Лексическая репрезентация «Ориентации на отношения / на себя» как одного из смыслов культурной доминанты «Маскулинность / фемининность» (на материале английского и русского языков)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Томского государственного университета. 2013. № 371. С. 27−30
УДК 81'-42
У.С. Захарова
ЛЕКСИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ «ОРИЕНТАЦИИ НА ОТНОШЕНИЯ / НА СЕБЯ» КАК ОДНОГО ИЗ СМЫСЛОВ КУЛЬТУРНОЙ ДОМИНАНТЫ «МАСКУЛИННОСТЬ / ФЕМИНИННОСТЬ» (на материале английского и русского языков)
Представлен анализ лексической репрезентации одного из смыслов социальной группы культурной доминанты «феминин-ность / маскулинность» — «ориентация на отношения / ориентация на себя» в русском и английском языках. При характеристике лексической репрезентации учитывается количество элементов в синонимических рядах ключевых слов, репрезентирующих данные смыслы, особенности денотативных и оценочных аспектов семантики, частотность речевой актуализации членов синонимических рядов. Теоретической основой исследования служат антропологическая теория Г. Хофстеде и лингвокультурологическая концепция А. Вежбицкой.
Ключевые слова: культурная доминанта- ключевые слова- культурная разработанность- маскулинность- фемининность- ориентация на отношения / на себя- синонимический ряд.
В современном гуманитарном научном мире исследованию семиотических, и в частности языковых, репрезентаций культурного своеобразия народов принадлежит ведущее место. Синтез методик различных наук при этом расширяет возможности изучения объекта. В данной работе предпринимается попытка анализа лексической репрезентированности социального смысла «ориентация на отношения / на себя» с опорой на антропологическую теорию культурных доминант Герта Хофстеде и лингвокультурологическую теорию ключевых слов Анны Вежбицкой1.
Ключевым термином в кросс-культурном исследовании Г. Хофстеде является «измерение культуры» -основной принцип различия национальных культур [1. С. 11]. Исследователь выделил шесть таких измерений, в числе которых и дихотомия «маскулинность / фемининность», противопоставляющая доминирование качеств, традиционно считающихся мужскими или женскими.
Г. Хофстеде утверждает, что русская и англоязычные культуры относятся к разным типам: русская — к фемининному (индекс маскулинности — 36 из 100), англоязычные — к маскулинному (индекс маскулинности Великобритании — 66, Соединенных Штатов Америки -62, Австралии — 61) [2]. В соответствии с традицией антропологических исследований скрытые смыслы культуры моделируются им на основе анализа особенностей социального поведения представителей соответствующих культур.
Гипотеза нашего исследования состоит в том, что результаты анализа языковой репрезентации данных смыслов должны коррелировать с результатами анализа поведенческих особенностей, проведенного Г. Хоф-стеде.
Теория культурных доминант вошла в отечественный научный контекст как еще одно объяснение национальной специфики, которую необходимо учитывать в лингвокультурологических исследованиях (А. Гладкова, Н. М. Лебедева, С. П. Мясоедов, А. П. Садохин, Т.Г. Стефаненко).
В 2009 г. в работе по сопоставительному языкознанию Т. В. Ларина подчеркнула значимость привлечения дихотомий Г. Хофстеде к анализу межкультурной коммуникации. Однако, на ее взгляд, включение оппозиции «маскулинность / фемининность» в лингвокуль-
турологические сравнительные исследования менее перспективно по сравнению с другими культурными доминантами [3. C. 39].
Мы же считаем, что оппозиция данных смыслов также находит выражение в системе языковых репрезентаций. В работах Г. Хофстеде она формулируется на основе выявления более 70 скрытых смыслов маскулинных или фемининных обществ [1. С. 298−299, 306, 312]. В статье рассматриваются способы языковой репрезентации одного смысла — «ориентация на отношения / на себя» — в сравнении двух лингвокультур — английской и русской. Согласно типологии Г. Хофстеде, ориентация на отношения свойственна фемининным культурам, а ориентация на себя — маскулинным.
Обращение к лингвокультурологическим работам показывает, что некоторые исследователи занимаются анализом образов, соотносимых с рассматриваемой оппозицией. Так, например, А. Гладкова пишет, что коллектив признается одной из ключевых ценностей русской культуры [5. С. 199−200], а Г. Д. Гачев в качестве ключевого образа английского мира выделяет «self-made person» («самосделанного» человека) [6. С. 158, 165].
В работах А. Вежбицкой выявляются специфичные национальные концепты на основе анализа лексических, деривационных и синтаксических способов их языковой репрезентации.
Проводя сравнительный анализ русской и английской лингвокультур, А. Вежбицкая приходит к выводам, которые, на наш взгляд, соотносятся с выводами Г. Хофстеде. Так, по ее мнению, к особенностям русской культуры и языка относится разнообразие форм личных имен, экспрессивного словообразования и форматов общения (друг — одно из ключевых слов русской культуры). В синтаксисе русского языка, согласно А. Вежбицкой, проявляется неагентивность — недостаточная выделенность индивида как автономного агента [8. С. 34].
В английском языке отсутствуют эквиваленты форм, специфичных для русского языка [7. С. 68−78, 86, 106−110, 8. С. 34−35, 49, 90−103, 118, 123, 127]. В синтаксисе языка проявляется агентивность английской культуры. Результаты исследования А. Вежбиц-кой также акцентируют внимание на отражаемой в структурах английского языка важности каузальных
отношений и усиленном внимании к различным стратегиям взаимодействия между людьми в этой национальной культуре [8. С. 71], что находит отражение в появлении выражения make friends — «делать друзей, заводить знакомства» (сознательное действие, умение), сменившее find a friend — «найти друга» (непроизвольное действие, подарок судьбы) [7. С. 86].
В исследованиях лингвокультур А. Вежбицкой важное значение имеет определение «ключевых слов» — «слов, особенно важных и показательных для отдельно взятой культуры» [7. С. 35], а также изучение лексической разработанности смыслов [7. С. 28].
В статье решается задача выявления того, каков характер корреляции смыслов культурных доминант и ключевых слов лингвокультуры. Задача решается на примере анализа лексической разработанности понятий друг и независимость как маркеров культурных смыслов «ориентация на отношения» / «ориентация на себя».
Анализ проводится с опорой на следующие источники: толковые словари русского языка [9, 10], словарь-тезаурус английского языка [11], синонимические словари русского и английского языков [12−16], частотные словари [17, 18] и переводные словари [19, 20].
При характеристике лексической репрезентации данных смыслов учитывается: количество элементов в синонимических рядах ключевых слов, репрезентирующих данные смыслы- особенности денотативных и оценочных аспектов семантики, стилевой маркированности элементов ряда- частотность речевой актуализации членов синонимических рядов.
I. Особенности лексической разработанности понятия «друг» как маркеры культурных смыслов «ориентация на отношения» / «ориентация на себя» в английском и русском языках.
1. Количество элементов в синонимическом ряду ключевого слова. Число синонимов слова друг и friend составляет 13 и 53 соответственно [15. C. 70- 12. C. 359].
2. Особенности семантики членов синонимического ряда.
Другом в русском языке называется лицо, тесно связанное с кем-либо взаимным доверием, преданностью, любовью- приятель [9. Т. 3. С. 1128], а friend в английском языке — это человек, с которым кто-либо связан взаимной симпатией, обычно исключая сексуальные и семейные отношения, а также человек, который поддерживает организацию, предоставляя материальную или другую помощь [19]. Различие семантики рассматриваемых слов состоит в степени близости связывающих людей отношений: симпатия — менее сильное чувство, чем доверие, преданность и любовь.
Элементы синонимических рядов рассматриваемых слов группируются по принципу основания устанавливаемых между людьми дружеских отношений. В синонимическом ряду русского слова друг выделяются две группы имен: тот, кто связан с кем-либо дружбой на основе:
1) личной симпатии (приятель, товарищ (человек, связанный с кем-либо узами дружбы- близкий приятель, друг), благоприятель, друг-приятель, дружок, друган, закадыка, кореш, корешок, кент, кентяга, ко-рефан, френд) —
2) профессиональной, социально значимой деятельности (товарищ (1. Человек, участвующий с кем-л. в одном деле, промысле, предприятии и т. п. 2. Человек, связанный с кем-л. по роду деятельности, занятий, месту службы, учебы и т. п. жизни) [15. C. 70- 10. Т. 4. С. 371].
В группе синонимов слова friend по тому же принципу выделяются три группы: тот, кто связан с кем-либо на основе:
1) личной симпатии (boon companion, bosom friend, best friend, close friend, intimate, confidante, confidant, soul mate, alter ego, second self shadow, sister, brother, buddy, bosom buddy, chum, familiar, intimate, main man) —
2) профессиональной деятельности playmate, playfellow, classmate, schoolmate, workmate, ally, comrade, associate, familiar, partner, patron, backer, supporter, benefactor, benefactress, sponsor- well-wisher, defender, champion- Inf. angel- rare benefactrice, benefactrix, Maecenas) —
3) общения без личной привязанности (acquaintance, companion, mate (British informal), pal, well-wisher) [11. C. 359- 12. C. 359- 13. С. 155].
3. Своеобразие оценочных смыслов и стилевой маркированности членов синонимического ряда.
Элементы синонимического ряда слова друг характеризуются функционально-стилевой маркированностью, как правило, фамильярной и сниженной: друг-приятель, дружок (ласк. -фам.), друган, закадыка, кореш, корешок, кент, кентяга, корефан, френд (жарг.) [15. С. 70- 16. C. 130].
В синонимическом ряду слова friend элементы также стилистически маркированы: к разговорному стилю принадлежат: buddy, boon, chum, mate, pal, spar, sidekick, cully, oppo, mucker, butty, amigo, paisan, homie, home boy, home girl, offside, backer, angel, относящиеся к сленгу, а к книжному стилю речи — остальные компоненты ряда [11. С. 155].
4. Анализ частотности употребления рассматриваемых лексических единиц выявил значительные расхождения в русском и английском языках. Частота употребления русского слова более чем в два раза превышает частоту актуализации английского эквивалента: друг — 874,2 ipm (единиц на миллион), friend -315 ipm [17, 18]. Эти результаты могут свидетельствовать о большей значимости данного понятия в русской культуре по сравнению с английской.
Итак, по результатам анализа синонимических рядов, особенностей семантики и частотности текстовой актуализации слов друг и friend можно сделать следующие выводы.
Сходство наблюдается в характере стилистической маркированности обширных рядов наименований лиц, связанных отношениями дружбы.
Различия состоят:
1) в большей разработанности в лексической системе английского языка понятия «друг" —
2) в большей частоте актуализаций в речи русского слова друг-
3) в различии оснований установления отношений дружбы (в синонимическом ряду слова friend в качестве таких оснований выделяется «общение без личной привязанности»).
Данные наблюдения свидетельствуют об отсутствии линейной корреляции культурной доминанты и характера ее репрезентации в лексических системах сравниваемых языков. При этом, однако, обнаруживается тенденция к маркированию разных оснований установления дружеских отношений в системе лексических номинаций: в английском языке в семантике членов синонимического ряда смыслы фемининного общества выражены слабее, нежели в лексических единицах в синонимическом ряде слова друг.
II. Далее по той же схеме рассмотрим языковую репрезентацию понятия независимость / independence в качестве показателя склонности представителей национальной культуры к «ориентации на себя».
1. Количество элементов в синонимическом ряду ключевого слова. Количество синонимов слова независимость значительно меньше, чем количество синонимов слова independence (3 элемента против 11) [12. С. 1007- 13. С. 196].
2. Особенности семантики членов синонимического ряда.
т-& gt- -2
В русском языке независимый имеет значения:
1) Самостоятельный, не находящийся в зависимости, подчинении- свободный.
2) Суверенный, самостоятельный в международных отношениях.
3) Не связанный с чем-либо, обособленный от чего-либо [9. Т. 7. C. 877].
Английское слово independent имеет 4 значения:
1) Свободный от внешнего контроля- не подвергающийся чужому авторитету.
2) Не зависящий от другого в плане средств к существованию.
3) Способный думать или действовать самостоятельно.
4) Не связанный с другим или не связанные друг с другом: отдельный [19].
Таким образом, общими семами значений сравниваемых слов являются «не находящийся в подчинении», «способный к самостоятельным действиям» и «отдельный, не связанный с другими». Специфичной для английского слова является сема «не зависящий от других в аспекте средств к существованию». Отметим, что ценность материальной независимости выделяется Г. Хофстеде в качестве одного из ключевых смыслов маскулинного общества [1. С. 299].
Элементы синонимического ряда слова независимость — самостоятельность, вседозволенность, свобода (доминанта ряда) [12. С. 1007] и элементы синонимического ряда слова independence — autonomy, freedom, home rule, individualism, self-determination, self-
government, self-rule, separation, liberty, sovereignty [13. С. 196] - характеризуются соотносимым составом семантических компонентов членов синонимического ряда. Однако в анализируемых синонимических рядах отмечены компоненты, не имеющие эквивалента в другом языке: английское sovereignty — «высшая власть, или авторитет» — отсутствует в ряду слова независимость, так как этот набор элементов отражает отношения между людьми, а в русском языке суверенитет характеризует государственные отношения («полная независимость государства от других государств в его внутренних делах и внешних отношениях» [10. Т. 4. С. 299]). Специфическим элементом синонимического ряда русского слова является вседозволенность.
Отметим, что слово independence является доминантой ряда, а слово независимость входит в синонимический ряд с доминантой свобода, что, на наш взгляд, также является одним из языковых маркеров большей значимости данного смысла в английской лингвокуль-туре по сравнению с русской.
3. Своеобразие оценочных смыслов и стилевой маркированности членов синонимического ряда.
В рассматриваемых синонимических рядах независимость и independence только компонент вседозволенность отличается неодобрительной оценкой, остальные же являются нейтральными.
4. При анализе частотности употребления слова «независимость» в речи подтверждается его актуальность для английской культуры: независимость -24 ipm (единиц на миллион), independence — 45 ipm, независимый — 48,7 ipm, independent — 98 ipm [17, 18].
Количественный анализ речевых актуализаций сравниваемых лексем показал более высокую частотность употребления лексемы independence, а качественный анализ семантики элементов синонимических рядов свидетельствует об отсутствии отрицательных оценок данного явления, выявленных в русской лингвокультуре.
Таким образом, данные выводы свидетельствуют, что проанализированные единицы — члены синонимических рядов друг / friend и независимость / independent -могут быть проинтерпретированы как лексические репрезентанты противопоставленности признаков маскулинности / фемининнности сравниваемых лингвокуль-тур и подтверждают рабочую гипотезу о возможной корреляции лингвистического анализа лексической разработанности культурно значимых концептов с результатами антропологического исследования Г. Хофстеде. Однако данная корреляция проявляется нежестко и нелинейно в семантике, функционировании, прагматической маркированности лексических единиц.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Обоснование соотнесенности привлекаемых теорий представлено в [4].
2 Здесь и далее, в соответствии со сложившейся традицией в русской и английской лексикографии, синонимические ряды абстрактных имен и качественных прилагательных подаются системой взаимных отсылок (независимость — независимый- independence — independent).
ЛИТЕРАТУРА
1. GeertHofstede. Culture'-s consequences: Comparing values, behaviors, institutions, and organizations, 2001. SAGE PublicationsInc. 596 p.
2. Официальный сайт Герта Хофстеде и Герта Яна Хофстеде. URL: http: //www. geerthofstede. com/media/654/6%20dimensions%20for%
20website%2 020 101 123. txt (07. 05. 2012, 11: 15).
3. Ларина Т В. Категория вежливости и стиль коммуникации: Сопоставление английских и русских лингво-культурных традиций. М.: Руко-
писные памятники Древней Руси, 2009. 512 с.
4. Захарова У. С. Анализ национальных особенностей культур: к проблеме синтеза теории ключевых слов и теории культурных доминант //
Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствознание. 2012. N° 3(7). С. 15−18.
5. Гладкова А. Русская культурная семантика: Эмоции, ценности, жизненные установки. М.: Языки славянской культуры, 2010. 304 с.
6. Гачев Г. Д. Национальные образы мира: курс лекций. М.: Академия, 1998. 432 с.
7. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов / пер. с англ. А. Д. Шмелева. М.: Языки славянской культуры, 2001. 288 с.
8. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / пер. с англ. — отв. ред. М. А. Кронгауз. М.: Русские словари, 1996. 412 с.
9. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. / гл. ред. В. И. Чернышев. М. — Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1950−1965.
10. Словарь русского языка: в 4 т. / РАН, Ин-т лингвистических исследований — под ред. А. П. Евгеньевой. 4-е изд. М.: Рус. яз. — Полиграфре-сурсы, 1999.
11. Oxford Thesaurus of English. Second edition. Oxford: Oxford University Press, 2004. 1072 p.
12. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка / под общ. руководством акад. Ю. Д. Апресяна. Москва — Вена: Языки славян-
ской культуры: Венский славистический альманах, 2004. 1488 с.
13. Англо-русский словарь синонимов. Тезаурус. М.: Иностранный язык — Оникс, 2005. 412 с.
14. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений / Н. Абрамов. 8-е изд., стереотип. М.: Русские словари: АСТ — Астрель — Хранитель, 2008. 667 с.
15. Словарь — тезаурус синонимов русской речи / под общ. ред. проф. Л. Г. Бабенко. М.: АСТ-ПРЕСС книга, 2008. 512 с.
16. Словарь синонимов русского языка / ИЛИ РАН — под ред. А. П. Евгеньевой. М.: Астрель: АСТ, 2007. 648 с.
17. Word Frequencies in Written and Spoken English: based on the British National Corpus. G. Leech, P. Rayson, A. Wilson. London: Longman, 2001. 320 p. URL: http: //ucrel. lancs. ac. uk/bncfreq
18. Новый частотный словарь русской лексики / О. Н. Ляшевская, С. А. Шаров. М.: Азбуковник, 2009. (Электронная версия издания: Частотный
словарь современного русского языка (на материалах Национального корпуса русского языка). URL: http: //dict. ruslang. ru/freq. php)
19. Oxford Dictionaries Online. URL: http: //oxforddictionaries. com
20. Онлайн словарь Abby Lingvo Pro. URL: http: //lingvopro. abbyyonline. com/ru
Статья представлена научной редакцией «Филология» 14 марта 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой