Особенности развития экономики Российской Федерации в современных условиях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В.В. СМИРНОВ
ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Ключевые слова: модернизация, развитие, устойчивость, экономика, эффективность.
Исследование особенностей развития экономики Российской Федерации имеет все более возрастающее значение в целях создания условий для социально-экономического развития в целом и возможности эффективного использования ограниченных ресурсов в рамках сложившейся совокупности различных видов трудовой деятельности, обеспечивающих общие условия производства материальных благ и общие условия жизнедеятельности людей.
V V. SMIRNOV
FEATURES OF DEVELOPMENT OF ECONOMY OF THE RUSSIAN FEDERATION IN MODERN CONDITIONS
Research of features of development of economy of the Russian Federation has more and more increasing value with a view of creation of conditions for social and economic development as a whole and an opportunity of an effective utilization of the limited resources within the limits of the developed set of various kinds of the labour activity providing the general conditions of manufacture of material benefits and the general conditions of ability to live of people.
Социально-экономическая система Российской Федерации в период реформирования экономики испытывала системные потрясения, которые выражались в смене целей и приоритетов развития общественных институтов, отражающих и влияющих на самосознание общества.
Необходимо отметить, что суть структурного кризиса советской индустриальной системы состояла в том, что сложился устойчивый, самовоспроизводя-щийся комплекс ресурсных ограничений, который обусловливал одновременно замедление экономического роста и падение его эффективности, технологическую деградацию [1, с. 25].
По мнению Е. Г. Ясина: «Советская плановая система экономики была крайним, вырожденным случаем дирижизма. Ее эволюция в силу присущих ей пороков привела к краху, который удалось оттягивать 20 лет благодаря высоким ценам на нефть и освоению богатейших российских нефтяных месторождений (Современное состояние Российской экономики не намного изменилось. В то же время следует отметить решимость Президента Российской Федерации
В. Путина кардинально изменить сложившееся в течение полувекового периода положение. — B.C.). Но когда цены на нефть упали (1986 г.), кризис стал неизбежным, и будущие поколения получили, кроме тяжелого наследия, предупреждение относительно опасных крайностей преувеличения роли государства в экономике» [26, с. 11−12].
В научной литературе много писалось об ограниченности, порочности административно-командной системы, ее неспособности обеспечить мобилизацию всех резервов роста эффективности производства, несовместимости с научно-техническим прогрессом, своеобразной закономерности ухудшения качества кадров руководителей, вопиющей неэффективности системы тогда, когда масштабы решаемых задач выходят за рамки возможностей «натурального» управления [12, с. 122]. При этом ни одна важная сфера административнокомандной экономики не свободна от дефицита. Это — явление хроническое, оно наблюдается постоянно: на рынке потребительских товаров и услуг, в производстве, распределении рабочей силы, сфере капитальных вложений и т. д. То есть в соответствии с тезисом Я. Корная: «Когда в системе проявляется всеобщий, хронический, самовоспроизводящийся, интенсивный дефицит, то такую систему можно назвать экономикой дефицита» [11, с. 20].
Е. Г. Ясин полагал, что: «Выход из положения обеспечили рыночные реформы, которые из-за многих обстоятельств, прежде всего задержки с их про-
ведением, оказались довольно радикальными и усилили болезненность трансформационного кризиса. Основные рыночные реформы были проведены в 1992—1993 гг. Последующий этап (1994−1997 гг.) — период финансовой стабилизации. Экономический рост начался в 1999 г. в основном за счет загрузки имеющихся мощностей, и лишь незначительно он был связан с модернизацией в узком смысле в 1999—2001 гг., а именно с инвестициями в обновление оборудования, повышение квалификации персонала, инновации, создание новых предприятий. В результате ценой скачка инфляции до 84% в 1998 г., снижения уровня жизни населения и доли госрасходов в ВВП повысилась сравнительная конкурентоспособность отечественных производителей. Произошедший затем рост цен на нефть помог решить накопившиеся проблемы с неплатежами и бартером, долгами по зарплате и пенсиям, улучшить сбор налогов, преодолеть бюджетный кризис, повысить уровень монетизации экономики с 14% в 1998 г. до 28% в 2005 г.» [26, с. 12−14].
По нашему мнению, начальный период переходного этапа 1992−1993 гг. не выявил концепцию реформирования российской экономики, тем самым не были корректно обозначены цели и задачи проводимых реформ, а также система мер по преобразованию сложившихся форм и методов хозяйствования.
Последующий период финансовой стабилизации 1994−1997 гг. был возможен благодаря утрате гражданами своих сбережений.
1998 г. — экономический дефолт с политической стабилизацией — рост политических «издержек».
1999−2002 гг. — конъюнктурный период, связанный с благоприятными условиями для отечественных производителей на внутреннем рынке (импорт стал «дорогим») и высокими ценами на энергоносители на внешнем рынке. Для данного периода характерны высокие темпы роста и наращивания инвестиций, опирающиеся на вовлечение в экономический оборот неиспользуемого потенциала и связанных с этим возможностей значительного повышения эффективности использования ресурсов. Темпы экономического роста на уровне 8−10% в год.
2003−2006 гг. — существенное снижение темпов экономической динамики, обусловленное исчерпанием имеющихся резервов и запаздыванием ввода новых мощностей, связанных с инвестициями последних лет. Темпы экономического роста 5−7% в год. Необходимо отметить улучшение качества экономического роста, которое обеспечивается на базе развития наиболее высокотехнологичных производств.
В сущности, в 1999—2006 гг. не изменились принципы существования российской экономики, она также зависит от внешней конъюнктуры на энергоносители и практически более чем на 50% использует импортную продукцию (табл. 1)*.
2007−2010 гг. — возможен выход на стационарную траекторию развития с сохранением в течение десятилетия темпов экономического роста на уровне не ниже 5% в год. При этом задача состоит в том, чтобы обеспечить устойчивость российской экономической системы к колебаниям конъюнктуры мировых рынков, создать условия расширенного воспроизводства на основе преимущественно внутренних накоплений и инвестиционных возможностей.
С. Ю. Глазьев утверждал, что: «В отсутствие сколько-нибудь выраженной инвестиционной и структурной политики государства технологические сдвиги в российской экономике приобрели явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической структуры, и прежде всего самых современ-
ных производств. В результате отставание России от передового технического уровня возросло еще на 15 лет — в дополнение к 10−25-летнему отставанию советской экономики. Большинство производств готовой продукции, замыкающих воспроизводственный контур современного технологического уклада, практически свернуто. На мировых рынках высокотехнологичной продукции доля России составляет менее 0,3% - более чем на два порядка меньше, чем США, на порядок меньше, чем Мексика, втрое меньше, чем Филиппины» [5, с. 30].
Таблица 1
Внешняя торговля Российской Федерации
(по методологии платежного баланса), мл рд долл.
1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005
Внешнеторговый оборот 145 149,9 155,6 168,3 212 280,6 368,9
экспорт 82,4 105 101,9 107,3 135,9 183,2 243,6
импорт 62,6 44,9 53,8 61 76,1 97,4 125,3
сальдо торгового баланса 19,8 60,1 48,1 46,3 59,9 85,8 118,3
В том числе:
со странами вне СНГ
экспорт 65,4 90,8 86,6 90,9 114,6 153 210,1
импорт 44,3 31,4 40,7 48,8 61 77,5 103,5
сальдо торгового баланса 21,2 59,3 45,9 42,1 53,6 75,5 106,6
со странами СНГ
экспорт 17 14,3 15,3 16,4 21,4 30,2 33,5
импорт 18,3 13,4 13 12,2 15,1 19,9 21,8
сальдо торгового баланса -1,4 0,8 2,2 4,2 6,3 10,3 11,7
Современное состояние социально-экономической системы Российской Федерации требует качественной ее модернизации в ближайшие 3−5 лет, в крайнем случае процесс развития будет приостановлен, и Россия из категории развивающихся стран может перейти в категорию слабо развитых стран. При этом модернизацию существующей социально-экономической системы России необходимо рассматривать как целенаправленный процесс обеспечения конкурентоспособности и, следовательно, успешного выживания страны в долгосрочной стратегической перспективе [25].
В данном контексте необходимо обозначить, что конкурентоспособность и эффективность рассматривается как взаимосвязанная системная составляющая социально-экономического развития Российской Федерации, ее субъектов и административно-территориальных образований регионов, обеспечивающая качественное воспроизводство материальных благ и повышение культурного уровня общества.
Таким образом, необходимость повышения эффективности экономики Российской Федерации, как в принципе экономики любой страны, обусловлено переходом на новый уровень развития общества.
Государство, планирующее и проводящее переход экономики России к рыночным отношениям, пока что не реализовало своей главной функции по переводу национальной «производственно-торгово-финансовой» системы на эффективный конкурентоспособный режим функционирования, соответствующий генеральным целям и задачам социально-экономического развития страны [7, с. 60−66], [22, с. 14−15].
По мнению Г. А. Явлинского: «…экономика сегодняшней России представляет собой чуть ли не классический пример хозяйства страны, относящейся к вто-рому-третьему эшелону мировой капиталистической экономики, — страны, находящейся, по большому счету, на периферии мирового хозяйства и выступающей в качестве несамостоятельной его части, поставщика первичных ресурсов и рынка сбыта для продукции более продвинутой части глобального капитализма (в
данном контексте добавим утверждение С. Ю. Глазьева: „В отличие от других успешно развивающихся стран, наращивающих производство с высокой добавленной стоимостью, в России увеличение ВВП обеспечивалось главным образом экспортом энергоносителей и ростом торговли“ [5, с. 30]). Действительно, мы имеем качественный разрыв в уровне доходов, в технологическом уровне производства и его структурных характеристиках- в уровне эффективности использования исходных экономических ресурсов. Мы имеем экономику, в очень большой степени зависимую от топливно-сырьевых отраслей, со слабо развитым (по меркам развитых стран) обрабатывающим сектором и еще менее развитым финансовым сектором. Мы не имеем самодостаточности и внутренне встроенных механизмов роста в нашем национальном хозяйстве, существует высокая зависимость экономики и бизнеса в России от экономики развитой части мира — ядра современного капитализма. Наконец, мы имеем соответствующую этому экономическому положению социально-политическую надстройку, а именно: отсутствие в стране зрелого гражданского общества и присущих ему институтов, то есть развитой правовой системы, независимого судопроизводства, реальной, а не декоративной партийно-парламентской политической системы, подотчетного парламенту и партиям правительства и т. д.» [24].
А. Р. Белоусов предполагал, что: «При всей неопределенности долгосрочной перспективы развития экономики Российской Федерации можно выделить четыре группы факторов, определяющих общую траекторию развития на ближайшие 15 лет:
1) эволюция сложившейся к середине текущего десятилетия экспортносырьевой модели экономики под влиянием прогнозируемых изменений мировых рынков сырья и капитала-
2) происходящие одновременно с эволюционными циклические процессы обновления накопленного имущества населения (5−7 лет), основных фондов (10−12 лет) и базовых технологий (15−20 лет) в различных секторах-
3) фундаментальные сдвиги в ресурсной базе экономики, включая трудовые ресурсы-
4) вызовы со стороны внешнего мира, определяемые уровнем глобальной стабильности и стратегиями мировых „центров силы“ (США, ЕС, Китай, Япония) — темпами глобализации производства, обращения и потребления- политико-экономическими процессами на постсоветском пространстве, а также на основных направлениях экономической интеграции России в мировое хозяйство -европейском, южно-азиатском и дальневосточном» [2, с. 3].
Таким образом, экономические задачи, которые стоят сегодня перед российским обществом, более или менее определены — это обеспечение экономического роста на базе рыночного хозяйства и преобладания частной собственности. При этом в качестве главной характеристики хозяйственной системы, к которой следует стремиться, — ее эффективность [25]. Так, по мнению Д. Стиглица: «Существенным элементом перехода к эффективной экономике является переориентация ресурсов на использование в более производительных областях» [19].
Президент Российской Федерации В. В. Путин в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 2006 г. указал на то, что: «.в Послании 2003 г. были впервые сформулированы задачи удвоения валового внутреннего продукта на десять лет. Нетрудно посчитать: чтобы добиться этого результата, наша экономика должна ежегодно прирастать на 7 с небольшим процентов. Казалось бы, мы в целом справляемся с этой задачей, и за последние три года среднегодовой экономический рост как раз составил около 7 процентов. Однако хотел бы подчеркнуть, что если мы не устраним некоторые проблемы, если мы не улучшим основные макроэкономические показатели и не обеспечим должно-
го уровня экономической свободы, если не создадим равные условия конкуренции и не укрепим право собственности, то поставленные в сфере экономики задачи вряд ли удастся решить в заявленные сроки"*.
По нашему мнению, Президенту Российской Федерации В. В. Путину необходимо акцентировать внимание на реальности задач и планов. В данном случае мы апеллируем к утверждению Н. Д. Кондратьева: «. одно из двух: или мы хотим иметь серьезные и реальные планы и в таком случае должны говорить в них лишь то, на что мы имеем известные научные основания- или мы будем продолжать заниматься всевозможными «смелыми» расчетами и выкладками на будущее без достаточных оснований и тогда мы должны заранее примириться, что эти расчеты произвольны, что такие планы лишены реальности. Но какая цель и цена таких планов? В лучшем случае они останутся безвредными, потому что они мертвы для практики. В худшем — они будут вредными, потому что могут ввести практику в жесткие ошибки» [10, с. 126−127].
В данном контексте прагматичен подход А. Г. Зельднера, который обосновал возможности не удвоения, а увеличения ВВП: «Поставленную перед страной задачу увеличения ВВП в условиях сырьевой ориентации инвестиционных потоков и их ограниченности возможно решить в значительной мере за счет перехода к системе приоритетного развития отраслей со значительным мультипликативным эффектом… Приоритеты развития любой страны определяются исходя из анализа ее возможностей, что в свою очередь позволяет четко обозначить цель и определить стратегию ее достижения. В конечном итоге достижение поставленных целей должно обеспечивать социально-экономический эффект. Социальный — с позиции роста благосостояния и, соответственно, спроса населения, экономический — с позиции обеспечения расширенного воспроизводства за счет давления спроса» [8, с. 7−8].
Удвоение реального ВВП в относительно сжатые сроки является не самоцелью, а лишь средством увеличения уровня жизни населения. В то же время достижение и поддержание высоких темпов экономического роста в среднесрочной перспективе возможны только при осуществлении серьезных экономических реформах в стране, а также при усилении конкурентоспособности российских компаний на внутренних и внешних рынках, повышении эффективности производства [21, с. 7].
С. Ю. Глазьев утверждал, что: «В сложившихся условиях выход на траекторию устойчивого роста экономики и благосостояния общества возможен только на основе концентрации имеющихся ресурсов на прорывных направлениях формирования нового технологического уклада, декриминализации рыночной среды и обеспечения добросовестной конкуренции, многократного повышения инновационной и инвестиционной активности, кардинального улучшения качества государственного регулирования, стимулирования трудовой, творческой и предпринимательской энергии людей. Несмотря на колоссальные разрушения, российская экономика все еще обладает мощным научно-производственным потенциалом и достаточными ресурсами для преодоления ее деградации за счет активизации внутренних возможностей и конкурентных преимуществ [5, с. 43].
Удвоение ВВП должно вылиться в создание новой модели экономики, что потребует изменения основных макропропорций [21, с. 13]:
— переориентации производства на внутренний спрос-
— стимулирования источников роста внутреннего спроса, в том числе увеличения доходов и накоплений реального сектора-
— увеличения доли валовых сбережений и инвестиций-
— изменения структуры товарного производства в пользу обрабатывающей промышленности.
В то же время можно предположить, что экономический рост в России в среднесрочной перспективе на уровне 5−7% в год по общим объемам производства и 10−15% - по объемам производства в отдельных отраслях обрабатывающей промышленности не только необходим, но и возможен. Данный рост возможен благодаря наличию незагруженных производственных мощностей, ослаблению ресурсных ограничений в развитии экономики, относительному снижению издержек во многих отраслях обрабатывающей промышленности на фоне сравнительно более медленного роста цен на продукцию производственно-технического назначения, улучшению конъюнктуры на мировых рынках в отношении традиционных товаров российского экспорта [25].
Например, для 2006 г. характерна смена наметившейся в последние годы тенденции замедления темпов роста ВВП: если в 2003 г. темпы роста ВВП составляли 7,3%, в 2004 г. — 7. 2%, а в 2005 г. — уже 6,4%, то в 2006 г. они ВВП увеличились и составили 6,7% [3, с. 311].
В отличие от темпов роста ВВП, в 2006 г. в динамике темпов роста совокупной факторной производительности (СФП) не происходит смены тенденции замедления темпов роста: темпы роста производительности в 2006 г. составляют 2,82%, что более чем в 1,5 раза ниже уровня 2003 г., в котором соответствующее значение равно 4,96%.
Вместе с тем уменьшился и вклад СФП в темпы роста выпуска — с 67,9% в 2003 г. до 58,4% в 2004 г. и 42,1% в 2006 г., исключение составляет 2005 г., в котором изменение производительности определяет 70,1% темпов роста выпуска.
Вклад «технологической"* составляющей в рост ВВП в 2006 г. составляет около 18% (50% - в 2003 г., 13% - в 2004 г. и 0% - в 2005 г.) [3, с. 312].
По мнению Е. Г. Ясина: «. главным тормозом роста остаются сохраняющиеся структурные деформации экономики» [27, с. 4]. Кроме того, обстановка реального, диверсифицированного, т. е. наполненного, экономического роста уменьшит мотивацию к деятельности по извлечению рентной прибыли, повышая альтернативные издержки ресурсов, необходимых для такой деятельности. Возобновление реального экономического роста в России также является важной предпосылкой для создания конкурентных рынков капитала и столь необходимого чувства социальной стабильности и повышения реальных доходов.
Почему в России сейчас нет серьезного экономического роста? (табл. 2) [3, с. 582].
Как видно из табл. 2, на протяжении всего периода 2003−2006 гг. значимость такого фактора, как «бюрократический произвол, коррупция и взяточничество в высших эшелонах власти», оставалась практически стабильной (и наивысшей среди всех 12). Третий и четвертый по значимости факторы — «неправильная экономическая политика властей» и «отсутствие у властей определенной экономической программы» — стабильно усиливали свое значение в 2003—2006 гг. Напротив, второй по значимости фактор — «грабительская политика крупного российского бизнеса/"олигархов», их незаинтересованность в экономическом возрождении страны» — устойчиво терял свое значение. Невысокая значимость с точки зрения населения такого фактора, как «отсутствие законодательной защиты бизнеса», связано, по всей видимости, со смешением респондентами понятий (объединением проблем законодательной защиты и коррупции) [3, с. 583].
* Под «технологической» составляющей понимается окончательный остаток, полученный после исключения из оценки производительности составляющей, обусловленной динамикой мировьх цен на нефть.
Результаты опросов населения в 2003—2006 гг. ,%*
№ п/п 2003 2004 2005 2006
1. Бюрократический произвол, коррупция и взяточничество в высших органах власти 34 34 31 34
2. Грабительская политика крупного российского бизне-са/"олигархов», их незаинтересованность в экономическом возрождении страны 38 34 29 33
3. Неправильная экономическая политика властей 27 22 34 32
4. Отсутствие у властей определенной экономической программы 22 22 29 27
5. Вывоз капиталов из России/перевод капиталов в оффшоры 25 27 26 26
6. Воровство менеджеров (увод прибыли в собственный карман) 28 20 21 24
7. Изношенность основных фондов 13 11 11 17
8. Высокие налоги на предпринимательскую деятельность 15 10 13 13
9. Неконкурентоспособность российских товаров по сравнению с западными 9 10 10 12
10. Отсутствие инвестиций (вложений) в российскую экономику 11 11 12 12
11. Отсутствие законодательной защиты бизнеса 9 7 7 9
Другое 7 7 6 5
Затруднились ответить 12 12 9 11
Вектор решения вышеизложенных проблем обозначен в Посланиях 20 002 006 гг. Президента Российской Федерации В. В. Путина Федеральному Собранию. Процитируем основные направления эффективной модернизации социально-экономической системы Российской Федерации**:
8 июля 2000 г. — «. наша важнейшая задача — научиться использовать инструменты государства для обеспечения свободы — свободы личности, свободы предпринимательства, свободы развития институтов гражданского общества.».
18 апреля 2002 г. — «.я уже говорил о необходимости административной реформы. Ее результатом должно стать государство, адекватное нашему времени и целям, перед которыми стоит наша страна. И государственный аппарат должен быть эффективным, компактным и работающим.».
16 мая 2003 г. — «. Россия должна быть и будет страной с конкурентоспособной рыночной экономикой. Страной, где права собственности надежно защищены, а экономические свободы позволяют людям честно работать, зарабатывать…».
26 мая 2004 г. — «. наши цели абсолютно ясны. Это — высокий уровень жизни в стране, жизни — безопасной, свободной и комфортной. Это — зрелая демократия и развитое гражданское общество. Это — укрепление позиций России в мире, а главное, повторю, — значимый рост благосостояния граждан.».
25 апреля 2005 г. — «. главной политико-идеологической задачей считаю развитие России как свободного, демократического государства…».
10 мая 2006 г. — «.в условиях жесткой международной конкуренции экономическое развитие страны должно определяться главным образом ее научными и технологическими преимуществами…».
26 апреля 2007 г. — «…исполнение наших стратегических планов: это формирование дееспособного гражданского общества, это строительство эффективного государства, обеспечивающего безопасность и достойную жизнь людей, это становление свободного и социально ответственного предпринимательства, это борьба с коррупцией и терроризмом, модернизация Вооруженных
* www. levada. ru.
** www. kremlin. ru.
Сил и правоохранительных органов, это, наконец, значимое укрепление роли России в международных делах…».
Рассмотрим основные факторы, препятствующие решению задач, обозначенных В. В. Путиным в Посланиях Федеральному Собранию. Например, Дж. Скотт выделил четыре фактора, образующих предпосылки провала государственных проектов [18, с. 91−93], [26, с. 24]:
1) административное рвение, желание чиновников отличиться при крайне упрощенном представлении об объекте их усилий-
2) «высокий модернизм» (преувеличенная вера технократов в преимущества якобы научной рациональности и планирования) — характерная особенность политико-административного мышления индустриальной эпохи-
3) авторитарное государство, дающее силу сконцентрированной власти для реализации амбициозных проектов и пресекающее их критику-
4) подавленное гражданское общество.
На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что на современном этапе существуют все предпосылки (от понимания проблемы до инструментов решения задачи эффективного развития экономики) для эффективной модернизации социально-экономической системы Российской Федерации.
Необходимо учитывать, что в России федеральная форма государственного устройства, при которой государство образует федеральные единицы -субъекты федерации. В Российской Федерации субъектами федерации, кроме республик в составе России, являются края, области, города федерального значения (Москва и Санкт-Петербург), автономные области и автономные округа. Таким образом, для эффективной модернизации социально-экономической системы Российской Федерации необходимо эффективное социальноэкономическое развитие ее субъектов.
Основополагающим в формировании концепции реформирования регионов является тезис о том, что на мировом и отечественном рынках функционируют не только предприятия, акционерные общества, фирмы, но и такие уникальные в мировой практике структуры, как субъекты Российской Федерации [22, с. 60−61].
Необходим новый взгляд на проведение экономической реформы через призму эффективности социально-экономического развития субъектов Российской Федерации. Главное в нем — то, что фундамент российской экономики образует экономика регионов, в которых адекватно отражается весь комплекс проблем, характерных для социально-экономического положения страны в целом, ее населения.
Огромные масштабы территории Российской Федерации, разнообразие ее природно-климатических зон, неравномерность распределения производительных сил и природных ресурсов, исторические, национальные и другие особенности развития ее регионов обусловили значительные различия в уровнях социального и экономического развития ее субъектов, неравномерность прохождения реформ и модернизации экономики [4, с. 8]. При этом с началом рыночных реформ различия в социально-экономическом развитии регионов стали усиливаться, что можно объяснить двумя причинами: наличием регионов с разной структурой экономики и значительным ослаблением регулирующей роли государства.
По мнению А. Г. Гранберга: «. одной из наиболее негативных тенденций последнего десятилетия является усилившаяся дифференциация уровней социально-экономического развития регионов и особенно прогрессирующее отставание большой группы регионов. Это было связано, во-первых, с включением рыночного механизма, разделившего регионы по их конкурентным преимуществам и недостаткам- обнаружилась также различная степень адаптации к рынку регионов в зависимости от структуры экономики и менталитета населения и власти. Во-вторых, значительно ослабла регулирующая роль государства, что вырази-
лось в сокращении государственных инвестиций в региональное развитие, отмене большинства региональных экономических и социальных резервов. В — третьих, сказалось фактическое неравенство различных субъектов Российской Федерации в экономических отношениях с центром» [20, с. 41]. При этом вопрос регионального неравенства является актуальным для всех стран с федеративным устройством либо обширной территорией [17].
Региональные комплексы России отличаются исключительным разнообразием. На разнообразие природных условий и ресурсов наложились исторически сложившиеся различия в населении и хозяйстве, резко усилившиеся в 1990-е годы и пока не обнаруживающие тенденций к сглаживанию. Практически каждый регион представляет собой неповторимое сочетание природных, экономических и социальных комплексов, что не исключает объединения различных регионов в группы (типы) по сходству наиболее существенных признаков. Так, различия по площади территорий субъектов Российской Федерации (областей, республик и автономных округов) достигают 308 раз, по численности населения — 340, стоимости основных фондов — 118, производству валового регионального продукта (ВРП) — 191, объему промышленной продукции — 9272, объему сельскохозяйственной продукции — 1847 раз, что обусловливает огромную дифференциацию регионов по располагаемому экономическому потенциалу, уровню и качеству жизни населения [23].
В работе О. С. Пчелинцева «Регионы России: современное состояние и проблема перехода к устойчивому развитию» говорится о том, что региональное развитие в Российской Федерации идет в рамках экономической модели, созданной в 1992—1994 гг. в результате либерализации неравновесной экономики, унаследованной Россией от бывшего СССР. По мнению О. С. Пчелинцева: «…от этого выиграли на первых порах (разумеется, только относительно, на фоне общего спада) районы — поставщики топлива и сырья на экспорт. При этом ни один из старых промышленных районов (таких как Москва, Санкт-Петербург или Нижний Новгород), в которых обрабатывающая промышленность зарождалась, отныне не входит в элиту промышленных районов» [6, с. 26−28].
В статье Б. Л. Лавровского «Измерение региональной асимметрии на примере России» была сделана попытка измерения региональной асимметрии в Российской Федерации [14, с. 42−52]. При этом асимметричным в работе называется тип регионального развития за определенный период, при котором регионы, характеризующиеся относительным преимуществом по конкретному показателю в начале периода, в дальнейшем его наращивают, а регионы с относительным отставанием — его усугубляют, а симметричным — при котором разрыв в уровне региональных показателей сокращается.
В статье утверждается, что процесс региональной дифференциации важнейших экономических показателей в первой половине 1990-х годов характеризовался высокой интенсивностью. При этом сокращение производства происходило в России неравномерно. Однако до середины 1990-х годов системные общероссийские факторы развития имели приоритет перед местными, т. е. сокращение промышленного производства практически не имело региональных границ. В дальнейшем ситуация стала меняться. Так, в 1997 г. регионы Российской Федерации в зависимости от знака прироста производства разделились практически пополам. Таким образом, в статье делается вывод, что по параметру экономического роста тип регионального развития в 1990-х годах может быть однозначно охарактеризован как асимметричный.
К тому же анализ динамики дифференциации регионов по ряду макроэкономических показателей позволил автору статьи заключить, что спад сопровождается региональным расслоением, а рост протекает одновременно с процессами регионального выравнивания [6, с. 24−25].
В современной России по-прежнему весьма контрастны по уровню экономического развития и условиям жизни населения центр и провинция: столица и региональные центры, а в свою очередь, региональные центры и периферия. Для нее характерны беспрецедентные различия между равностатусными по Конституции субъектами федерации* (табл. 3) [13, с. 4]:
— по уровню урбанизированности территории — от нулевого (100% сельского населения в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе) до максимального (100% городского населения в Москве) —
— по площади территории — в 388 раз — между республиками Саха и Северная Осетия — Алания-
— по численности населения — в 454 раза — между Москвой и Эвенкийским автономным округом (в 1996 г. эти же субъекты различались в 434 раза) —
— по уровню собственных доходов бюджета на душу населения — в 107 раз -между Ямало-Ненецким автономным округом и Республикой Дагестан (в 1996 г. между Ямало-Ненецким автономным округом и Республикой Ингушетия разрыв был в 109 раз, а в 1997 г. — 178 раз) —
— по уровню расходов бюджета на душу населения — в 25,7 раза — между Ямало-Ненецким автономным округом и Пензенской областью (в 1996 г. Корякский автономный округ и Пензенская область различались в 14,6 раза, а в 1997 г. Ямало-Ненецкий автономный округ и Республика Ингушетия различались в 22,7 раза) —
— по объему валового регионального продукта на душу населения — в 36 раз -между Ямало-Ненецким автономным округом и Республикой Ингушетия (в 1996 г. Магаданская область и Республика Ингушетия различались в 18 раз).
Таблица 3
Динамика различий в социально-экономическом развитии субъектов Российской Федерации за 2000−2005 гг.
№ п/п Показатели развития Максимальные различия
2000 2005
1. Объем промышленного производства на душу населения в 64 раза в 281 раз
2. Налоговые и неналоговые доходы консолидированных бюджетов субъектов РФ на душу населения более чем в 50 раз в 194 раза
3. Объем инвестиций в основной капитал на душу населения более чем в 30 раз в 44 раза
4. Уровень зарегистрированной безработицы в 29 раз в 33 раза
Асимметрия в социально-экономическом развитии регионов постоянно усиливается, при этом более 50% суммарного ВРП страны производится в десяти субъектах Российской Федерации (табл. 4). В них же сосредоточены основные инвестиции и другие ресурсы экономики, что порождает социальные противоречия и конфликты [13, с. 4].
Ряд объективно присущих хозяйственным системам регионов свойств в некоторых из них либо отсутствуют, либо не задействованы в полной мере. Это способность к саморазвитию, экономическая и финансовая устойчивость, инновационная и инвестиционная активность, ресурсоэффективность, конкурентоспособность, ресурсная комплексность и другие. В них не созданы полноценные материально-технические и экономические условия для реализации региональными и муниципальными органами власти своих полномочий, что проявляется в высоком уровне дотационности бюджетов 67 из 88 субъектов Российской
Федерации, низких темпах обновления основных производственных фондов и их активной части, медленном решении ряда социальных проблем [13, с. 5].
Таблица 4
Доля отдельных субъектов Российской Федерации в суммарном ВРП России,%
Субъекты Р Ф Доля в 2004,% Субъекты Р Ф Доля в 1994,%
1. г. Москва 21,1 1. г. Москва 10,2
2. Тюменская область 10,3 2. Тюменская область 6,3
3. Московская область 3,9 3. Свердловская область 3,8
4. г. Санкт-Петербург 3,8 4. Московская область 3,6
5. Республика Татарстан 2,8 5. г. Санкт-Петербург 3,2
6. Свердловская область 2,7 6. Самарская область 3,2
7. Самарская область 2,4 7. Красноярский край 3,0
8. Красноярский край 2,4 8. Нижегородская область 2,8
9. Краснодарский край 2,4 9. Башкортостан 2,7
10. Республика Башкортостан 2,4 10. Челябинская область 2,7
Всего 10 субъектов 54,2 Всего 10 субъектов 41,5
На протяжении с 1995—2000 гг. увеличивалось число проблемных регионов (имеющих менее 50% от среднего ВРП) с 12 — в 1995 г. до 34 регионов в 2000 г., а начиная с 2001 г. число их уменьшается до 11 — в 2003 г., что свидетельствует об улучшении в категории не только проблемных, но и средних регионов. Однако с 2000—2001 гг. увеличивается размах межрегиональных различий за счет увеличения количества регионов, для которых значение ВРП на душу населения существенно превосходит средний уровень — Ямало-Ненецкий АО (565,3%), Ханты-Мансийский АО (524,8%), Ненецкий А О (502,46%), Чукотский А О (213,2%), г. Москва (205,5%).
В то же время при переходе к представлению данных в формате федеральных округов масштабы межрегионального неравенства заметно сокращаются и коэффициент асимметричности ВРП имеет значительные колебания на уровне федеральных округов, все же меньше по уровню в динамике, что характеризует снижение неравномерности во внутрирегиональном развитии (табл. 5) [15, с. 36−37].
Таблица 5
Динамика коэффициента асимметричности ВРП на душу населения по Федеральным округам Российской Федерации с 1995—2003 гг.
Федеральный округ 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Средние значения
ЦФО 3,42 4,51 5,75 5,08 7,13 7,83 7,82 5,67 5,64 5,59
СЗФО 2,8 2,2 2,6 2,9 2,8 2,6 2,9 3 3 2,73
ЮФО 3,57 3,5 2,61 2,86 4,22 2,84 3,49 5,67 5,6 3,97
ПФО 3 3,3 3 3 3,3 3,8 3,8 3,5 3,4 3,52
УФО 11,5 12,4 13,5 13,9 23,2 21,4 22,1 30,7 30,5 19,46
ДФО 12,15 14,1 14,34 4,81 6,75 6,73 4,94 3,54 3,55 13,82
СФО 3,66 4,03 4,27 6,83 4,97 5,12 5,1 4,58 4,56 4,6
Как видно из табл. 5, резкое изменение масштабов межрегионального неравенства при переходе от уровня субъектов федерации к уровню федеральных округов (ФО) возможно лишь при условии, что федеральные округа не являются внутренне однородными макрорегионами. ВРП на душу населения лидирующего Уральского федерального округа (УФО), несмотря на внутрирегиональные различия, в среднем превышает ВРП на душу населения отстающего
Южного федерального округа (ЮФО) всего в 5 раз, при этом по степени асимметричности развития из всех Фо только Северо-Западный федеральный округ (2,73) наиболее сопоставим с уровнем данного показателя в ЕС.
Таким образом, одной из основных проблем сегодняшней России является сильная дифференциация социально-экономического развития отдельных регионов. По уровню экономического развития субъекты Российской Федерации отличаются друг от друга в 3−5 раз. Из-за неравномерного размещения по территории страны производственного и ресурсного потенциала по бюджетной обеспеченности регионы различаются в десятки раз [9, с. 40].
По нашему мнению, выравнивание различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации создаст благоприятные условия для развития внутреннего рынка, оптимизации социально-экономических преобразований, укрепления единства российского государства. В то же время усиление различий затруднит проведение единой политики социально-экономических преобразований и формирование общенационального рынка, увеличит опасность возникновения региональных кризисов и межрегиональных конфликтов, дезинтеграции национальной экономики и ослабления целостности государства.
Поддержание необходимых территориальных пропорций в экономике, недопущение чрезмерной дифференциации регионов по уровню социальноэкономического развития, обеспечение эффективного функционирования общероссийского рынка являются важнейшими аспектами модернизации российской экономики и ее устойчивого развития. Осуществление новой стратегии территориального развития страны требует не только активизации региональной политики федерального центра, но и совершенствования всех правовых, институциональных, экономических механизмов федеративных отношений.
Выход из социально-экономического кризиса, сохранение и укрепление территориальной целостности страны и федеративных основ российского государства предполагают формирование и осуществление со стороны федерального центра активной экономической политики по отношению к регионам с различным уровнем социально-экономического развития. Эта политика должна быть результатом обсуждения и согласования со всеми субъектами федерации стратегических и даже тактических направлений оказания помощи и поддержки и «сильным», и «проблемным» регионам. Она должна быть реальной, исключать декларации о «выравнивании регионов», возможность принятия односторонних решений о повышении благосостояния населения в одних регионах за счет других [16].
По нашему мнению, с целью устранения больших масштабов межрегионального неравенства необходимо формирование современной парадигмы эффективного социально-экономической развития региона.
Литература
1. Белоусов А. Р. Структурный кризис советской индустриальной системы. Иное. Хрестоматия нового российского самосознания / А.Р. Белоусов- под ред. С. Чернышева. М.: Аргус, 1995.
2. Белоусов А. Р. Сценарии экономического развития России на пятнадцатилетнюю перспективу / А. Р. Белоусов // Проблемы прогнозирования, 2006. № 1.
3. Гайдар Е. Российская экономика в 2006 году. Тенденции и перспективы / Е. Гайдар, В. Мау, С. Синельников-Мурылев и др.- ред. кол.: Е. Гайдар (гл. ред.), С. Синельников-Мурыпев, Н. Главацкая. М.: ИЭПП, 2007. Вып. 28. 751 с.
4. Галдин М. В. Методические подходы к выявлению асимметрии социально-экономического развития региона (на примере Омской области): автореф. дис. … канд. экон. наук / В. М. Галдин. Омск, 2004. 25 с.
5. Глазьев С. Ю. О стратегии экономического развития России / С. Ю. Глазьев // Вопросы экономики, 2007. № 5.
6. Дробышевский С. Факторы экономического роста в регионах РФ / С. Дробышевский, О. Луговой, Е. Астафьева и др. М.: ИЭПП- Агентство CIP РГБ, 2005. 278 с.
7. Зайцев А. А. Роль предпринимательства в переходной экономике России: некоторые теоретические подходы / А. А. Зайцев, О. Н. Криворучко // Реформирование России: вопросы теории и практики: сб. науч. тр. / под ред. Е. В. Полиевктовой. М.: ОАО «НПО «Издательство «Экономика», 1999.
8. Зельднер А. Г. Приоритеты в стратегии экономического роста России / А. Г. Зельднер // Экономические науки.
2005. № 1.
9. Исаева Н. Административно-территориальная реформа в России: задачи и перспективы / Н. Исаева // Проблемы теории и практики управления. 2007. № 2.
10. Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики / Н.Д. Кондратьев- редкол.: Л. И. Абалкин (отв. ред.) и др. М.: Экономика, 1989. 523 с.
11. Корнай Я. Дефицит / Я Корнай. М.: Наука, 1990.
12. Королев С. А. Административно-командная система: генезис и эволюция, квинтэссенция: Филос. альманах / С.А. Королев- сост.: В. И. Мудрагей, В. И. Усанов. М.: Политиздат, 1990. 447 с.
13. Кретинин В. А. Экономическая устойчивость трансформируемой хозяйственной системы региона: автореф. дис. … докт. экон. наук / В. А. Кретинин. М., 2007. 48 с.
14. Лавровский Б. Л. Измерение региональной асимметрии на примере России / Б. Л. Лавровский // Вопросы экономики. 1999. № 3.
15. Моргоев Б. Т. Структурная и функциональная асимметричность развития российских регионов: автореф. дис. … докт. экон. наук / Б. Т. Моргоев. Ростов н/Д., 2006. 45 с.
16. Мухетдинова Н. М. Региональная экономическая политика / Н. М. Мухетдинова // Проблемы регионального и муниципального управления: тез. докл. и сообщ. науч. -практ. конф. М.: «Security Business Consulting». http: //sbcinfo. ru.
17. Сёмина Т. А. Проблемы дезинтеграции экономического пространства страны и дифференциации социальноэкономического положения регионов / Т. А. Сёмина // Проблемы регионального и муниципального управления: тез. док. и сообщ. науч. -практ. конф. М.: «Security Business Consulting». http: //sbcinfo. ru.
18. Скотт Дж. Благими намерениями государства / Дж. Скотт. М.: Университетская книга, 2005. 568 c.
19. Стиглиц Д. Куда ведут реформы / Д. Стиглиц // Вопросы экономики. 1999. № 7.
20. Стратегическое управление: регион, город, предприятие / Д. С. Львов, А. Г. Гранберг, С. А. Обозов и др.- под ред. Д. С. Львова, А. Г. Гранберга, А.П. Егоршина- Нижегор. ин-т менеджмента и бизнеса. М.: Экономика, 2004. 603 с.
21. Титов К. А. Особенности удвоения валового внутреннего продукта в России и ее отдельном регионе / К. А. Титов // Экономические науки. 2004. № 9.
22. Чуб Б. А. Оценка инвестиционного потенциала субъектов российской экономики на мезоуровне / Б.А. Чуб- под ред. Бандурина В. В. М.: БУКВИЦА. 2001. 227 с.
23. Шалмуев А. Роль регионального фактора в обеспечении устойчивости стратегии экономического развития / А. Шалмуев, А. Григорьев // Управленческое консультирование. 2003. № 1.
24. Явлинский Г. А. Перспективы России: экономический и политический взгляд / Г. А. Явлинский. М.: Галлея-Принт,
2006. 143 с.
25. Явлинский Г. А. Социально-экономическая система России и проблема ее модернизации: дис. … докт. экон. наук / Г. А. Явлинский. М., 2005. // www. yavlinsky. ru.
26. Ясин Е. Г. Государство и экономика на этапе модернизации / Е.Г. Ясин// Вопросы экономики. 2006. № 4.
27. Ясин Е. Г. Экономический рост как цель и как средство (современная ситуация и перспективы российской экономики) / Е. Г. Ясин // Вопросы экономики. 2001. № 9.
СМИРНОВ ВАЛЕРИЙ ВЛАДИСЛАВОВИЧ родился 1971 г. Окончил Чувашский государственный университет. Кандидат экономических наук, доцент кафедры отраслевой экономики Чувашского университета. Область научных интересов — исследование конкурентоспособности и эффективности социально-экономического развития региона. Автор более 110 научных работ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой