Особенности распространения полевого Circus cyaneus и лугового C. pygargus луней в Нечерноземном центре России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ince. At present, the western border of the continuous range of these birds runs along the western border of Gatchina District and across the eastern part of the Luga District. The distribution of the black grouse becomes interrupted far westwards. The decrease in the number of black grouses ceased in late 1980-s, then stabilized, and again began to increase. This process is going slowly, step by step. Nowadays, the population density of the black grouse in Gatchina District determined by authors is 1 bird per 1 km² in spring and 3−4 birds per 1 km² in autumn on average. The total number of leks in this District is estimated as 30−35. In the majority of them, 3−7 cocks were observed in April-May, but there are about 5−7 very large leks, where 40−50 cocks displayed simultaneously. Most of leks are located in small rounded forest bogs, but the largest leks are found in big bogs in southwestern and southeastern parts of the District. This system of little bogs in this District is the main reason of the stability of the number of black grouses there at present. The nuptial activity in leks lasts from April till the beginning of May- the incubation of eggs occurs in May- hatching and appearance of nestlings is observed from the end of May till the first 10 days of June. Broods keep together till the end of August — beginning of September. The weight of young males and females at this time constituted 850−1150 g and 650−850 g, respectively. The body size also varies: the length of the wing in young males and females constituted 218−253 mm and 221−239 mm, respectively. Such variability reflect the difference in the age of broods. The moult of young birds to the first adult plumage finishes in the middle of September. In winters, all black grouses are feeding mainly on birches. Birds spend the entire winter in small groups, usually not exceeding 10−12 birds in the flock. Rather recently (only 30−40 years ago) it was possible to meet large flocks uniting one hundred or more birds (males and females together).
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2008, Том 17, Экспресс-выпуск 448: 1538−1542
Особенности распространения полевого Circus cyaneus и лугового C. pygargus луней в Нечерноземном центре России
Д. В. Богомолов
Второе издание. Первая публикация в 2008*
Антропогенная трансформация практически всего Нечерноземного центра России существенным образом повлияла на распространение полевого Circus cyaneus и лугового C. pygargus луней. В начале ХХ в. самым распространённым среди светлых луней был полевой (Заруд-
* Богомолов Д. В. 2008. Особенности распространения полевого и лугового луней в Нечерноземном центре России // Редкие виды птиц Нечерноземного центра: Материалы 3-го совещ. «Редкие виды птиц Нечерноземного центра»" (Москва, 1−3 декабря 2000 г.). М.: 180−183.
ный 1910- Огнев 1911- Кайгородов 1923- Воробьёв 1925). В Нечерноземье полевые луни предпочитали гнездиться на полях, сенокосах, залежах, среди кустарников на опушках лесов, по гарям. Начиная со второй половины ХХ в. численность полевого луня неуклонно сокращалась. На сегодняшний день в большинстве областей Нечерноземья полевой лунь редок.
Многочисленные исследования показывают, что полевые луни являются ярко выраженными миофагами (Формозов 1934- Осмоловская 1949- Гибет 1961- Шепель 1992). Данные, полученные нами в Тверской, Московской и Смоленской областях, свидетельствуют о том, что мышевидные грызуны составляют примерно 80% рациона этого вида. Колебания численности грызунов, в свою очередь, предопределяют неустойчивость территориальных связей полевых луней. Кроме того, распространение вида связано и со специфическими требованиями его к условиям гнездования.
Наши исследования, проведённые на территории десяти областей в центре европейской части России в 1994—2000 годах, показали, что полевые луни практически полностью перестали гнездиться в открытом ландшафте — на полях, лугах, залежах. В большинстве случаев их гнездовые участки так или иначе связаны с лесом (поляны, гари, опушки, просеки и вырубки, лесопосадки и мелколесье), а также с болотами. Как правило, гнездовые участки приурочены к территориям с минимальной антропогенной нагрузкой. В начале сезона размножения полевые луни очень чувствительны к беспокойству от любой деятельности человека на расстоянии 150−100 м от места гнездования. В таких случаях самки постоянно слетают и подолгу не возвращаются на гнёзда. Поэтому в условиях даже минимальной антропогенной нагрузки кладки этих луней в большинстве случаев гибнут.
Ещё одной специфической особенностью, предопределяющей характер биотопического распределения полевых луней, является густота травостоя в месте расположения гнёзд. Наши исследования показали, что величина проективного покрытия травянистой растительности на гнездовых участках не превышает 60% от общей площади. Полевые луни активно защищают гнёзда от различных разорителей. А разреженный травостой позволяет птицам заблаговременно обнаружить приближающегося потенциального или реального разорителя и предпринять меры по защите гнезда. По-видимому, именно с этим связано устройство гнёзд на различных возвышениях — невысоких и широких пнях, кучах хвороста, кочках, заломах тростника и т. п.
Особенности экологии полевых луней препятствуют их широкому распространению по территории Нечерноземного центра России в современных условиях. Однако увеличение количества зарастающих вырубок, сенокосов и различных неудобий из-за деградации сельского
хозяйства в ряде регионов центра европейской части России в будущем, возможно, благоприятно скажется на распространении полевых луней. Вместе с тем отмечается определённое «перетекание» большей части популяции этого вида в северные регионы Европейской России, условия которых больше ему соответствуют.
Ситуация с распространением луговых луней в Нечерноземном центре складывается по-иному. В силу того, что они в меньшей степени зависят от колебания численности мышевидных грызунов (которые составляют примерно 40% рациона), луговые луни имеют более прочные территориальные связи. По сравнению с началом ХХ века, луговые луни в настоящее время распространены в Нечерноземном центре достаточно широко, а их численность повсеместно возрастает.
Относительному благополучию вида способствуют некоторые особенности его экологии. В отличие от полевых, луговые луни успешно проникают в антропогенно трансформированный ландшафт. Будучи плохо приспособленными к активной защите гнёзд от наземных разорителей, они устраивают гнёзда среди растительности, которая обеспечивает максимально возможную «пассивную» защиту кладки и выводка, например, за счёт сомкнутости травостоя. Лучшую защиту гнёзд луговых луней в Нечерноземном центре обеспечивают заросли крапивы и другой рудеральной растительности на заброшенных сельскохозяйственных землях, свалках, вблизи селений или хозяйственных объектов. По нашим данным, куртина, где может загнездиться пара луней, занимает площадь около 40 м² с проективным покрытием порядка 80% и высотой травы к началу откладки яиц в 60−70 см. Зачастую обширные куртины рудеральной растительности соседствуют с функционирующими хозяйственными объектами или населёнными пунктами. В связи с этим в комплексе гнездового поведения луговых луней появляются специфические черты, направленные на обеспечение максимальной скрытности существования птиц по соседству с человеком. Прежде всего существенно снижается высота перелётов птиц в пределах гнездового участка, изменяются способы передачи добычи, исчезают т.н. «контрольные разлёты», снижается продолжительность и интенсивность звуковой коммуникации, существенно сокращается дистанция вспугивания самок с гнёзд и т. п.
Ещё одним доказательством привлекательности зарослей руде-ральной растительности для луговых луней является образование их многолетних колониальных поселений в заброшенных деревнях либо на окраинных населённых пунктов с малым числом жителей. Обычно ядро колонии образуют 2−4 пары, гнездящихся в одном и том же месте несколько лет подряд. При благоприятных условиях (обилие мышевидных грызунов, снижение уровня беспокойства со стороны человека и т. д.) количество размножающихся пар луней в колонии может воз-
растать в 2−3 раза. При колониальном поселении изменяется и поведение птиц. Так, в пределах колонии постоянно присутствует один из самцов, выполняя функции «наблюдателя». При появлении постороннего луни предпринимают совместные действия по защите гнёзд, причём, в отличие от одиночно гнездящихся луней, птицы из колонии достаточно активно защищают гнёзда (вплоть до демонстрации атаки), что, в общем, совсем не характерно для луговых луней.
Современные условия Нечерноземного центра России достаточно благоприятны для луговых луней. Зарастание сельскохозяйственных угодий и большое количество заброшенных или малонаселённых деревень самым положительным образом сказываются на благополучии этого вида, численность которого повсеместно возрастает.
В последнее время обнаруживаются случаи устойчивого гнездования луговых луней севернее известной области гнездования. Возможно, подобные гнездовые находки можно рассматривать как начало постепенного расширения гнездовой части ареала вида к северу.
Дальнейшие перспективы существования полевого и лугового луней в Нечерноземном центре России зависят, прежде всего, от характера хозяйственной деятельности человека. По мере восстановления хозяйства основная масса популяции луней, по всей видимости, сместится к северу. Скорее всего, это будет сопровождаться сокращением численности как полевых, так и луговых луней. При сохранении нынешнего уровня ведения хозяйства самым многочисленным видом среди светлых луней в Нечерноземье будет оставаться луговой. Полевой лунь сохранится здесь в небольшом количестве только в труднодоступных для человека или малопосещаемых местах.
В связи с деградацией исконных местообитаний светлых луней в степной и лесостепной зонах, можно также ожидать постепенное проникновение в Нечерноземье и степного луня Circus macrourus.
Литература
Воробьёв К. А. 1925. Орнитологические исследования в Московской губернии //
Тр. музея Центр. промышл. обл. 1: 1−23. Гибет Л. А. 1961. Хищные птицы лесостепи Западной Сибири, степи и полупустыни Казахстана. Автореф. дис. … канд. биол. наук. М.: 1−22. Кайгородов Д. Н. 1923. Пернатые хищники. Популярные очерки из мира русских
хищных птиц. М.- Петроград: 1−111. Зарудный Н. А. 1910. Птицы Псковской губернии // Зап. Акад. наук по физ. -мат.
отд. Сер. 8. 25, 2: 1−181. Огнев С. И. 1911. Орнитологические наблюдения в Московской губернии // Орни-
тол. вестн. 2: 121−133. Осмоловская В. И. 1949. Экология степных хищных птиц Северного Казахстана // Тр. Наурзумского заповедника 2: 117−152.
Формозов А. Н. 1934. Хищные птицы и грызуны. (Некоторые малоизученные вопросы экологии пернатых хищников) // Зоол. журн. 13, 4: 664−700. Шепель А. И. 1992. Хищные птицы и совы Пермского Прикамья. Иркутск: 1−271.
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2008, Том 17, Экспресс-выпуск 448: 1542−1543
О гнездовой находке вальдшнепа Scolopax rusticola в окрестностях Кисловодска
А. Н. Хохлов, В. А. Тельпов, Л. П. Харченко
Второе издание. Первая публикация в 1993*
О гнездовании вальдшнепа Scolopax rusticola в Ставропольском крае в литературе приводятся противоречивые сведения. Так, Н. Я. Динник (1886) писал, что этот кулик гнездится в лесах у Ставрополя. Гнездящимся в лесах Северного Кавказа вальдшнепа считали Ю. В. Аверин и А. А. Насимович (1938), Р. Л. Бёме (1958), В. И. Ткаченко (1966). Другие авторы (Бакеев 1973- Лошкарёв 1971) встречали вальдшнепа в Ставропольском крае лишь в периоды миграций. Причём Н. Н. Бакеев (1973) утверждал, что тяги вальдшнепа в крае нет. Однако С. Б. Скиба (1989) подтвердил существование тяги, а мы даже находили подлётков вальдшнепа летом 1975 и 1980 гг. в лесах края (Хохлов 1989).
21 апреля 1991 мы провели наблюдения в лесном урочище «Косая». Эти лесные посадки 30-летнего возраста находятся в 12 км к юго-востоку от Кисловодска на высоте 1100 м н.у.м. В древостое преобладают берёза и ольха. Лес граничит с мочаковым открытым пространством. Имеются родники. В этот день в берёзовом лесу в 12 м от опушки было обнаружено гнездо вальдшнепа, располагавшееся на небольшой кочке в 30 см от ствола берёзы. Между деревьями было очень сыро, кое-где стояла вода. Кладка состояла из 4 яиц (два были разбиты полностью, третье продырявлено). Выстилка гнезда состояла только из сухих листьев берёзы и имела толщину 3.1 см. Диаметр лотка 12.5 см, глубина лотка 4 см. Размеры яиц, мм: 47. 0×33.9 и 47. 7×34.6. Оба яйца оказались слегка насиженными. Масса оставшегося целым яйца составила 28.9 г. Скорлупа светло-кремовая, по всей поверхности разбросаны редкие бурые пятнышки диаметром до 3 мм, образующие на тупом конце яйца почти сплошное бурое кольцо. По окраске, форме и
* Хохлов А. Н., Тельпов В. А., Харченко Л. П. 1993. О гнездовой находке вальдшнепа в окрестностях Кисловодска // Кавказ. орнитол. вестн. 5: 100−101.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой