Особенности развития Сталинградского краеведения в 1920-1930-х годах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© А. Л. Клейтман, 2008
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
УДК 908(470. 45)
ББК 63. 3(2Рос-4Вог)61
ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ СТАЛИНГРАДСКОГО КРАЕВЕДЕНИЯ В 1920—1930-х ГОДАХ
А.Л. Клейтман
В статье проанализирован ряд малоизученных вопросов, связанных с деятельностью общества краеведения и бюро Истпарта Сталинградской губернии в 1920—1930-х годах. Анализ не использовавшихся ранее исторических источников позволил автору установить ряд неизвестных фактов, касающихся развития краеведческого движения в Сталинграде, и тем самым устранить существовавший пробел в исследованиях провинциальной историографии Юга России. В статье приведены фактические материалы, представляющие значительный интерес для широкого круга исследователей.
Ключевые слова: краеведение, Истпарт, Царицын, Сталинград, краеведческие организации, история Нижнего Поволжья.
Коренной переворот в политической, социально-экономической, культурной жизни общества, произошедший после установления в стране советской власти, внес существенные изменения в облик отечественной исторической науки в целом, а также в облик российского регионоведения. Советское правительство стало уделять пристальное внимание проблемам краеведения, рассматривая его как особое проявление творческой активности освобожденного трудового населения государства, после Октябрьской революции 1917 г. получившего возможность принимать участие в научной деятельности [26, с. 535].
В 1922 г. было организовано Центральное бюро краеведения (далее — ЦБК), ставшее центром по руководству краеведческим
движением в стране. В 1925 г. ЦБК, находившееся ранее в ведении Академии наук, было передано в подчинение Главнауке Наркомп-роса. Важным научным центром развития отечественного регионоведения стал Петроградский экскурсионный институт, в котором трудились известные ученые И. М. Гревс,
Н. П. Анциферов, выработавшие основные принципы экскурсоведения, рассматриваемого ими как особый методологический подход к изучению истории. При активном содействии ЦБК в регионах стали создаваться местные краеведческие общества, кружки.
В 1920-е гг. возникает новое своеобразное направление в рамках всероссийского краеведческого движения, связанное с деятельностью Истпарта — организации, занимавшейся изучением истории коммунистической партии и революционного движения. 21 сентября 1920 г. В. И. Ленин подписал указ о создании Комиссии по истории Октябрьской ре-
волюции и Рабочей коммунистической партии. С 1 декабря 1921 г. Комиссия из ведения Наркомпроса перешла в ведение ЦК РКП как отдел ЦК. 31 января 1922 г. было направлено официальное письмо всем губко-мам и областкомам РКП с указанием приступить к организации областных и губернских бюро Истпарта, которые являлись отделами местных исполнительных комитетов, подчинялись Истпарту Ц К. Создавались также коллегии Истпарта, в состав которых входили партийные работники, пожелавшие оказывать поддержку работе бюро [33, с. 14]. На протяжении 1922−1923 гг. бюро Истпарта были созданы во всех губерниях РСФСР [там же].
Образование Царицынской губернии, активное социально-экономическое развитие региона, рост численности местного населения, повышение уровня его образованности, а также дальнейшее развитие местной периодической печати и издательского дела стали причинами активизации развития царицынского краеведения.
В 1922—1924 гг. в качестве центра краеведческого движения в Царицыне стало выступать бюро Истпарта. После организации бюро в губернском центре стали привлекаться партийные работники из населенных пунктов губернии для работы в качестве уполномоченных Истпарта, и к 1925 г. уполномоченные работали во всех уездных, районных, окружных центрах губернии, не было их только в Николаевском и Ленинском уездах [34, с. 19−20].
В Государственном архиве Волгоградской области сохранились многие документы Царицынского бюро Истпарта, на основании которых можно сделать выводы об основных направлениях и итогах его деятельности в 1920—1930-е годы. Основной целью работы Истпарта было написание сочинений о развитии революционного движения в Царицыне и его окрестностях в конце XIX — начале XX века. Работники бюро Истпарта, возглавляемого в первые годы после его организации Я. Холщевниковым, начали свою работу со сбора материалов, которые могли бы послужить источниками для изучения заданной темы: проводился сбор архивного материала об истории революционных организаций, действовавших на территории Царицынской гу-
бернии- осуществлялся поиск материалов периодической печати о выступлениях и забастовках рабочих и восстаниях крестьян (см., напр.: [13, с. 27−28]) — проводились встречи, велась переписка с очевидцами событий — местными революционерами, участниками Гражданской войны (см., напр.: [11]) — записывались биографии участников революционных событий (см., напр.: [10- 13]). Собранные материалы использовались для написания исторических очерков, посвященных становлению и развитию революционного движения в различных населенных пунктах, входивших в 1920-х гг. в Царицынскую губернию. До настоящего времени сохранились неопубликованные историко-краеведческие очерки о событиях 1905 г., 1917 г. в Царицыне, а также в Солонской волости, ст-це Алексеевской, сл. Даниловке и других населенных пунктах [10- 12]. Некоторые из неопубликованных работ имели любительский, публицистический характер [16], но часть статей были написаны с использованием большого количества самостоятельно собранного источникового материала и, как представляется, по своей структуре и содержанию могут быть оценены как полноценные научные исторические исследования (см., напр.: [25- 32]).
До 1926 г. в качестве одного из направлений деятельности Царицынского бюро Ис-тпарта можно назвать сбор и публикацию краеведческого материала, не имевшего отношения к истории революции. На заседании коллегии агитпропотдела Царицынского РКП (б) 4 февраля 1925 г., протокол которого сохранился до нашего времени, заведующий бюро Истпарта Я. Холщевников критиковался за «уклон, имеющийся в работе Истпарта в сторону сбора и обработки материалов чисто краеведческого характера, не имеющего никакого отношения к выяснению развития революционного движения в Царицыне» [34, с. 19−20]. Начиная с 1926 г. в документах Истпарта перестает упоминаться имя Я. Хол-щевникова, но на страницах местной периодической печати появляются многочисленные заметки этого исследователя, в которых приводятся сведения о деятельности Сталинградского общества краеведения. По-видимому, после критики со стороны партийного руководства краевед оставил пост заведующего бюро
Истпарта, стал принимать более активное участие в деятельности краеведческого общества. В печатных и неопубликованных материалах Царицынского бюро Истпарта после 1925−1926 гг. также не встречаются сочинения историко-краеведческой тематики, не связанные с историей коммунистической партии и революции. Роль организационного центра историко-краеведческого движения переходит к созданному в 1924 г. краеведческому обществу.
В мае 1924 г. при Губплане было организовано Царицынское общество краеведения [23, с. 6], утвержден его устав [1, с. 7], а в августе этого же года в рамках общества был выделен исторический отдел [2, с. 5]. Одной из основных задач Царицынского общества краеведения была популяризация регионове-дения — «вовлечение как можно большего числа членов, а главное, учащейся молодежи» [17, с. 7]. Вновь созданная регионоведческая организация в своей деятельности по изучению истории опиралась на поддержку более опытных саратовских ученых — проводились совместные экспедиции, археологические раскопки [там же].
Активное содействие обществу краеведения оказывал краеведческий музей: 8 июня
1926 г. обеими организациями была осуществлена первая экскурсия в Ельховскую балку, целью которой было обследование места находки древнего каменного топора, обнаруженного случайно одним из сталинградских жителей- позже проводились экскурсии в долину р. Царицы и другие исторические места [3, с. 4].
В середине 1920-х гг. происходит переосмысление термина «краеведение», по-новому определяются цели и задачи краеведческого движения. Профессор Воронежского сельскохозяйственного института Б. А. Келлер считал, что местным исследователям необходимо изучать в первую очередь особенности природных условий, почвы, для того чтобы способствовать наиболее быстрому и эффективному сельскохозяйственному и промышленному освоению всей территории государства [15, с. 18]. Партийный деятель тов. Губанов на страницах газеты «Борьба» главной целью общества краеведов провозглашал «изучение производственных сил края», «выявление его природных богатств и нужд» [6, с. 2].
На страницах местной периодической печати Сталинградское общество краеведения критиковалось за недостаточно активную работу, в качестве недостатков отмечалось меньшее, чем в соседних губерниях, количество краеведческой популярной литературы, доступной для широких слоев населения, малочисленность, а также недостаточная активность уездных и волостных краеведческих кружков. Для привлечения большего числа местных жителей в краеведческое движение в октябре 1926 г. была организована первая губернская краеведческая конференция. Через заводоуправления крупнейших заводов на конференцию приглашались рабочие и служащие [4, с. 4]. Согласно распоряжению губис-полкома, тех, кто пожелал принять участие в конференции, руководство должно было освободить от работы на время ее проведения [5, с. 1]. На конференции обсуждались вопросы, связанные с сельскохозяйственным, промышленным освоением края, затрагивались проблемы, касавшиеся народного образования, здравоохранения в губернии.
Помимо крупных губернских конференций, на которых обсуждались в первую очередь вопросы, связанные с «промышленным краеведением», сталинградское общество проводило заседания, посвященные историческим вопросам, — 22 октября 1926 г. прошло собрание краеведов, на котором был заслушан и обсуждался доклад по истории Сареп-ты [28, с. 4].
К 1927 г. Сталинградское общество краеведения состояло из трех отделов: естественно-исторического, этнографического и общественно-экономического, вело научно-исследовательскую работу как в гуманитарном, так и естественно-научном направлении. Летом
1927 г. краеведы совершили экспедиции в поймы рек Ахтубы и Хопра, в ходе которых изучались природные особенности долин рек, были осуществлены многочисленные археологические находки, собраны богатые этнографические материалы [14, с. 4]. Важнейшим итогом экспедиций, по мнению Я. Холщевни-кова, стало обнаружение залежей железной руды в Хоперском округе [30, с. 6].
Сталинградское общество краеведения уделяло большое внимание совместной исследовательской и образовательной работе с учи-
телями из сел и деревень губернии. На губернской краеведческой конференции 1926 г. общество обратилось «к учительству губернии со специальным обращением, где приглашало способствовать росту краеведческого движения» [29, с. 4]. Как отметил Я. Холщевников, к 1927 г. было зарегистрировано 49 краеведческих пунктов — 28 кружков и 21 отдел [там же]. Учителя присылали в общество самостоятельно составленные небольшие историко-экономические очерки о своих населенных пунктах, снабжали информацией о находящихся поблизости от них залежах извести и мела, которая могла в дальнейшем использоваться при определении возможных мест строительства заводов по изготовлению известкового кирпича [там же].
В качестве образцовой краеведческой ячейки приводился в пример остальным краеведческим пунктам губернии кружок, организованный дубовским учителем Лаврентьевым. Летом школьники совершали экспедиции в окрестности Дубовки, в ходе которых изучали особенности животного и растительного мира, смогли обнаружить залежи кварцевого песка. Под руководством учителя также была совершена экскурсия на Водянское городище времен Золотой Орды, где была найдена фаянсовая посуда, монеты, переданные школьниками в краеведческий музей [22, с. 2].
Помимо организации экспедиций и экскурсий по территории губернии, члены Сталинградского общества краеведения в 1927 г. принимали участие в III Всероссийской конференции краеведов, занимались сбором материала для издания первого сборника научных трудов, устанавливали научные контакты с краеведческими объединениями соседних губерний [20, с. 4].
В 1928 г. Сталинградское общество краеведения стало осуществлять более активную образовательную и пропагандистскую работу среди рабочей молодежи — читались лекции на заводах, в клубах. В мае была проведена краеведческая конференция [9, № 3048, с. 4]. Начиная с 1928 г. сталинградские краеведы стали уделять большее внимание изучению культуры народов, проживавших на территории губернии, в составе общества начал работу отдел по изучению нацменьшинств, от-
вечавший за это направление [9, № 3056, с. 4]. За лето 1928 г. был организован целый ряд экспедиций, изучавших различные аспекты истории, этнографии, биологии, географии, геологии региона. Одной из них, прошедшей порядка 100 км от ст-цы Лог до ст-цы Голубин-ской, было обнаружено древнее городище близ х. Хлебного Иловлинского района. Отделом по изучению нацменьшинств были проведены экскурсии, собиравшие этнографические материалы о быте мордовского населения в с. Нижний Балыклей и с. Рахинка [19, с. 4]. Общество краеведения поддерживало отношения с саратовскими коллегами: в августе
1928 г. с докладом «Новые данные о Царицыне XVII в.» в Сталинграде выступал
А. А. Гераклитов [7, с. 4].
1929 г. был юбилейным для Сталинградского общества краеведов, сами регионове-ды, а также местные власти проводили оценку достигнутых успехов, строили планы на будущее. Работники окрисполкома считали, что существовали как положительные, так и отрицательные аспекты деятельности краеведов. В качестве важнейших достигнутых ими успехов представители региональной власти отмечали открытие залежей железной руды в Хоперском округе, пирита в Котель-никовском округе. Однако, как полагали работники окрисполкома, краеведческое общество оставалось немногочисленной организацией, в деятельность которой в полной мере так и не были вовлечены местные культурные силы [24, с. 4].
По мнению известного сталинградского краеведа Я. Холщевникова, за пять лет своего существования общество добилось больших успехов. В качестве важнейших достижений он отмечал увеличение количества членов общества с 18 человек в 1924 г. до 185 человек по городу и 150 человек по райотделам в 1929 г.- активную работу по сбору археологических материалов и поиску полезных ископаемых- а в сфере изучения истории края — составление брошюры, посвященной истории Царицына — Сталинграда. Я. Холщевников также отмечал большое значение проводившейся этнографической работы — в ходе экспедиций осуществлялся сбор песен, частушек, собранные материалы частично публиковались [31, с. 4].
В начале 1930-х гг. в связи с продолжавшимся установлением тоталитарного режима в Советском Союзе, пересмотром представлений лидеров коммунистической партии о значении гуманитарных наук в социалистическом обществе изменилось отношение правительства к краеведческому движению. С 1930 г. начал выходить новый журнал «Советское краеведение», сменивший собой краеведческие журналы 1920-х гг. «Известия ЦБК» и «Краеведение» и провозгласивший в первом своем номере, что наступает «новый этап в краеведении», должна произойти «перестройка рядов краеведения для активного участия в социалистическом строительстве, замена старых задач академического краеведения новыми, отвечающими эпохе диктатуры пролетариата» [27, с. 1]. В начале 1930х гг. было значительно урезано финансирование многих краеведческих обществ, стала более жестко контролироваться их деятельность. Регионоведы были вынуждены заниматься изучением только тех тем, которые одобрялись ЦБК.
На очередном краеведческом съезде, проходившем в Сталинграде в 1930 г., в качестве важнейших направлений деятельности общества краеведов были названы: в естественно-научном отношении — поиск полезных ископаемых, которые могли бы использоваться местной промышленностью, а в сфере гуманитарных наук — изучение социальных процессов, проходивших в деревне, в частности изучались деревни Акатовка и Винновка [18, с. 4]. В местной периодической печати в качестве основных успехов районных краеведческих обществ назывались «обследование кустарной промышленности», «изучение колхозного и антирелигиозного движения» [8, с. 4].
В 1930—1935 гг. на страницах местной периодической печати практически не освещалась деятельность общества краеведов. Единичные опубликованные в этот период статьи, посвященные историко-краеведческой тематике, носили ознакомительный, популярный характер, не имели научного значения.
В 1935 г. продолжавшиеся в стране репрессии затронули ряды сталинградских краеведов. В июне 1935 г. по подозрению в создании контрреволюционной организации
был арестован бывший директор краеведческого музея В. А. Лавреньтев, в июле — известные исследователи Г. С. Сколков, Я. Г. Холщевников, П. Ф. Чернавин, С. М. Фокин и другие [21, с. 22]. Всего по делу краеведов проходило около двадцати человек, получивших после суда различные сроки наказания (от 4 до 10 лет).
В 1936 г. был опубликован составленный
В. Алексеевым сборник «Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге XV-XVШ вв. «, являвшийся переизданием важнейших источников по истории Нижнего Поволжья, содержащих в том числе информацию об истории Царицына в указанный период. В сборник вошли записки А. Оле-ария, К. де Бруина, Яна Потоцкого, выдержки из сочинений академиков — участников Оренбургской экспедиции конца XVIII века. В предисловии был приведен очерк В. Алексеева об освоении Нижнего Поволжья в XV — начале XVI в.- сообщая сведения об истории края в XVII-XVШ в., исследователь ограничился лишь рассказом о народных восстаниях К. Булавина и Е. Пугачева.
Издание указанного сборника было последним важным в научном отношении событием в сталинградском краеведении. Несмотря на то, что в Сталинграде продолжало свою работу бюро Истпарта, его деятельность носила идеологический, пропагандистский, а не научный характер. В публиковавшихся Ист-партом статьях, монографиях затрагивались такие вопросы, как заслуги Сталина в организации обороны Царицына, успехи красной конницы в боях за Царицын в годы Гражданской войны и т. д. Разгромом Сталинградского общества краеведов был нанесен окончательный удар по местному регионоведению, сумевшему возобновить свое развитие только в 1950—1960-е годы.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Борьба. — 1924. — № 1915 (109). — С. 7.
2. Борьба. — 1924. — № 1991 (185). — С. 5.
3. Борьба. — 1926. — № 2523 (129). — С. 4.
4. Борьба. — 1926. — № 2645 (251). — С. 4.
5. Борьба. — 1926. — № 2652 (258). — С. 1.
6. Борьба. — 1926. — № 2658 (264). — С. 2.
7. Борьба. — 1928. — № 3186 (194). — С. 4.
8. Борьба. — 1930. — № 3627 (33). — С. 4.
9. В обществе краеведов // Борьба. — 1927. -№ 3048 (56) — № 3056 (58). — С. 4.
10. Государственный архив Волгоградской области (ГАВО). — Ф. Р-346. — Ед. хр. 23.
11. ГАВО. — Ф. Р-346. — Ед. хр. 26.
12. ГАВО. — Ф. Р-346. — Ед. хр. 28.
13. ГАВО. — Ф. Р-346. — Ед. хр. 30.
14. Изучение р. Ахтубы и экспедиция в Хоперский округ // Борьба. — 1927. — № 9 2828 (135). — С. 4.
15. Келлер, Б. А. Производственное краеведение и его задачи в условиях Сталинградской губернии / Б. А. Келлер // Хозяйство на новых путях. -1925.- № 11. — С. 18−23.
16. Киселев, Е. М. Зверский налет бандитов на Дубовку: (ист. очерк) / Е. М. Киселев. — ГАВО. -Ф. Р-346. — Ед. хр. 23. — С. 29−39.
17. Краеведение // Борьба. — 1924. — № 1927 (121).- С. 7.
18. Краеведческий съезд // Борьба. — 1930. -№ 3620 (25). — С. 4.
19. Краеведы действуют // Борьба. — 1928. -№ 3220 (228). — С. 4.
20. Краеведы за работой // Борьба. — 1927. -№ 2974 (281). — С. 4.
21. Моников, С. Н. Дело сталинградских краеведов / С. Н. Моников // Вопросы краеведения. -2000. — Вып. 6. — С. 22−25.
22. Образцовая краеведческая ячейка // Борьба. — 1927. — № 2896 (203). — С. 2.
23. Организация общества краеведения // Борьба. — 1924.- № 1925 (119). — С. 6.
24. Поддержка обществу краеведения // Борьба. — 1929. — № 3335 (39). — С. 4.
25. Серегин, Т. Откуда добывали оружие и как Штаб Обороны Советов города Царицына снабжал таковым Красногвардейские отряды рабочих и бедноту сельских местностей в 1917—1918 гг. / Т. Серегин. — ГАВО. — Ф. Р-346. — Ед. хр. 26. — С. 35−52.
26. Соболев, В. С. Академия наук и краеведческое движение / В. С. Соболев // Вестник РАН. -2000. — Т. 70, № 6. — С. 535−541.
27. Советское краеведение. — 1930. — № 9 ½.
28. Холщевников, Я. В обществе краеведения / Я. Хзлщевниюв // Борьба. — 1926. — № 9 2633 (239). — С. 4.
29. Холщевников, Я. Краеведческая работа в губернии / Я. Холщевников // Борьба. — 1927. -№ 2892 (199). — С. 4.
30. Холщевников, Я. Результаты краеведческой экспедиции / Я. Холщевников // Борьба. — 1927. -№ 2920 (227). — С. 6.
31. Холщевников, Я. Сегодня юбилей общества краеведения / Я. Холщевников // Борьба. — 1929. -№ 3432 (136). — С. 4.
32. Хроника общественно-политических событий в Царицынской губернии за 1918−1920 гг. -ГАВО. — Ф. Р-346. — Ед. хр. 44.
33. Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). — Ф. 1. — Оп. 1. -Ед. хр. 67.
34. ЦДНИВО. — Ф. 1. — Оп. 1. — Ед. хр. 136.
FEATURES OF STALINGRAD REGIONAL ETHNOGRAPHY DEVELOPMENT
IN 1920−1930
A.L. Kleytman
The article is devoted the little-studied problems concerning to the activity of the Regional Ethnography Society and Stalingrad Governorate «Bureau Istparta» (the Committee of gaining and studying documents of the history of revolutionary movement, the October revolution and Communist Party) in 1920−1930. Based on non-used historic resources the author determined some unknown facts concerning to development of the Regional Ethnography in Stalingrad, thus eliminated the existing gap in the provincial historiography researches of the South of Russia. The author mentioned the facts are of considerable interest for the researcher community.
Key words: regional ethnography, Istpart, Tsaritsyn, Stalingrad, regional ethnography organizations, history of Nizhny Povolzhye.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой