Гендерный параметр вопросительных конструкций с отрицанием

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Создание уникального, интересного «ника» становится искусством, присущим современной молодежной субкультуре, тяготеющей к постоянному использованию Интернета как основного средства общения.
Список литературы
1. Асмус, Н. Г. Лингвистические особенности виртуального коммуникативного пространства: дис. … канд. филол. наук. — Челябинск, 2005. — 265 с.
2. Белинская, Е. Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью [Электронный ресурс] / Е. Белинская, А. Жичкина. — Режим доступа: http: //www. klubok. net/.
3. Карамазов, И. Зачем поэту псевдоним [Электронный ресурс] / И. Карамазов. -Режим доступа: http: //strogino. com/karamazoff/pseudos. htm
4. Лейчик, В. М. В мире названий: Рубин, Лада, Мишка косолапый [Электронный ресурс] / В. М. Лейчик. — Режим доступа: http: //www. gramota. ru/mag_author. #В. М
5. Федорова, Л. Л. Маскарадная коммуникация в компьютерных сетях [Электронный ресурс] / Л. Л. Федорова. — Режим доступа:
http: //rus. 1september. ru/article. php? ID=200 204 807
Ю. В. Смирнова
ГЕНДЕРНЫЙ ПАРАМЕТР ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ
С ОТРИЦАНИЕМ
Приводится анализ вопросительных конструкций с отрицанием в детской речи с точки зрения гендерного параметра. Обосновывается взаимосвязь общего смысла подобных конструкций с гендерными стереотипами, принятыми в обществе. Использование большого количества вопросительных конструкций с отрицанием определяется как вербальный способ конструирования маскулинного дисплея.
Ключевые слова: вопросительные конструкции, отрицание, гендер, детская речь, маскулинность.
В настоящее время в фокусе внимания отечественной гендерной лингвистики находятся специфические вопросы конструирования гендера. В частности, к подобным вопросам относится вопрос производства гендерной идентичности посредством единиц языка. Анализ различных языковых феноменов с точки зрения их участия в процессе формирования и становления гендерной идентичности индивида представляется одной из наиболее актуальных проблем современной лингвистики, поскольку вносит вклад в развитие антропоориентированного знания, позволяет «точнее и чётче учитывать человеческий фактор в языке"1. Кроме того, выявление вербальных инструментов конструирования гендера даёт возможность управлять процессом гендерной социализации, «программировать» гендерную идентичность, влиять на усвоение тех или иных гендерных установок, а следовательно, максимально эффективно адаптировать индивида к жизни в обществе.
Цель данной статьи заключается в анализе употребления вопросительных конструкций с отрицанием в детской речи с точки зрения гендерного параметра. Другими словами, в статье рассматривается, каким образом вопросительные конструкции
с отрицанием участвуют в процессе конструирования гендерного дисплея, а также связь их обобщённого значения с гендерными стереотипами.
Материалом исследования послужили вопросительные конструкции, содержащие отрицание, из Словаря современного детского языка (ССДР) (2005) под редакцией доктора филологических наук В. К. Харченко. Словарь насчитывает около 10 000 словарных статей и свыше 15 000 высказываний детей в возрасте от 1 года до 15 лет. В процессе исследования осуществлялась сплошная выборка вопросительных конструкций с отрицанием из иллюстративных контекстов словаря. В общей сложности было проанализировано 340 вопросительных конструкций с отрицанием.
На первом этапе исследования был проведён анализ вопросительных конструкций с отрицанием в детской речи как единиц языка. Второй этап исследования включал сравнительный анализ конструкций в речи мальчиков и девочек, выявление семантики вопросительных конструкций с отрицанием, а также зависимостей семантики конструкций и гендерных стереотипов, принятых в обществе.
Вопросительные предложения, в первую очередь, ориентированы на получение ответа, а во вторичных функциях — на передачу позитивной информации, всегда экспрессивно окрашенной. При использовании вопросительных конструкций с отрицанием несовпадение формы и содержания проявляется дважды: 1) между вопросительной формой и положительным содержанием (в случае с риторическими вопросами) — 2) между отрицательной формой и положительным содержанием2.
В детской речи встречаются различные типы вопросительных конструкций с использованием средств отрицания. Их можно разделить на следующие группы:
— общие вопросы с использованием средств отрицания-
— специальные вопросы с использованием средств отрицания-
— альтернативные вопросы с использованием средств отрицания.
Анализ Словаря современного детского языка показывает, что в детской речи встречаются следующие модели общих, специальных, альтернативных конструкций с использованием отрицания:
1. Общие вопросы: а) общий вопрос с отрицательной частицей «не" — б) вопрос с открывающей частицей «а» и словом «нельзя" — в) вопрос с открывающей частицей «а» и словом-предложением «нет» или разговорным вариантом «нету" — г) вопрос с открывающей усилительной частицей «ведь» и отрицательной частицей «не». (Открывающая частица «а» может опускаться)
Приведём несколько примеров:
1) Это от засора вода не течёт? А если вычистить трубу, она затечёт? (м., 5 л. 4 м.) (ССДР, с. 175).
2) — А убить микробы нельзя только так, рукой? (м., 6 л. 4 м.) (ССДР, с. 276).
3) — А канцтовар теперь здесь нет? (м., 8 л. 1 м.) (ССДР, с. 203).
— А в саду нету продлёнки? (м., 5 л. 6 м.) (ССДР, с. 427).
4) — А как же бывает верховой пожар? Ведь наверху костёр не зажжёшь и сигарету не бросишь? А низовой пожар может стать верховым? (м., 8 л. 8 м.) (ССДР, с. 383−384).
2. Специальные вопросы: а) вопросы с открывающей частицей «а», вопросительными словами «почему / что / как / если / чего» и отрицательной частицей «не" — б) вопросы с открывающей частицей «а», вопросительным словом «почему», словом-предложением «нет» или же словом «нельзя" — в) вопросы с вопросительным словом «чего» и словом-предложением «нет». (Открывающая частица «а» может опускаться).
Приведём несколько примеров:
1) — А почему ты не сильно храпеешь? Почему ты не сильно храпешь? (м., 4 л. 4 м.) (ССДР, с. 585).
— А чего здесь не скользкий съезд, а ступеньки? (м., 6 л. 5 м.) (ССДР, с. 527).
— А если в доме мыш нет, кошку заводят? (м., 5 л. 7 м.) (ССДР, с. 293).
— Как же не сгорают эти пылинки? (м., 8 л. 8 м.) (ССДР, с. 190).
2) — Почему у Кораблев нет фар? (м., 4 л. 6 м.) (ССДР, с. 224).
— А почему от зелёной (рубашки) нельзя карман отпорывать? (м., 7 л. 1 м.) (ССДР, с. 351).
3) — Мам, чего я никого не вижу (зверей в клетках и вольерах)? Чего папы нету… Чего телёночка нету? (м., 4 г.) (ССДР, с. 593).
3. Альтернативные вопросы: а) вопросы с открывающей частицей «а», содержащие альтернативу, и словом-предложением «нет» (открывающая частица «а» может опускаться).
1) — Мама, в Северском Донце у нас мидии или нет? (м., 9 л. 4 м.) (ССДР, с. 276).
На основе вышеприведенной классификации вопросительных конструкций с отрицанием был проведён сравнительный анализ конструкций в речи мальчиков и девочек. Количественный анализ употребления различных типов вопросительных конструкций с использованием отрицания на материале Словаря современной детской речи обнаруживает несомненное преобладание подобных конструкций в речи мальчиков по сравнению с речью девочек.
Сравнительный анализ вопросительных конструкций с отрицанием в речи
мальчиков и девочек
Модель вопросительной конструкции с использованием отрицания Количество моделей
в речи мальчиков в речи девочек
Общий вопрос с отрицательной частицей «НЕ»??? 132 20
А НЕЛЬЗЯ ??? 5 —
Ведь … НЕ? 3 —
(А) … НЕТ (у)? 19 1
А почему НЕЛЬЗЯ. ? 4 —
А почему НЕ .? 77 9
А что … НЕ? 3 —
А как … НЕ? 10 1
А почему НЕТ .? 20 2
А если НЕ .? 6 1
А если … не? 1 —
А где … не? 1 —
Чего НЕТ ??? 5 —
А чего … НЕ? 6 2
А … или НЕТ? 7 3
А когда … не? — 1
Как это нет? — 1
Всего: 299 (88%) 41 (12%)
Приведённые данные указывают на явную асимметрию в употреблении вопросительных конструкций с использованием отрицания в детской речи. В процессе анализа важно определить причины существующего дисбаланса, обосновать, почему
в речи мальчиков обнаруживается явное преобладание подобных конструкций. Для выявления причин необходимо обратиться к семантике вопросительных конструкций с отрицанием.
Общие вопросы с использованием средств выражения отрицания очень часто употребляются с целью получения справочной информации об окружающем мире, выявления природы явлений, возможности — невозможности чего бы то ни было.
1) Лёг в кроватку и спрашивает: Папа, а папа, а двух папов не бывает? (м., 3 г. 2 м.) (ССДР, с. 357).
2) Смотрит на балерин: А тренера их нет? (м., 7 л.) (ССДР, с. 543).
3) А почему собаки не говорят? Нет программы звука? (м., 9 л. 9 м.) (ССДР, с. 426).
4) — Жёлуди осенью будут.
— А сейчас ещё у него (дуба) нет семянов? (м., 7 л. 6 м.) (ССДР, с. 484).
5) Видит траншеи в лесу: А корни не испортятся из-за кабля? (м., 5 л. 6 м.) (ССДР, с. 199).
В свою очередь, значение специального вопроса с использованием средства отрицания во многом зависит от вопросительного слова, которое уточняет, какую именно информацию запрашивает говорящий. В процессе анализа были выделены следующие вопросительные слова, используемые в подобных конструкциях: «почему», «что», «как», «если», «чего». Чаще всего из всех вышеперечисленных вопросительных слов используется слово «почему» (112 случаев употребления) в сочетании с различными средствами отрицания. Данная модель используется не только для получения справочной информации, но и для выяснения причин происходящего, усвоения существующих закономерностей. Кроме того, она служит для выражения собственного предположения по поводу какого-либо явления, выяснения причин возможности — невозможности предложенного. Приведём несколько примеров:
1) — А почему дятелы на лифте не катаются?
— Ну, как же? Они могут поехать.
— И застрянуть? (м., 3 г. 8 м.) (ССДР, с. 174−175).
2) Думает о своём велосипеде: Почему тормоз стал хорошо работать и на горе нельзя умедлить ход? (м., 5 л. 2 м.) (ССДР, с. 560).
3) Почему у людей есть отчества, а матчеств нет? (м., 7 л. 2 м.) (ССДР, с. 270).
Многие вопросительные конструкции с другим вопросительным словом в детской речи будут синонимичны конструкциям с вопросительным словом «почему». Они употребляются для выражения того же самого значения, а вопросительные слова в них могут быть заменены вопросительным словом «почему».
1) В зоопарке: Я хочу посмотреть, как он (медведь) будет пить. А чего, (= почему) его тётя не будет поить? (м., 4 г.) (ССДР, с. 593).
2) — А как (= почему) эта плёнка тут не спалится? (м., 7 л. 1 м.) (ССДР, с. 510).
3) — А что (= почему) вы эти дыры не заделываете? (м., 7 л. 1 м.) (ССДР, с. 598).
Альтернативные вопросы с использованием средств отрицания, в свою очередь, также используются для получения справочной информации об окружающем мире, выяснения возможности — невозможности того или иного явления.
1) — А марганец горит или нет? А как настоящий марганец жжётся? Он сильнее (марганцовки) жжётся. У меня лежат марганцы кусочками. (м., 9 л. 7 м.) (ССДР, с. 269).
Таким образом, можно сказать, что выявление закономерностей и логических цепочек, поиск информации об окружающем мире, выяснение причин возникновения явлений, возможности — невозможности нарушения существующих законов яв-
ляется тем общим смыслом, который объединяет все изученные вопросительные конструкции с использованием отрицания.
Соответственно, использование данных конструкций в речи свидетельствует о стремление к познанию, желание говорящего получить больше информации об окружающем мире, раскрыть существующие связи и закономерности, определить границы возможного. Стереотипно такие качества, как любовь к знанию, мудрость, любопытство, изобретательность, находчивость, сообразительность считаются мужскими, ассоциативно связываются с маскулинностью3. Следовательно, можно сказать, что общий смысл вопросительных конструкций с отрицанием в детской речи соотносим с гендерными стереотипами маскулинности. Гендерный анализ показывает, что большое количество вопросительных конструкций с использованием отрицания в детской речи является вербальным способом проявления вышеперечисленных качеств, демонстрации мужественности, а следовательно, инструментом конструирования гендерной идентичности, создания маскулинного дисплея. Посредством употребления вопросительных конструкций с отрицанием также может осуществляться репрезентация причастия к маскулинной группе вне зависимости от биологического пола говорящего.
Список литературы
1. Бондаренко, В. Н. Отрицание как логико-грамматическая категория / В. Н. Бондаренко. — М.: Наука, 1983. — 212 с.
2. Бродский, И. Н. Отрицательные высказывания / И. Н. Бродский. — Л.: Изд-во Ле-нингр. ун-та, 1973. — 104 с.
3. Вишнякова, Ю. В. Лингвокультурологическое описание гендера в лексикографии (на материале анализа мифологических персонажей): дис. … канд. филол. наук. / Ю. В. Вишнякова: 10. 02. 19. — Ярославль, 2006. — 212 с.
4. Возрастная психолингвистика: хрестоматия: учеб. пособие / ред. К. Ф. Седов. -М.: Лабиринт, 2004. — 330 с.: ил.
5. Кирилина, А. В. Гендерные исследования в отечественной лингвистике: проблемы, связанные с бурным развитием / А. В. Кирилина // Гендер: язык, культура, коммуникация: докл. второй междунар. конф. (Москва, 22−23 нояб. 2001 г.). — М.: МГЛУ, 2002. — С. 5−13.
6. Словарь современного детского языка: ок. 10 000 слов: свыше 15 000 высказываний / ред. В. К. Харченко. — М.: Аст-рель: АСТ: Транзиткнига, 2005. — 637, [3] с.
7. Ильин, Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины [Электронный ресурс] / Е. П. Ильин. — Режим доступа: ЦКЬ: http: //www. i-
и. ги/ЫЫю/агсЫуе/П^^ШГаврх
Примечания
1 Кирилина, А. В. Гендерные исследования в отечественной лингвистике: проблемы, связанные с бурным развитием / А. В. Кирилина // Гендер: язык, культура, коммуникация: докл. второй междунар. конф. (Москва, 22−23 нояб. 2001 г.) — М.: 2МГЛУ, 2002. — С. 9.
2 См.: Бондаренко, В. Н. Отрицание как логико-грамматическая категория / В. Н. Бондаренко. — М.: Наука, 1983. — С. 111−115.
3 См.: Ильин, Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины [Электронный ресурс] / Е. П. Ильин. — Режим доступа: ЦКЬ: http: //www. i-
и. ш/ЫЬ1ю/агсЫуе/Шп_&-Ш1. а8рх
О. П. Сологуб
ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ТЕНДЕНЦИИ ОФИЦИАЛИЗАЦИИ В РАЗЛИЧНЫХ ТИПАХ ДЕЛОВЫХ ТЕКСТОВ (на материале обращений в официальные инстанции)
Работа являет собой попытку осмысления внутренних механизмов делового языка, в основе которых лежат процессы официализации, трактуемые в лингводе-терминационном аспекте. Анализ производится на уровне коммуникативной ситуации 'обращение в официальную инстанцию ', обладающей сложной структурой и оформляемой разнообразными деловыми текстами. Итогом анализа явилась типология текстов по степени проявлениях в них тенденции официализации.
Ключевые слова: деловая речь, тенденция официализации, лингводетермина-ционный аспект.
Современные исследования деловой речи, органично вписываясь в идеи новой парадигмы, образуют солидную научную базу для теоретического изучения этого недостаточно исследованного объекта лингвистики. Однако пока мы не можем говорить о существовании научного направления, задачей которого являлось бы системное изучение деловой речи, выявление ее сущностных характеристик, хотя необходимость формирования такого направления уже осознается лингвистами. Так, по признанию Т. В. Губаевой, «исследования официально-делового стиля, осуществленные в историко-лингвистическом, собственно теоретическом и методическом аспекте, посвящены конкретным, весьма интересным вопросам, и они вполне могут быть базой для больших работ обобщающего характера. Это тем более необходимо сейчас, когда расширяется круг делового общения и повышается значимость официально-деловых текстов, которые формируют правовую культуру личности и общества в целом. Необходима, на наш взгляд, самостоятельная исследовательская программа, позволяющая в полной мере использовать результаты, которые получены не только стилистикой, но и общим языкознанием, а также историей, теорией и философией права. Это будет своего рода «феноменология» официально-деловой речи & lt-… >-. Есть все основания к тому, чтобы в недалеком будущем феноменологические исследования официально-деловой речи осуществлялись с полным осознанием той значимости, которой они вполне заслуживают» [4. С. 181−182]. Первоочередной задачей «феноменологии деловой речи» должно стать обращение к сущностным свойствам делового языка, выявление внутренних механизмов его генезиса и функционирования. Считаем эффективным решение этой задачи в русле лингводетерминоло-гии, центральной идеей которой является идея наличия в языке специфического системного образования, организующего взаимодействие внешних и внутренних явлений, связанных детерминационными отношениями.
Одним из основных механизмов, определяющих специфику деловой речи, следует считать процессы официализации, которые можно определить как процессы вхождения естественного языка в деловой язык, формирование на основе ес-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой