Гендерные стратегии в устном нарративном дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 111 ББК 81. 2−67
Тырыгина В. А.
ГЕНДЕРНЫЕ СТРАТЕГИИ В УСТНОМ НАРРАТИВНОМ ДИСКУРСЕ
Tyrygina V.A.
GENDER STRATEGIES IN SPOKEN NARRATIVE DISCOURSE
Ключевые слова: гендерная идентичность, гендерный ролевой стереотип, гендерное конструирование, социальный контекст.
Key words: gender identity, gender role stereotype, gender constructing, social context.
Аннотация
В центре внимания статьи — способы реализации гендерных стратегий в бытовом устном дискурсе. Предметом анализа послужили скрипты мужских и женских нарративов жителей Новой Зеландии, в которых конструируется достаточно консервативная идентичность.
Abstract
The present paper focuses on modes of gender strategies realizations in every day spoken discourse. Scripts of male and female narratives of New Zealand inhabitants are subjected to analysis. The identity being constructed in them proves to be fairly conservative.
В последних исследованиях гендерных манифестаций в языке внимание переключилось с рассмотрения различий в выборе слов на рассмотрение различий в выборе дискурсивных стратегий, проецирующих гендерную идентичность. Гендерная идентичность, как известно, это осознание себя связанным с определениями мужественности и женственности, действующими в данной культуре. Идентифицировать (осознать) себя как мужчину или женщину — это значит принять те психологические качества и модели поведения, которые данное общество приписывает и предписывает людям в зависимости от их биологического пола.
Гендерная идентичность — базовая структура социальной идентичности, которая характеризует человека (индивида) с точки зрения его принадлежности к мужской или женской группе, при этом наиболее значимо, как сам человек себя категоризирует. Женская идентичность — категоризация себя как представительницы женской социальной группы и воспроизведение гендерно обусловленных ролей, диспозиций, самопрезентаций. С точки зрения теории социального конструктивизма, устройство социального мира обладает & quot-моральным статусом& quot-, согласно которому каждый человек & quot-сущностно"- принадлежит или к мужскому, или к женскому полу (Гарфинкель). Поэтому женщины могут быть и & quot-неженственными"-, что, однако, не делает их & quot-не женщинами& quot-, главное -быть включенными в условия гендерной оценки. Культурная сегрегация гендера обеспечивается на различных социальных и культурных уровнях, благодаря чему воспроизводство & quot-своего гендера& quot-, социализация девочек и мальчиков — процесс нормированный, хотя и зависимый от особенностей микросреды [Кириллина 2003, Горошко, 1996].
Мужская идентичность — категоризация себя как представителя мужской социальной группы и воспроизведение гендерно обусловленных ролей, диспозиций, самопрезентаций. Признание и использование категоризации себя по признаку пола зависит не столько от индивидуального выбора, сколько биологически обусловлено и социально принудительно. В основе становления мужской идентичности лежит идеология мужественности, которая является составной частью традиционной патриархальной культуры. Структура ролевых норм идеологии мужественности определяется нормой
статуса, нормой твердости (физической, умственной и эмоциональной), нормой антиженственности. Центральной характеристикой мужской идентичности является потребность доминирования, неразрывно связанная с мужской гендерной ролью.
Ниже будут рассмотрены устные дискурсы жителей Новой Зеландии. В культуре Новой Зеландии следует отметить идеи о том, что «мужчина — главный», а «женщина зависима» являются основными факторами формирования общества в целом. Из-за распространяющегося влияния этих тенденций оказалось, что женщины и мужчины в Новой Зеландии попадают в ловушки гендерных ролей в большей степени, чем в других европейских странах, например, в Великобритании.
Устный дискурс — один из способов, с помощью которого женщины и мужчины конструируют свою гендерную идентичность. В рамках теории социального конструктивизма язык рассматривается как «набор стратегий для ведения переговоров в социальном ландшафте» [Crawford 43, с. 69]. Язык — это область культурного воспроизводства гендерной идентичности. Другими словами, субъектность каждой личности конструируется и гендерируется в рамках того социального, экономического, политического дискурса, в который она вовлечена [Weedon 1987: 21]. В соответствии с данным подходом люди действуют в пределах субъектных позиций, т. е. позиций создаваемых и поддерживаемых с помощью языка [Fairclough 1995) — говорящие воспринимаются как постоянно конструирующие свою гендерную идентичность, и разное поведение мужчин и женщин объясняется гендерными социальными контекстами, в которых они действуют.
Скрипты устного нарративного дискурса, рассматриваемого в настоящей статье, демонстрируют, что мужчины и женщины из Новой Зеландии конструируют для себя относительно консервативную гендерную идентичность в социальных контекстах, которые они выбирают для ведения разговоров, хотя есть показания, что феминистская идеология повлияла на женское восприятие соответствующей гендерной идентичности.
Женщины и мужчины Новой Зеландии конструируют себя различно с гендерной точки через выбор тем и их интерпретацию. Общение, разговор в жизни женщины — это способ поддерживать отношения с людьми, заводить новых друзей в течение жизни, это также важный компонент «дружбы». Очень хорошо это иллюстрирует бытовой дискурс мужчин и женщин из Новой Зеландии. В женских историях говорящие могут фокусировать внимание на успехах и событиях, которые прошли гладко, или на неурядицах и беспокойствах. Также могут представить себя сильными, контролирующими события людьми или несчастными жертвами обстоятельств. При всем разнообразии способов истории, рассказанные женщинами из Новой Зеландии, представляют интерес с точки зрения конструирования в них гендерной идентичности рассказчика. Эта идентичность обычно достаточно консервативна, даже если главный герой — образованная женщина, имеющая полный рабочий день. Рассмотрим первый скрипт The pool story 1. Разговор возникает между двумя близкими подругами Элен и
1 H: and so today we wen- we tried to go to the pool today I tri- I wanted to go to aqua fitness at eleven
J: oh good on you
H: well I wanted to go to aqua fitness at eleven so we gathered up Susie and everybody and their togs
and we tear over there just- get there about three minutes before the class is supposed to start and the pool is all
closed for some other spe- you know they'-re not /no
J: /oh a
H: aqua- aqua fitness is cancelled some
J: /sport thing
H: /sporting thing
J: oh
H: and I th- so I thought oh god I thought you know after we'-d s- go- spent half an hour getting there
so then I said let'-s go to Freyburg so then we get I don'-t want to go to- Annie didn'-t want to go to Freyburg and the
other two DID and you know w- so I said we'-re going to Freyburg we'-ve got this far /so we get round to Freyburg
it'-s lane.
J: /right
Джоан, женщинами среднего возраста, делающими профессиональную карьеру. В первой части разговора Джоан описывает новый приусадебный участок, затем она спрашивает «but tell me about Jason I was thinking about him as I came up». Джейсон, отец Элен, очень болен. Рассказ «We tried to go to the pool today» вставлен в долгое обсуждение состояния здоровья Джейсона, включая описания методов, которые использовала Элен, ухаживая за ним (посещения и еда), рекомендации, которые давал доктор и т. д. Диалог переходит в обсуждение способов, которыми доктор лечит пожилых людей, а затем обсуждение последней болезни матери Элен. Все это служит прекрасным примером того, как женщины могут легко переходить от обсуждения конкретных подробностей к обсуждению вопросов более общего отвлеченного характера. Возвращаясь к рассказу «We tried to go to the pool today», отметим, что речь в нем идет о попытке Элен выбраться с
H: swimming only which is no good for the little kids [tut] so I thought + oh god this really isn'-t working out at all and actually it was rather sort of /muggy an hot to be driving round Wellington with a car full of children
J: /[laughs] I mean (only car) I know
H: so then /I said oh well we'-ll go and we'-ll
J: /you'-ve got to (deal)
H: go to um the Karon pool what the hell we'-ll go to the Karori pool
J: mm mm
H: and we'-ll just swim there wh- well we could have done that in the first place except that I couldn'-t
have done my class and /the w- and it'-s J: /no
H: not quite as w- good as those bigger pools so on the way to the Karori pool we stopped in and saw
Jason and i- and Annie was saying I don'-t want to go in will you drop me home and I said why don'-t you stay with
Jason /and make
J: /mm
H: him some lunch
J: mm
H: so we went in and visited him and I said Annie'-11 stay with you and make you some lunch and she
gets on quite- and she chats away with Jason and they have quite a nice-J: /she'-s very good with adults isn'-t she
H: /yes she is she'-s- well she'-s good with him too I don'-t know they sort of get along /nicely and um
better
J: /mm
H: than the other two do really /you know
J: /mm
H: She sort of somehow gets it right with him and he seems to make an effort too so she stayed with
him for an hour we went- the other two and I went and swam at the pool Andrea did SEVEN lengths J: goodness me
H: with a little breaks in between but she'-s never swum a length of that pool before /and she just
suddenly discovered/
J: /(that'-s so good)
H: she could swim a length [laughs] and got so keen she didn'-t want to stop she said I'-ll just do another
one and then /I'-ll do another one so J: /that'-s terrific
H: thatwas quite sweet she looked quite sweet like a [laughs] s- Liz was there with her friend John and he said /she looked like a goldfish you [laughs]
J: /mm
H: /know s- (there'-s) a little head
J: /[laughs] (he'-d find out when we-) yeah
H: a- a (rolling) in the water
J: /[laughs] oh
H: [laughs] and legs sort of sagging in the water o- and breast stroking away
J: /good on her
H: /you know but she obviously really sort of getting a kick out of the achievements
J: /that'-s so good
H: so Annie stayed there and made Jason some lunch and then we went back afterwards so I mean he'-s
sort of all right he'-s pottering around but he'-s- he'-s walking with a stick
детьми в плавательный бассейн. Структура этого рассказа в некотором смысле напоминает структуру сказки: героиня делает три попытки достичь своей цели и, наконец, с третьего раза достигает ее:
1. I wanted to go to aqua-fitness at the Kilbirnie Pool — but didn'-t succeed.
2. I tried the Freyburg pool — but that wasn'-t satisfactory.
3. I decided to go to the Karori pool:
a. on the way we stopped in and saw Jason-
b. Andrea did seven lengths of the pool.
4. Resolution: it all ended up fine.
5. Coda: Jason'-s state of health.
Развязка завершает фрагменты 3 и 3 а, каждый из которых представляет собой миниисторию и целый завершенный рассказ, когда возвращает рассказ назад к вопросу Джоан
о здоровье Джейсона. Поверхностный взгляд на нарратив в целом вызывает вопрос: что здесь самое важное? Самое важное не выражено эксплицитно. Оценочная составляющая вплетается в контекст, в границах которого осуществляется повествование. С одной стороны, нужно было просто сообщить Джоан о том, чем была занята Элен: отсюда рассказ о посещении плавательного бассейна. С другой стороны, это один из компонентов сложного ответа на вопрос Джоан о здоровье Джейсона. На еще одном уровне этот рассказ конструирует идентичность Елен как «хорошей дочери» и «хорошей матери». Обе эти идентичности очень важны для нее. Из трех дочерей она единственная, кто живет рядом с отцом, и к тому же она мать-одиночка. Хотя во многих отношениях ее жизнь не соответствует нормам новозеландского общества, в этих двух областях она стремится соответствовать им. Элен воспринимает роли «дочери» и «матери» очень серьезно и хочет, чтобы другие признали и оценили степень соответствия ее поведения тому, что предписывает общество. Элен сначала представляет себя как хорошую мать, обеспечивающую комфорт и хорошее воспитание своим детям. Это показано в следующих фразах:
so we gathered up Susie and everybody and their togs.. t'-s lane swimming only which is no good for the little kids.. .
and actually it was rather sort of muggy and hot to be driving round Wellington car full of children
Первое предложение указывает на материнскую заботу: Элен соглашается взять Сьюзи на прогулку с тем, чтобы она поиграла с маленькой Андреа.
Элен также строит свою идентичность как идентичность хорошей дочери. Мы можем увидеть это в следующих выражениях:
so on the way to the Karori pool we stopped in and saw Jason.. and I said why don'-t you stay with Jason and make him some lunch so we went in and visited him
and I said Annie'- ll stay with you and make you some lunch and she gets on quite- and she chats away with Jason so she stayed with him for an hour… so Annie stayed there and made Jason some lunch and then we went back afterwards
Эти выражения показывают нам, что Элен печется об отце, его нуждах и привлекает свою дочку к заботам о деде. Более тонко Элен строит свою гендерную идентичность «хорошей матери» и «хорошей дочери» в ее рассказе об Энни и отношениях Энни с Джейсоном. Джоан знает, что Энни — трудный подросток. Из рассказа видно, как она неохотно реагирует на приглашение Элен пойти на прогулку:
so then we get I don'-t want to go to — Annie didn'-t want to go to Freyburg.. and Annie was saying I don'-t want to go in will you drop me home
Элен показывает, как она умело убеждает дочь не пренебрегать просьбой дедушки, и показывает себя матерью, умеющей ладить с трудной дочери, с одной стороны, и дочерью, находящей общий язык со своим ворчливым отцом: and she gets on quite- and she chats away with Jason and they have quite a nice … well she'-s good with him too I don'-t know they sort of get along nicely and um better than the other two do really you know she sort of somehow gets it right with him and he seems to make an effort too
Очень позитивно представлена в рассказе Элен ее младшая дочь:
Andrea did SEVEN lengths
with a little breaks in between
but she'-s never swum a length of that pool before
and she just suddenly discovered she could swim a length [laughs]
and got so keen she didn'-t want to stop
she said I'-ll just do another one and then I'-ll do another one
so that was quite sweet she looked like a [laughs]
s- Liz was there with her friend John
and he said she looked like a goldfish you [laughs] know
s- (there'-s) a little head (rolling) in the water
[laughs] and legs sort of sagging in the water o-
and breaststroking away you know
but she was obviously really sort of getting a kick out of the achievement Во-первых, здесь ясно видны достижения Андреа, но, кроме того, эта часть рассказа достигает эффекта с помощью диминутивов и аттенуаторов (смягчителей), которые конструируют идентичность Андреа как маленькой, нежной, внушающей любовь девочки. Положительный эффект фразы quite sweet дальше поддерживается и развивается с помощью уменьшительных слов just и little, частиц sort of и you know, наречия away во фразе breaststroking away и в повторениях синтаксических конструкций (I'-ll just do another one and then I'-ll do another one). Эти языковые элементы способствуют раскрытию образа дочери Элен как маленькой, обаятельной, далеко уплывающей девочки. Комментарий there'-s a little head подчеркивает милое и забавное поведение Андреа. Проанализированный фрагмент дает представление о стратегиях конструирования гендерной идентичности любящей матери и любящей дочери.
Мужчины также выстраивают свою гендерную идентичность, но делают они это иначе, чем женщины. Мужчины обычно не рассказывают о своей жизни, как это делают женщины. Часто мужчины рассказывают истории, чтобы показать какие-либо общие точки зрения, обсудить служебные вопросы или повседневные темы, такие как, например, «покраска дома», «футбольная команда» и т .д. С другой стороны, мужские истории подобно женским, конструируют маскулинную гендерную идентичность, они представляют себя как контролирующих себя, компетентных, в случае неблагоприятного поворота дел как не теряющих контроля над событиями, искушенных, способных к саморефлексии. Все это возможно в мужском диалоге между друзьями и коллегами Томом и Гарри, мужчинами среднего возраста, которые заняты хорошо оплачиваемым
трудом2.
T: I drove our video last night G: [laughs]
T: I did I I looked at- looked up where the programme was on in the pap- you know in the paper G: mm
T: [drawls] and I picked up the video thingy you know the
G: is this the g code?
В первой части диалога они разговаривают о том, чем они занимались днем. Скорее всего, разговор происходит не дома, а на работе за чашечкой кофе. Нет сомнений в том, что их гендерная идентичность в этом диалоге обусловливается социальным контекстом. Том вводит первую тему, объясняет свое отсутствие в офисе: «Why I haven'-t been in my office all day». Говорит о том, что он должен встретиться с посетителем в аэропорту и решить вопросы клиентов. Гарри, напротив, показывает свой день «более прозаичным», детально рассказывает о своих делах. Далее следует обсуждение видекамеры и другой технической аппаратуры. Том рассказывает о том, как он записывал фильм с помощью видеомагнитофона.
В этой видеоистории Том показывает себя как осведомленным и знающим, описывая подробно свои достижения в мастерстве видеопрограммирования. Он, описывая процесс работы, производит впечатление человека, который обдумывает каждый шаг, когда сталкивается с препятствием:
I looked a t- looked up where the programme was on in the pap- you know in the paper I picked up the video thingy you know the the remote one.. .
I pushed the appropriate buttons and it ALL worked
T: /the remote one no no
G: /no
T: no no no just [drawls] the just an ordinary remote and I pushed the appropriate buttons and it ALL worked and I had to set the time and the date from scratch and I set it up and it recorded at exactly the right time and do you know what went wrong '-cause it you know that something went wrong /otherwise I wouldn'-t G: /() [laughs]
T: be telling you this story/ (quite-)
G: /you got the wrong channel
T: quite pointless if nothing no no no everything was perfect G: oh
T: no it was silly um the silly (remote) er G: the programme schedule was /()
T: /yeah the p- programme schedule/ was completely screwed up /the the um it was it was Channel Two and I
G: /yeah
T: was supposed to be recording [film title] The Lair of the White Worm [laughs] it'-s a Ken Russell G: oh
T: Ken Russell horror story and it was supposed to start at five to twelve ++ and instead the silly rugby sevens went on you know the rugby league sevens G: mm
T: went on until twelve thirty so I'-d carefully set this thing up now if I'-d left it it wouldn'-t have mattered too much catching half an hour of the silly rugby sevens but I /didn'-t/ know when they finished G: /mm/ yeah
T: and it was a three hour tape and I didn'-t know how long [film title] The Lair of the White Worm went on for /because Ken Russell can
T: and so [drawls] um I had to take (undo- it) no that'-s right I couldn'-t undo the programming '-cause having programmed the damn thing having got all that set up I couldn'-t then undo /the programming G: /yeah that'-s right you'-ve got to unless you just undo the whole lot and start again T: I couldn'-t figure out how to do it I tried that I tried I I I in the end I decided I have to undo the whole lot start again but I couldn'-t change anything so as far as I know having set it up it still turned itself off at two o'-clock and there'-s probably another half an hour of [film title] The Lair of the White Worm T: /unrecorded/
G: a-and and the thrilling climax
T: but BUT th- the whole point about this is I solved the technology problem I had programmed the video no I solved part of the of '-cause I couldn'-t figure out to turn it off I couldn'-t undo the programming once it had started /once it started
G: /yeahA no I'-ve had that problem with our o- o- original simple one T: I thought it was just me maybe /maybe it'-s G: /yeah
T: the way the Japanese make videos
Использование одной и той же синтаксической конструкции усиливает впечатление о Томе как об организованном человеке:
I had to set the time and the date from scratch.. .
I set it up and it recorded at exactly the right time.. everything was perfect.. .
Том гендерно презентирует себя как компетентного менеджера в области технологий. Он также указывает на то, что внешние силы сдерживают его усилия: and do you know what went wrong the p- programme schedule was completely screwed up …
Внешние факторы, препятствующие работе, конструируются как неподающиеся его контролю, и слово silly несколько раз повторяется в его речи (it was silly, the silly remote, the silly rugby seven), выражая его отношение к ним.
Одним из самых интересных аспектов этой истории является тот факт, что, показав, как он легко управляется с современной технологией, Том в конце концов признается, что она, тем не менее, не вполне ему подчиняется, не в той мере, как предполагал вначале: no that'-s right I couldn'-t undo the programming '-cause having programmed the damn thing having got all that set up I couldn'-t then undo the programming I couldn'-t figure out how to do it
I tried that I tried I I I
in the end I decided I have to undo the whole lot start again but I couldn'-t change anything.. .
no I solved part of the of '-cause I couldn'-t figure out to turn it off I couldn'-t undo the programming once it had started once it started.. thought it was just me maybe maybe it'-s the way the Japanese make videos
Из приведенных примеров следует, что в мужском нарративе есть еще альтернативный дискурс, конкурирующий с эксплицитным сообщением, — дискурс, отмеченный сдержанной самоиронией и самонасмешкой, саморефлексией.
Анализ скриптов показал, что гендерная стратегия, осуществляемая в них, закрепляет доминирующую социальную идеологию относительно гендерных ролей, вновь и вновь подтверждает устоявшиеся нормативные социальные и культурные ценности. Темы женских и мужских устных нарративных дискурсов отражают будничную жизнь мужчин и женщин. Женщины сфокусированы на создании отношений между людьми, подтверждают важность семейных связей и дружбы. Мужчины сосредоточены на работе и спорте, увлечениях и т. д., подтверждают важность контролирования событий, даже если это и не удается. Все перечисленное вносит вклад и усиливает гендерные идентичности, которые мужчины и женщины конструируют в устном нарративном дискурсе.
Библиографический список
1. Горошко Е. И. Особенности мужского и женского речевого поведения (психолингвистический анализ) / Е. И. Горошко: Дис. … канд. филол. наук. — М., 1996.
2. Кириллина А. В. Развитие гендерных исследований в лингвистике / А. В. Кириллина // Филологические науки. — 2003. — № 5. — С. 51−56.
3. Crawford J. Talking Differences: On Gender and Language. — London —
4. Sage 1995.
5. Fairclough N. Critical Discourse Analysis: The Critical Study of Language. — London -Longman — 1995.
6. Weedon C. Feminist Practice and Poststructuralist Theory. — Oxford Basil. — Blackwell. -
1987.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой