Гендерное описание языковой картины мира (на материале произведений А. Н. Островского)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГЕНДЕРНОЕ ОПИСАНИЕ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ А. Н. ОСТРОВСКОГО)
С. В. Денисова
В статье рассматривается языковая картина мира, даются определение данного понятия, его основные характеристики. Анализ языковой картины мира производится с учетом тендерного фактора на основании использования в речи различных языков ых средств.
Понятие картины мира относится к числу фундаментальных. Оно выражает специфику бытия каждого человека, его взаимоотношения с миром. Иными словами, картина мира — целостный образ мира, являющийся результатом активности человека, его контактов и взаимодействий с внешним миром. Как отмечает Ю. Д. Апресян, картина мира формирует тип отношения человека к миру — природе, другим людям, задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к жизни [1].
Язык задействован в двух процесса*, связанных с картиной мира. Прежде всего в его «недрах» формируется языковая картина мира. Во-вторых, язык выражает и эксплицирует другие картины мира, которые входят в него, привнося черты человека, его культуры. Посредством языка опытное знание, полученное отдельными индивидами, превращается в коллективное достояние, коллективный опыт.
Таким образом, языковую картину мира обозначим как отраженный средствами языка образ сознания, реальности, модель интегрального знания о концептуальной системе представлений, репрезентируемых языком. Языковую картину мира принято отграничивать от когнитивной модели мира, т. е. словесной концептуализации совокупности знаний человека о мире [7]. Концептуальная картина мира постоянно меняется, отражая результаты познавательной и социальной деятельности. В то же время отдельные фрагменты языковой картины мира долго сохраняют пережиточные, реликтовые представления людей о мироздании.
Картина мира, конечно, не отображение мира, это интерпретация человеком окружающего мира, способ его миропонимания. «Язык, — пишет Е. С. Кубрякова, — отнюдь не простое зеркало мира, а потому
фиксирует не только воспринятое, но и осмысленное, осознанное, интерпретированное человеком» [6]. К причинам расхождений в языковых картинах мира принято относить природу, культуру, познание. Говоря о конкретном человеке, к ним следует прибавить тендерный фактор: без обращения к мужской и женской языковым картинам мира невозможно изучение языковой личности.
Рассмотрим картины мира представителей обоего пола, отраженные в речи героев пьес А. Н. Островского, с учетом научных исследований [4- 5- 9−11]. Останавливаясь на проблеме восприятия мужчинами и женщинами себя и своего места в мире, отметим следующие диалоги. Например, Жадов в разговоре с дядей пытается доказать, что способен на большее, чем о нем думают:
Вышневский. Ты все ленишься, на службу редко ходишь.
Жадов. Делать нечего. Не дают дела.
Юсов. Мало ли дела у нас!
Жадов. Переписывать-то? Нет уж, я слуга покорный! На это у вас есть чиновники способнее меня [8, т. 2, с. 47 — 48].
Женщины ощущают себя в горизонтальной структуре взаимных связей, стремясь к достижению согласия и близости [5- 10]. Став свидетельницей мужского спора, Огу-далова пытается примирить. оппонентов, призывает их к миру: «И уж, господа, не ссорьтесь больше. Я женщина мирного характера- я люблю, чтоб все дружно было, согласно» [8, т. 8, с. 195].
В соответствии с работой А. А. Гвоздевой о внутреннем мире персонажей произведений А. Н. Островского можно судить по их речи. Например, мужчины, используя слова со значением констатации, демонстрируют уверенность в себе. Паратов подчеркивает собственную необходимость, незаменимость: «Само собой, как же можно без меня!» [8, т. 8, с. 178]. Сниженная
и
© С. В. Денисова, 2011
ВЕСТНИК Мордовского университета | 2011 | № 1
лексика в речи Болынова — признак не только недостатка образования, но и грубости, агрессии в ведении коммерческих дел: «А с чего процентов меньше, то и варгань. Как сделаешь все в акурате, такой тебе, Сысой Псоич, магарыч поставлю, просто сказать, угоришь» [8, т. 1, с. 42]. Герои-мужчины обращаются к профессионализмам, что может быть проявлением увлеченности делом. У Несчастливцева это ревностное отношение к искусству, куда пришли неподготовленные, по его мнению, люди, жаждущие славы и денег: «Подлости не люблю. Вот мое несчастие. Со всеми антрепренерами перессорился. Неуважение, братец, интриги- искусства не ценят, всё копеечники» [8, т. 6, с. 32].
В речи женщин вводные слова со значением сомнения часто свидетельствуют о неуверенности в себе. Например, Аксюша надеется на лучшее, на помощь тетушки, но сомневается в этом, боится обратиться к ней прямо: «Попросите тетушку, может быть, она сжалится надо мной…» [8, т. 8, с. 86]. Женщины используют много конкретных существительных и определений, рассказывая о своих занятиях (которые, в отличие от мужских интересов, не выходят дальше обновления гардероба и прогулок), событиях повседневности: «Ю линька. А мы вчера в парке были. Как весело было — чудо! Какой-то купец угощал нас ужином, шампанским, фруктами разными» [8, т. 2, с. 83]. Междометия, образные средства, конструкции «наречие + наречие» — яркое свидетельство эмоциональности. Например, испугавшись, Катерина проявляет чувства прежде всего с помощью междометий: «Ах, ах, престань! У меня сердце упало» [8, т. 2, с. 225]. Полина, рассказывая о Жадове, не в силах сдержать чувств: «Сожмет руку так крепко и начнет говорить, и начнет…» [8, т. 2, с. 56].
Цель порождения речи у мужчин — донести до собеседника определенную информацию. Для этого достаточно подобрать определенные лексические единицы, и не важно, как будет построено предложение и будут ли использованы стилистические приемы. Например: «Рисположенский. Это незаконно! В законах изображено, что таковые продажи недействительны» [8, т. 1, с. 42]. Женщины стремятся не только донести информацию до собеседника, но и построить речь таким образом, чтобы она была красива и разнообразна. Важнее передать не факты, а отношение к ним. Например, по тому, как Катерина расска-
зывает о церковной службе, ясно, что она восхищена ей: «А знаешь, в солнечный день из купола такой светлый столб вниз идет, и в этом столбе ходит дым, точно облака, и вижу я, бывало, будто ангелы в этом столбе летают и поют» [8, т. 2, с. 222]. Стремясь наладить контакт, женщины задают вопросы с целью поддержать разговор, выяснить, чем интересуются другие, показать заинтересованность. Например, Глафира Фирсовна, кроме желания узнать о возлюбленном Ирины, проявляет искренний интерес, удивление:
Ирина. Нет, уж кто похож на Мон-те-Кристо, кто похож… так это… это… один человек.
Глафира Фирсовна. Не в него ли ты и влюблена-то?
Ирина. Ах, да разве есть средства, есть какая-нибудь возможность для девушки не полюбить его? Это выше сил. Разве уж которая лед совершенный.
Глафира Фирсовна. Ах, батюшки! Вот так победитель! Откуда такой проявился? [8, т. 8, с. 92].
Мужчины в процессе беседы рассчитывают узнать что-нибудь новое, вопрос — это в первую очередь способ получения информации [10]. Так, Большов, увидев имена | обанкротившихся купцов в газетной заметке, выясняет, должны ли они ему:
Большов. … Вот те и Федот Сели-верстыч! Каков был туз, а в трубу вылетел. А что, Лазарь, не должен ли он нам?
Подхалюзин. Малость должен-с. Сахару для дому брали пудов, никак, тридцать, не то сорок. & lt-… >-
Большов. «Московский первой гильдии купец Антип Сысоев Енотов объявлен несостоятельным должником». За этим ничего нет? [8, т. 1, с. 45].
Женщины, попав в трудную ситуацию, просят поддержки, сочувствия, понимания [10]. Им важно межличностное взаимодействие, ощущение того, что есть человек, которому можно довериться. Это свойственно и героиням А. Н. Островского. Лариса, обращаясь к Вожеватову, просит уделить ей внимание, проявить понимание: «Да я ничего и не требую от тебя, я прошу только пожалеть меня. Ну, хоть поплачь со мной вместе!» [8, т. 8, с. 227].
Мужчины, столкнувшись с проблемами, надеются, что собеседник поможет найти решение. Например, Большов делится задумками с приказчиком с целью удостовериться в их правильности или узнать его идеи: «Вот я и думаю, Лазарь, предложить кредиторам-то такую статью: не возьмут ли
„Финноугроведение. Филологические науки“
А5
они у меня копеек по двадцати пяти за рубль. Как ты думаешь?» [8, т. 1, с. 47].
Вступая в разговор, женщины обычно стремятся наладить контакт, расположить собеседника к себе, поэтому очень важны инициальные реплики. В большинстве случаев первая фраза, произнесенная женщиной, содержит вопрос [3]: «Юлия. Ах, тетенька, какими судьбами? Вот обрадовали!» [8, т. 8, с. 70]. Если женщины начинают коммуникативное взаимодействие с этикетных высказываний, цель их использования — достижение эмоциональной близости. Полина не только искренне радуется приходу сестры, но и пытается задержать ее: «Здравствуй, здравствуй! Как я тебе рада» [8, т. 2, с. 82].
Мужчины уже в начале разговора преследуют практические цели, при этом этикетные реплики носят исключительно формальный характер, как, например, у Дергаче-ва: «Честь имею кланяться. Письмо вот от Вадима» [8, т. 8, с. 77]. Другие герои сразу же спрашивают то, о чем нужно узнать, или дают указания собеседнику: «Борис. Не у вас ли дядя? [8, т. 2, с. 241]- «Паратов. Робинзон, поди сыщи мою коляску! Она тут у бульвара. Ты свезешь Ларису Дмитриевну домой» [8, т. 8, с. 226].
Женщины в целях достижения коммуникативной близости, поддержания контакта используют реплики согласия. Так, Полина соглашается с Жадовым, совершенно не понимая, о чем он говорит:
Жадов. Нет, Полина, вы еще не знаете высокого блаженства жить своим трудом. Вы во всем обеспечены, Бог даст узнаете. Все, что мы приобретем, будет наше, мы уж никому не будем обяза-
ны. Понимаете вы это? Тут два наслаждения: наслаждение трудом и наслаждение свободно и с спокойной совестью распоряжаться своим добром, не давая никому отчета. А это лучше всяких подарков. Не правда ли, Полина, ведь луч! не?
Полина. Да-с, лучше [8, т. 2, с. 68]. Девушку больше интересуют материальные блага, которые она может получить после свадьбы, но она соглашается с женихом, так как не вникает в суть его слов. Для мужчин выражение согласия актуально только в случае, если их позиция совпадает с мнением собеседника. Например, Досужсв и Жадов обсуждают чиновников, только что ушедших их трактира после шумного застолья:
До су ж ев. «Не стая воронов слеталась!»
Жадов. Правда ваша [8, т. 2, с. 79].
Представители противоположного пола неодинаково воспринимают мир, людей, положение в обществе, следовательно, по-разному преподносят себя, что подтверждает речевое поведение героев А. Н. Островского. Мужское отношение к окружающим характеризуется напористостью, самоуверенностью, ориентацией на контроль. Для того чтобы отделиться от мира, необходимо убедиться в собственной независимости. Женщинам гораздо важнее взаимопонимание, эмоциональная близость, поддержка. Мужской стиль общения можно охарактеризовать как более активный и предметный, более соревновательный и конфликтный, чем женский. Женщины свободнее и полнее выражают чувства и эмоции, у них есть пог требность делиться с собеседником переживаниями.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Апресян Ю. Д. Избранные труды: в 2 т. Т. 2: Интегральное описание языка и системная лексикография / Ю. Д. Апресян. — М.: Яз. рус. культуры, 1995. — 766 с.
2. Гвоздева А. А. Языковая картина мира: Лингвокультурологические и тендерные особенности: автореф. дис. … канд. филол. наук / А. А. Гвоздева [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // www. tstu. ru. — Загл. с экрана.
3. Гречина Е. В. Тендерный аспект функционального поля инициальности диалогической речи (на материале французского языка) / Е. В. Гречина // Ярослав, пед. вестн. [Ярославль]. -2004. — № 1 -2 (38−39) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. yspu. yar. ru/ vestnikynovye_Issledovaniy/236/#search. — Загл. с экрана.
4. Жданова Е. В. К тендерным аспектам психолингвистического типажа коммуникантов / Е. В. Жданова [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. lingvomaster. ru/files/ 319. pdf. — Загл. с экрана.
5. Колесов В. В. Язык и ментальность / В. В. Колесов. — СПб.: Петерб. востоковедение, 2004. — 240 с.
6. Кубрякова Е. С. Языковая картина мира как особый способ репрезентации образа мира в
46
ВЕСТНИК Мордовского университета | 2011 | Л* 1
сознании человека / Е. С. Кубрякова // Вести. Чуваш, гос. пед. ун-та им. И. Я. Яковлева. -
2003. — № 4 (38). — С. 2−12.
7. Манакин В. Н. Сопоставительная лексикология / В. Н. Манакин. — Киев: Знания,
2004. — 326 с.
8. Островский А. Н. Полное собрание сочинений: в 16 т. / А. Н. Островский. — М.: Худож. лит. — Т. 1. — 1949. ~ 413 с. — Т. 2. — 1950. — 407 с. — Т. 6. — 1950. — 376 с. — Т. 8. — 1951. — 391 с.
9. Рогов Е. И. Психология отношений мужчин и женщин / Е. И. Рогов. — М.: Владо-Пресс, 2002. — 287 с.
10. Смирнова Е. В. Тендерные и социокультурные особенности коммуникации / Е. В. Смирнова // Вести. ВГУ. Сер. Лингвистика и межкультур, коммуникация [Воронеж]. — 2005. — № 2. — С. 131−138.
11. Таннен Д. Ты просто меня не понимаешь: Женщины и мужчины в диалоге / Д. Тан-нен — пер. с англ. О. А. Васьковой // Тендер и язык. — М., 2005. — С. 235 — 510.
Поступила 17. 11. 09.
СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ ЗВУКООБРАЗА В ПОЭЗИИ А. А. БЛОКА
О. В. Аракчеева, И. А. Рёбрушкина
В данной статье рассматриваются понятие звукообраза и средства его создания в поэтическом творчестве А. А. Блока.
Понятие «звукообраз», известное в современной фоностилистике, интересно тем, что, будучи зафиксированным в учебниках для вузов [2], незаслуженно редко применяется в практике анализа художественного текста. Данный термин восходит к ЬаиШЫ В. Вундта — «связанности звуковой формы ряда слов с неакустическими (зрительными и др.) представлениями, лежащими в основе их значения» [Цит. по: 3]. (Заметим, что такое толкование соответствует определению звукосимволизма в его современном понимании.) Интересующее нас понятие активно употреблялось в первой трети XX в. в работах А. Белого, Вяч. Иванова, В. Шкловского, О. Брика [3]). Нужно заметить, что до сих пор актуальна мысль О. М. Брика: «Если роль звукописи в раскрытии художественного образа достаточно существенна, его можно рассматривать и как звукообраз» [1, с. 24]. Именно от этого утверждения отталкивается современное определение, которое находим в «Стилистике русского языка» И. Б. Голуб: «Звукообраз — художествен-
ный образ, усиленный средствами звукописи» [2, с. 182]. Из него него мы и будем исходить в данной работе, где предпринята попытка рассмотреть средства создания звукообраза в поэзии А. А. Блока. Как показал наш анализ, в его произведениях средствами создания звукообраза служат такие виды звукописи, как звукоподражание и звуко-символизм, основанные на звуковых повторах непосредственно или при участии эвфонии и какофонии.
Под звукоподражанием мы будем понимать «подбор слов, звучание которых напоминает реальные звуки природы: ветер, землетрясение, шум прибоя, дождь, пение птиц и под. «, под звукосимволизмом — «наиболее сложный вид звукописи, основанный на психологическом восприятии звуков. Специальными исследованиями установлено, что, как правило, звуки ассоциируются в человеческом сознании с определенными образами-впечатлениями (размер, цвет, вкус, доброта, злоба, резкость, плавность и под.)» [3, с. 71]. Таким образом, разница
«Финно-угроведение. Филологические науки»
Ш
О. В. Аракчеева, И. А. Рёбрушкина, 2011
47

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой