявлениям иранских официальных лиц Иран не намерен заменять Россию на европейском энергетическом рынке, и приоритет для Ирана — это поставка газа в соседние страны, а не в Европу.
По мнению директора по международным делам Национальной иранской нефтяной компании (ШОС) и бывшего директора Национальной иранской газовой компании Мохсена Гамсари, экспорт энергоносителей в европейские страны уже нерентабелен для Ирана из-за падения мировых цен на нефть и газ. Он считает, что при цене 5…6 долл. за 1 млн БТЕ (ВТи) строительство Ираном 3 тыс. км трубопровода для транспортировки газа в Европу с точки зрения экономической целесообразности невыгодно. Директор Национальной иранской газовой экспортной компании Алире-за Камели также утверждает, что поставка газа в Европу и Америку для Ирана не является приоритетной, так как эти рынки географически находятся далеко от Ирана. Для поставки газа в Европу Ирану необходимо построить 2.4 тыс. км трубопровода, в то время как для поставки иранского газа в соседние страны достаточно построить трубопроводы с линией 200 км. При этом цены на газ на рынке Ближнего Востока и Азии выше, чем в Европе [15].
Таким образом, для Ирана лучший вариант поставки газа в Европу в среднесрочной перспективе — это поставка СПГ. Во-первых, построить несколько километров газопроводов при текущей низкой цене на газ нерентабельно. Во-вторых, даже при намерении Ирана для строительства трубопровода до Европы, например, прокладки трубопровода Иран-Ирак-Сирия, о чем стороны договорились в 2011 г. и подписали документы в 2012 г., пока из-за событий на Ближнем Востоке, особенно в Ираке и Сирии, осуществление такого проекта — боль-
шой риск. В-третьих, в случае поставки СПГ Ирану не придется быть зависимым от какой-либо страны-транзитера и ему будет проще диверсифицировать поставки газа.
Следует отметить, что в связи с подписанием летом 2015 г. соглашения по иранской ядерной программе между Ираном и группой «5+1» некоторые российские эксперты считают, что после снятия санкций Иран сможет более активно влиять на энергетический рынок, что является прямой угрозой для России. Ряд российских экспертов полагает, что хотя улучшение экономических отношений Ирана с Западом не обрадует Россию, но после отмены санкций против Ирана будут устранены препятствия на пути развития отношений с этой страной, поэтому Россия тоже может прагматично воспользоваться возможностью для укрепления сотрудничества с Ираном, особенно в энергетической сфере, где потенциал для сотрудничества велик. Такое мнение, на наш взгляд, является обоснованным.
Другие эксперты считают, что Россия и Иран не могут сотрудничать в газовой сфере только потому, что эти страны обе являются производителями и поэтому считаются конкурентами на энергетическом рынке. Однако, по словам В. В. Путина, Россия и Катар должны согласовывать свои действия на рынках сырья. «Катар для нас — очень интересный партнер, — сказал Путин. — Прежде всего, потому что и Катар, и Россия — крупнейшие в мире производители углеводородного сырья, прежде всего газа, и здесь очень важно координировать нашу совместную работу на рынках» [12]. Следует отметить, что Катар по запасам природного газа уступает только России и Ирану. Если Россия считает, что с Катаром можно и нужно согласовывать действия на рынках, то с Ираном она тоже может сотрудничать в газовой сфере. При этом Москва и Тегеран лучше могут найти общий язык и координировать совместную работу на рынках, так как у России и Ирана намного больше общих интересов и угроз, чем у России и прозападного Катара.
Страна Запасы природного газа, трлн м3 Производство газа, трлн м3 Потребление газа, трлн м3
Иран 34,0 (18,2% мирового запаса) 172,6 (5,0%) 170,2
Россия 32,6 (17,4%) 578,7 (16,7%) 409,2
Катар 24,5 (13,1%) 177,2 (5,1%), 8 4
Источник: Составлено автором на основе данных BP Statistical Review of World Energy June 2015 (bp. com/statisticalreview)
Хотя некоторые эксперты считают, что «газового сотрудничества, как и политического, между Россией и Ираном нет____и у
России нет ни технологий, ни опыта» [18], нельзя согласиться с этой точкой зрения. Относительно политического сотрудничества между Россией и Ираном следует сказать о их тесном взаимодействии и координации позиции по Сирии. Кроме того, осуществляется сотрудничество этих стран в нефтегазовой сфере. Например, на Двенадцатом заседании Постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, состоявшемся 10−12 ноября 2015 г. в Москве, достигнуты ряд договоренностей о сотрудничестве, в том числе и в области энергетики. Стороны подчеркнули значимость координации всего комплекса вопросов двустороннего сотрудничества в сфере ТЭК, включая такие области взаимодействия, как нефтегазовая, нефтехимическая, электроэнергетическая, энергетической эффективности, возобновляемых источников энергии, а также научно-технологическая. Достигнута договоренность об активизации деятельности Совместной Российско-Иранской рабочей группы по сотрудничеству в области нефти, газа и нефтехимии.
Понятно, что Иран и Россия, располагая огромными ресурсами нефти и газа, считаются конкурентами на энергетическом рынке, однако у них не только общие интересы, но и общие угрозы, против которых поодиночке не могут устоять ни Иран, ни Россия. Если Тегеран и Москва действительно хотят улучшить и укрепить двусторонние отношения и обеспечить свои интересы в регионе и в мире, тогда энергетика — одна из важнейших сфер для сотрудничества и интеграции [1. С. 72]. То, что Те-
геран может в будущем стать конкурентом Москвы в газовой области, не должно создавать препятствий на пути двустороннего сотрудничества, например, в разработке газовых месторождений [19].
Между Иранской национальной газовой компанией и российским Газпромом подписан меморандум о взаимопонимании, согласно которому Газпром будет сотрудничать с иранскими партнерами в разных сферах газовой отрасли. Российские компании заинтересованы в участии в проектах по строительству в Иране подземных газохранилищ и им сделаны конкретные предложения по участию в таких проектах. Они могут выполнять полный цикл работ, начиная с разведки и заканчивая строительством хранилищ. К числу важнейших проектов, в которых хотели бы принять участие российские компании, относится строительство трехсоткилометрового газопровода от Ираншехра до Чабахара в провинции Систан и Белуджистан, оцениваемого в 700 млн долл. [17].
Иран и Россия 11 ноября 2015 г. договорились создать совместную комиссию для операции свопа газа. Это революционный проект не только для Ирана, но и для российской газовой отрасли. Россия и Иран соединяются через 1474-километровый газопровод Гази Магомед-Астара-Бинд-Бианд. Он введен в эксплуатацию в 1971 г. и недавно полностью модернизирован. Таким образом, все технические предпосылки к такому свопу газа готовы [13].
В 1990—2000 гг. в условиях западных санкций Иран неоднократно обращался к России с предложениями о совместных проектах, однако, под давлением со стороны США все они не были реализованы российской стороной. Например, в 1997 г.
«Газпром», французская «Total» и малазийская «Petronas» подписали соглашение с Ираном о разработке крупнейшего месторождения «Южный Парс», однако «Газпром» не получил планировавшиеся инвестиции в проект от Экспортно-импортного банка США, и реализация проекта не состоялась. В июле 2010 г. Москва и Тегеран подписали программу сотрудничества в нефтегазовой сфере, рассчитанную на 20 лет, предусматривавшую три основных направления кооперации: добыча, переработка и инновационные технологии [2. С. 18]. Итак, быть конкурентами в энергетической области не означает, что Иран и Россия не могут сотрудничать в данной сфере. Более того, Иран и Россия являются членами Форума стран-экспортёров газа (ФСЭГ), который может стать полем для координации их позиции и сотрудничества по газу на международном уровне.
Как уже отмечалось, 23 ноября 2015 г. в Тегеране состоялся 3-й саммит Форума стран-экспортеров газа. Страны-участницы данной организации, как отметил В. В. Путин в своем выступлении на пленарном заседании саммита, обладают значительной долей доказанных мировых запасов природного газа (79%, а с учётом стран-наблюдателей — 85%) и обеспечивают почти половину мировой торговли этим видом топлива [11]. В ФСЭГ входят 19 стран-экспортеров газа, из которых 12 имеют статус членов ФСЭГ: Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея- На 3-м саммите Азербайджан стал новым наблюдателем этого Форума. В итоге, семь стран являются наблюдателями ФСЭГ: Азербайджан, Ирак, Казахстан, Нидерланды, Норвегия, Оман и Перу.
Начало ФСЭГ положено 20 марта 2001 г. в Тегеране, когда основные игроки газового рынка собрались на форум стран, лидирующих в мире по запасам и экспорту природного газа [7. С. 232]. До 2008 г. деятельность ФСЭГ носила неформальный характер и главным образом ограничивалась обменом мнениями и данными по различным аспектам добычи, транспортировки и
реализации газа. Однако в дальнейшем в связи с развитием ситуации на основных рынках сбыта страны-производители приняли решение об изменении принципов деятельности ФСЭГ, его институциализации в целях более действенной защиты своих интересов. Решение о преобразовании действовавшего Форума стран-экспортеров газа в качестве неформального объединения в международную организацию принято в ходе 7-й министерской встречи ФСЭГ 23 декабря 2008 г. в г. Москва [4].
ФСЭГ не имеет карательных амбиций, не устанавливает каких-либо квот. Его инструментарий иной — диалог, сотрудничество, поиск взаимоприемлемых коллективных решений проблем газового рынка [3. С. 25] При формировании ФСЭГ мировые СМИ назвали его «газовый ОПЕК», этот же термин неоднократно использовался главами государств-членов. Ряд стран, прежде всего Иран, Россия, Венесуэла и Алжир, действительно предполагали возможность не просто координации действий, но и определенного влияния на ценообразование на мировом рынке природного газа. Однако ФСЭГ вплоть до настоящего времени не смог реализовать заложенный в нём потенциал. На это повлияли как дипломатические усилия импортеров газа, так и неразрешенные противоречия между экспортерами-создателями форума [2. С. 13].
Так или иначе, название «газовый ОПЕК» противоречит сути такой организации, так как механизм торговли природным газом в принципе отличается от торговли нефтью. Если участники ОПЕК могут оперативно изменять объемы добычи нефти, то газовые контракты, во-первых, имеют долгосрочный характер, а во-вторых, сам рынок сильно фрагментирован. Газопроводы прочно связывают поставщика и потребителя, а транспортировать через океан газ можно только в сжиженном виде [7. С. 233]. Если в ОПЕК Саудовская Аравия играет роль «стабилизирующего производителя» (swing producer), то в ФСЭГ ни одна страна (ни Россия как крупнейший экспортер трубопроводного газа, ни Катар как крупнейший поставщик СПГ) не смо-
жет в случае необходимости стабилизировать мировой рынок газа [8. С. 48].
С учетом того, что позиция Западной Европы и США заключается в том, чтобы устроить между поставщиками газа конкуренцию [7. С. 234], в рамках ФСЭГ всем экспортерам газа, особенно России и Ирану, позиции которых очень близки, необходимо вместе разработать механизм, использование которого учитывало бы интересы всех стран-участниц. Из-за давления извне и существующего разногласия между членами ФСЭГ до дня такого сотрудничества еще необходимо время. Все члены ФСЭГ должны понять, что например, развитие добычи сланцевого газа и сланцевой нефти (особенно в США) является серьёзным вызовом не только для Москвы и Тегерана. Нельзя жертвовать долгосрочными стратегическими интересами ради краткосрочных коммерческих выгод. Нужно извлекать уроки из более пяти десятилетий истории ОПЕК, чтобы ФСЭГ не обрел судьбу ОПЕК. ОПЕК уже не может как раньше контролировать нефтяной рынок, если не сказать, что уже потеряла контроль над ним.
Напомним, что цель создания ФСЭГ — развитие взаимопонимания, отстаивание интересов производителей, создание базы для исследований и обмена опытом и работа над совершенствованием устойчивого и прозрачного рынка голубого топлива [7. С. 233]. То, что Иран и Россия, входящие в тройку мировых лидеров по запасам газа, являются основателями ФСЭГ, дает им возможность совместно «играть первую скрипку» в данной организации, чтобы повлиять на позицию других членов. Создание такой организации говорит о том, что Россия и Иран заинтересованы организационно и на многостороннем уровне в рамках ФСЭГ продвигать свои интересы на газовом рынке. Иначе они могли бы просто на двусторонней основе рассматривать газовые вопросы, и не было бы смысла приступать к созданию такой организации по аналогии с ОПЕК. Иран и ряд других членов ФСЭГ одновременно являются и членами ОПЕК. Это, несомненно, хорошая возможность
для России, чтобы в рамках ФСЭГ решать не только вопросы о газе.
Проанализировав заявления Путина на саммите ФСЭГ в Тегеране и на предыдущем саммите в 2013 г. в Москве, мы можем констатировать, что Россия заинтересована в том, чтобы:
— избегая политизации ФСЭГ и нецивилизованной конкуренции, усилить координацию деятельности стран-участниц этой организации на мировом газовом рынке-
— формировать единые подходы к справедливому ценообразованию и равному распределению рисков между производителями и потребителями газа на основе баланса интересов-
— обеспечить стабильность поставок на мировой рынок в долгосрочной перспективе-
— развивая многостороннее и двустороннее взаимодействие, противостоять неправомерному давлению и вместе отстаивать интересы производителей и поставщиков газа.
Позиции Ирана близки к позиции России. В общем, несмотря на существующие разногласия по некоторым вопросам, Россия и Иран вступили в «новую фазу» взаимодействия. Поездка В. В. Путина в Иран для участия в ФСЭГ, его встреча с верховным лидером Ирана еще более укрепили российско-иранский альянс. В рамках ФСЭГ каждая страна руководствуется, прежде всего, собственными интересами и борется за свою рыночную «нишу». Но чтобы вместе обеспечивать свои национальные интересы, нужно прагматично находить общие подходы для развития взаимопонимания. Иначе ФСЭГ не сможет стать эффективным инструментом защиты интересов экспортеров газа, в том числе России и Ирана.
Учитывая сказанное, можно сделать вывод, что газовый фактор в отношениях России и Ирана имеет специфический характер. Иран и Россия занимают первое и второе места в мире по запасам газа. Поэтому газ, как и нефть, является фактором конкуренции для России и Ирана на мировом рынке. Но у Москвы и Тегерана есть возможность сотрудничать в этой области
на двусторонней основе и на многостороннем уровне.
На двусторонней основе Россия и Иран в соответствии со своими национальными интересами заинтересованы прагматично расширять сотрудничество в разных сферах газовой отрасли, включая операцию свопа газа, разработку иранских газовых месторождений, а также строительство в Иране
Список литературы_
газопровода и подземных газохранилищ. В свою очередь, на многостороннем уровне участие России и Ирана в ФСЭГ дает хорошую возможность для координации позиции Москвы и Тегерана по ключевым вопросам, чтобы, учитывая общие интересы и угрозы, совместно продвигать и отстаивать свои интересы на газовом рынке.
1. Барари X. К вопросу об энергетической интеграции России и Ирана на фоне нефтяной угрозы / / Энергетическая политика. 2015. № 1. С. 66−74.
2. Бирюков Е. С. Форум стран-экспортеров газа — амбициозный проект с нераскрытым потенциалом // Российский внешнеэкономический вестник. 2015. № 10. С. 12−21.
3. Бохановский Л. Создание универсальной модели спроса и предложения на газ под эгидой ФСЭГ — основная перспектива российского участия в форуме / / Индекс Безопасности. 2014. Т. 16. № 3 (94). С. 23−26. Режим доступа: http: //www. pircenter. Org/media/content/files/0/13 407 009 860. pdf (дата обращения 03. 09. 2015).
4. Жизнин С. З. Картель как антикартельное оружие // Сайт МГИМО. Режим доступа: http: //mgimo. ru/ about/news / experts/163 007 (дата обращения 01. 11. 2015).
5. Зеленева И. В. Геостратегия России в сфере энергетической политики // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2010. № 1 (22). С. 8−13.
6. Зеленева И. В. Геостратегия России в энергетической сфере в регионе Балтийского моря // Балтийский регион. 2013. № 2 (16). С. 7−14.
7. Качелин А. С. Быть или не быть: газовый альянс // Экономика региона. 2010. № 2 С. 232−236.
8. Кейпур Дж. ФСЭГ или газовый ОПЕК? // Энергетическая дипломатия. 2015. № 3. С. 48−51.
9. Кейпур Дж., Изади Дж. Энергетическая дипломатия и национальные интересы Ирана // Внешние отношения. 2010. № 4. C. 139−162.
10. Митчелл О., Джордж Р. Путинская газовая атака // Foreign Affairs. Режим доступа: http: //in-osmi. ru/world/20 151 020/230915708. html (дата обращения 28. 10. 2015).
11. Выступление на пленарном заседании Третьего саммита Форума стран — экспортёров газа. Режим доступа: http: //kremlin. ru/events/president/news/50 755 (дата обращения 24. 11. 2015).
12. Бюллетень МИД РФ. Режим доступа: www. mid. ru. (дата обращения 18. 09. 2015).
13. Тегеранский газовый саммит. Центр политической конъюнктуры. Режим доступа: http: //cpkr. ru/ ru/comments/tegeranskiy-gazovyy-sammit (дата обращения 25. 11. 2015).
14. Iran Could Become Major Supplier of Natural Gas to EU // The Wall Street Journal. Режим доступа: http: //www. wsj. com/articles/iran-could-become-major-supplier-of-natural-gas-to-eu-1 442 155 324 (дата обращения 07. 10. 2015).
15. Иран не собирается конкурировать с Россией / / Иранское информационное агентство «Mehr». Режим доступа: www. mehrnews. com/news/2 932 313/lj^>- jl^-l^jlj-lj- jjl^Cj-^lj^-^l- jj^-oI-^ j^^o-lj-jj^o-^Ij-^i^-^j. (дата обращения 06. 10. 2015).
16. Б. Зангене: Иран планирует выйти на рынок LNG / / Информационное агентство IRAN. RU. Режим доступа: http: //www. iran. ru/news/economics/98 903/B_Zangene_Iran_planiruet_vyyti_na_rynok_ LNG (дата обращения 22. 10. 2015).
17. Россияне займутся строительством газохранилищ в Иране // Информационное агентство IRAN. RU. Режим доступа: http: //www. iran. ru/news/economics/99 448/Rossiyane_zaymutsya_stroitelst-vom_gazohranilishch_v_Irane (дата обращения 02. 12. 2015).
18. Газовые противоречия: почему ФСЭГ не станет аналогом ОПЕК? Режим доступа: www. dw. com/ru/ газовые-противоречия-почему-фсэг-не-станет-аналогом-опек/a-18 873 222 (дата обращения 30. 11. 2015).
19. Газпром: Соперничество и сотрудничество могут идти рука об руку / / Иранское информационное агентство ИРНА. Режим доступа: http: //www. irna. ir/ru/News/2 987 878 (дата обращения 02. 12. 2015).
20. BP Statistical Review of World Energy. Available at: www. bp. com/statisticalreview (accessed 19. 12. 2015).
List of literature_
1. Bharara H. Energeticheskaya politika (Energy policy), 2015, no. 1, pp. 66−74.
2. Biryukov E.S. Rossiyskiy vneshneekonomicheskiy vestnik (Russian foreign trade bulletin), 2015, no. 10, pp. 12−21.
3. Bokhanovskiy L. IndeksBezopasnosti (Security Index), 2014, vol. 16, no. 3 (94), pp. 23−26. Available at: http: //www. pircenter. org/media/content/files/0/13 407 009 860. pdf (accessed 03. 09. 2015).
4. Zhiznin S.Z. Kartel kak antikartelnoe oruzhie (Cartel cartel as a weapon) Available at: http: //mgimo. ru/about/news/experts/163 007 (accessed 01. 11. 2015).
5. Zeleneva I.V. Kaspiyskiy region: politika, ekonomika, kultura (Caspian region: politics, economy, culture), 2010, no. 1 (22), pp. 8−13.
6. Zeleneva I.V. Baltiyskiy region (Baltic region), 2013, no. 2 (16), pp. 7−14.
7. Kachelin A.S. Ekonomika regiona (Economy of the region), 2010, no. 2, pp. 232−236.
8. Khaipur J. Energeticheskaya diplomatiya (Energy Diplomacy), 2015, no. 3, pp. 48−51.
9. Khaipur J., Izadi J. Vneshnie otnosheniya (External Relations), 2010, no. 4, pp. 139−162.
10. Mitchell O., George R. Putinskayagazovaya ataka (Putin'-s gas attack) Available at: http: //inosmi. ru/ world/20 151 020/230915708. html (accessed 28. 10. 2015).
11. Vystuplenie na plenarnom zasedanii Tretiego sammita Foruma stran — eksportyorov gaza (Speech at the plenary session of the Third Summit of the Forum countries — exporters gas) Available at: http: //kremlin. ru/ events/president/news/50 755 (accessed 24. 11. 2015).
12. Byulleten MID RF (Bulletin of the Russian Foreign Ministry) Available at: www. mid. ru. (accessed 18. 09. 2015).
13. Tegeranskiy gazovy sammit. Tsentrpoliticheskoy konyunktury (Tehran gas summit. Center for Current Politics) Available at: http: //cpkr. ru/ru/comments/tegeranskiy-gazovyy-sammit (accessed 25. 11. 2015).
14. Iran Could Become Major Supplier of Natural Gas to EU (Iran Could Become Major Supplier of Natural Gas to EU): The Wall Street Journal Available at: http: //www. wsj. com/articles/iran-could-become-major-supplier-of-natural-gas-to-eu-1 442 155 324 (accessed 07. 10. 2015).
15. Iran ne sobiraetsya konkurirovat s Rossiey (Iran is not going to compete with Russia) Available at: www. mehrnews. com/news/2 932 313/lj^ jl^-l^jlj-lj-jjl^^-^l j^^o-lj-jj^o-^lj-^i^-^. (accessed 06. 10. 2015).
16. B. Zangene: Iran planiruet vyyti na rynok LNG (B. Zangene: Iran plans to enter the LNG market) Available at: http: //www. iran. ru/news/economics/98 903/B_Zangene_Iran_planiruet_vyyti_na_rynok_LNG (accessed 22. 10. 2015).
17. RossiyanezaymutsyastroitelstvomgazohranilishhvIrane (Russians will be engaged in the construction of gas storage facilities in Iran) Available at: http: //www. iran. ru/news/economics/99 448/Rossiyane_ zaymutsya_stroitelstvom_gazohranilishch_v_Irane (accessed 02. 12. 2015).
18. Gazovye protivorechiya: pochemu FSEG ne stanet analogom OPEK? (Gas contradiction: why GECF will not be an analogue of OPEC?) Available at: www. dw. com/ru/газовые-противоречия-почему-фсэг-не-ста-нет-аналогом-опек/a-18 873 222 (accessed 30. 11. 2015).
19. Gazprom: Sopernichestvo i sotrudnichestvo mogut idti ruka ob ruku (Gazprom: competition and cooperation can go hand in hand) Available at: http: //www. irna. ir/ru/News/2 987 878 (accessed 02. 12. 2015).
20. BP Statistical Review of World Energy (BP Statistical Review of World Energy) Available at: www. bp. com/statisticalreview (accessed 19. 12. 2015).
Коротко об авторе _ Briefly about the author
Барари Рейканде Ходаяр, аспирант кафедры «Мировая политика», Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург, Россия. Область научных интересов: современные международные отношения, российско-иранские отношения, энергетика, геополитика khbarari@mail. ru
Khodayar Barari Reykandeh, postgraduate, Saint-Petersburg State University, St. -Petersburg, Russia. Sphere of scientific interests: contemporary international relations, Russian-Iranian relations, energy, geopolitics
Образец цитирования _
Барари Рейканде X. «Газовый фактор» в российско-иранских отношениях: конкуренция или сотрудничество? // Вестн. Заб. гос. ун-та. 2016. Т. 22. № 2. С. 31−38.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой