Лексикографическое описание терминов компьютерно-опосредованной коммуникации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 29 (320).
Филология. Искусствоведение. Вып. 83. С. 107−111.
О. И. Осетрова
ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ТЕРМИНОВ КОМПЬЮТЕРНО-ОПОСРЕДОВАННОЙ КОММУНИКАЦИИ
Рассматриваются существующие подходы к лексикографическому описанию англоязычной компьютерной лексики. Описаны проблемы, с которыми сталкиваются составители словарей иностранных слов и толковых словарей при ее толковании. Обосновывается важность уточнения статуса терминов, многие из которых выходят за пределы компьютерного жаргона и требуют описания и адекватной фиксации в словарях общей лексики.
Ключевые слова: лексикография, компьютерно-опосредованная коммуникация, заимство-
вание, калькирование, слова-гибриды.
Англоязычные компьютерные термины, которые появились в США одновременно с соответствующими технологиями, естественным образом проникают в национальные языки. Однако для массового потребителя языком Интернета является родной язык «как единственно приемлемый для общения и работы с сетевой информацией. Поэтому вполне естественным является тот факт, что, несмотря на свою изначальную англоязычность, Интернет стал катализатором развития именно национальных сегментов, которые представляют в виртуальном пространстве различные страны» [15. С. 70]. Естественно, что в России языком массовой аудитории виртуального сообщества является русский.
К сожалению, несмотря на то, что в Интернете, который отличается повышенной языковой рефлексией своих пользователей, существует огромное количество толковых словарей «компьютерного языка», зачастую даже с элементами этимологического анализа, сложно сказать, насколько оправдано их использование не как источников языкового материала, а в качестве справочников. Экспертизе таких словарей, возможно, предстоит стать темой отдельного исследования, однако, как мы увидим ниже, подобная экспертиза не помешала бы и некоторым словарям, существующим в книжном формате.
Специфической приметой воздействия интернет-коммуникаций можно считать комбинированное — одновременно латиницей и кириллицей — написание сложносоставных слов (ЖвЬ-камера, 1Т-специалист, опИпв-дискуссия, 1Р-адрес, avi-файл, flash-карта). Е. В. Марино-ва относит их к «словам-гибридам» [8. С. 25], а Л. П. Крысин называет «словами-кентаврами», сомневаясь в том, что они принадлежат русско-
му языку: «…считать их естественной принадлежностью русского словаря и даже фиксировать их лексикографически (тем самым давая им „права гражданства“ наряду с другими словами, составляющими лексику современного русского языка), едва ли верно: такие слова не прошли еще первый, самый необходимый этап освоения иноязычного слова в русском языке — этап передачи его графическими средствами языка-реципиента. Это не более чем иноязычные вкрапления в речь, хотя и своеобразные, поскольку чуждой для языка является только одна их часть, в то время как другая представляет собой „нормальное“ слово» [12. С. 173]. Тем не менее опыт лексикографического описания таких лексических единиц существует [11 — 13], их выносят в приложение к словарю. Как видно, «языковое смешение совершается именно теперь, … іп асШ» [1], на наших глазах происходит момент соприкосновения двух разноязычных систем, и мы можем зафиксировать самый первый шаг на пути процесса заимствования слова.
На данный момент как профессиональные. так и составленные рефлексирующими интернет-пользователями словари фиксируют наряду с представленными примерами равноценные «словам-кентаврам» транскрибированные и транслитерированные варианты (веб-камера, онлайн-дискуссия, айпи-адрес, флеш/ флэш-карта). Более того, айти-специалист в неформальной беседе давно превратился в айтиш-ника, ави-файл — в авишку, а флеш-карта — в хорошо всем известную флешку. Слова такого типа, имеющие отчетливую разговорную окраску (именно для этого стиля характерна экономия языковых средств, выбор более краткой и емкой формы номинации), обычно фиксируются только в словарях компьютерного и молодежного жаргона [17]. Интересно, одна-
ко, что для глаголов с разговорной окраской иногда делаются исключения: так, «Новейший словарь иностранных слов и выражений» дает толкование глаголов крэкнуть (от англ. to crack — «взламывать»), хакнуть (от англ. to hack — «надрубать», «проникать в защищенную информационную систему») и мэйлануть (от англ. to mail — «получать или отправлять что-нибудь по почте»), а также трактует слово сетап (от англ. to set up — «устанавливать») как глагол, невзирая на отсутствие у последнего каких бы то ни было признаков словообразовательного оформления, необходимого для включения в грамматическую парадигму соответствующей части речи [10]. Не секрет, что английский язык аналитичен, что проявляется, в частности, в том, что количество личных форм глагола сведено к минимуму. Приходя в щедрую на морфологические признаки систему русской грамматики, заимствованное слово неизбежно «обрастает» соответствующими грамматическими атрибутами, что демонстрируют представленные выше глаголы. Возможно, в данном случае имел место технический сбой, и авторы имели в виду существительное сетап в значении «установка» или некий глагол сетапать или сетапить. В любом случае. данную словарную статью нельзя признать удачной.
Существует несколько действительно серьезных проблем, связанных с корректностью освещения терминов КОК в словарях иностранных слов. В частности, это вопрос о лексикографическом статусе некоторых групп слов. Следует ли считать такие термины, как автомодерация, антивирус, видеоподкаст, гигабайт, дезархивация, интерактивный, микропроцессор, мультипрограммирование, табуляграмма, и подобные англицизмами или отнести их к лексике, созданной на базе русского языка посредством международного фонда словообразовательных морфем (куда входят, например, такие препозитивные элементы как anti-, auto-, video-, de-, hyper-, hypo-, inter-, quasi-, macro-, micro-, multi-, poly-, pseudo-, super-, tele- и постпозитивные форманты типа -graph, -graphia, -drom, -log, -logia, -meter)? «Многие слова, образуемые с их помощью, представляют собой открытый ряд: говорящие свободно оперируют этими морфемами, создавая как регулярно употребляемые слова и термины, так и единицы ad hoc, на случай. & lt-… >- В процессе создания новых терминов — например, для нужд какой-либо новой отрасли знания —
специалисты нередко прибегают к помощи именно древнегреческих и латинских корневых и аффиксальных морфем, а не к прямому заимствованию из живых языков» [6], то есть высокая словообразовательная активность этих аффиксов и схожие черты словообразовательных процессов с их участием в разных языках объясняется как наличием фонетически сходных аналогов элементов этого фонда в других языках, так и высокой их востребованностью в мире высоких технологий. Таким образом, существует тенденция воспроизведения идентичных или схожих терминов в разных языках, поскольку группы людей, связанных с определенной научной дисциплиной, опираются на гибридные неологизмы, имеющие в своей основе иноязычную лексику, фонологически и морфологически адаптированную к языку-реципиенту.
Вторая группа лексики КОК, чье принятое на данный момент описание в словарях вызывает сомнения — это так называемые вторичные заимствования. Анализу данного явления мы посвятим отдельное исследование, здесь же приведем только краткую справку. Под вторичным заимствованием принято понимать «слово, по форме совпадающее с ранее заимствованным, но имеющее иное значение, вплоть до полной омонимии» [12. С. 176]. Сознание носителей языка, осознающих англоязычную природу КОК, четко относит многие из компьютерных терминов в разряд англицизмов, в то же время словари иностранных слов, относят все рассмотренные типы к заимствованиям из других языков.
Наряду с подобными вопросами, требующими серьезного изучения, словари иностранных слов иногда предлагают нам и другие поводы для размышления. Так, из проанализированных нами двенадцати словарей [2 — 3 — 4 — 5 — 7 — 9 — 10 — 11 — 13 — 14 — 18 — 19] пять [3 — 9 — 10 — 11 — 19] дают толкование слова дигитальный («цифровой», то есть «относящийся к высоким технологиям»), причем четыре из них [3 — 9 —
10 — 11] возводят его к латинскому digitus — «палец», и только один [19] - к английскому digital. А ведь это даже не вторичное заимствование, ведь других значений словари не фиксируют. Английский язык послужил посредником, там слово digital, от которого и произошел русский термин, существует с середины семнадцатого столетия со значением «пальцевый», действительно восходя к латинскому digitus- однако с середины двадцатого века слово приобрело значение «цифровой» и употребляется обычно
в контексте КОК [20] - оно-то и было заимствовано русским языком.
Сходство проблем, возникающих при попытке определения лексикографического статуса компьютерных терминов из описанных групп, подсказывает, что решение тоже может быть общим. Действительно, как правило, новые значения развиваются у заимствований благодаря внутренним семантическим процессам, однако «исключение составляют такие ситуации, когда новая отрасль знания или техники, вместе со сложившейся системой терминов, распространяется за пределы того общества, в котором она возникла. Пример -компьютерная технология, обслуживаемая английскими по происхождению терминологическими средствами» [6]. Конечно, едва ли было бы целесообразным записать всю компьютерную лексику в категорию англицизмов только на тематическом основании. Однако, скажем, отнесение термина домен к словам французского происхождения вызывает некоторое недоумение: кто, кроме профессиональных историков, помнит его средневековое значение «часть поместья, на которой феодал вел собственное хозяйство» — от фр. domaine [10], или кроме физиков — значение «область в веществе, отличающаяся физическими свойствами от смежных областей» [4]? В то же время многие из нас слышали и само это слово, и его производное в словосочетании доменное имя в контексте, однозначно связанном с Интернетом, а значит, с английским языком (например: Сервисы сайта предназначены для поиска свободных доменов и просмотра регистрационной информации по зарегистрированным доменам. Вы сможете подобрать для сайта или блога красивое доменное имя, потратив минимум времени [21]).
В девяти словарях [2 — З — 4 — 5 — 7 — 9 — 10 —
11 — 14] мы встречались с понятием база данных, причем каждый раз — в словарной статье слова база, которое возводилось к французскому этимону. Однако очевидно, что перед нами — неоднословная номинация, семантика которой не равна арифметической сумме отдельных компонентов, составляющих данное сочетание. Более того, это структурная калька с английского database и уже поэтому не имеет никакого отношения к саморазвитию семантики слова база, требуя, на наш взгляд, отдельной словарной статьи.
Некоторые словари активно представляют аналоги английских аббревиатур: кроме
привычных транслитераций БИОС (ср. англ. BIOS), ДОС (ср. англ. DOS), PAM (ср. англ. RAM), PОM (ср. англ. ROM) и т. п. (которые, несмотря на их активное и давнее использование, не спешат фиксировать составители других словарей), здесь встречаются такие транскрибированные сокращения, как, например, Ай-Би-Эм (ср. англ. IBM), ТиСиПи (ср. англ. TCP), Эйч-ти-ти-пи (ср. англ. http) и даблъю-даблъю-даблъю (ср. англ. www). Последнее «слово» присутствует и в «развернутом» виде, а именно волд вайд веб (ср. англ. World Wide Web) [9 — 10], впрочем, некоторые другие словари дают вместо него кальку Всемирная паутина [5 — 14]. Вызывает определенное сомнение предложенный вниманию интересующихся компьютерным жаргоном глагол nоPТФMиmь [17], очевидно входящий в следующую структуру (мы не рискуем называть это образование словообразовательной цепочкой, поскольку не все ее составляющие освоены в русском языке):
RTFM ^ RTFMиmь ^ PТФMиmь ^ поР-ТФMиmъ
или
RTFM ^ PТФM ^ PТФMиmь ^ поР-ТФMиmь.
Маловероятно, что этот глагол когда-либо войдет в словари общей лексики, несмотря на то, что активно употребляется в контексте КОК: аббревиатура такого рода не может участвовать в регулярных словообразовательных процессах, в лучшем случае ее придется трансформировать во что-то вроде «поэртеэфэ-мить» (по аналогии с чекист, эсэмэска и под.), однако данное новообразование крайне неблагозвучно и труднопроизносимо. Единственная причина существования этого жаргонизма -преимущественно визуальный характер существования интернет-коммуникации: это слово просто не пытаются произнести вслух или услышать, его только набирают или читают.
В упомянутом выше «Новейшем словаре иностранных слов и выражений» также описаны как заимствования слова паковка (во втором значении — «то же, что архивирование, сжатие текстового файла программой-паковщи-ком») и паковщик (единственное значение: «то же, что архиватор, — компьютерная программа для придания текстовому файлу сжатого (запакованного и компактного) вида») а также имя как слово древнегреческого происхождения, в третьем значении — «символ или совокупность символов, обозначающих (именующих)
программу или объект программы» и мама, во втором значении — «материнская плата, на которой размещаются элементы конфигурации компьютера», с пометкой «жарг.» [9]. В любом языке есть огромный пласт лексики, которую составляют «словарные единицы, которые и в морфологическом отношении, и по своей словообразовательной активности, и по лексической сочетаемости и синонимическим связям в функционирующей языковой системе, а тем более в языковом сознании носителей современного русского языка ничем не выделяются из общего круга слов соответствующих лексико-семантических групп» [16. С. 5]. Сложно не отнести к этой категории слова имя и мама, которые в данном случае демонстрируют свою многозначность- что касается паковки и паковщика, то здесь мы определенно имеем дело с производными давно адаптированного глагола паковать, который приобрел новое значение в результате калькирования английского pack (то же, кстати, справедливо для его однокоренного антонима распаковывать, кальки с unpack). Мы относим данный случай именно к разряду калек, а не вторичных заимствований, поскольку он отвечает всем трем критериям, выделенным Е. В. Мариновой:
— при семантическом калькировании используется исконное слово или полностью ассимилированное заимствование, воспринимаемое носителями языка как «свое" —
— в отличие от кальки, для вторичного заимствования возможен неоднократный перенос значений на одну и ту же материальную форму (здесь перенос однократный, другие заимствованные значения не зафиксированы, кроме первичного германизма packen — «укладывать») —
— калькируется всегда метафора, что не считается обязательным для вторичного заимствования [8. С. 58].
Складывается стойкое ощущение, что описанные выше лексические единицы оказались в словаре иностранных слов только из-за своих новых значений, имеющих отношение к компьютерам. Конечно, строго говоря, калька -хоть и скрытое, но все же заимствование, но в этом случае, чтобы быть последовательными, следует фиксировать и другие семантические кальки из этой терминологической области (компьютерная лексика ими исключительна богата, начиная с червя и мышки и заканчивая окнами и закладкой), однако же этого не происходит.
Удивляет отсутствие в словарях толкования терминов, которые регулярно встречаются рядовому пользователю персонального компьютера и интернета: роутер, слайд-шоу, бан, пост, флуд, флейм, фишинг, фарминг, бот, вебинар, гиперссылка и т. п.- повторных заимствований и новых значений слов в контексте КОК (панель, активация, авторизация, админ, модератор и др.). При этом наличие терминов программирования (транслятор, алгол, фортран, экстраполятор, компилятор и др.) и образцов устаревшей терминологии (перфорация, перфокарты, ЭВМ, плоттер и др.) или трактовок, опирающихся на устаревшие понятия (например, компьютер как «электронновычислительная машина, совокупность полу-проводиковых устройств» — возможно, верная по сути, но определенно требующая обновления формулировка) вызывает недоумение.
Отдавая должное гигантскому труду, проделанному авторами-составителями изученных нами словарей, мы не можем не обозначить по крайней мере три серьезные проблемы, которые были выявлены при анализе лексики всего лишь одной семантической группы. Во-первых, за последние годы заметно снизилось качество подготовки словарей — отсюда устаревшие формулировки при толковании терминов и такие казусы, как не оформленный морфологически глагол сетап. Во-вторых, не определены критерии при выборе лексических единиц, требующих описания в словарях иностранных слов и новых толковых словарях, из-за чего множество частотных слов остается за пределами внимания составителей, а устаревшая лексика кочует из издания в издание. И наконец, недостаточная теоретическая разработанность вопросов, связанных с использованием интернациональных элементов и вторичным заимствованием, ведет к принятию непоследовательных решений при определении происхождения недавно заимствованной лексики и уточнении ее лексикографического статуса.
Список литературы
1. Бодуэн де Куртене, И. А. «О смешанном характере всех языков»: вступ. лекция [Электронный ресурс].С. -Петербургский университет, 1900. иЯЬ: http: //www. miresperanto. narod. m/aПaj_Hngvoj/boduen_de_kurtene. htm.
2. Большой иллюстрированный словарь иностранных слов / сост. Е. Гришина. М., 2007. 960 с.
3. Большой словарь иностранных слов / сост. А. Ю. Москвин. М., 2006. 816 с.
4. Захаренко, Е. Л. Новый словарь иностранных слов: свыше 25 000 слов и словосочетаний / Е. Л. Захаренко, Л. Н. Комарова, И. В. Нечаева. 3-е изд., испр. и доп. М., 2008. 1040 с.
5. Катлинская, Л. П. Толковый словарь новых слов и значений русского языка: ок. 2000 слов. М., 2008. 380 [4] с.
6. Крысин, Л. П. Об интернационализации фонда словообразовательных морфем [Электронный ресурс] // Современное русское словообразование и дидактика. М., 2007. С. 6972. иЯЪ: http: //www. philology. ru/linguistics2/ krysin-07. htm.
7. Крысин, Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. М., 2008. 944 с.
8. Маринова, Е. В. Иноязычные слова в русской речи конца XX — начала XXI в.: проблемы освоения и функционирования. М., 2008. 495 с.
9. Новейший словарь иностранных слов и выражений. М. — Минск, 2002. 976 с.
10. Новый словарь иностранных слов: более 20 000 слов и статей / гл. ред. В. В. Адамчик. Минск, 2008. 1088 с.
11. Словарь иностранных слов и выражений / авт. -сост. Е. С. Зенович. М., 2003. 778 [6] с.
12. Современный русский язык: активные процессы на рубеже XX—XXI вв. / Е. И. Голованова и др. — отв. ред. Л. П. Крысин. Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. М., 2008. 712 с.
13. Современный словарь иностранных слов: толкование, словоупотребление, слово-
образование, этимология / Л. М. Баш, А. В. Боброва и др. 5-е изд., стереотип. М., 2005. 960 с.
14. Толковый словарь современного русского языка. Языковые изменения конца XX столетия: более 7000 слов и устойчивых сочетаний / ИЛИ РАН — под ред. Г. Н. Скляревской. М., 2005. XLVI, 894 [4] с.
15. Трофимова, Г. Н. Языковой вкус интернет-эпохи в России. Функционирование русского языка в Интернете: концептуальносущностные доминанты: монография. 2-е изд., испр. и доп. М., 2009. 440 с.
16. Хабургаев, Г. А. Заимствование как проблема лексикографии и исторической лексикологии русского языка // Вестн. Моск. гос. унта. 1989. Сер. Филология. № 4. С. 3−9
17. Хайдарова, В. Ф. Слова, из которых соткана Сеть: краткий словарь интернет-языка / под ред. С. Г. Шулежковой. Магнитогорск, 2011. 322 с.
18. Шагалова, Е. Н. Самый новейший толковый словарь русского языка XXI в. М., 2011. 413 с.
19. Шагалова, Е. Н. Словарь новейших иностранных слов (конец XX — начало XXI в.): более 3000 слов и словосочетаний. М., 2010. 943, [1] с.
20. Online Etymology Dictionary [Электронный ресурс]. URL: http: //www. etymonline. com/ index. php.
21. White Whois — о доменах черным по-белому [Электронный ресурс]. URL: http: // wwhois. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой