Расквартирование войск в федеральном округе как особый тип расселения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В.А. Тищенко, Д. Р. Монджиевский,
А. В. Мухин, В.В. Бабенко
Расквартирование войск в федеральном округе как особый тип расселения
Вооруженные Силы России, как известно, размещаются по территории, а также в зданиях и сооружениях, что с позиции военной архитектуры означает два уровня размещения — градостроительный (по территории) и архитектурный (в зданиях и сооружениях). Для размещения воинских частей постоянной готовности существует термин — расквартирование [1, с. 624]. Для размещения воинских частей общего назначения используют термин — дислокация. Таким образом, как для расквартирования, так и для дислокации, существуют два уровня — градостроительный и архитектурный.
В градостроительной науке и практике используют термин «расселение», означающий распределение населения по территории, создание новых и развитие существующих населенных пунктов, формирование их сети. Существует два основных вида расселения — городское и сельское. Расселение рассматривается также как процесс заселения территории в ходе ее хозяйственного освоения или трансформации хозяйства на основе вовлечения новых ресурсов, а также как результат заселения, представляющий собой сеть населенных пунктов с определенной конфигурацией размещения, иерархией и взаимодействиями [2, с. 28].
Вполне очевидно, что размещение войск на градостроительном уровне адекватно расселению и является одним из типов расселения — распределение по территории военной силы государства. Сегодня Вооруженные Силы страны по численности приближаются к 1 млн. человек. Учитывая семьи военнослужащих это величина -составляет около 2 млн. При этом доля воинских частей постоянной готовности возрастает, что свидетельствует о значимости расквартирования и усилении его роли в размещении войск (сил), о чем свидетельствует «Военная доктрина Российской Федерации» [3, ст. 19].
Таким образом, сегодня вполне правомочно говорить о расквартировании как особом типе расселения применительно к военной силе. Это побуждает провести анализ соответствия всей «картины» расквартирования по территории принятым в градостроительстве планировочным структурам. Ограничимся, для примера, масштабом северо-западного Федерального округа страны (СЗФО), который входит в состав Западного военного округа (ЗВО). Но и здесь возникают определенные трудности.
В гражданской практике сформировалась сложная система научно-проектных работ по градостроительству, включающая широкий спектр проектно-планировочной документации на территориальных уровнях [4].
Общеизвестно, что в масштабе России выполняются работы по территориальному планированию, которые разрабатываются по отраслевому принципу, в которых в том числе оговариваются сопутствующие вопросы расселения[5]. В этих схемах разрабатываются стратегические вопросы развития производительных сил страны. Сегодня к указанным документам относят также схемы территориального планирования субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.
На фоне функционирования этой сложной системы обеспечения эффективности народнохозяйственных нужд, организация научно-проектных работ по размещению войск и планировке военных объектов не имеет такой широты и структурности.
В гражданской практике ведущее положение в решении вопросов территориального планирования (в прошлом расселения и районной планировки), генпланов населенных мест занимает архитектор-градостроитель. В условиях размещения сил военного округа эту роль выполняет специалист из отдела оперативного планирования штаба ЗВО, у которого нет специального образования. Не в этом ли заложены предпосылки низкого архитектурно-художественного качества планировки и застройки военных городков и их социальные проблемы? Генеральными планами военных городков также зачастую занимаются неспециалисты [8].
Прогнозирование развития расквартирования практически отсутствует. Этому способствует зависимость его от внешнеполитических условий и развития соответствующих комплексов вооружения войск.
В гражданской практике градостроительного проектирования в качестве расчетного срока принимается 20 — 25 лет, а для расквартирования воинских частей изменение вооружения происходит максимум за 10 лет [Мухин Г. Красная Звезда. 1983, 07. 04]. Этот срок сопоставим лишь с этапом первой очереди, которая была принята для проектных решений в схемах и проектах районной планировки и генеральных планах населенных мест предшествующего периода[4].
Архитектор-градостроитель, как правило, принимает самое активное участие в работе, связанной с анализом территории, так как комплексная интегральная оценка, не может быть осуществлена без архитектурно-планировочных знаний и соответствующих навыков, обеспечивающих решение сложных проблем в их пространственном аспекте.
Следует подчеркнуть, что уровень расквартирования, непосредственно связанный с условиями размещения на территории, зависит от системы плановых и проектных работ, обеспечивающих жизнедеятельность войск.
Одновременно, уровень разработанности разделов этих плановых или проектных работ, связь между ними определяет методологию размещения войск на территории, т. е. расквартирование сил.
Логика решения практических задач уже давно объединила в единое целое науку, проектирование и строительство. На этой методологической «оси» строится градостроительное освоение территории России и мировой цивилизации. В методологии размещения войск связь между звеньями (от науки к производству) практически отсутствует.
В структуре учреждений и организаций Минобороны специализированных подразделений, ведущих исследования в сфере размещения войск, не обнаруживается. Уровень развития науки в этой области близок к нулевому. На сегодняшний день, количественно в Минобороны (за штатом) имеется два доктора и несколько кандидатов архитектуры по специальности градостроительство и планировка сельских населенных пунктов.
Поскольку в расквартировании войск интегрирующей основой выступает территория — объект планировки, постольку роль архитектора-исследователя безусловна. Архитектор, работающий в этой области, обязан не только знать градостроительство, но должен владеть основами региональной экономики, демографии, гигиены, экологии, разбираться в вопросах землеустройства, внешнего транспорта, водообеспечения и водоотведения и т. д.
Реформирование Вооруженных сил диктует необходимость совершенствования методологии размещения войск, не дожидаясь завершения процесса их структурной перестройки. Развитие методологии расквартирования предопределяет необходимость параллельного совершенствования структуры научно-проектных работ в этой области, а также подготовки кадров.
На этом направлении можно выделить два пути: разработка специального курса градостроительных основ для специалистов по оперативному планированию-
переподготовка архитекторов-градостроителей из кадров запаса на базе кафедры военной архитектуры Военного инженерно-технического университета.
Приведенные выше соображения для совершенствования расквартирования необходимы- достаточность же их не имеет принципиального значения (аспекты организации научно-проектного и градостроительного процесса — самостоятельные статьи). Мы «оконтурили» проблематику и показали противоречие, выражающееся в отставании развития методологии размещения войск от темпов реформирования Вооруженных сил.
В градостроительстве принято, что территория является основой расселения, жизнедеятельности страны, ее жителей [4]. Следовательно, анализ информации о территории, должен опираться на данные о ней и, в первую очередь, касаться границ планировки территории на различных уровнях — от региона СЗФО до муниципального образования [9]. Сегодняшние границы военного округа установлены априори. Исторический экскурс показал, что их очертание менялось в соответствии с международной обстановкой. Обоснованность границ квартирно-эксплуатационных частей ЗВО в градостроительном аспекте нуждается в доказательствах.
Из практики планирования территории следует, что границы разработки (схем) на различных уровнях от региона до муниципального образования устанавливаются административно [4, 10]. Границы схемы региона СЗФО как объекта планировки определяются критериями единства систем: расселения, массового отдыха- природной сельскохозяйственной зоны- технологических связей в промышленности и т. д. Очевидно, то, что границы северо-западного экономического района, административные границы областей и муниципальных образований определялись усилиями всего научного потенциала региона, и их очертание не требует принципиальных дополнительных доказательств.
Обоснованность квартирно-эксплуатационных частей (КЭЧ) в ЗВО. Если в их определении заложен потенциал эксплуатационных фондов, то сопоставление их свидетельствует, что этот показатель может быть принят для обоснования границ района весьма условно. Отсюда можно заключить, что методики определения границ КЭЧ военного округа в военной науке отсутствуют, а практика базируется на административном определении границ.
По нашему мнению, границы КЭЧ военного округа должны совпадать с очертаниями административных районов, установлению границ которых предшествует оценка территории по природным факторам, по планировочным (антропогенным) условиям, входящих в комплексную оценку территории [4]. В ее параметрах всесторонней оценки факторов и предпосылок отражается вычисленный состав производств, сформированных исходя из производственно-технологических связей, создающих градоформирующий потенциал промышленных комплексов и узлов [11].
Комплекс сил ЗВО также имеет градоформирующий фактор и должен строиться по методологии градостроительства с учетом специфики градообразования, заключенный в разделении градообразующей группы населения (постоянный и переменный состав сил). Здесь следует принимать в расчет лиц, потерявших связь с Минобороны, военных строителей, командированных [12]. Следует изучить процессы формирования обслуживающей и несамодеятельной групп населения.
Работы В. Мухина достаточно убедительно показали необходимость создания мониторинга по этим направлениям, который успешно используется в гражданских условиях [12].
Метод трудового баланса не достаточен и дополняется демографическим изучением перспективной численности населения. Между тем демографический метод в практике размещения сил военного округа отсутствует. Переписи населения пунктах расквартирования не проводится. Лишь последнее время в связи с трудностями квартирного обустройства офицерского состава он стал применяться, но еще не в полном
объеме. Демографический метод используется, когда выявляется недостаток или избыток трудовых кадров, их возрастной состав и миграция [ 13].
Общеизвестно, что к непроизводственной сфере относят отрасли народного хозяйства, непосредственно не участвующие в производстве материальных ценностей [14]. И хотя сегодня, становится очевидным определенная неточность такого подхода, он пока остается доминирующим в градостроительном освоении территорий [ 4].
Анализ функций защиты, реализуемых Вооруженными силами, приводит к выводу, что они должны быть отнесены к непроизводственной отрасли страны. В народном хозяйстве составляющие непроизводственной сферы — просвещение, культура, наука и т. д. достаточно полно и комплексно прорабатываются в связи с расселением, планировочной организацией территорий, культурно-бытовым обслуживанием и др. [4, 15].
В расквартировании сил ЗВО комплексность отсутствует. Здесь и экономические причины, особенно сегодняшнего дня, ранее выраженного принципом остаточности, и диктат военного администратора, который считал «трудности быта — закаляют воина и членов их семей».
Представляется, что переход на контрактную основу комплектации части военного округа потребует изменения сложившейся методологии и перехода к адресному удовлетворению потребностей военнослужащих, интересы которых будут гораздо шире получения только высокого денежного довольствия [1 5].
Неизбежность процесса перестройки комплектования Вооруженных сил, а также отмечаемые на сегодня аспекты градостроительства в формировании оборонной инфраструктуры целях, повышают роль архитектурно-планировочной организации территории [16, 17]. Проектирование в этом направлении нацелено на создание в перспективе нормируемых условий для повседневной жизнедеятельности воинских контингентов. Эти условия не только должны способствовать эффективности экономии бюджетных затрат налогоплательщиков, но и решению социальных задач в пунктах расквартирования, рациональному использованию природных ресурсов с учетом требований их охраны и восстановления.
Военный объект представляет собой сложную систему, включающую три цельных совокупности: человек, военная техника и материальное, искусственно созданное пространство.
В военной науке двухкомпонентную систему «человек и военная техника» принято рассматривать как сложный «комплекс взаимосвязанных элементов, предназначенных для достижения общей цели» [18, с. 363]. По отдельности каждая подсистема этого комплекса: личность, воинский коллектив (расчет, экипаж, подразделение) и военная техника, в свою очередь, сами выступают как искусственно создаваемая система — комплекс. Расквартирование предусматривает размещение военнослужащего, воинского коллектива (расчет, экипаж, подразделение) в материальном, искусственно созданном пространстве и образует двухкомпонентную систему-комплекс. Одновременно, военная техника нуждается в материальном, искусственно созданном пространстве, и также образует систему-комплекс.
Следовательно, военный объект как искусственно организованная трехкомпонентная система может быть классифицирована как комплекс, предназначенный для достижения специфической, генеральной цели — защиты страны. Успех реализации цели обеспечивается главным свойством комплекса — «высокой степенью внутренней взаимосвязи» элементов, на каждом из уровней иерархии
расквартирования.
Таким образом, процесс архитектурно-планировочной организации расквартирования в ЛВО осуществляет координацию военных и социальных аспектов обслуживания военных объектов, создания благоприятных условий
для воинской службы, быта и отдыха жителей городков, охраны их здоровья и удовлетворения эстетических запросов.
Следовательно, в результате архитектурно-планировочной организации территории должна быть сформирована качественно новая материальная среда обитания военнослужащих и членов их семей, что и дает основание провести аналогию с традиционными объектами архитектурного и градостроительного проектирования. Сходство проявляется не только в целях, но и методах проектирования, основывающихся на творческом начале.
Архитектурное содержание планировочной организации территории региона заключается в широком использовании компоновочных принципов и приемов, которые способствуют поиску новых форм материальной среды, в наибольшей степени удовлетворяющей всем потребностям реформированных сил ЗВО и их квартирноэксплуатационного комплекса.
Литература
1. Военный Энциклопедический словарь / Воениздат. — М., 1983. 863 с.
2. Смоляр И. М. Терминологический словарь по градостроительству / РААСН. — М.: РОХОС, 2004.
3. Военная доктрина Российской Федерации. — Российская газета — 2000. -25. 04.
4. Владимиров В. В., Фомин И. Н. Основы районной планировки: — М.: Стройиздат, 1996.
5. Комплексная районная планировка. / Отв. ред. В. Н. Белоусов и др. — М.: Стройиздат, 1980.
6. Авдеев К. А., Бакланов П. Я. Территориальная организация хозяйства и расселения // Изуч. террит. произв. структур экон. районов. — М.: Стройиздат, 1978.
7. Абрамов М. А. Производство и сфера обслуживания размещение, взаимосвязь, комплексное развитие. — М.: Мысль, 1977.
8. Хрюкин А. Н. Санкт-Петербург и архитектурно-проектный комплекс Минобороны России. // Материалы научно-практической конференции. — Сб. статей. Вып I. / ВИСИ-СПб., 1995.
9. Фомин И. О. Расселение и города. — Л.: Стройиздат, 1984.
10. Проблемы расселения в СССР. / Под. ред. Б. С. Хорева. — М.: Стройиздат, 1980.
11. Яргина З. Н. Некоторые социальные аспекты перспективы расселения. — М.: Стройиздат, 1975.
12. Мухин В. И. Социально-демографические основы совершенствования
организации жилых территорий постоянного населения военных городков. — Л. ,
ЛВВИСКУ, 1985.
13. Алаев Э. Б. Социально-экомическая география: Понятийно-
терминологический словарь. — М.: Мысль, 1983.
14. Рутгайзер В. М. Непроизводственная сфера экономики СССР. — М.: Знание, 1979.
15. Здравомыслов А. Г. Потребности, интересы, ценности. М.: Политиздат, 1986.
16. Захаров А. Н. Методология поиска путей реформирования системы
территориального размещения военной силы в процессе строительства ВС РФ // Военная мысль. — 1997. — № 4. С. 12−17.
17. Фуженко И. З., Малышев., Олесик Н. С. О роли городов в достижении стратегических целей современных войн и военных конфликтов // Военная мысль. — 1993. — № 11. — С. 21−27.
18. Методология военно-научного познания. / Под ред. И. Е. Шаврова, М. И. Галкина. — М.: Воениздат, 1977.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой