Гендерные аспекты функционирования оценочных структур в англоязычной прозе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Т. Р. Ванько
канд. филол. наук, доц. каф. грамматики
и истории английского языка факультета ГПН МГЛУ
e-mail: modern_riot@mail. ru
ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОЦЕНОЧНЫХ СТРУКТУР В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ПРОЗЕ
В статье рассмотрено употребление предложений с вводным it в речи мужских и женских персонажей в произведениях современных американских прозаиков с целью установления сходства и различия их использования представителями разных гендеров.
Проведенный анализ показал, что исследуемые структуры в четыре раза чаще употребляются мужскими персонажами, чем женскими. Кроме того, мужские персонажи широко используют все семантические типы предложений с вводным it: оценочные, модальные и без модально-оценочных значений. Женские персонажи используют лишь оценочные предложения с вводным it и делают это значительно реже.
Указанные гендерные различия можно объяснить психологическими и социальными причинами, а именно — склонностью мужчин напрямую выражать свое оценочное суждение о событиях.
Ключевые слова: предложения с вводным it- гендерный аспект- гендер- мужские персонажи- женские персонажи- оценочные предложения- модальные предложения- предложения без модально-оценочных значений.
Данная статья посвящена изучению гендерного аспекта функционирования предложений с вводным it в речи женских и мужских персонажей американской художественной прозы конца ХХ в.
Анализ проводился в русле тенденций, получивших широкое распространение в гендерной лингвистике в последнее время.
Несмотря на тот факт, что интерес к гендеру проявился еще в Древнем Китае в виде основных понятий «инь» и «янь», эта проблематика привлекла наибольшее внимание в XX в. в связи с необходимостью переосмыслить существующие социальные роли мужчины и женщины [7, с. 9]. Профессор И. С. Кон относит гендерную революцию к важнейшим факторам современности наряду с сексуальной революцией и революцией семьи и считает их взаимосвязанными [5]. Сегодня гендерные исследования охватывают многие науки: историю, экономику, антропологию, социологию, психологию, право, моду,
историю искусств, теорию актерского мастерства и другие. Разнообразие подходов, методик в гендерных исследованиях привело к неоднозначности толкования самого термина «гендер», так как понятия пола, рода, гендера часто используются как взаимозаменяемые.
В лингвистике наибольшая трудность вызывается толкованием термина «гендер», который основывается на биологической категории пола — мужского и женского — говорящего и наиболее непосредственно проявляется в языке в виде грамматической категории рода. Одни трактуют гендер только как грамматический род (и поэтому говорят о безгендерных языках), что крайне сужает исследуемую проблему [14- 15]. Другие максимально расширяют понятие «гендер», считая, что это конструкция концептуальная и эмпирическая, индивидуальная и общественная, кросс-культурная и специфически культурная, физическая и духовная, а также политическая, что слишком далеко уводит от изучения языкового проявления гендера [2, с. 43]. Менее жесткую позицию занимают авторы, трактующие гендер как социо-грамматическую категорию, образованную противопоставлением грамматических родовых форм и являющуюся манифестацией социально обусловленных конвенций, устанавливающих нормы речевого и внеречевого поведения мужчин и женщин — они называют гендер социальным родом.
Биологически мужской и женский пол определяется наличием или отсутствием Y-хромосомы- остается спорным, насколько биологические различия предопределяют гендерные роли в обществе. Некоторые авторы абсолютизируют социальную составляющую гендера и считают его исключительно социальной категорией, искусственно сконструированной как политической категории угнетения женщины [15, 10, с. 45- 3, с. 78−79]. В основном это феминистски настроенные лингвисты, утверждающие, что гендер — это лингвистический индикатор политического противостояния между полами и подчинения женщин- в некотором смысле искусственное образование, продукт преступного, по их мнению, действия, совершаемого одним классом над другим на уровне концепций, философии, политики. В одном современная гендерная наука едина: при рождении человеку дается биологический пол- социальный гендер приобретается им по мере взросления, воспитания, усвоения моделей поведения, предписываемых тому или иному полу.
Нам ближе точка зрения профессора А. В. Кирилиной, рассматривающей гендер как социально-культурный конструкт, позволяющий использовать средства языка для конструирования гендерной человеческой личности [4, с. 58]. С другой стороны, исследуя гендерную идентичность личности, говорящей на том или ином языке, можно изучить социокультурные особенности языка. Гендер — это проявление в языке социальной личности говорящего, именно социальной, т. е. не биологической, а той, к которой он сам себя относит. И в силу этого гендер отражает культурную картину, так как соответствует социальной роли представителей того или иного биологического пола в данном обществе на данном этапе развития. Гендер проявляется во всех аспектах языка: фонетике, грамматике, лексике, регулируя отбор тех или иных вариантов, типичных для определенного социального пола.
Интерес к гендерной проблематике в конце ХХ в. вызвал всплеск гендерных исследований в лингвистике, которые, по мнению профессора
А. В. Кирилиной, изучают два основных вопроса: 1) язык и отражение в нем гендера- 2) мужское и женское речевое поведение [4, с. 43]. Как отмечает автор, все они носят прикладной характер. Так, Робин Лакоф, работавшая в русле феминизма, выделила десять признаков женской речи, отличающих ее от речи мужчин, и разработала принцип вежливости. Последовавшие исследования можно разделить на две группы: одни поддерживали так называемую теорию доминантности, другие — теорию различия. В соответствии с теорией доминантности, мужчины и женщины живут в культурном и языковом мире с неравным распределением власти и статуса, где доминируют мужчины. Теория различия полагает, что мужчины и женщины живут в отдельных различающихся культурных мирах и говорят на разных языках.
Представители обеих теорий делают выводы о различии языков гендеров. Так, Дон Циммерман и Кандас Вест, проанализировав 31 сегмент разговорной речи, обнаружили, что мужчины гораздо чаще прерывают собеседника, чем женщины, из чего они сделали вывод о доминировании мужчин в разговоре, что объясняется социальным неравенством.
Дебора Таннен, указывая на различия в речи мужчин и женщин, делает это в виде шести оппозиций: статус — поддержка- независимость — интимность- совет — понимание- информация — чувства-
приказы — предложения- конфликты — компромиссы [6, с. 23]. Она полагает, что мужчины рассматривают мир как место для приобретения и поддержания статуса, поэтому их разговор ориентирован на достижение доминантной позиции и ее поддержание.
Женщины воспринимают мир как систему связей и стремятся к компромиссу и поддержке. Поскольку женщины мыслят в терминах близости и поддержки, они ориентированы на сохранение интимности. Для этого женщины часто говорят о неприятностях, так как выбор такой темы означает для них поддержание духа интимности. Мужчины, наоборот, воспринимают такие разговоры о неприятностях как запрос совета и сигнал к поиску решения. Отношение мужчин к разговору более прагматично: их цель — обмен информацией, в то время как женщины делятся чувствами и эмоциями. В речи мужчин чаще фигурируют приказы и императив. Женщины делают предложения. Дебора Таннен высказывает предположение, что мужчины в беседе тяготеют к конфликтам, тогда как женщина склонны к компромиссам и избегают конфронтации. Важно отметить, что автор объясняет различия между речью мужчин и женщин естественными законами, а не с помощью социальных или сексистских теорий. Она также указывает на необходимость изучения гендерных различий в языке во избежание непонимания во время коммуникации между полами.
Итак, в настоящее время в гендерных лингвистических исследованиях существуют два направления: биодетерминизм и социодетерминизм [4]. Представители первого объясняют гендерные языковые различия биологическими факторами, а представители второго — социальными. По мнению профессора А. В. Кирилиной, нет достаточных оснований для предпочтения той или иной теории. Сегодня можно лишь говорить о биосоциальном характере гендерного диморфизма [4, с. 62].
В проводимом исследовании мы опирались также на мнение профессора А. В. Кирилиной о важности учета ряда факторов в гендерном анализе, таких как гендер говорящего, который понимается как его социальная роль в большей степени, чем его пол, и специфические черты конкретного языка.
Цель анализа — установить гендерные различия функционирования предложений с вводным и в речи мужских и женских персонажей в произведениях американской художественной прозы конца ХХ и начала XXI вв., таких как Чарльз Буковски, Джек Керуак, Уильям Барроу.
Языковой материал составил около 100 предложений с вводным и, полученных методом сплошной выборки из семи произведений общим объемом 1772 страницы. Этот факт указывает на относительно низкую частотность использования данных предложений в речи персонажей, которая, в свою очередь, является репрезентацией устной речи.
В наши задачи входило: 1) описание семантических типов предложений с вводным и, используемых в речи мужчин и в речи женщин- 2) выявление семантических типов предложений, наиболее характерных в речи мужчин и в речи женщин- 3) сопоставление семантического спектра предложений с вводным и, используемых мужчинами и женщинами соответственно- 4) установление сходства и различия в употреблении данных структур представителями различных гендеров.
Нами установлено, что предложения с вводным и, используемые мужскими и женскими персонажами, в подавляющем большинстве носят субъективно-модальный оценочный характер (84 примера: 67 примеров — речи мужчин и 17 примеров в речи женщин). Предложения без субъективно-модальных значений зарегистрированы лишь в 16 случаях, причем 15 из них в речи мужчин и лишь 1 пример в речи женщин.
Проанализированные предложения с вводным и в подавляющем большинстве являются оценочными, т. е. выражают интеллектуальную оценку (33 примера в речи мужчин и 8 примеров в речи женщин), общую оценку (16 примеров в речи мужчин и 5 примеров в речи женщин) и эмоциональную оценку (9 примеров в речи мужчин и 4 примера в речи женщин).
Модальные предложения с вводным и гораздо менее частотны. Они встретились всего в 9 случаях в речи мужских персонажей и выражают модальную оценку необходимости (5 примеров), достоверности и возможности (по 2 примера соответственно), см. таблицу 1.
Таблица 1
Семантические типы предложений с вводным и в речи мужских и женских персонажей
Предложения Персонажи
Мужские Женские
Оценочные: 58 70,7% 17 94,5%
— интеллектуальной оценки- 33 40,2% 8 47,5%
— общей оценки- 16 19,5% 5 27,8%
— эмоциональной оценки 9 11% 4 22,2%
Предложения Персонажи
Мужские Женские
Модальные: 9 11% - -
— необходимости- 5 6% - -
— достоверности- 2 2,5% - -
— возможности 2 2,5% - -
Без модально-оценочных значений 15 18,3% 1 5,5%
Всего 82 100% 18 100%
Как видно из таблицы, как мужчины, так и женщины чаще всего употребляют предложения с вводным it интеллектуальной оценки, т. е. оценивающие событие или действие на логической основе. Например:
«It don’t make a damn frigging difference whether you’re in The Place or hiking up Matterhorn, it’s all the same old void, boy» [12, р. 14].
В этом предложении во время одной из философских дискуссий с приятелем Рей рационально оценивает бесполезность сравнения различных стилей жизни.
Вторыми по частотности как у мужчин, так и у женщин являются предложения общей оценки. В эту подгруппу входят предложения, оценивающие событие с позиции «хорошо — плохо». Например:
«It's nice to look up sometimes, it’s nice to have heroes, it’s nice to have somebody else carrying some of the load» [13, р. 82].
Общая оценка сама по себе достаточно нейтральна и не очень экспрессивна, но в данном предложении герой соединяет ее со стилистическим приемом повторения и использования параллельных конструкций, что делает фразу более выразительной и фокусирует внимание на оценочном слове nice.
Предложения эмоциональной оценки занимают четвертое по частотности место у мужчин и третье — у женщин. Они оценивают событие через призму вызываемых им эмоций. Так, в следующем предложении герой указывает на печаль, вызываемую в нем мыслями о бесполезности жизни. Например:
«It's so sad, everything is so sad — that we live all our lives like idiots and then finally die» [8, р. 14].
Наши данные показывают, что третье по частотности место в речи мужских персонажей занимают предложения с вводным it, не выражающие модально-оценочных значений. Такие предложения содержат сказуемые, лишенные как модальных, так и оценочных значений, например: it seems that…, it appears that…, it comes that….
В речи персонажей женщин они встретились однажды, что позволяет сделать вывод об их нетипичности у женщин. Например:
«Sal — how comes it you’ve fallen on such sloppy days and what have you done with Lucille?» [13, р. 91]
Предложения модальной оценки, оценивающие необходимость, возможность совершения события или его достоверность, по нашим данным, встречаются только в речи мужчин и не зарегистрированы в речи женских персонажей. В речи мужчин они составили 11% случаев. Чаще это оценка необходимости действия. Например:
«Sal is here, this is my old buddy from New Yor-r-k, this is his first night in Denver and it’s absolutely necessary for me to take him out and fix him up with a girl» [8, р. 4].
Оценка возможности, как и оценка достоверности, действия встречаются редко. Например:
«Is it true you’re going to Mexico?» [13, р. 45]
«I wonder is it possible to laugh and come at the same time?» [9, р. 23]
Итак, статистический анализ полученного материала показал, что персонажи — мужчины используют предложения с вводным it в четыре раза чаще женщин (соответственно 82% и 18% от всего корпуса примеров). Причем иногда женские реплики лишь повторяют сказанное мужчинами. Факт низкой частотности изучаемых предложений объясняется, на наш взгляд, их модально-оценочным характером. Предложения с вводным it служат для выражения личного мнение, оценки события, а как указывают некоторые авторы, мужчины более склонны открыто выражать свое оценочное мнения, чем женщины [11]. Лилиан Глас, исследовавшая гендерные различия в использовании различных речевых моделей, указывает, что мужчины склонны делать прямые заявления, прямые обвинения- они склонны к декларативным утверждениям [11]. Мужчины без колебания высказывают свою позицию, в том числе и оценочную. Их речь всегда более категорична,
чем женская. Как утверждает Дебора Таннен, мужчины больше заинтересованы в высказывании своей точки зрения, чем в выслушивании чужой, разговор для мужчин — это соревнование [6]. Женщины же, напротив, менее самоуверенны. Им свойственно избегать прямых суждений и проявлять больше сомнений во время разговора. По мнению представителей феминистского движения, такое речевое поведение у женщин является результатом социальной дискриминации, приведшей к подсознательному самоуничижению, что проявляется в речи. Сказанное выше подтверждается нашим анализом, продемонстрировавшим низкую частотность модально-оценочных предложений с вводным и в речи женских персонажей.
Итак, как мы уже отмечали, предложения с вводным и используются для оценки события, в этой связи кажется странной низкая частотность данных оценочных структур у женщин, которых принято считать эмоциональными. Однако наши данные подтверждаются исследованием Г. В. Барышниковой, которое также опровергает тезис о том, что женская речь более оценочная, чем мужская [1]. Стремление мужчин к выражению прямой оценки можно отнести за счет аналитического склада их ума. Женщины воспринимают события такими, какие они есть, а мужчины склонны их анализировать, формулировать и высказывать оценочное отношение к событиям. Можно объяснять частотность использования предложений с вводным и не только социальными, но и биологическими факторами [5].
Мы также попытались сравнить номенклатуру семантических типов предложений с вводным и, используемых мужскими и женскими персонажами. Установлено, что мужские персонажи используют все семантические типы указанных предложений: оценочные, модальные и лишенные модально-оценочных значений. Женщины же, которые крайне редко употребляют предложения с вводным и, используют только оценочные семантические типы, модальные предложения и предложения без субъективно-модальных значений отсутствуют.
Отсутствие в речи женских персонажей модальных предложений с вводным и, оценивающих достоверность, необходимость и возможность совершения события, подтверждает расхожее мнение о том, что мужчины более объективны, чем женщины. Женщины, по-видимому, в меньшей мере заинтересованы в достоверности события, и в большей степени их заботит собственное субъективное восприятие мира. Это можно объяснить двумя факторами: психологическим, так как
субъективное восприятие мира — это врожденная способность женщин, и социальным, так как традиционно жизнь женщины концентрировалась в ее семейном кругу, следовательно, она меньше интересуется внешним миром, более субъективна.
Итак, как мужские, так и женские персонажи наиболее активно пользуются оценочными предложениями с вводным it. Существующие здесь тенденции схожи. Наибольшая частотность в обоих случаях отмечена у предложений с вводным it интеллектуальной оценки, оценивающих событие на рациональной основе. Например:
It’s against the law to go to the colored section [13, р. 42].
It’s hard to get parts on Sunday [9, р. 51].
В речи мужских персонажей интеллектуально-оценочные предложения встречались в 57% случаев от всего объема отобранных мужских реплик, а в речи женских персонажей в 47% соответственно.
Вторыми по частотности как у мужских, так и у женских персонажей являются предложения с вводным it, выражающие общую оценку в плане «хорошо / плохо». Например:
«It's good for you to drink in a way 'cause you’re awful stingy with yourself when you’re sober» [12, р. 12].
«It's not good for a young boy to lie in bed all day!» [9, р. 23]
Данные предложения замечены в 27,5% реплик мужских персонажей и в 29,5% реплик женских персонажей.
И последнее по частотности место занимают предложения с вводным it эмоциональной оценки, оценивающие событие через призму вызываемых им эмоций удивления, радости, гнева и т. п. Например:
«It really disgusts you to see the Buyer sucking on them candy bars so nasty» [8, р. 67].
«It really gets me hot to watch them» [9, р. 81].
Такие структуры употреблялись в речи мужских персонажей в 15,5% мужских реплик, а среди женских реплик составили 23,5%, что демонстрирует склонность женщин чаще обозначать эмоции, связанные с каким-либо событием. Наше наблюдение соответствует распространенному мнению о том, что женщины более эмоциональны и склонны придавать большое значения эмоциям и чувствам, в то время как
мужчины, вследствие аналитического склада ума, оценивают события с рациональной точки зрения, анализируя их, оценивают логически.
Подводя итоги сопоставительного анализа использования предложений с вводным и в речи мужских и женских персонажей, можно отметить как сходство, так и различие их употребления представителями различных гендеров. Наиболее явным гендерным различием является низкая частотность предложений с вводным и в речи женских персонажей. Женщины в четыре раза реже используют данные структуры, так как, по-видимому, избегают прямых категоричных модальнооценочных суждений. Вторым гендерным различием можно назвать узость диапазона семантических типов предложений с вводным и в речи женских персонажей, так как они не употребляют предложения модальной оценки и предложения без субъективно-модальных значений. В-третьих, среди оценочных предложений с вводным и в речи женских персонажей отмечается тенденция к более частому употреблению эмоционально-оценочных структур.
Речь мужских персонажей в значительной степени отличается от речи женских, во-первых, по частотности употребления предложений с вводным и (в четыре раза превышающей частотность в речи женских персонажей), во-вторых, богатым ассортиментом всех семантических типов данных структур. Наши выводы о склонности мужчин прямо высказывать свою точку зрения в виде оценочных предложений в отличие от женщин совпадают с мнением других авторов. Представляется возможным объяснить эти гендерные различия в употреблении предложений с вводным и психологическими и социальными факторами.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Барышникова Г. В. Гендерные различия эмоционального коммуникативного поведения художественных партнеров: автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 2004. — 19 с.
2. Ильина В. А. Гендерные особенности перевода текста // Введение в гендерные исследования. — М., 2001. — С. 42−49.
3. Киммель М. С. Гендерное общество: пер. с англ. — М.: РОССПЭН, 2006. — 464 с.
4. Кирилина А. В. Гендерные исследования в лингвистике и теории коммуникации. — М.: РОССПЭН, 2004. — 252 с.
5. Кон И. С. Человеческие сексуальности в начале XXI века. Лекция (Клуб «Солянка», 22. 02. 09) [Электронный ресурс]. — ИКЬ: Ъйр: // тасЬотасЬотасЬо. уа. т/герНе8. хт1?11ет_по=2798
6. Таннен Д. Ты просто меня не понимаешь: Женщины и мужчины в диалоге // Гендер и язык: пер. с англ. / под ред. А. В. Кирилиной. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — 109 с.
7. Халеева И. И. Гендер как интрига познания // Гендер как интрига познания. — М.: Рудомино, 2000. — С. 5- 9.
8. Bukowski Ch. Ham on Rye. — L.: Pan Books, 2001.
9. Burroughs W. Naked Lunch. — N.Y.: Signet Books, 2004.
10. Dunitz M. Depression in Women // Kennedy S.H., Lam R.W., Nutt D.J., Thase M.E., Dunitz M. Treating Depression Effectively: Applying Clinical Guidelines. — L.: Informa Healthcare, 2007. — 213 p.
11. Glass L. He Says, She Says: Closing the Communication Gap between the Sexes // [Электронный ресурс] - URL: http: //www. geocities. com
12. Kerouac J. On The Road. — N.Y.: Bantan Books, 2000.
13. Kerouac J. The Dharma Bums. — N. Y: Dell, 2004.
14. Witty S. M. Grammatical Gender & amp- Sex [Электронный ресурс]. — URL: wit-tysan@ix. netcom. com
15. Wikipedia, the free encyclopedia [Электронный ресурс]. — URL: http: // www. wikipedia. org

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой