Гендерные проблемы адаптации этнического поведения к меняющимся социально-экономическим условиям (на примере Кабардино-Балкарии)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 346.2 ББК 60. 542. 2
Н.А. Шаожева
гендерные проблемы адаптации этнического поведения к меняющимся социально-экономическим условиям (на примере кабардино-балкарии)
Рассматриваются вопросы, связанные с определением адаптивных механизмов социальной коммуникации женщин. Также определены детерминанты эволюционирования традиционных гендерных систем. Дана характеристика процесса становления малого бизнеса в Кабардино-Балкарии.
Ключевые слова:
нормативное этническое поведение, гендерные системы, маргинализация женщин, бизнес, экономическая ситуация.
В течение всех 90-х гг. прошлого века в Кабардино-Балкарской республике наблюдалось устойчивое сокращение числа занятых в экономике. Складывавшаяся ситуация играла двоякую роль в развитии и направлении эволюционирования традиционных гендерных систем, которые именно в этот период и сформировали свои основные современные парадигмальные черты.
Индивидуальная трудовая деятельность играла весьма важную роль в традиционных этнических сообществах Северного Кавказа и, в частности, в Кабардино-Балкарии. В постперестроечный период предпринимательство в рамках семейных или близкородственных групп оказалось тем видом деятельности, который вывел многие семьи на достаточные и даже высокие уровни материального благополучия, причем женщины достаточно быстро переориентировались на адаптивные механизмы социальной адаптации. Выражения «связать дом», «связать машину» стали расхожими, характеризуя источники доходов коренного и отчасти русскоязычного населения республики.
Кооперативное движение второй половины 80-х гг. ХХ в. вовлекло в сферу своего влияния около 70 тыс. граждан КБР [4]. Каждая пятая кабардинская или балкарская семья на 60−70% формировала доходную часть бюджета за счет продаж вязанных вручную шерстяных и полушерстяных изделий и синтетического трикотажа, произведенного в мелких цехах [7]. Продукты кустарной и полукустарной промышленности вывозились за пределы КБР при очень широкой географии распространения — вплоть до Владивостока и Хабаровска на востоке страны и до Бреста на западе. В сезон продаж шерстяных и полушерстяных изделий, с сентября до марта, до 30 тыс. женщин выезжали на временное проживание в города России.
Естественно, женщины, прошедшие тяжелую школу «дикого» рынка, добросовестной и недобросовестной конкуренции в условиях незнакомых городов, не могли оставаться в рамках традиционных поведенческих и ментальных норм, формируя даже в рамках традиционных биосоциальных представлений некую флуктуатив-ность межполовых границ, что вообще свойственно современным обществам [2]. С другой стороны, именно представительницы рыночного бизнеса — кустарные производители и продавцы, а также «чел-ночницы» — в наиболее жесткой форме не приемлют трансформации маргинального плана, вторгшиеся в семейную жизнь народов КБР уже в 90-х годах.
На наш взгляд, это явление имеет объяснение чисто психологического характера, в то же время считаем необходимым отметить, что само кустарное или индивидуальное производство не может нарушать традиционных этнических стереотипов поведения и мотивации. Ментальное поле общества и этноса меняется лишь в результате комплексных трансформаций всего образа жизни, включая и такую форму времяпровождения, как досуг [1].
Кабардинские и балкарские женщины, равно как и представительницы всех коренных народов Северного Кавказа, включая казачество, всегда занимались домашними промыслами. Однако в стандартных моделях гендерного поведения никоим образом не предусматривалось занятие торговлей, считавшейся делом постыдным и непозволительным. Фатальность изменений экономической ситуации периода 1985−2000 гг. состояла именно в том, что в объективной экономической среде развитие получили формы малого бизнеса, ориентированные на торговлю.
Приблизительно в 1988—1989 гг. резко изменилась ситуация на рынке. Поток
Общество
Terra Humana
дешевой продукции из Китая, Турции, Польши сделал производство шерстяных и полушерстяных изделий нерентабельным, то же самое относится к цеховому трикотажу из синтетических волокон. Уже к 1990 г. фактическое производство шерстяных изделий и синтетического трикотажа снизилось до нулевой отметки, лишь единичные цеха при количестве работающих не более 10−15 человек, пережили последующее десятилетие.
В то же время резко увеличилось количество мелких торговцев, занимающихся челночным бизнесом. В основном, все это были женщины. Опросы, проведенные в среде «челноков» выявляют весьма низкий процент участия мужчин — не более 10−15% [7]. В начале 90-х гг. на учете в налоговых органах республики постоянно состояло до 15 тыс. частных предпринимателей, специализировавшихся на скупке и перепродаже товаров народного потребления. Как показало время, это количество рыночных торговцев является предельным для Кабардино-Балкарии для обеспечения рынка, далее оно не росло. Однако для сохранности традиционных форм женского поведения это количество оказалось чрезмерным. При 15 тыс. зарегистрированных предпринимателей напрямую занято торговлей и поездками по стране чуть менее 20 тыс. человек- с учетом серверного персонала, как правило, представляющего членов семей и близких родственников, это количество следует удвоить.
Для региона, в котором число работающих женщин никогда не превышало 150−200 тыс., 40 тыс. женщин, чей образ жизни и способ жизнеобеспечения идет вразрез с традиционными нормами гендерного поведения, представляет собой критическую долю. Причем основная масса этой категории — женщины трудоспособного репродуктивного возраста от 23−25 до 40−45 лет [3]. В отсутствие жестких стандартов и декларируемых норм этнического плана подобный уровень маргинализации не представляет никакой опасности, однако наличие таковых инициирует развитие открытых форм альтернативного поведения.
В условиях нормального эволюционного движения рыночных отношений всегда наблюдается укрупнение предприятий, работающих в любой сфере бизнеса, торговля не исключение. Этот процесс естественным и неизбежным образом снижает количество людей, занятых разъездами и оторванных от своей аутентичной этнической среды. Однако состояние перма-
нентного экономического кризиса, длившееся на Северном Кавказе с конца 80-х гг. вплоть до начала нового тысячелетия, оказало своё негативное влияние на женщин, изначально находившихся в зоне неизбежной маргинализации. Статистические данные свидетельствуют, что за двадцать лет существования рыночных отношений в Кабардино-Балкарии маргинальный резерв в женской среде не уменьшился.
На конец 90-х гг. на налоговом учете состояло порядка 3050−3100 малых предприятий, в которых было занято около 16 тыс. чел. Это 7% занятых в народном хозяйстве или около 4% трудоспособного населения республики. Но опять-таки, напоминаем, что эти данные необходимо, как минимум, удваивать, а также учитывать, что в КБР функционировало около 8 тыс. индивидуальных предпринимателей [3], от 80 до 90% которых были жен-щины-«челночницы» и их деловые партнерши. Наибольшее их количество было зарегистрировано в Нальчике (2293), Прохладненском (2184) и Баксанском районах. Меньше всего индивидуальных предпринимателей в Зольском (31), Че-рекском (37) и Терском (69) районах [3]. Львиная доля индивидуальных предпринимателей представляла собой женщин, торгующих предметами повседневного спроса. В дальнейшем количественные, качественные и половые признаки этого сектора бизнеса в Кабардино-Балкарии не изменились.
Наиболее важной характеристикой процесса становления малого бизнеса в Кабардино-Балкарии было перманентное преобладание в нем непроизводственной сферы, а «внутри» нее — гигантское преобладание женщин, занятых на указанных предприятиях. За десять с небольшим лет — начиная с 1993 г., судя по нашим наблюдениям, лишь крайне незначительно изменилось соотношение количества мужчин и женщин в официальном руководстве и владении малым бизнесом -представительство женщин несколько увеличилось.
Сложившаяся в переломные 20 012 002 гг. отраслевая структура малых предприятий за последние годы практически не изменилась. Сфера торговли и общественного питания (39% от общего числа малых предприятий) остается более привлекательной для малых предприятий, чем промышленность [6].
Большая часть индивидуальных предпринимателей (около 80%) — женщины, имеющие прямое отношение к рыночной
торговле, и, к сожалению, по определению подпадающие под воздействие совершенно определенных механизмов изменения психологии, оценочных, мотивационных и поведенческих стандартов — как субъекты, находящиеся в условиях социальной конкуренции [5].
Начиная с середины-конца 80-х гг. и по наши дни в Кабардино-Балкарской республике сформировался и функционирует, а последние 7−8 лет расширяется, целый сектор обеспечения жизнедеятельности, с точки зрения этнической идентичности представляющий критический маргинальный ресурс, причем имеющий сконцентрированную, в основном, гендерную окраску.
Отличительной особенностью малого предпринимательства продолжает оставаться теневой бизнес, доля которого, по разным оценкам налоговых органов, составляет от 30 до 50% реального оборота субъектов малого предпринимательства1.
Это, в свою очередь, также влияет на позиционирование женщин по отношению к государству в целом.
По всей видимости, сектор малого и частного предпринимательства будет расширяться и в дальнейшем. Каким образом это скажется на маргинализации женского населения КБР, находящегося в положении крайней социальной стесненности, а также в условиях дезадаптированности мужчин, обрушения экономики, социальных и государственных институтов обеспечения жизни, ставших своеобразной точкой катализации их социальной активности (разумеется, помимо прочих факторов объективного характера), предвидеть сегодня достаточно трудно.
Вполне очевидно, что современная экономическая система функционирования государства должна быть заинтересована в развитии малого бизнеса, фатально не противоречащего традиционной духовности народов России.
Список литературы:
[1] Артемов В. А. Изменения условий и образа жизни в Сибири (1972−1993) // Социологические исследования. — 1995, № 1. — С. 73−83.
[2] Бороденко М. В., Колесников М. В., Петровский В. А. Феномен гетерогенности пола // Мир психологии. — 2001, № 4. — С. 179−190.
[3] «Динамика занятости в сфере частного предпринимательства» / Справка, подготовленная Управлением Федеральной налоговой службы по Кабардино-Балкарской Республике по запросу автора (2009 г.).
[4] «Развитие кооперативного движения (80−90-е годы ХХ века)» / Сводная справка, представленная Государственным комитетом по статистике КБР (2009 г.).
[5] Ремизова М. Вагинетика, или женские стратегии в получении грантов // Новый Мир. — 2002, № 4. -С. 25−38.
[6] «Состояние развития малого предпринимательства по городским округам и муниципальным районам Кабардино-Балкарской Республики» / Справка, подготовленная Территориальным органом Федеральной службы государственной статистики по Кабардино-Балкарской Республике (2010 г.).
полевые материалы автора
[7] Материалы полевых исследований по выявлению механизмов изменения нормативного этнического поведения, проведенных автором в населенных пунктах Кабардино-Балкарии (опрошено 700 чел. старше 18 лет в марте-мае 2005 г., выборка репрезентирует: пол, возраст, образование, тип поселения) — данные тематических исследований «Гендерный фактор в социально-экономическом развитии КБР», проведенных под руководством автора в населенных пунктах Кабардино-Балкарской республики (опрошено 1000 чел., период — 2000−2007 гг.).
1 Данные, представленные автору Управлением Федеральной налоговой службы по Кабардино-Балкарской Республике в 2009 г.
Общество

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой