Гендерно-ориентированные благопожелания, обслуживающие речевой этикет (на материале лезгинского и английского языков)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'271: 82. 085
ГЕНДЕРНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЕ БЛАГОПОЖЕЛАНИЯ, ОБСЛУЖИВАЮЩИЕ РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ (НА МАТЕРИАЛЕ ЛЕЗГИНСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ) Халимбекова М. К.
ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»,
Махачкала, e-mail: logika55@mail. ru
В представленной статье содержится лингвокультурологический анализ благопожеланий в различных лингвокультурах: лезгинской и английской. Гендерное различие в использовании благопожеланий в процессе речевого акта в большей степени обнаруживается в лезгинском языке. В лезгинском языке имеются не только проклятья и пожелания, которые предназначены исключительно для женщин или исключительно для мужчин, но и проклятья и пожелания, которые употребляются только мужчинами или только женщинами. В английском языке в системе благопожеланий наблюдается стремление к гендерной нейтральности. В английском языке больше поздравлений, в лезгинском — больше пожеланий. Благопожелания в лезгинском языке и общении многочисленны и богаты по значению. В лезгинском языке более распространены формы, не прямо выражающие благодарность, а иносказательно, где наиболее ярко проявляется восточное красноречие и славословие.
Ключевые слова: благопожелания, проклятия, лингвокультурологический анализ, гендерный маркер
GENDER ORIENTATED WISHES, WHICH SERVE SPEECH ETIQUETTE (ON THE MATERIAL OF THE LEZGI AND ENGLISH LANGUAGES) Khalimbekova M.K.
Dagestan State University, Makhachkala, e-mail: logika55@mail. ru
The article presents a linguistic and culturological analysis of wishes in different linguistic cultures: Lezgi and English. Gender difference in using wishes in the process of speech act has mostly been found in the Lezgi language. There are imprecations and wishes in Lezgi, which are not only mainly used for women or mainly for men, but also imprecations and wishes, which only are used by men or only by women. As for the system of English wishes here we observe a tendency for gender neutrality. There are more congratulations in English, more wishes in Lezgi. As for wishes in the Lezgi language and in oral speech they are numerous in number and rich in meaning. In Lezgi the forms of wishes express gratitude not directly bat allegorically, thus displaying oriental eloquence and glorification more brightly and vividly.
Keywords: wishes, imprecations, linguistic and culturological analysis, gender marker
Данная статья преследует цель провести исследование благопожеланий, обслуживающих различные сферы человеческого общения в лезгинском и английском языках, в рамках лингвокогнитивного и лингвокультурологического подходов и выявить национально-культурную специфику категоризации мира благопожеланиями языков различных культур и традиций. Материалом исследования послужили данные фразеологических и толковых словарей, сборников общеупотребительных благопо-желаний и проклятий в языках различных культур. В работе используются описательный метод и сопоставительный анализ благопожеланий языков различных культур.
Теоретическая значимость статьи обусловлена характером исследуемого материала, поскольку рассмотрение благо-пожеланий в таком аспекте позволяет познакомиться с культурой народа изучаемого языка. Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в курсах по
сопоставительной типологии германских и кавказских языков.
Основная часть
Вербальное поведение мужчин и женщин различается как в английской, так и в лезгинской лингвокультурах. В женской речи, как правило, наблюдается большая экспрессивность и эмоциональность. Речь мужчин, напротив, более сдержана, она более лаконична и менее эмоциональна.
Гендерное различие в использовании проклятий и пожеланий в процессе речевого акта в большей степени обнаруживается в лезгинском языке. В лезгинском языке имеются не только проклятья и пожелания, которые предназначены исключительно для женщин или исключительно для мужчин, но и проклятья и пожелания, которые употребляются только мужчинами или только женщинами. К последним относятся пожелания, которыми мать или сестра жениха благословляют невесту, например: Ваз ирид хьвани са гуьрчег руш
хьуй! «Да будешь ты матерью семи сыновей и дочери красавицы!».
Когда в дом входит невеста, мать или сестра жениха приводят маленького мальчика, передают его в руки невесты и поют:
Ваз ирид хьвани са гуьрчегруш хьуй! Амани тварцяй аватна кьий,
Пичинин патаг гзаф гадаяр хьуй, Рикьинин кьулухъ гзаф куьчеррин къапар, Ваз жедайбур са гадаяр хьуй,
Вуна хразвайди са халичаяр хьуй.
«Пусть будет семь сыновей и одна дочь, И та пусть упадет с дерева и умрет. Пусть вокруг очага полно сыновей будет, А за дверью много обуви.
Будешь рожать только сыновей,
И ткать будешь только ковры».
Только мужчине можно высказать такое пожелание:
Ви чурурехи хьурай!
«Чтоб твоя борода поседела».
Во многих произведениях любовной лирики благопожелания и проклятья встречаются в неразрывной связи и притом они плавно переходят друг в друга или сочетаются друг с другом. Вот, например, некоторые благопожелания, функционирующие в форме проклятья:
Вун кьуьзуь хьурай!
«Чтоб ты постарел!» (т.е. «чтоб ты долго жил!»). Или же:
Ви чуру рехи хьурай!
«Чтоб твоя борода поседела» (т.е. «чтобы ты прожил до глубокой старости»).
В английском языке в системе благопо-желаний наблюдается стремление к гендерной нейтральности. Здесь распространены следующие благопожелания, которые носят гендерно нейтральный характер:
May all your dreams come true!
«Пусть исполнятся все ваши желания!». Пожелания при посещении больного: Be healthy! «Будьте здоровы!», You’re welcome! «На здоровье!», Keep well! «Не болейте!», I wish you a speedy recovery! «Скорейшего Вам выздоровления» и т. д.
При выражении соболезнования: Accept my condolences «Примите мои соболезнования». Peace to his ashes «Мир праху его» и т. д.
Как отмечает Б. М. Алиева, «в английском языке за длительный период существования широко развилась система обращений. Затронуты все сферы общественной деятельности: административная и судебная системы, система обслуживания и т. д. Вся жизнь нации обслуживается английским языком. Обращение является сильным гендерным маркером в английском языке [1, с. 25].
В лезгинском языке речевой этикет обслуживает большое количество благопожеланий, афоризмов, пословиц и поговорок. Носители лезгинского языка, особенно в сельской местности, для поддержания контакта часто используют различного рода благопожелания, проклятия и афоризмы, которые придают речи выразительность, эмоционально-экспрессивную окрашен-
ность, локализуют ее и обогащают речь ценными умозаключениями.
Благопожелания — это небольшие по объему речевые формулы, используемые в повседневном общении по тому или иному поводу. У всех народов мира они произ-водны от заклинаний, молитв, с помощью которых, по понятиям древнего человека можно было воздействовать на сверхъестественные силы (духов, демонов, богов) и, через их посредство, на внешний мир. Благопожелания как жанр фольклорного творчества имеют свои специфические особенности выражения. В лезгинском языке благопожелания могут быть выражены как в прозаической форме, так и в стихотворной, например, увидев молодой месяц, лезгин пожелает себе или другу:
Варз хьиз ц1ийи хьуй,
Ц1иц1 хьиз дири хьуй,
Ц1ай хьиз хци хьуй! -«Будь молод, как месяц,
Стремителен, как кузнечик,
Остер, как огонь!».
Особенностью благопожеланий является то, что они могут быть обращены не только ко второму или даже к третьему лицу, но и к божественным силам, где наглядно отражаются чаяния простого горца. Таких форм благопожеланий много сохранилось в народной памяти, и они в значительной степени обогащают духовную культуру народа. Порою в простое сочетание слов горцы вкладывают столько душевного тепла и позитивного заряда, что невольно вызывают одобрение и ответную реакцию собеседника. Например: берекат (ар) бул хьуй! (благодарность за подношения, угощение и проч.) букв. «пусть еще больше будет у вас достатка" — вичин ат1ай ч1арни кук1ун хъувурай! «пусть все будет хорошо» (букв.: «даже оторвавшийся волос пусть срастется») — гафар хийирдиз хьурай «пусть эти слова к добру будут" — эксиквал такурай! «чтобы все легко получалось» (букв.: «чтобы трудности (нужды) не видел») — бахтлу хьуй! «пусть будет счастлив (а)!" — аманат хьуй! (при расставании) (букв. «к добру чтобы») «всего хорошего!», «в добрый час!" — зи чан ви рик1е къурбанд я [хьуй]! (разг.) формула благодарности «большое спасибо!» (букв. :
«моя душа (жизнь) пусть в твоем сердце поселится») и т. д.
В английском языке больше поздравлений, в лезгинском — больше пожеланий. Пожелания, вернее благопожелания в лезгинском языке и общении многочисленны и богаты.
Проклятья, так же, как и благопожела-ния, выражают самые сокровенные чувства народа: батинди ягърай! «пусть умрет! (букв.: «пусть ни в чем не везет») — буьркьуь хьуй! «пусть ослепнет!" — ван атіуй! «пусть умрет!» (букв. «пусть звук замолчит») — ги-ликьрай! «Пусть сдохнет!» — обычно о животных, скотине (о человеке — в шутливой или пренебрежительной форме) — гум атіуй (атіурай) «Пусть умрет!» (букв. «дыхание пусть прекратится») — Адан гум атіуй! «Чтоб она сгинула!" — гурдиз фий! «Пусть умрет!» (букв. «пусть присоединится к большинству») — гурбагур хьуй (хьурай)! «Пусть умрет!» (букв. «пусть исчезнет, кончится») — сурай суруз фий! «Пусть умрет!» (букв. «из могилы пусть перейдет в могилу») — гьалтай йикъан юкь аватуй! (разг.) «будь проклят тот день, когда мы встретились!» (букв. «пусть сердцевина того дня, когда мы встретились, рухнет!" — гьарам хьуй (хьу-рай)! «пусть во вред пойдет!" — Вичиз чна гайи фу гьарам хьурай! «Пусть ему во вред пойдет пища, которой мы его кормили!" — дердиниз дава тахьуй! «пусть печаль не кончается" — жинс хкатуй! «пусть весь род (тухум) умрет!»: Жинс хкатуй, ківачерик квай чил хана. «Пусть умрет весь их тухум, земля под ногами разверзнется». инад хьуй! «много бед ему!" — кунфа-кунф хьурай (хьуй) «пусть сгинут, умрут!" — кьейи япахъ йикь! (восклицание сплетнику, кто распространяет слухи про других, подслушивая их) «Заткнись ты, умри без звука!» (букв.: ах, ты, ушастый, умри») — кіаняй акъатуй! «на себя смотри! Кто бы говорил!» (букв. «пусть из него это вылезет») — ківал чіур хьуй & lt-вичин>-! «Пусть у него будет беда!» (букв. «пусть его дом (семья, жизнь) рухнет») — ківаляй кьве кьил кьуна акъудрай! «пусть умрет! (букв.: «пусть его из дома вынесут, держа за голову и ноги»)" — лянет хьурай (хьуй)! «пусть будет проклят!»: мез кьве чихел хьурай! «пусть умрет!» (букв. «пусть язык на две части разорвется») — мез кьуруй! «чтоб язык отсох!" — мур хьуй! «пусть умрет!" — не-фес акъатуй (акъатрай)! «пусть умрет!» (букв. «пусть дыхание вылетит») — тахса-радиз фий! «Пусть умрет!» (букв. «пусть провалится в преисподнюю») — тум хкатуй! «пусть сгинет, умрет!» (букв. «пусть семя (род) закончится») — уьмуьр куьруь хьуй! «Чтоб ты молодым умер!" — харапі(а) хьуй! «Пусть умрет, исчезнет!" — чилерик фий!
«Пусть умрет!» (букв. «пусть под землю пойдет»): ч1улава гьатрай! «Много печали ему!» (букв. «пусть в черном ходит») — ч1улаваягьрай! «пусть умрет!" — ялтан хьуй! «пусть отдаст концы (душу)!» (букв. «не в себе будет») — алпандин ц1у ярай! «порази его гром (молния)!».
В лезгинско-русском словаре под редакцией Б. Б. Талибова и М. М. Гаджиева слову алпан дается следующий русский перевод:
1) метеорит-
2) гибельное, страшное место-
3) Кавказская Албания.
Там же далее приводится соответствующее лезгинское проклятие вун алпанди ярай, которое авторы переводят как «пусть тебя метеорит ударит» [3, с. 44], хотя по смыслу здесь более подходит «разрази тебя гром» или «да поразит тебя молния». Действительно, именно такой исконный смысл значения подтверждается материалом табасаранского языка в Табасаранско-русском словаре Б.Г. -К. Ханмагомедова, К.Т. Шал-бузова, где алпан означает «молния», а аналогичное проклятие алпанди йивривуз переводится как «разрази тебя гром» [4, с. 56].
Некоторые благопожелания и проклятья носят гендерный характер, поскольку допустимы только в речи женщин или только в речи мужчин, например:
а) допустимы только в речи женщин:
— киф ат1уй! (женск.) «Чтоб тебе пусто (плохо) было! (букв. «чтоб твою косу отрезали») — я гуж тахьайди (разг. при общении женщин между собой) «дай бог тебе здоровья» (букв. «не перегрузившаяся тяжелым трудом, не больная») — хизан текьейди обращение к своим ровесникам при разговоре -«дорогая», «моя хорошая» (букв. «та, чья семья не умерла») —
б) допустимы только в речи мужчин:
— я хва кьей кас (разг. обращение при удивлении или досаде) «Ах, ты!» (букв. «человек, у которого умер сын») —
Я хва кьей кас, — лагьана Бубади, зун вахь цаварал къекъвезвай, вун заз чилеридай жагъана хьи. Тадиз эвич1 садра арабадай.
«Ну и ну! (букв. «человек, у которого умер сын»), сказал дедушка, я тебя искал на небесах, а ты меня нашел на земле. Ну-ка, слезай скорей с арбы!».
В лезгинском языке более распространены формы, не прямо выражающие благодарность, а иносказательно, где наиболее ярко проявляется восточное красноречие и славословие. Восточное красноречие наиболее характерно именно для лезгин среди народов Дагестана [2, с. 370]. Например, вот формула благодарности за гостеприимство, соответствующе русскому «Спасибо за хлеб-соль!»: к1валер-къар къени хьуй!
Восклицание при прощании из гостей: (букв. «пусть процветает ваш дом!»).
Распространение христианства в Англии и мусульманской религии в Дагестане и возникшие на этом фоне благопожелания религиозного характера занимают определенное место в английском и лезгинском языках. Благодаря развитию переносных значений и экспрессивно-эмоциональных оттенков, фразеологизмы и благопожелания из религиозных источников прочно закрепились в современном разговорном языке. В английском языке речевой этикет обслуживают следующие благопожелания религиозного характера, например: God forbid! «Храни Бог!», «Не приведи Господь!», So help God! «Да поможет Бог!» и т. д.
В лезгинском языке речевой этикет обслуживают также большое количество благопожеланий религиозного характера, например: Аллагьди агакьаррай! «Да исполнит это Аллах!». Аллагьдал аманат & lt-хьурай>-! «Да хранит тебя Аллах!»: Алад, ваз физвай рехъ хийир хьурай, вун Аллагьдал аманат! «Иди, в добрый путь, пусть Аллах тебя хранит». Аллагьди сабур гуй (гурай)! «Пусть Аллах терпенья даст» (дословно): Адан рик1ел хер ала — Дидедин рик1 дарих я, Сабур гурай Аллагьди. «У нее на душе рана — сердце матери страдает, пусть Аллах пошлет ей терпенья».
Сопоставление благопожеланий лезгинского и английского языков представляет особую сложность, поскольку помимо трудностей, с которыми связан сравнительный анализ эмоционально насыщенных, имеющих ярко выраженный национальный характер выражений, между этими языками существуют значительные культурно-исторические различия. По этому поводу очень точно высказался Л. В. Щерба: «Известно также, что мир, данный нам в нашем непосредственном опыте, оставаясь везде одним и тем же, постигается различным образом в различных языках, даже в тех, на которых говорят народы, представляющие собой известное единство с точки зрения культуры» [5, с. 51].
Можно выделить общие черты, присущие и лезгинскому, и английскому речевому этикету: устойчивые формулы приветствия и прощания, формы уважительного обращения к старшим, формы почтительного обращения к знакомым и незнакомым.
Различают языки исследования то, что в английском языке больше поздравлений, в лезгинском — больше пожеланий. Пожелания, вернее благопожелания, в лезгинском языке и общении многочисленны и богаты
содержанием. В благопожеланиях лезгин, так же, как и у других народов Дагестана, заключена многовековая мудрость, которая как бы просеяна временем, очистилась от ненужной шелухи, оставив все ценное, мудрое, необходимое.
Заключение
Проведенный анализ благопожеланий лезгинского и английского языков позволяет резюмировать, что в исследуемых языках наблюдается заметное различие в использовании гендерно-маркированных благопожеланий. Лезгинский язык характеризуется наличием большого количества гендерно-маркированных благопожеланий. В английском языке в системе благопоже-ланий наблюдается стремление к гендерной нейтральности.
Список литературы
1. Алиева Б. М. Гендерно-обусловленные структурные аспекты стратегии речевого поведения в лакском и английском языках: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Махачкала, 2009. — 2l с.
2. Маллаева З. М. Этнолингвистический феномен Дагестана // Studies on Language and Culture in Central and Eastern Europe. Papers from the International Conference «Current Advances in Caucasian Studies» Macerata, January 21−2З, 2010. Band 16. Verlag Otto Sagner. Munchen. — Berlin, 2011. — 664 р.
3. Талибов Б. Б., Гаджиев М. М. Лезгинско-русский словарь. — М., 1966. — 60З с.
4. Ханмагомедов Б. Г. -К., Шалбузов К. Т. Табасаранско-руский словарь. — М.: Наука, 2001. — 480 с.
5. Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность. — Л.: Наука Ленигр. отделение, 19l4. — 42l с.
References
1. Alieva B.M. Genderno-obuslovlennye strukturnye as-pekty strategii rechevogo povedenija v lakskom i anglijskom ja-zykah: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. Mahachkala, 2009. 2l р.
2. Mallaeva Z.M. Jetnolingvisticheskij fenomen Dages-tana // Studies on Language and Culture in Central and Eastern Europe. Papers from the International Conference «Current Advances in Caucasian Studies» Macerata, January 21−2З, 2010. Band 16. Verlag Otto Sagner. Munchen — Berlin, 2011. 664 р.
3. Talibov B.B., Gadzhiev M.M. Lezginsko-russkij slovar'. M., 1966. 60З р.
4. Hanmagomedov B.G. -K., Shalbuzov K.T. Tabasarans-ko-ruskij slovar'. M.: Nauka, 2001. 480 р.
5. Shherba L.V. Jazykovaja sistema i rechevaja dejatel’nost'. L.: Nauka Lenigr. otdelenie, 1914. 42l р.
Рецензенты:
Маллаева З. М., д. фил.н., профессор, ведущий научный сотрудник, Институт ЯЛИ им. Г. Цадасы ДНЦ РАН, г. Махачкала-
Шихалиева С. Х., д. фил.н., ведущий научный сотрудник, Институт ЯЛИ им. Г. Цадасы ДНЦ РАН, г. Махачкала.
Работа поступила в редакцию 15. 09. 2014.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой