Лесные дела за частоколом других проблем

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЭКОНОМИКА
рования инфраструктуры для эффективного освоения лесных ресурсов и их воспроизводства, можно сформулировать следующие выводы:
— в многолесной зоне РФ без высокоразвитой производственной, транспортной, социальной, информационно-коммуникационной и рыночной инфраструктуры невозможно рассчитывать на успешное функционирование отраслей лесного сектора-
— затраты на формирование всего комплекса инфраструктурных объектов в регионе значительны, что затрудняет быстрое решение данной проблемы-
— путь к успешному решению проблемы и выходу на траекторию устойчивого развития отраслей лесного сектора лежит в сфере кооперации, при создании инфраструктурного кластера региона, со смежными отраслями и комплексами: АПК, водное и рыбное хозяйство, нефтегазовый комплекс, ЖКХ и др.
Библиографический список
1. Лесной кодекс. Комментарии. — М.: ВНИИЛМ, 2007. — 852 с.
2. Современный экономический словарь. — М.: ИН-ФРА-М, 2003. — 479 с.
3. Энциклопедия лесного хозяйства. — М.: ВНИИЛМ, 2006. — Т 2. — 416 с.
ЛЕСНЫЕ ДЕЛА ЗА ЧАСТОКОЛОМ ДРУГИХ ПРОБЛЕМ
Н.А. МОИСЕЕВ, проф. каф. экономики и организации л/х и л/п МГУЛ, д-р с. -х. наук
Две ассоциации возникают при упоминании о лесах России: во-первых, наша страна — самая многолесная держава мира (все-таки почти четверть мирового лесного покрова приходится на нее) — и, во-вторых, лесной сектор мог бы, и еще надеются, что должен бы (когда-нибудь) стать одним из приоритетных локомотивов национальной экономики. Но пока это только ассоциации. В действительности уровень производства и потребления основных продуктов леса на душу населения в России уступает на порядок промышленно развитым странам, а по абсолютному объему производства теперь уже и развивающимся странам, в том числе Китаю, Бразилии, Индонезии и др. Ресурсный же потенциал освоенных лесов в качественном отношении уже основательно подорван и продолжает ухудшаться. Сами же леса под влиянием многолетней неупорядоченной лесоэксплуатации деградируют.
Разговоры о подъеме лесного сектора и об улучшении лесов ведутся давно, в том числе и на самом высоком государственном
caf-elh@mgul. ac. ru
«Уму непостижимый идиотизм устраивает с людьми российский реализм»
Ф. Достоевский «Не по словам, а по делам судите о них»
(из Библии)
уровне. Но пока только — слова, слова, слова… Теперь же могут сказать, что кризис. Какие уж тут дела! Правда, Президент России Д. А. Медведев как-то выразился, что не надо прятаться за кризис. Но кризис в лесных делах длится уже не годами, а десятилетиями, особенно в последние два. Так в чем же дело? Односложно на вопрос не ответишь, тем более, что корни причин находятся за пределами лесного сектора экономики. Поэтому нам придется коснуться и их.
В России слишком большое число различных по характеру и масштабам реформ, часто совершенно не связанных между собою преемственностью, отражая в основном лишь часто меняющуюся во времени политическую конъюнктуру. В числе их по последствиям для всего народа особо выделяются два противостоящих друг другу революционных преобразования, которые можно назвать «Великими переломами»: одно из них в 30-х гг. ХХ столетия в связи с переходом от капиталистической к централизованно планируемой экономике, другое — в 90-х гг. того же века в
10
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
ЭКОНОМИКА
связи с обратным переходом к капитализму. Эти разнонаправленные, противоположные по социально-экономическому содержанию преобразования и создавали главные проблемы, на решении которых сосредотачивались усилия правителей, которые мобилизовали для этого все ресурсы общества.
В нашу задачу не входит рассмотрение всех реформ и их последствий, отражающихся на судьбе российского общества, а как следствие, на состоянии лесов и на развитии лесного сектора экономики. Но при этом уместно вспомнтиь лидера отечественного лесоустройства профессора М. М. Орлова: «Ничто так не вредно в лесном хозяйстве, как метание из стороны в сторону, постоянная смена направлений, которая приводит к топтанию на месте» [1].
Конечно, могут возразить и напомнить о тех или иных значимых свершениях и достижениях, выделяющихся даже на мировом уровне. Но вся беда в том, что, к сожалению, и они, прошлые достижения, либо не доводились до конца, а то и просто со временем утрачивались. Взять к примеру так называемый «план преобразования природы», принятый по инициативе И. В. Сталина в 1948 г., имевший всемирное значение, но свернутый в 1953 г. с приходом к власти Н. С. Хрущева. Заслуживают внимания имевшие место взлеты фундаментальной и отраслевой науки, в том числе и в лесных отраслях, а также связанная с экономическим и научно-техническим подъемом широкомасштабная индустриализация, механизация, а затем и автоматизация производственных процессов, в том числе на лесных предприятиях. Но из-за непродуманного перехода к рыночной экономике и эти достижения оказались по существу утраченными.
Как-то президент международного Союза лесных исследовательских организаций (JUFRO) проф. В. Лизе на мировом лесном конгрессе в Париже (1991г.) спросил меня, что происходит у нас в стране? Я ему ответил: «Перестройка». На это он своеобразно отреагировал, сказав, что на его памяти у нас всю жизнь идет перестройка.
Самыми неприятными последствиями этого нескончаемого переходного периода являются потеря ориентиров, непреходящих,
выработанных историей развития на практике форм лесоуправления, частая сменяемость кадров, а при последней реформе в связи с принятием «революционного» лесного кодекса и потеря абсолютного большинства квалифицированных кадров, в том числе весьма компетентных работников управления, специалистов и рабочих, чья многолетняя практика была связана с лесом.
Обращает на себя внимание тот прискорбный факт, что многие реформы, особенно последних двух десятилетий, принимались практически без участия лесной, в том числе и научной общественности. Нельзя сказать, что последние безмолвствовали. Даже, если и не просили об этом, представители ее писали предложения, обращались через средства печати и непосредственно к руководству страны. Порою их терпеливо выслушивали. Так было, например, при обсуждении в течение трех лет многочисленных проектов последнего Лесного кодекса РФ. Но решения принимали вопреки мнению общественности, используя ее лишь как ширму: что же вы, мол, хотите, мы вас послушали и этим будьте довольны- но и мы (реформаторы) имеем право на свое мнение и принятие решения по своему усмотрению.
Виновникам такой политики легче было бы отнести ее к годам так называемого тоталитаризма. Но «реформаторы» последних двадцати лет показали «образец» непревзойденного «командного администрирования». Можно подумать, что вся «перестройка» и реформаторская суета задумана и проводится не для самого общества, а лишь для чиновничье-бюрократического аппарата в угоду опекаемых ими представителей спекулятивного капитала, так и не доказавших способности быть эффективными собственниками негаданно свалившихся на них объектов госимущества в результате поспешной приватизации.
Два искусственных кризиса — мировой и предшествующий ему отечественный — лишь обострили сложившуюся ситуацию, обнажили причины и следствия, и заставляют теперь всех задуматься, что же в итоге зигзагообразных и непоследовательных действий мы получили? И как на деле, а не на словах,
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
11
ЭКОНОМИКА
перейти к восстановлению, модернизации и организации устойчивого развития народного хозяйства, в том числе и лесного сектора экономики?
Следует иметь в виду, что анализу, обобщениям и предложениям по выходу из кризиса в целом народного хозяйства и в т. ч. лесного сектора экономики посвящена обширная литература многих авторов, не говоря уже о материалах и решениях многочисленных конференций, форумов и даже государственных советов. Этим вопросам посвящены и многие работы автора, в т. ч. аналитического и обзорного характера [2, 3]. Не пересказывая их, попытаемся осмыслить сложившиеся реалии уже с учетом упомянутого двойного кризиса, продолжительность которого остается неопределенной, и представить возможные меры по спасению остатков производственного потенциала лесного сектора экономики, а затем и по модернизации и переходу на давно декларируемое устойчивое развитие.
Переходя к этим вопросам, следует заметить, что любой сектор экономики, в т. ч. и лесной, не может рассматриваться автономно вне связи с общей политической и социально-экономической ситуацией в стране, а в условиях глобализации и с общей обстановкой в мире.
Наступивший мировой кризис заставил и руководящих деятелей «двадцатки», съехавшихся в начале апреля 2009 г. на саммит, критически отнестись к сложившимся международным отношениям и на словах выразить готовность выработать общий взгляд на необходимость формирования нового мирового порядка.
Переходя к оценке сложившейся ситуации в стране и в окружающем мире, надо иметь в виду, что человеческое сообщество на данном этапе входит не просто в очередной, а в особого порядка кризис, который для преодоления его потребует пересмотра и кардинальных изменений, во-первых, его взаимоотношений с природой, которые все глубже заходят в тупик, а, во-вторых, политических и экономических отношений как между государствами, так и внутри их.
По поводу первого мы уже писали в нашей статье [4], а в данном случае отме-
тим лишь очевидное. Судьба людей на нашей небольшой планете целиком зависит от качества природной среды и ее ресурсов, которые весьма ограничены и в результате расточительного использования истощаются на глазах. Если допустимо образное выражение, то до сих пор люди относились к своей матери-природе как пираты к захваченному ими кораблю, занимаясь грабежом его содержимого. Использование даже возобновимых природных ресурсов не обеспечивалось их воспроизводством, а невозобновимых — своевременной и равноценной заменой их альтернативными. При этом не менее пагубна и оборотная сторона природопользования, приводящая к суммарно нарастающим отходам, включая промышленные выбросы и стоки, которые приводят к загрязнению всех сред биосферы (почвы, воды, воздуха) и, как следствие, к непрерывному ухудшению жизненных условий обитания людей. По мнению не только авторов книги «Пределы роста. 30 лет спустя», но и многих экологов и политологов, если инерция отношений человека с природой сохранится прежней, то необратимой мировой катастрофы не избежать уже к середине XXI века [5−7].
Что же касается доминирующей в мире частнокапиталистической системы хозяйствования, то она давно уже вошла в непримиримое противоречие не только с насущными требованиями людей, но и сохранением природы как среды их существования. Несправедливые социальные отношения между наемной рабочей силой, представляющей абсолютное большинство населения, и так называемыми работодателями в лице представителей капитала, приводят к углублению расслоения общества, поляризации общественных отношений и социальным конфликтам. В межгосударственных отношениях также сохраняются несправедливые отношения и нарастание противоречий между горсткой промышленно развитых стран и остальными, входящими в число слаборазвитых и развивающихся. При этом в условиях истощающихся природных ресурсов усиливаются попытки первых за счет вторых силовыми приемами осуществлять передел сфер влияния и собственности ими. Наглядно это проявляется на
12
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
ЭКОНОМИКА
примере энергетических ресурсов, которыми богаты страны Ближнего Востока.
Великая депрессия 30-х гг. была серьезным испытанием для капитализма и вынудила на примере СССР, которого этот кризис тогда не коснулся, использовать частично его социальные преимущества, придав социально-ориентированные механизмы рыночной экономике. Однако природе капиталистической системы не свойственна социальная справедливость, и пока нет рецептов освободить ее от периодически повторяющихся и все более разрушительных кризисов, безработицы, социальных конфликтов и захватнических войн. Первая и вторая мировые войны были спровоцированы желанием переделать сферы влияния между государствами и расширить «жизненное пространство» в первую очередь за счет России. Но если раньше эти попытки исходили от воинствующего руководства Германии, то последние 60 лет они инициировались представителями сменяющихся поколений руководства США, взявших после распада СССР на себя роль учредителя нового, силового мирового порядка на планете. И хотя президент этой страны Обама выразил желание изменить стратегическую линию поведения своего руководства, но еще нет гарантии, что опасность третьей мировой войны отодвинута, ибо природа капитализма осталась прежней.
На протяжении последних двух десятилетий положение России в окружающем мире отнюдь не улучшается, несмотря на смену политического и экономического режимов и желание ее правителей встроиться в общий фарватер движения капиталистического мира. Скорее наоборот, резкое ослабление в ходе перестройки лишь усугубило ее внутреннее и внешнее положение. И в этом повинны ошибки первых «реформаторов», поддавшихся влиянию западных советников. Надо ли возвращаться к прошлому? Надо! Ибо, не зная корней причин, заложенных в прошлом, невозможно формировать надежное будущее.
дело не в рыночной экономике, поворот к которой был сделан в начале 90-х годов. Рыночная экономика может успешно функционировать и в рамках многоукладной
экономики, в том числе не только на определенных этапах развития капиталистической системы, но и при социалистической системе хозяйствования, что наглядно видно теперь на примере Китая, который всем странам, в том числе и России, показывает пример успешного развития, несмотря на мировой кризис.
Первоначально в рамках СССР был подготовлен переход к «регулируемой рыночной экономике» при сохранении социалистической системы, что подробно и обоснованно было аргументировано в докладе Председателя правительства СССР Н. И. Рыжкова «об экономическом положении страны и концепции перехода к регулируемой рыночной экономике», сделанном 23 мая 1990 г. на третьей сессии Верховного Совета СССР [8]. Там же президент СССР М. С. Горбачев призывал «консолидироваться на главных направлениях, на том, что нужно народам России, делу преобразования общества на принципах демократического социализма». При этом он критически оценивал выступление Б. Н. Ельцина, в котором, по его мнению, предложен отказ от социалистического пути и опасная форма суверенитета для России, которая может привести к развалу Советского Союза [8, стр. 1].
Впоследствии на практике, как известно, через сговор в Беловежской пуще, произошел выход России из СССР и развал последнего, отказ от социалистической системы хозяйства и возврат к капитализму, причем к худшей его форме — олигархической. При этом первые «реформаторы», начиная с Гайдара, и, к сожалению, последующие, руководствовались крайними либеральными взглядами, типа «рыночного фундаментализма», умаляя роль государства во всех сферах общественной деятельности и не допуская его вмешательства в экономику, что и привело к обвалу всего общественного производства, обнищанию большей части населения, а, как следствие, к свертыванию внутреннего рынка, к торможению развития реального сектора, формированию спекулятивной формы рыночной экономики и беспрецедентному масштабу коррупции и организованной преступности. Именно в таком виде Россия вошла в мировой кризис всей ка-
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
13
ЭКОНОМИКА
питалистической системы, от которой многие промышленно развитые страны постепенно начали уже отходить.
По поводу ранее наметившегося отхода развитых стран от капитализма уместно привести мнение всемирно известного социолога Питирима Сорокина, вынужденного в 20-х гг. выехать из России в США и глубоко изучившего характер развития этого лидера капиталистического мира. По его словам, «только лицемеры могут называть экономику Соединенных Штатов экономикой свободного предпринимательства». «В настоящее время отход от капитализма зашел уже настолько далеко, что во всех евроамериканских странах, включая США, подлинная „полнокровная капиталистическая“ или „свободно-предпринимательская“ („free enterprise“) система экономики превратилась лишь в один из секторов экономики этих стран, причем не всегда главный». Ее все более вытесняет «экономика корпораций» и «экономика, регулируемая правительством — и та, и другая существенно отличаются от капиталистической системы» [9].
Но наступивший мировой кризис заставил ряд правителей и общественных деятелей западных стран подумать о необходимости дальнейшего освобождения от «излишков капитализма» и кардинального изменения его «остатков». В одном из интервью президент Франции Н. Саркози заявил, что «кризис — хорошая возможность для обновления капитализма» (Евроньюс, 24. 02. 09.). К слову сказать, еще и до наступления этого кризиса деятели «семерки» и раньше говорили о необходимости поиска «третьего» пути. Этот путь давно предсказывался и западными экономистами под названием «конвергенции», т. е. объединения положительных сторон централизованно планируемой и рыночной экономик при условии их социальной ориентации, свойственной социалистической системе хозяйства.
Логично было ожидать, что в ходе перестройки Россия и повернет на этот путь. Но первые ее реформаторы под влиянием западных советников, не из благих побуждений, встроили ее в «хвост» уходящей капиталистической системы, переняв ее худшие образцы
времен «Дикого Запада». Недаром говорят, что при повторении того, что было вначале трагедией, затем превращается в фарс.
В качестве взгляда со стороны внешнего наблюдателя на сложившуюся ситуацию в нынешней России уместно привести высказывание казалось бы благорасположенной к нашей стране Президента Финляндии госпожи Халонен в ее интервью накануне приезда нашего Президента Д. А. Медведева: «К счастью я не являюсь Президентом России! Российская Федерация похожа на многослойный пирог», в котором намешаны «остаточные явления советского периода, время дикой экономической свободы и попытки проведения реформ» [10].
Вот эта «дикая экономическая свобода», являющаяся выражением взглядов наших ультралиберальных «реформаторов», и привела к развалу промышленности, сельского хозяйства, всей социальной сферы и нанесла непоправимый урон всему Российскому обществу, расколов его на две непримиримые части — горстку олигархов, захвативших по воле первых реформаторов ключевые «куски» государственного имущества и диктующих условия эксплуатации работоспособной части населения, и бесправную наемную рабочую силу. При таком раскладе наивно звучат благие призывы политических деятелей к единству и сплочению, ибо не может быть мира и согласия там, где нет социальной справедливости. На этом фоне не приходится удивляться призывам «очистки всей системы от олигархического балласта» [11]. По мнению академика Е. Велихова, Председателя Общественной палаты Российской Федерации: «Олигархи — особая каста, и, видимо, они скоро вымрут, как динозавры" — созданная «псевдолиберальная экономика принесла нашей стране одно горе» [12].
Еще много веков назад Конфуций говорил, что «управление есть исправление». Если наши правители всерьез, а не на словах, собираются вывести Россию из того хаоса, в котором она продолжает находиться, надо, конечно, прежде всего исправлять те дикие перекосы в социальных отношениях, которые были допущены первыми «реформаторами» и сохраняются до сих пор.
14
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
ЭКОНОМИКА
Автор не призывает еще к одной революции, которая исправила бы негативные последствия произошедшей в 90-х гг. контрреволюции. Но без исправлений явных изъянов последней не обойтись, и потому на мерах, необходимых для этого, следует акцентировать внимание, пользуясь призывом и Президента России Д. А. Медведева к широкой общественности принять участие в выработке конструктивных предложений, в т. ч. и по самому курсу дальнейших реформ. По его словам, «этот кризис существенно изменил наши планы» (НТВ, 07. 03. 09) и «мы должны иметь целостную антикризисную политику».
Но какой она должна быть, эта «целостная антикризисная политика»? Для ответа надо знать стратегические цели этой политики, и, прежде всего, конечно, в социальном отношении: какое общество мы собираемся строить? Общество, в котором богатое меньшинство будет продолжать эксплуатировать беднейшее большинство? Или общество того справедливого социального порядка, при котором сам народ будет «владетелем» природных ресурсов, распорядителем ими и творческим исполнителем решений организованного им гражданского общества, на создание которого ориентируют послания нынешнего и предыдущего Президентов России? Это две несопоставимые альтернативы стратегической антикризисной политики. Первая ведет к дальнейшему разрушению общественных устоев. Вторая — к возможному возрождению России с учетом менталитета ее народов и тех цивилизационных устоев, которые на протяжении тысячелетия укрепляли многонациональное государство и позволяли ему строить мирные отношения с соседями и в том числе с исламским миром, с которым в конфронтацию вступила Западная цивилизация. Третьего не дано.
Те, кто толкают на первую альтернативу, им Россия как Отечество не нужна. Им не нужен и народ со всеми его проблемами. Такая политика — гибельна. Она никогда не объединит народ. Как говорил мэр г. Москвы Ю. М. Лужков, такая политика готовит новый 17-й год [13].
Возможно ли мирным путем перейти с этого гибельного пути на другой путь конс-
труктивного созидания того социального порядка в стране, который устроит весь народ, а не «кучку магнатов», продолжающих «пир во время чумы». Такие возможности есть, и недопустимо ими не воспользоваться.
На первом этапе перехода к социальному порядку должны быть усилены прежде всего меры государственного регулирования. Эти меры сейчас, в условиях кризиса, настойчиво предлагаются и в «западном мире». Глава американской торговой палаты Эндрю Сомерс считает, что «завершилась эпоха свободного рынка, наступила эпоха госрегулирования. Вплоть до национализации» [14]. Лауреат Нобелевской премии Э. Фелис призывает: «только национализация крупных банков может восстановить доверие к банковской системе" — а главный экономист ЕБРФ В. Байтер подтверждает, что «больше нельзя полагаться на невидимую руку рынка», «лучше перерегулировать, но быстро, чем недоре-гулировать и затянуть» [15]. Президент США Обама уже реализует эти ожидания, выкупая в госсобственность обанкротившуюся крупнейшую корпорацию автомобильной промышленности страны «Дженерал Моторс» и принимает меры к кардинальной ее модернизации, не полагаясь на частный сектор.
При переходе к рыночной экономике в России отсутствовал системный подход к госрегулированию- при этом госаппарат не сумел организовать должную координацию управления общественными процессами в динамике их развития. Упорядочению дел мешала и некомпетентность многих ответственных лиц, особенно социально-экономического блока Правительства. Отсутствие общественного контроля со стороны гражданского общества приводит к безответственности и безнаказанности за провал проводившейся неолиберальной политики. Первые радикал-либеральные политики как будто в порядке поощрения продолжают вести ответственные дела, что наглядно видно на примере А. Б. Чубайса, сменившего руководство «ваучерной» приватизацией на РАО ЕЭС, а теперь — на нанотехнологию как ключевое направление инновационной экономики. Такие пассажи отражают продолжающееся пренебрежение общественным мнением.
ЛЕСНОИ ВЕСТНИК 2/2010
15
ЭКОНОМИКА
В числе давно назревших первоочередных мер на первый план выдвигаются:
формирование научно обоснованной долговременной стратегической политики, а на основе ее долгосрочных планов развития на федеральном и региональном уровнях- кардинальная реформа «недоразвитой» (по выражению правителей) банковской системы- решительное пресечение оттока за рубеж отечественного капитала- приоритет внутреннего рынка и реального сектора экономики- кардинальное изменение трудовых и в широком плане социальных отношений между субъектами, представляющими триумвират (государство, население и бизнес) — ориентация на всеобщее высшее образование- эффективная государственная поддержка сферы науки и образования- повышение роли государства в воспитании новых поколений- кардинальное изменение кадровой политики на всех уровнях управления государством, отдавая приоритет высококомпетентным профессионалам. Поясним значимость и характер отдельных из этих мер.
никакие серьезные деяния в мире не делаются без всесторонне обоснованных стратегических планов, которым обычно предшествует глубоко продуманная взвешенная государственная политика. Вот этой фундаментальной основы как раз и не хватало проводившимся, не скоординированным между собой реформам последних двух десятилетий. Не на высоте оказались и первые Президенты СССР и России, инициировавшие и проводившие их. По недавнему интервью Н. И. Рыжкова, бывшего Председателя Правительства СССР, М. С. Горбачев по своим данным не соответствовал лидеру такой крупной страны, как СССР [16]. Б. Н. Ельцин сам в конце концов осознал, что и он не тянет на управление Россией, уйдя досрочно в отставку. Оба они опирались на людей «прозападной ориентации», которые во внешней политике шли на односторонние уступки руководителям США и объединенной Европы. Достаточно вспомнить таких, следовавших в одном фарватере министров иностранных дел, как Шеварнадзе и Козырев, проводивших политику «игры в поддавки», которая привела к потере многих геополитических
позиций. Во внутренней политике социально-экономические реформы проводили люди, слепо уверовавшие в самоорганизующийся рынок, хотя послевоенный опыт Западной Германии, да и других стран, наглядно показал, что цивилизованные рыночные отношения можно построить только с помощью активного участия Правительства и его государственных учреждений. Как следствие до сих пор в стране нет принятой на государственном уровне долговременной политики и стратегических программ развития основных секторов национальной экономики, в том числе и лесного сектора. А в бытность Президента России В. В. Путина и Правительства М. Е. Фрадкова было принято решение о разработке Федеральной целевой программы по глубокой переработке древесины. Руководство МЭРТ свело на нет проводившуюся в этом направлении работу и даже «торпедировало» постановку этого вопроса уже при сменившемся составе Правительства. Было неожиданно услышать из уст В. А. Зубкова на встрече с активом лесных отраслей в Вологде, что такая программа не нужна. Конечно, большой заслугой последнего было создание при Правительстве постоянно действующего Совета по развитию лесного комплекса, с помощью которого была разработана Стратегия развития лесных отраслей. Но и она не была принята в качестве официального документа правительства. Ограничились лишь совместным приказом руководителей Минпромторга и Минсельхоза Р Ф. Таким образом, само Правительство ушло от обязательств по государственной поддержке лесного сектора и ответственности за их выполнение. Правда, могут при этом ссылаться на отдельные распоряжения и поправки, вносимые в Лесной кодекс, которые должны содействовать реализации стратегии. Но этого крайне недостаточно, учитывая, что и сам весьма не совершенный Кодекс вот уже на три года после его принятия парализовал лесопользование в стране, и отдельными поправками, как «заплатками», положение лесных дел не исправить.
Вместе с тем, как мы уже писали ранее [17], сама Стратегия не имеет всестороннего научно обоснованного подхода к ее формированию. Она свелась к заявкам на приоритет-
16
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
ЭКОНОМИКА
ные проекты и отбору их через Минпромторг для инновационных соглашений, которые представляли лишь намерения отдельных инвесторов, согласованных с субъектами РФ, что далеко не всегда соответствует требованиям пространственно целесообразного и эффективного размещения производственных мощностей лесного сектора как «лесного кластера». При этом сами намерения заявителей еще не гарантируют их реализацию, которая зависит от многих внешних и внутренних факторов и в том числе от гарантий Правительства. Не сегодня возникший кризис уже, как известно, привел к замораживанию ряда принятых инвестиционных проектов.
Но и инвестиционные проекты сами по себе еще не решают многих назревших проблем. В числе их давно и пока безрезультатно обсуждается судьба малого и среднего бизнеса, на котором до недавнего времени держалась вся система лесопользования в стране. Несмотря на декларации со стороны первых лиц государства, пока этот бизнес остается в «подвешенном» состоянии и вряд ли в условиях кризиса удержится на плаву. Предлагаемая ему роль субподрядчика у новых арендаторов делу не поможет, учитывая неравноправные отношения партнеров в рамках существующей весьма несовершенной корпоративной системы управления.
Развал малого и среднего бизнеса, на котором последние годы держались рабочие поселки и сфера занятости населения в лесных регионах, рост безработицы в условиях кризиса лишь усложняют решение проблемы нелегальных рубок. С самого начала было ясно, что именно замена разрешительного на заявительный порядок лесопользования и сокращение лесной охраны с ликвидацией лесной службы лишь усугубит положение, и никакие дорогостоящие меры не заменят эффективности лесорубочного билета, изначально определяющего происхождение древесины. Придет время, когда сами арендаторы будут заинтересованы в его введении и восстановлении дееспособной государственной лесной службы на местах, поскольку они не способны будут охранять вверенный им в аренду лесной участок от расхищения.
По новому Кодексу весьма не совершенен и экономический механизм арендных отношений и управления лесами, что приведет к затруднениям введения независимой лесной сертификации, без которой лесопродукция будет блокирована на внешнем, а затем и на внутреннем рынках.
Как известно, в ЕС сейчас принимаются все необходимые меры, чтобы не допустить на их рынки лесопродукцию из ресурсов сомнительного происхождения, при этом лесной сектор России уже давно стоит на особой заметке у европейских импортеров.
однако главными остаются вопросы оживления развития реального сектора экономики и тем более придания ему инновационного характера. Пока до сих пор решения их со стороны ответственных представителей государства сводились в основном к декларациям.
Оживление и развитие реального сектора экономики зависит целиком от одновременного решения ряда взаимосвязанных проблем. Назовем в порядке приоритета следующие из них. Прежде всего недопустимы сложившиеся социальные и экономические отношения между представителями работоспособной части населения, бизнеса и государственной власти. В век инноваций, когда трудящийся человек должен быть творцом в своей области деятельности (для чего тогда разговоры о вложениях в человеческий капитал?) не только недопустимо, но и позорно называться и быть наемной рабочей силой, набивающейся на рынке труда в наем к «работодателю» — в нынешнем виде нередко представляющимся «спекулянтом». «Где же социальная ответственность бизнеса?» — спрашивал Председатель Правительства В. В. Путин собравшихся на совещание в г. Пикалево (июнь 2009 г.). Слова эти по сути относились тогда к олигарху О. Дерипаске, собственнику закрывшихся градообразующих предприятий, заложниками которых стали все, кто трудились на них. Но эти слова относятся ныне и ко многим другим собственникам, которые не сумели, да и не хотели научиться эффективно управлять доставшимся им государственным имуществом. Но упрек Председателя Правительства был также обращен и к
ЛЕСНОИ ВЕСТНИК 2/2010
17
ЭКОНОМИКА
ответственным лицам государственной власти области и района: почему они допустили и не могли разрешить конфликтную ситуацию до его приезда. Но разве это единственный случай? И разве причина только в кризисе? И до кризиса конфликтные ситуации между коллективами предприятий и их собственниками были далеко не редкостью. При этом представители государственной власти, вместо того, чтобы своевременно регулировать их отношения и не допускать конфликтов, чаще всего старались не вмешиваться в их отношения. Пассивной оставалась государственная власть и при заключении трудовых соглашений, часто неравноправных, да и при этом не контролируя их выполнение.
Ведь в чем первопричина нашего (немирового) кризиса? Обедневшая большая часть населения (до 80% от общей численности) из-за недопустимо низкой оплаты труда стала неплатежеспособной, что автоматически обвалило внутренний рынок, естественно затормозив и развитие реального сектора экономики. А в чем причина низкой оплаты труда? Лицемеры говорят, что плохо работает наш человек!!! Но это мнение тех, кто обслуживает нынешнюю так называемую «элиту». Академик Д. С. Львов дал по этому поводу обстоятельные разъяснения [18]. Причина же низкой оплаты труда заключается в дискриминационном разделении доходной части, представляемой «ВВП», между наемной рабочей силой и работодателями.
Ведь даже по официальным данным соотношение душевых доходов между крайними 10% населения (самых богатых и самых бедных) в России по данным С. М. Миронова [19] не меньше 1: 17 (в действительности они в разы больше), тогда как в промышленно развитых странах от 1:3 до 1:5. Плоская шкала налогообложения для излишне богатых и обездоленных существует только в России, опять же в угоду первым. Удельный вес оплаты труда наемной рабочей силы в ВВП в России в 2−3 раза ниже, чем в промышленно развитых странах. Пенсионная система не дает человеку средств на достойное проживание. Как при этих социальных условиях ожидать повышения спроса со стороны населения даже на предметы первой необходимости? А без этого, как извест-
но, невозможно рассчитывать на расширение «скукожившегося» до предела внутреннего рынка, а следовательно, и на оживление реального сектора экономики.
Но изменение этих недопустимых для цивилизованного общества условий зависит прежде всего и главным образом отнюдь не от экономических, а только от политических решений, от политической воли тех, кто взял на себя реформаторскую роль, от тех, от кого зависит государственное регулирование не просто экономических, но и в широком плане социальных отношений. Начать надо хотя бы с малого: с активного участия в формировании трудовых соглашений, с контроля за их исполнением, наказания тех, кто умышленно уходит от социальной ответственности, укрываясь в «бегах» в своем отечестве или за границей. Отрадно было услышать на встрече
16. 07. 09 с предпринимателями Центрального федерального округа предупреждение генерального прокурора России Ю. Чайки, что будут привлекаться к ответственности те из них, кто нарушает своевременность выплаты зарплаты, долги по которой в этом году возросли в 2 раза.
Последняя статья Ю. М. Лужкова «Кризис транскапитализма и Россия» [20] с эпиграфом из слов Махатмы Ганди: «Нас погубит — политика без принципов, богатство без труда, … бизнес без морали» — аргументированно доказывает, что корень бед кроется в монетаристском курсе, слепо проводившемся все годы перестройки в России с подачи западных советников и обанкротившегося МВФ. Этот курс привел к спекулятивному накоплению капитала, его утечке за рубеж, расхищению природных ресурсов и дальнейшему развалу общественных устоев. Только от первых лиц государства и от их политической воли зависит исправление этого беспредела. И, конечно, радуют первые шаги Президента России и Председателя Правительства по регулированию ценовой политики в технологической цепочке производства продуктов потребления, заострение внимания «на накрутках» цен торговых «операторов», многочисленных посредников-поставщиков, демонстрирующих на деле старую пословицу «один с сошкой, но семеро с ложкой». Обра-
18
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
ЭКОНОМИКА
щено, хотя и весьма недостаточное, внимание на спекулятивный характер банковской системы, которая все последние два десятилетия стояла в стороне от «реального сектора» экономики. Применительно к инвестиционным проектам, на которые в Стратегии по лесному сектору делается главная ставка, трудно не согласиться с мнением Президента Союза лесопромышленников Красноярского края О. Дзидоева: «Меня очень настораживает судьба этих проектов. Без солидных банковских кредитов здесь не обойтись, а она — банковская система, какая-то вредительская. Другого выражения не подберешь». «Банки должны работать на реальный сектор экономики с доступными процентами по кредитам на более длительные сроки» [21].
Но сегодня подается чуть ли не достижением просительная рекомендация сверху банкам снижение процентной ставки до 11%, с добавкой около 3% коммерческим банкам. О каком реальном секторе, тем более инновационного характера, может идти речь?
Промышленно развитые страны в условиях кризиса для оживления реального сектора демонстрируют, как в соревновании между собой, снижение процентных ставок даже с 3−5% («заоблачных» для нас) до 1−2%. Наш же финансовый идеолог, министр Кудрин, обосновывает необходимость сохранения высоких процентных ставок для сдерживания инфляции. Но инфляция порождена и поддерживается ростом именно спекулятивного капитала (пена для «пузырей») на торговых сделках, а также на бесконечных спекуляциях недвижимостью. И, как следствие, проводимая монетаристская политика, нынешняя банковская система и спекулятивная рыночная экономика «крутятся» в замкнутом кругу, поддерживая друг друга. Время выйти из этого порочного круга, но для этого надо руководствоваться другой идеологией, ориентированной на внутреннего массового потребителя, на развитие реального сектора экономики, на повышение платежеспособности населения посредством упомянутого выше социально справедливого распределения ВВП и на ряд других шагов, которые в условиях кризиса вынуждены были использовать и Рузвельт в 30-х гг. про-
шлого века и нынешние правители семерки, обуздывая непомерные аппетиты олигархов и управляющих банковской системой, далеких от государственных интересов. Но и этих перечисленных мер недостаточно.
Ведущиеся политиками разговоры об инновационной экономике весьма далеки от реального их воплощения. За годы перестройки основательно подорван научный потенциал страны, в т. ч. и всего лесного сектора экономики. Особенно пострадала отраслевая наука. Проводившийся с подачи руководства МЭРТ курс на акционирование и приватизацию научных учреждений и резкое сокращение финансирования научных исследований, неготовность частного сектора взять на себя бремя затрат на науку и использование инноваций привел по существу к ликвидации многих отраслевых институтов, даже головных (ЦНИИМэ, ЦНИИМОД, ВНИИБ), к закрытию и разворовыванию опытных хозяйств, экспериментальных заводов и конструкторских бюро, что подкосило лесное машиностроение и сделало страну заложницей дорогостоящего импортного оборудования. И пока до сих пор никаких серьезных мер не принимается к возрождению утраченного научного потенциала. По данным Президента Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России М. В. Тацюна, начиная с 1990 г. финансирование отраслевой науки сократилось в 16 раз. Полностью прекращено финансирование лесной науки Министерством науки и образования РФ [22]. Низкая оплата труда научных работников привела к оттоку молодежи из научных учреждений и утрате интереса к научной сфере. Естественная убыль старшего поколения серьезно осложнит подготовку новых научных работников. Послевоенной Германии на восстановление утраченных научных школ по этой причине потребовалось много десятилетий. И России грозит эта же опасность, если руководство страны безотлагательно не примет решительные меры по кардинальному изменению положения дел в науке и образовании.
В условиях спекулятивной рыночной экономики общим опасным фоном в стране является резкое снижение у молодежи мотивации к труду, утрата существовавшего
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
19
ЭКОНОМИКА
ранее трудового воспитания, тяги к знаниям, желания достичь высокого мастерства каждого в избранном деле, не ради наживы, а для служения отечеству, как гражданского долга. Большую разрушительную роль в этом направлении продолжают играть многие средства массовой информации, и особенно телевидение, агрессивно разрушая национальную культуру и многовековые традиции, развращая молодежь и настраивая ее на праздный образ жизни и «легкие» средства наживы. Государство в лице всех ее ветвей власти, по существу, самоустранилось от необходимости постоянной и серьезной государственной поддержки национальной культуры как средства воспитания молодежи в духе любви к своему народу и Отечеству и желания защиты его от посягательств извне.
Чтобы кардинально изменить общую атмосферу социальных отношений и предотвратить продолжающийся рост социальной напряженности, которая рано или поздно приведет к необратимым нежелательным последствиям для всех без исключения, надо вернуть трудящемуся населению уверенность в завтрашнем дне путем создания условий для труда, которые не должны зависеть от далекого от общественных и государственных интересов сложившегося ныне типа работодателя, руководствующего лишь личной наживой, которая, как известно, границ не знает. Бесконечная смена собственников предприятий при их перепродаже, участившиеся рейдерские захваты и годами тянущиеся «войны» за право обладания наиболее доходными из них, стали, к сожалению, повседневной действительностью, ставя рабочие коллективы в положение невольных заложников с утратой средств для пропитания и содержания своих семей. На этом общем фоне «лесные войны», как и лесные пожары, стали не редкостью и держат трудящиеся массы в напряжении, а то и оставляют надолго без работы и оплаты своего труда. Вспомним историю с Выборгским ЦБК, который переходил из рук в руки от одного владельца к другому, и настойчивые просьбы к власти коллектива этого предприятия оставить ему право на труд, а для этого и на коллективное владение предприятием [23]. Местная власть осталась
глухой к этим настойчивым просьбам, предпочитая не вмешиваться в стихию отношений спекулянтов. Но и тогда, и сегодня при подобных ситуациях власти следовало поддержать коллективы подобных предприятий, причем, используя законные основания, которые в условиях кризиса уже используются за рубежом и робко у нас.
Для примера сошлемся на США, которые с самого начала наши реформаторы взяли за образец, но не используя как раз те стороны, которые лучше подходят для менталитета нашего народа. В этой стране среди различных типов производственных объединений заметное место занимают так называемые народные корпорации, в которых акции принадлежат членам работающего коллектива. Управление ими осуществляются наемными менеджерами, оплата которых зависит от эффективности корпораций, но без права владения акциями. Установлены и ограничения для каждого члена коллектива на долю акций от общей стоимости предприятия, чтобы не допустить монополизации и захвата объединения в спекулятивных целях.
Такого рода кооперативы на начальном этапе перестройки предполагались и имели место и в России, но они быстро сошли со сцены, ибо и спекулянты со стороны, и сами управляющие ими, пользуясь периодически возникающими затруднениями, скупали акции членов коллектива и по своему произволу дальше уже единолично решали судьбу предприятий вплоть до их продажи следующим собственникам. И все это в рамках «дикой экономической свободы» считалось нормой установившихся рыночных отношений, в условиях которых пышно расцветала теневая экономика и криминалитет.
Сейчас руководство нашей страны вынуждено идти на финансовую помощь олигархам в громадных размерах (например свыше 4 млрд долл. О. Дерипаске), опасаясь отхода стратегически важных предприятий зарубежным партнерам, правда с оговоркой исключения последующей национализации, в надежде на возврат долга нынешним собственником этих предприятий. Следует ожидать, что при наличии внешних займов частным сектором (около 500 млрд долл.) го-
20
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010
ЭКОНОМИКА
сударство вынуждено будет повторять свою взаимопомощь нерасчетливым хозяевам своих активов, используя ту же «стабилизационную подушку».
Но с общегосударственных интересов для излечения рыночной экономики России от тяжелейшей болезни «олигархизма» предоставляемую финансовую помощь следует использовать именно для национализации стратегически важных для безопасности страны объектов, которые оказались с самого начала их передачи в частных руках по близорукости первых реформаторов, которые меньше всего думали о последствиях, с которыми столкнулась страна сегодня, с утратой многих стратегически важных направлений промышленности (авиация, судостроение, машиностроение). Для их возрождения нынешнее руководство страны вынуждено создавать госкорпорации и выделять для их функционирования значительные государственные средства.
Что же касается лесного сектора экономики, то изначально стратегически важнейшими его объектами, от развития которых зависит эффективность всех лесных отраслей, были целлюлозно-бумажные комбинаты (ЦБК), самые капиталоемкие и с длительным сроком окупаемости, построенные в соответствии с семилетним планом (1958−1965 гг.) развития народного хозяйства СССР.
Именно эти объекты по недомыслию реформаторов были практически за бесценок переданы не просто частному сектору, а в основном зарубежным лицам, как оказалось в большей степени заинтересованным в недопущении усиления конкуренции наших предприятий на зарубежных рынках.
Но ни отечественный, ни зарубежный инвесторы до сих пор так и не проявили интереса к широкомасштабному развитию этой промышленности, ограничиваясь в основном лишь намерениями.
Время рано или поздно подтвердит, что дальнейшее развитие ЦБП как ключевого звена в лесном секторе экономики, не обойдется без активного участия государства, в том числе и финансирования, притом не только на создание соответствующей инфраструктуры, но и на значительную долю в прямых
производственных инвестициях, что только в этом случае привлечет и частных инвесторов, для которых участие государства явится главной гарантией успеха дела. В данном случае мы не вдаемся в систему стимулов, которые ныне предлагаются для вовлечения инвестора (снижение арендной платы, таможенной пошлины и т. п.), которые пока решающей роли не сыграли.
Но что касается участия самих тружеников лесных отраслей, то, наряду с госкорпорациями, следовало бы передавать часть национализированных (через финансовую помощь государства) активов не олигарху, не справившемуся с управлением своими предприятиями, а коллективам предприятий с рассрочкой возврата государству финансовой помощи до 20−30 лет и на льготной процентной ставке, как при задуманном ранее ипотечном кредитовании на приобретение жилья.
Некоторые представители властных структур намеренно в угоду представителям спекулятивного капитала упрямо повторяют тезис, что государство не самый эффективный собственник. Теперь же обнаружилось обратное, что самым неэффективным собственником оказались представители крупного спекулятивного капитала, влезшие в громадные внешние долги и вынужденные теперь залезать в карман государства.
С самого начала перестройки проповедовалась идея о необходимости организации многоукладной экономики, т. е. предоставления права и равных возможностей для развития самых различных типов производственных объединений с разной комбинацией форм собственности, что создавало бы наиболее благоприятные условия для устойчивого развития всей национальной экономики. Между тем, провозгласив на пороге перестройки этот тезис, реформаторы шарахнулись в одну крайность — передачи государственного имущества, даже стратегического назначения, в основном в частные руки, номенклатурно избранным представителям спекулятивного капитала. Пора этот перекос исправлять и вернуться не на словах, а на деле, к многоукладной экономике, в составе которой должны быть и государственные стратегически важнейшие объединения, и коллективные
ЛЕСНОИ ВЕСТНИК 2/2010
21
ЭКОНОМИКА
народные предприятия, и мелкий и средний частный бизнес, о котором «наверху» много говорят, но пока он что-то не процветает.
Применительно к лесному сектору проблема кооперации мелкого, среднего и крупного бизнеса исключительно актуальна, но она не нашла отражения ни в Лесном кодексе, ни в подзаконных актах к нему, которые требуют в этом направлении серьезных поправок.
Но реализовать такую кооперацию возможно только при активном участии представителей государственной власти, и на федеральном уровне, и на уровне субъектов РФ, выстраивая соответствующие меры государственного регулирования, в том числе и в особенности ценовой политики и оплаты труда по всей сквозной технологической цепочке от лесовыращивания до переработки ресурсов леса, не допуская одностороннего решения этого вопроса тем, кто венчает эту цепочку. В этом деле надо использовать инициативу Председателя Правительства В. В. Путина, вынужденного разбираться в накрутках цен на продукты питания теми, кто завершает эту цепочку. Применительно к лесным отраслям следовало бы в отдельных типичных для них регионах совместно с привлечением региональной власти, бизнеса, представителей наемной рабочей силы, профсоюзов и научных работников провести разбор сложившегося положения дел и разработать рекомендации по кооперации мелкого, среднего и крупного бизнеса и регулирования ценовой политики и оплаты труда в рамках общего их объединения для принятия соответствующих поправок в законодательные акты, тарифные и трудовые соглашения. Эта работа должна быть неотложной, и инициатива по ее организации должна исходить от исполнительной власти всех уровней, но в особенности субъектов РФ, которым переданы полномочия по управлению лесами. В принципе совместная работа в этом направлении могла бы привести к упорядочению положения лесных дел, к разбору «завалов», накопившихся за многие годы. Безусловно, представители науки должны и могут принять самое активное участие в этой сложной работе на партнерских основаниях со всеми другими участниками.
Сложившиеся положение лесных дел в стране тяжелое, но не безнадежное при условии, что все партнеры, связанные с лесом, сознательно будут руководствоваться созданием баланса общественных интересов, заботясь о благе государства и всех населяющих его народов, а не отдельных прослоек и их представителей. При этом не следует забывать, что и в нашей стране, и в мире в целом, кризис связан прежде всего не с экономикой, а с плохим управлением. Кризис и в лесном секторе связан в первую очередь с неудовлетворительным управлением на всех его уровнях. И последний Лесной кодекс РФ лишь усугубил проблемы управления и отдельными отраслями, и лесным сектором в целом. Переброска мелких управленческих подразделений из одного министерства в другое управление лесными делами не улучшит. До сих пор за лесные дела отвечают многие министерства, никем не координируемые и несогласованно действующие. Для такой большой страны, как наша, являющейся самой многолесной державой мира, недопустимо быть в хвосте не только развитых, но и развивающихся стран. Давно пора создать в Правительстве самостоятельный федеральный орган, отвечающий не только за управление лесами, но и за государственную политику и регулирование всего лесного сектора экономики.
Будем надеяться, что и первые лица государства когда-нибудь, рано или поздно придут к этому же выводу. Но лучше, если не поздно.
Библиографический список
1. Орлов, М. М. Очерки лесоустройства в его современной практике / М. М. Орлов. -Л. -М.: Изд. нар. ком. земледелия, «Новая деревня», 1924. — 304 с.
2. Моисеев, Н. А. Лесное хозяйство России за 100 лет / Н. А. Моисеев // Аналитический ежегодник «Россия в окружающем мире». — М.: МНЭПУ, 2001. — С. 80−99.
3. Лесной сектор экономики России за 30 лет, аналитический ежегодник «Россия в окружающем мире». — М.: МНЭПУ, 2007. — 311 с.
4. Моисеев, Н.А. О взаимоотношениях человека, общества и природы / Н. А. Моисеев, Т. И. Моисеева // Лесное хозяйство. — 2009. — № 1. — С. 8−14.
5. Медоуз, Д. Пределы роста. 30 лет спустя / Д. Медоуз, Й. Рандерс, Д. Медоуз. — М., 1991. — 342 с.
6. Кинг, А. Первая глобальная революция / А. Кинг, Б. Шнайдер. — М., 1991. — 340 с.
22
ЛЕСНОЙ ВЕСТНИК 2/2010

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой