Лексико-семантический анализ фразеологических единиц с глагольным компонентом бить в брянских говорах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 408. 7
ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С ГЛАГОЛЬНЫМ КОМПОНЕНТОМ БИТЬ В БРЯНСКИХ ГОВОРАХ
Ю.В. Милютина
В статье анализируется семантика фразеологизмов брянских говоров с глагольным компонентом бить на материале наименований лиц. Привлекаются в сравнительно-сопоставительном плане факты других русских говоров, а также близкородственных восточнославянских языков. Делаются выводы об активных контактах брянских говоров с белорусским и украинским языками, что обусловлено историей Брянского края, о преобладании в данной тематической группе именований с отрицательной коннотацией.
Ключевые слова: диалект, семантика, фразеологизм, междиалектное, межязыковое контактирование.
Русская диалектная фразеология в настоящее время активно исследуется в разных аспектах: изучаются особенности функционирования устойчивых словосочетаний в говорах, проблемы фразеологической синонимии, антонимии, омонимии и вариантности, определяется компонентный состав фразеологизмов и т. д. Диалектными фразеологизмами принято считать устойчивые словосочетания, не зафиксированные словарями литературного языка, имеющие лексическое отличие от литературного фразеологизма в компонентном составе и грамматическое отличие в структуре сочетаний [1, с. 149]. А. И. Молотков с полным основанием замечает, что относительная скудность наших сведений о фразеологизмах народных говоров и диалектов русского языка и почти полная неизученность их пока не дает достаточных оснований для обобщений о специфических чертах диалектной фразеологии [2, с. 7]. Вопрос о специфике диалектной фразеологии ставит Е. И. Диброва в работе «О фразеологии верхнедонских говоров» [3, с. 14]. На материале верхнедонских говоров автор производит подробный анализ одного из типов диалектных фразеологизмов — именных словосочетаний. К настоящему времени уточнена семантическая составляющая практически всех фразеологизмов, дана этимология многих фразеологизмов, предложены их различные классификации [4, с. 285].
Фразеологические единицы, как известно, формируются по различным категориальным признакам: эквивалентности слову (В.В. Виноградов), метафоричности (Б.Л. Ларин, Л. М. Бабкин, Р. Н. Попов, М.И. Сидоренко), сверхсловности и воспроизводимости (Н.М. Шанский), цельности номинации (О.С. Ахманова), лексическому значению и компонентному составу (А.И. Молотков). Уделяя серьезное внимание признакам устойчивости и идиоматичности, ряд языковедов связывает эти понятия и с предсказуемостью компонентов на лексическом уровне (В.Л. Архангельский, М.М. Копыленко).
В свое время академик В. В. Виноградов писал о необходимости семантического описания фразеологизмов. Ученый дал образец представления такой классификации для глагольных фразеологизмов литературного языка [5, с. 47]. Однако здесь все еще много неразработанного и неисследованного. Что касается диалектной фразеологии, то адекватному осмыслению ее в определенной степени препятствует недостаток фразеологического материала в областных словарях русского языка.
Попытку наметить некоторые принципы семантической классификации диалектной фразеологии находим в статье В. И. Чагишевой «К изучению семантики диалектных фразеологизмов». Диалектолог выделяет два типа фразеологизмов: 1) устойчивые сочетания, не содержащие в себе экспрессивной окраски и при употреблении стилистически нейтральные- 2) устойчивые сочетания, обладающие экспрессией положительной или отрицательной оценки [1, с. 152].
В данной работе мы проведем лексико-семантический анализ диалектных устойчивых словосочетаний с глагольным компонентом бить на примере говоров Брянской области. Процессуальные фразеологизмы вторичны по образованию, но первичны по значению. Их внешняя форма в массовом материале представляет собой аналог модели словосочетания с типом синтаксической связи управления. Грамматическая оформленность анализируемых единиц обусловлена глагольным компонентом, который является также выразителем категориального значения, функционирующих морфологических категорий лица, залога, вида, времени, наклонения и носителем синтаксических свойств всего фразеологизма [6, с. 8]. Семантика процессуального фразеологизма, как нового языкового образования, отражает дальнейшее углубление и расширение знаний человека о характере разнообразной деятельности, отношений, состояний, бытия. Движение от свободного словосочетания к фразеологизму проявляется в развитии у единиц новых значений, отличающихся более высокой степенью емкости, обобщенности, сложности и широты. В новом языковом образовании значение глагола динамически, скачкообразно изменяется. Движение происходит от номинации свободным словосочетанием конкретного физического действия к обозначению фразеологизмом деятельности, отношений, состояний, бытия, характеризующихся отвлеченностью и принадлежащих к социальной, духовной сферам жизни человека. Названные семантические изменения сопровождаются сменой образа и изменением лек-сико-семантической сочетаемости единицы [7, с. 44].
Рассмотрим диалектные фразеологизмы с глагольным компонентом бить, употребляемые на территории Брянской области. Глагол бить «ударять кого-либо чем-либо, занося руку, палку или какое-либо
другое орудие и опуская его с размаху на кого, что-либо» [8, с. 183] характеризуется наивысшей фразообразовательной активностью. Вне фразеологизма он относится к семантической подгруппе нанесения удара и употребляется с конкретными именами существительными.
Образование процессуального фразеологизма является результатом диалектического скачка от свободного словосочетания, называющего конкретное физическое действие, к фразеологизму, обозначающему отвлеченное понятие. В новом языковом образовании глагол бить утрачивает субкатегориальную сему физического действия, групповую сему физического воздействия на объект, подгрупповую сему нанесения удара и сохраняет самые отвлеченные семы: категориальную процесса и субкатегориальную действия [7, с. 45].
Во «Фразеологическом словаре русского языка» А. И. Молоткова зафиксирован известный фразеологизм бить баклуши в значении «праздно проводить время, бездельничать» [9, с. 34]. Он первоначально означал «раскалывать, разбивать осиновый чурбан на баклуши (чурки) для изготовления их них мелких щепных изделий (ложек, поварешек и т. п.), т. е. делать очень несложное дело» [9, с. 36].
Человек, который не желает работать, тот, кто слоняется без дела, называется носителями говора в Мглинском р-не брйндой (фонетический вар. брында). [Ниработая, шляицца па хатам, бринда, бяздельница] [10, с. 32]. Семантика брянского слова в какой-то мере соотносится с его семантикой в других говорах. Так, в вятских говорах — «девушка небольшого роста, не отличающаяся умом и ленивая" — на Урале — «капризный, обидчивый человек» [11, III, с. 218−219].
В брянских говорах известен фразеологизмы байды бить, брындзы бить с фонетическим белорусским отголоском аффрикаты [дз] в значении «разгуливать по улице, ничего не делая». [Буде вам брындзы бить, идите вечерэть] [12, с. 47]. В территориально близких смоленских говорах известен фразеологизм брынды бить, что означает ничего не делать, праздно проводить время, бездельничать. СРНГ указывает единственно на смолеские говоры [11, III, с. 218−219]. Даный фразеологизм знают также носители русских говоров Гомельской области, однако семантика слова брында в словаре этих говоров не раскрывается [13, с. 17]. Зафиксирован номинатив в смоленских говорах в качестве названия широких рукавов крестьянской праздничной одежды [14, с. 42]. Сюда же, вероятно, следует отнести и брындик, брынжибай — «лодырь», которое можно сблизить с польским brynda — «шутка, баловство». В таком случае слово брынжибай М. Фасмер понимает как «пустобай» (баять), отмечая трудное установление связи с чеш. brynda «бурда, пойло» [15, I, с. 222−223].
В Трубчевском районе известен фразеологизм лынды бить — «бездельничать, избегать работы» [10, с. 196]. В брянских же говорах лында — «лодырь, бездельник». [Сынок, займися дялами, ня будь лындай]. В русских говорах Белоруссии фразеологизм отмечен в таком же значении [13, с. 112]. На Дону известны фразеологизмы бить баглаи — «бездельничать», баглаи напали — «лень напала» [16, с. 30].
В говоре Клинцовского и Климовского районов зафиксирован фразеологизм кайсы бить -«бездельничать» [10, с. 131]. Чрезвычайно интересны мысли В. И. Коваля относительно происхождения и данного фразеологизма, и других, очень близких по модели и семантике. Исследователь исходит из того, что глагольный компонент бить в этих выражениях десемантизирован и реализует не прямое значение «ударять», а категориальную функцию (бить — «выявлять, показывать»). Более того, с точки зрения автора, в этих выражениях нельзя не отметить более широкой устойчивой семантики именных слов-компонентов, «которые соотносятся со словами свободного употребления, обозначающими не конкретные предметы (объекты битья, ударов), а либо отвлеченные, негативно оцениваемые явления (болтовню, праздность), либо их носителей (болтунов и бездельников)» [17, с. 109]. Исследователь находит в лексикографических источниках немалое число семантических соответствий брянскому фразеологизму, однако в значении, близком к брянскому, -«заниматься пустыми разговорами»: в донских говорах бить байки — в том же значении [18, I, с. 12].
Рассмотренные выше брянские диалектные фразеологизмы с глаголом бить, как и фразеологизмы литературного языка, характеризуются определенным «опустошением», размытием его семантики. Е. И. Зиновьева отмечает использование глагола бить во фразеологизмах псковских говоров со значением «изготовлять что-либо особым образом» и возникновение на базе этого значения целого ряда фразеологизмов, специально выделяющих в языке «отрицательно маркированных в народном сознании качеств и действий человека». В составе фразеологизмов такой семантики автор приводит и фразеологизмы банды бить -«говорить от безделья, бездельничать" — брынды бить — «уклоняться от работы, бездельничать» и пр. [19, с. 8]. В донских говорах бить баглаи (баглай здесь — «бездельник») — «бездельничать», бить байдаки (байдак -«бездельник» или «килевое судно с одним парусом) — то же, бить байки (байка — «чучело для приманивания лисы или небольшой вымышленный устный рассказ») — то же- бить байдики (байдик — «посох, палка для опоры, палка вообще») — «бить баклуши, бездельничать» [16, с. 31−32], бить в обморок — «о наступлении обморочного состояния» [16, с. 45]. Очевидно, что лишь во фразеологизме бить байдики исходная семантика глагола еще сохраняется: «бить посохом, палкой по земле во время хождения». Во всех других фразеологизмах, в том числе и брянских, глагол выполняет уже чисто грамматическую функцию: может указывать на время действия, число деятелей. Семантическая структура глагольного компонента бить во фразеологизмах отличается особой сложностью и большим объемом. Большинство фразеологизмов с данным
компонентом, обладая качественно новым значением, сохраняет живую связь со свободными словосочетаниями.
Диалектные фразеологизмы, в том числе и брянские, обладают более широкой, чем в литературном языке, заменяемостью их компонентов в пределах региональной фразеологии, которая создает большую вариативность, чем в литературном языке.
The author of the article analyzes semantics of fhraseological units in Brynsk dialects on the basis of peoples names. Other Russian dialects and closely related east-slavonic languages are also used in the process of comparison. The autor makes a conclusion about active contact of Bryansk dialects with the Belorusian and Ukrainian languages and about the predominance of names with negative connotation in this thematic group.
Key words: dialect, semantics, phraseological unit, contacting of dialects, contacting of languages.
Список литературы
1. Чагишева В. И. К изучению семантики диалектных фразеологизмов (на материале брянских говоров) // Брянские говоры: Сб. научных статей. — Вып.3 / ЛГПИ. Л., 1975.
2. Молотков А. И. Основы фразеологии русского языка. Л., 1977.
3. Диброва Е. И. О фразеологии верхнедонских говоров. // Сб. Вопросы изучения русского языка. Тезисы V научно-методической конференции северокавказских зон. Ростов-на-Дону, 1962.
4. Гришечкина А. М. Фразеологизм как смыслообразующий феномен языковой системы и его влияние на языковую картину страны (на материале русского и французского языков) // Вестник Брянского государственного университета имени академика И. Г. Петровского. 2013. № 2. С. 284−287.
5. Виноградов В. В. О взаимодействии лексико-семантических уровней с грамматическими в структуре языка // Мысли о современном русском языке. Сб. статей под ред. акад. В. В. Виноградова. М., 1969.
6. Казачук И. Г. Управление объектных фразеологизмов: монография. Челябинск, 2006.
7. Радченко Е. В. Развитие значения глагольного компонента в процессуальном фразеологизме // Вестник ЮурГУ 2011. № 22. С. 44−46.
8. Словарь русского языка в четырех томах. М.: Русский язык, 1985. Т. 1.
9. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А. И. Молоткова. М., 1967.
10. Брянский областной словарь / Под ред. Н. И. Курганской. Брянск, 2007.
11. Словарь русских народных говоров / Под ред. Ф. П. Филина, Ф. П. Сороколетова М. -Л., 1965−2002. Вып. 1−35.
12. Расторгуев П. А. Словарь народных говоров Западной Брянщины: Материалы для истории словарного запаса говоров. Минск, 1973.
13. Манаенкова А. Ф. Словарь русских говоров Белоруссии: Ветковские говоры. Минск, 1989.
14. Добровольский, В. Н. Смоленский областной словарь. Смоленск, 1914.
15. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4-х томах. М., 1994.
16. Большой толковый словарь донского казачества. М., 2003.
17. Коваль В. И. Диалектный брянский фразеологизм кайсы бить, его восточнославянские и балтийские параллели // Российско-белорусско-украинское пограничье: провинция как социокультурный феномен. Международная научно-практическая конференция. Брянск: РИО БГУ, 2009. С. 108−112.
18. Словарь русских донских говоров: В 2 тт. Ростов-на-Дону, 1999.
19. Зиновьева Е. И. Семантическая структура глагола бить по данным памятников русского языка и современных псковских говоров // Псковские говоры: синхрония и диахрония. Псков, 2003.
Об авторе
Милютина Ю. В. — кандидат филологических наук, ассистент кафедры русского языка Брянского государственного университета имени академика И. Г Петровского.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой