Гендерное позиционирование как элемент манипулятивной стратегии в предвыборном дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Т.М. ГОЛУБЕВА
ГЕНДЕРНОЕ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ МАНИПУЛЯТИВНОЙ СТРАТЕГИИ В ПРЕДВЫБОРНОМ ДИСКУРСЕ
Ключевые слова: конструирование гендера, категоризация, постулат релевантности, манипулятивная стратегия, предвыборный дискурс, Хиллари Клинтон, гендерная идеология, релевантность, социокультурное знание.
Проведен анализ роли гендерного позиционирования в формировании у адресата негативного отношения к личности кандидата в американском предвыборном дискурсе. Гендерное позиционирование политика рассматривается как нарушение постулата релевантности по Грайсу, характерное для манипулятивного дискурса. Исследование показало, что акцентуация внешности женщины-политика выступает средством представления и оценки ее действий с точки зрения соответствия существующим в данном обществе гендерным нормам. Задавая релевантность определенной гендерной идеологии, гендерное позиционирование способствует осуществлению манипу-лятивной стратегии, имеющей целью повлиять на мнение избирателя.
TM GOLUBEVA GENDER POSITIONING AS AN ELEMENT OF A MANIPULATIVE STRATEGY IN ELECTION DISCOURSE
Key words: doing gender, categorization, maxim of relation, manipulative strategy, election discourse, Hillary Clinton, gender ideology, relevance, sociocultural knowledge.
The paper considers the role of gender positioning in forming a negative attitude to a candidate in the American election discourse. The gender positioning of a politician is regarded as a violation of the Gricean maxim of relation which is typical of a manipulative discourse. It is investigated how the emphasizing of a woman candidate’s appearance facilitates the presentation and evaluation of her political activities from the point of view of their compliance with the established gender norms. It is argued that gender positioning communicates relevance of a particular gender ideology thus contributing to the effective implementation of a manipulative strategy aimed at affecting a voter'-s opinion of the candidate.
В 90-х годах ХХ в. социологи К. Вест, Д. Циммерман и С. Фенстермейкер разработали теорию конструирования гендера (doing gender), согласно которой гендер рассматривается как ситуативно обусловленное действо: управление поведением в соответствии с нормативными представлениями о наиболее приемлемых для определенного пола взглядах и видах деятельности [14].
Многие исследователи придерживаются мнения, что конструирование гендера представляет собой процесс категоризации, в рамках которой поведение мужчины или женщины может быть подвергнуто оценке с точки зрения его соответствия общепринятым для данной гендерной категории нормам (West and Fenstermaker, Baker, Nilan). Чем более естественно и незаметно осуществляется категоризация, тем сильнее ее влияние, что позволяет рассматривать категории как «молчаливые центры власти и убеждения» [4]. По мнению П. Найлан, операция категоризации характеризуется обыденностью, что обусловливает незаметное поддержание гендерных практик в повседневном общении [11].
Анализ материалов российского и американского предвыборного дискурса установил, что конструирование гендера активно используется с целью агитации или дискредитации кандидата на выборную должность [3]. Гендерно позиционируя того или иного политика, говорящий представляет и оценивает его/ее с точки зрения соответствия общепринятым культурным представлениям о поведении мужчины или женщины как членов определенной гендерной категории. В данном случае имеет место нарушение постулата релевантности по Грайсу, который наряду с постулатами количества, качества и способа обусловливает соблюдение принципа кооперативности, лежащего в основе эффективного общения [2].
Отклонение постулатов общения, имплицирующее смыслы, не выводимые из буквальных значений, характерно для манипулятивного дискурса. В
этой связи гендерное позиционирование можно рассматривать как элемент манипулятивной стратегии говорящего, заключающейся в оказании скрытого воздействия на избирателей.
В данной статье на материале американского предвыборного дискурса проводится исследование роли гендерного позиционирования в формировании у читателей определенного (негативного) отношения к предмету сообщения.
Одним из фаворитов президентской кампании 2008 г. в США является Хиллари Родхэм Клинтон — бывшая первая леди, сенатор Конгресса и кандидат от Демократической партии. Проведенный анализ показал, что в огромном количестве репортажей и статей, посвященных Хиллари Клинтон, заметную роль играют комментарии, касающиеся ее внешности и одежды. В текстах о женщине-кандидате они встречаются гораздо чаще, чем в материалах о кандидатах-мужчинах:
Finally, Hillary arrived. Wearing a silk yellow top and her hair stylishly cut, she made her entrance into the lion’s den of liberal Democrats, who are both excited and disappointed with her at the same time [7].
Today we have a different Hillary Rodham Clinton, all soft focus and expensively coiffed, exuding moderation and tolerance [10].
Известно, что американская пресса всегда очень чутко реагировала на любые изменения имиджа Х. Клинтон. В центр внимания попадали ее непрекра-щающиеся эксперименты со своей внешностью: она меняет очки на контактные линзы, осветляет и выпрямляет волосы, меняет прическу и фасон платья [9]. Такая актуализация гендерного стереотипа о непостоянстве женщин формирует у избирателей неодобрительное отношение к Х. Клинтон как к кандидату в президенты, поскольку, согласно бытующим в обществе стереотипам, политический лидер должен отличаться последовательностью и постоянством во взглядах.
Американский журналист Л. Дойл объясняет постоянную смену имиджа Хиллари неспособностью найти собственный стиль в одежде:
Hillary Clinton is just an old hippie at heart. Once a make-up free lawyer, accessorizing with over-sized glasses, before falling for a man with political plans even larger than her own hair. Then meeting his mother. It is thought that Bill’s mum, Virginia Kelly, groomed Hillary from the start. Apparently the immaculately fashionconscious Kelly was shocked at how plain her future daughter-in-law was. And so Hillary’s makeover began. During her husband’s presidential campaign, Hillary scraped her hair back into one of her many hairbands and wore muted suits -ever the supportive, yet subservient wife (at that stage).
Once in the White House, friends, and no doubt her teenage daughter, advised her to take more of an interest in fashion. She experimented with Oscar de la Renta and a little known conservative Washington designer brand called Tamotsu. The First Lady also courted Ralph Lauren through charity work, but try as she might, she never looked polished. Even designer Carolina Herrera — a favourite of the current First Lady, Laura Bush — says simply that Hillary «never found her way». Websites were dedicated to the growth and ever-changing style of her hair, while the cruel American press nicknamed her «sausage legs» and «your thighness» [7].
В этом и многих других случаях стратегия дискредитации Х. Клинтон как политического литера основана на «принципе ложной пресуппозиции» [1]. Эксплуатируя гендерный стереотип о важности внешности для успешной женщины, автор навязывает адресату мнение, что женщина-президент должна соответствовать гендерным нормам, т. е. быть эталоном стиля и элегантности, «подталкивая» читателей к выводу о том, что полноватая и немодная Хиллари не может претендовать на роль политического лидера.
Даже несмотря на то, что в серии праймериз 2007−2008 гг. Хиллари выглядит безупречно, ее приверженность брючным костюмам все же вызывает неодобрение:
Yet suddenly, the one-time First Lady, sometime first lady president, is looking immaculate. There are rumours of $ 1,000 haircuts and a $ 2,000 make-over from Barbara Lacy, a Hollywood make-up artist, and it has been money well spent. Yet the ever-present trouser suit is going nowhere and she adapts it for the audience. New York — dark suit and Bruno Magli heels (serious) — LA — bright suit and flats (fun) — Deep South — earth tones, no jacket (one of you) [7].
Известный дизайнер Донателла Версаче полагает, что, отдавая предпочтение брюкам, Х. Клинтон не использует данную ей природой возможность -быть женственной:
Hillary treats clothes like a costume and changes them as often as her character. She wants to be taken seriously as a political figure and not as a fashion figure, but for once designer Donatella Versace has a point: «I can understand (trousers) are comfortable but she’s a woman and she is allowed to show that. She should treat femininity as an opportunity and not try to emulate masculinity in politics» [7].
Подобное мнение разделяют и участники предвыборных блогов (сайтов, на которых все желающие могут свободно выразить свое мнение):
That’s such a sad picture. Look at her- forced by repressive social forces to conceal her body under those hideous, smothering, clothes — it’s almost like she’s ashamed to be a woman. So sad [5].
Следует подчеркнуть, что внешность и манера одеваться не имеют никакого отношения к той политической роли, на которую претендует Х. Клинтон, что позволяет говорить об отклонении постулата релевантности по Грайсу. Не менее очевидно, что культурные представления о том, какой должна быть успешная женщина, и обусловленная этими представлениями оценка женщины в обществе с успехом используются автором как средство воздействия на избирателей в предвыборной борьбе. В данном случае «релевантность информации приобретает гендерное измерение: то, что считается существенным для кандидата-женщины, может не быть таковым по отношению к канди-дату-мужчине, и наоборот» [3].
Критерий релевантности определяет гендерная идеология, которая является частью «культурной информации» (Д. Шпербер) или «социокультурного знания» (Т.А. ван Дейк). Культурная информация отличается от информации, имеющей непосредственное отношение к ситуации общения, и обладает большей релевантностью для членов более широкой группы, и релевантна она потому, что способна автоматически активизировать существующие модели [12]. В данном случае речь идет о категориальных моделях мужественности и женственности.
Социокультурное знание является основой социальных представлений, к которым относятся более стабильные, более постоянные убеждения. Основными целями манипулятивного дискурса являются контроль над социальными представлениями групп людей, т. е. их знаниями, мнениями, идеологией, поскольку они, в свою очередь, контролируют то, что люди делают и говорят [13].
В исследованиях П. Гэрриса выдвигается тезис о том, что дети и некоторые взрослые фокусируют внимание не на источнике информации — свидетельстве или наблюдении, а на том, соответствует ли получаемая информация ранее приобретенным убеждениям, представляющим важный фактор в достижении релевантности [8].
Позиционируя политика как женщину или мужчину, говорящий дает установку на релевантность традиционной гендерной идеологии, которая в дан-
ном контексте не является релевантной. Однако если реципиент принимает презумпцию релевантности, то ему потребуется затратить больше усилий для того, чтобы отвергнуть выдвигаемые утверждения после первого согласия. Манипулятор успешно использует данный механизм мышления, сообщая релевантность вещей, которые сами по себе не релевантны [6].
Как показало исследование, в политическом дискурсе акцентуация внешности женщины-политика выступает средством представления и оценки ее действий с точки зрения соответствия общепринятым культурным представлениям о том, какой должна быть женщина как член соответствующей гендерной категории.
Гендерное позиционирование способно задавать релевантность определенной гендерной идеологии, представляющей собой глубинный пласт социокультурного знания, которая, однако, не является релевантной для объективной оценки политической деятельности кандидата в президенты. Таким образом, посредством гендерного позиционирования реализуется манипулятивная стратегия, имеющая целью сформировать у избирателя определенное мнение о кандидате, которое может оказаться решающим при голосовании.
Литература
1. Булыгина Т. В. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики) / Т. В. Булыгина, А. В. Шмелев. М.: Языки русской культуры, 1997. C. 461−477.
2. Грайс Г. П. Логика и речевое общение / Г. П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика. C. 217−237.
3. Гриценко Е. С. Язык как средство конструирования гендера: дис. … докт. филол. наук / Е. С. Гриценко. Н. Новгород, 2005. C. 263, 319.
4. Baker C.D. Locating culture in action: Membership categorisation in texts and talk / A. Lee and C. Poynton (Eds), Culture and Text: Discourse and Methodology in Social Research and Cultural Studies. London: Routledge, 2000. P. 99−111.
5. Comments. http: //www. politico. com/blogs/bensmith/1207.
6. De Saussure L. Manipulation and Cognitive Pragmatics: Preliminary Hypotheses / L. de Saus-sure & amp- P. Schulz (Eds). Manipulation and Ideologies in the Twentieth Century: Discourse, Language, Mind. Amsterdam-Philadelphia: John Benjamins, 2005. P. 139.
7. Doyle L. America'-s anti-Hillary Clinton alliance is growing by the day. 15. 07. 2007 / L. Doyle // http: //news. independent. co. uk/world/americas/article.
8. Harris P.L. Checking our sources, the origins of trust in testimony / P.L. Harris // Studies in History and Philosophy of Science. 2002. № 33. P. 315−333.
9. Lakoff R.T. Cries and Whispers: The Shattering of the Silence / R.T. Lakoff, K. Hall, M. Bucholtz (Eds). Gender Articulated. N.Y.- L.: Routledge, 1995. P. 36.
10. London Times on Hillary Clinton. 19. 03. 2007 // http: //www. anti-hillary. com.
11. Nilan P. Gender as positioned identity maintenance in everyday discourse / P. Nilan // Social Semiotics. 1994. № 4. P. 141.
12. Sperber D. The cognitive foundations of cultural stability and diversity / D. Sperber, L.A. Hirschfeld // D. Sperber and L.A. Hirschfeld / Trends in Cognitive Sciences. 2004. № 8. P. 40−46.
13. Van Dijk T.A. Discourse and Manipulation / T.A. van Dijk // Discourse and Society. 2006. № 17(2). P. 369.
14. West C. Power, inequality, and the accomplishment of gender: An ethnomethodological view / P. England (ed.) Theory on Gender / C. West, S. Fenstermaker // Feminism on Theory. N.Y.: Aldine de Gruyter, 1993. P. 156.
ГОЛУБЕВА ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА родилась в 1977 г. Окончила Нижегородский государственный лингвистический университет. Аспирант кафедры английской филологии Нижегородского лингвистического университета. Область научных интересов — прагматика, гендерная лингвистика. Автор 1 научной статьи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой