Генрих v Ланкастер и идея двуединой англо-французской монархии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГЕНРИХ V ЛАНКАСТЕР И ИДЕЯ ДВУЕДИНОЙ АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЙ МОНАРХИИ
А.В. Сидяка
Кафедра всеобщей истории Историко-архивный институт Российский государственный гуманитарный университет Миусская пл., 6, Москва, ГСП-3, Россия, 125 993
С деятельностью английского короля Генриха V Ланкастера (1413−1422) связан один из ключевых этапов Столетней войны между Англией и Францией. В годы его правления оба королевства были близки к объединению в двуединую монархию под началом одного короля. В настоящей статье предпринимается попытка исследовать появление идеи двуединой англо-французской монархии, пути ее реализации и причины ее конечного фиаско.
Ключевые слова: Генрих V Ланкастер, Столетняя война, двуединая монархия, феодальная империя, становление национальных государств.
На девять лет правления английского короля Генриха V Ланкастера (1413−1422) приходится время, пожалуй, максимальной политической мощи средневековой Англии. Два крупнейших королевства тогдашней Европы — Англия и Франция — были очень близки к объединению в двуединую монархию с ним во главе, что формально превратило бы их в одно государство. Наиболее очевидной причиной фиаско, которое потерпел этот замысел, стала скоропостижная смерть английского короля. Однако вполне возможно, что подобный план изначально был обречен, ведь чувство взаимной неприязни (если не сказать ненависти) между французами и англичанами, обостренное Столетней войной, низводило его, скорее, в разряд утопии. Тем не менее, исследование идеи и модели предполагаемого англофранцузского королевства в XV в. представляется, на наш взгляд, весьма интересным.
Идея двуединой англо-французской монархии не была чем-то уникальным в средневековой Европе. В 1385 г. Польша и Литва объединяются в единое государство посредством династического брака- в 1397 г. по Кальмарской унии объединяются в единое королевство Дания, Швеция и Норвегия- и, наконец, в 1479 г. два крупнейших государства Пиренейского полуострова, Кастилия и Арагон, через династический брак объединяются в единое Испанское королевство. Насколько реальной была возможность подобного объединения Англии и Франции? По словам французского медиевиста XIX в. Ш. Пти-Дютайи, начиная с XI в. обе страны жили в состоянии сим-
биоза (1), — иначе говоря, культурные, исторические и политические основания для такого объединения были весьма и весьма весомыми.
В 1412 г. подобного рода замысел был «подсказан» еще Генриху-принцу в посвященной ему поэме Томаса Хокклива «О правлении государя». В произведении выражалась глубокая печаль по поводу междоусобной войны, терзавшей Францию, и выражалась мысль, что объединение двух королевств было бы угодно Богу и навеки прекратило бы непрекращающееся пролитие христианской крови (2). Эта идея была с большой готовностью подхвачена Генрихом V и стала, на наш взгляд, главным лейтмотивом его правления — с первых дней пребывания этого короля на английском престоле и вплоть до самой смерти. Понимание ее сути существенно дополнит изучение политического портрета этого монарха.
Как же решал Генрих задачу создания двуединой монархии? В ходе заседания парламента в 1414 г. при поддержке палаты лордов он формулирует свои требования к французскому королю: возвратить земли, которые тот «вероломно отнял у англичан», указывая на былое наследие династии План-тагенетов — Анжу, Мэн, Турень (3). Позже этот список земель расширился за счет Бретани, Фландрии и даже половины графства Прованс (4). В том же году не преминул появиться стих неизвестного поэта, «напоминающего» Генриху V о его наследии за Ла-Маншем и о делах его предка Эдуарда III, триумфатора начального этапа Столетней войны: «Во Францию отправился король Эдвард, Воевать за свое наследство- И это также и Ваше наследство…» («To ffraunce kyng Edward had queryle, Hit was his kynde heritage- And ye han ie same style. «) (5).
Следует отметить, что в дипломатических документах того времени Генрих V не требует присоединения этих территорий к Англии. Совокупность прав на данные земли формулировалась как «homage, superiority and lordship» (6). Последнее слово здесь несет наибольшую смысловую нагрузку и означает «власть феодального лорда». Таким образом, в XV в., во время становления национальных государств, становятся востребованными идеи аморфных феодальных монархий времен классического Средневековья.
В 1415 г. начинается война. В эпоху, охарактеризованную британским исследователем жизни Генриха V Г. Ф. Хатчисоном как время, когда «замок феодального мира еще стоял, но порох и артиллерия уже начинали угрожать его стенам» (7), военные действия Генриха V против Франции имели характер уже весьма анахроничного для XV в. феодального chevaucheе, окончившегося знаменитой победой при Азенкуре. С 1417 г. характер военных действий коренным образом меняется. Генрих V приступает к планомерному захвату Нормандии и других земель на севере Франции, увенчавшемуся заключением 21 мая 1420 г. договора в Труа — «учредительного» документа двуединой монархии. Таким образом, период с 1417 по 1420 г. стал настоящим триумфом английского короля, который, по словам того же Г. Ф. Хатчисона, «блеском своей славы осветил начало заката средневекового мира» (8).
Приведенные цитаты из работы этого британского исследователя могут натолкнуть на резонный вопрос: чем же мы можем считать военные действия короля — неким ярким отблеском феодального мира Высокого Средневековья или же политикой правителя и полководца нового типа, плоти от плоти XV в. О многом здесь может сказать письмо Генриха V, писанное незадолго до битвы при Азенкуре королю Франции и воспроизведенное в хронике Ж. Ле Февра. В нем Генрих V напоминает Карлу VI о том, что разделенные ныне «благородные королевства Англии и Франции некогда были нераздельны» и своим союзом «украшали Дом Божий» (9). Судя по всему, Генрих V имел в виду времена Анжуйской империи XII в. -обширного комплекса земель в Англии и Франции под властью королей из дома Плантагенетов. Королевства тогда отнюдь не были едиными, однако сама идея универсалистской империи, связанная с именами английских королей Генриха II и Ричарда Львиное Сердце, переживала расцвет. XII в., эпоха «классического» Средневековья, представляется своеобразным политическим идеалом Генриха V — с этим-то идеалом он и высадился в 1415 г. во Франции.
Обратим внимание, что битве при Азенкуре предшествовал весьма яркий символический жест — целование земли Генрихом V и всем его войском, описанный поэтом-современником Дж. Лидгейтом (10). Трудно сказать, сколько в этом описании реальности, а сколько литературного вымысла, однако для нас важна семантическая составляющая этого символического жеста — король, целующий землю, рассчитывает на ее «поддержку», на удачу в битве, которую он на ней обретет. Видимо, эта французская территория рассматривалась им как часть своего «политического тела» (11). Отсюда строгие запреты Генриха V, касающиеся привычной для феодальных войн практики — грабежа местного населения. Согласно хронисту Жану Жувеналю дез Юрсену, английский король запретил любые формы насилия по отношению к мирным жителям — весьма редкое для Средних веков явление (12).
Особой защитой Генриха V пользовалась церковь, и результат не преминул сказаться: именно в стане священнослужителей двуединая монархия находила своих апологетов, которые пытались рассеять страхи местного населения, ведь, по словам епископа Арфлера, Генрих — это «наш сеньор, который не желает вредить своей стране» («nostre seigneur le roy d’Angleterre ne veut pas gaster son pays») (13).
Договор Генриха V с герцогом Бургундским и французским королем Карлом VI, подписанный в 1420 г. в Труа, стал основным документом, в котором обрисовывались контуры будущей двуединой монархии. В определенном смысле тон его был задан в преамбуле и первой статье, в которых объявлялось о браке Генриха V с дочерью французского короля Катериной и о признании Карлом VI Генриха V своим «сыном и наследником». После смерти французского короля его корона переходила к Генриху V, а в дальнейшем — к потомкам Генриха V и Катерины. Сын Карла VI и Изабеллы Ба-
варской Карл, «именующий себя дофином», объявлялся незаконнорожденным и подлежал высылке из Французского королевства (14).
На наш взгляд, формально договор в Труа носил династический, «семейный» характер. В нем не говорилось о выплате контрибуции, захваченных землях и правах победителя. В документе восстанавливались «справедливость» и «семейная идиллия» — Генрих V представал как «законный» наследник французского престола. В договоре говорилось о завоеваниях, но лишь о тех, которые еще предстояло совершить: Генрих V обязывал себя снова подчинить власти своего «отца» мятежные территории, поддерживающие «бастарда» Карла. Также, по причине недееспособности «отца», «сын и наследник» принимал в управление Францию, в которой обещал снова водворить порядок и справедливость, и управлять ею «согласно ее законам, обычаям и правам» (15).
Идее соединения двух династий посредством брака Генриха V и Катерины был придан провиденциальный смысл, который Дж. Лидгейт впоследствии выразил в рондо о восшествии на престол их отпрыска — Генриха VI: «по воле Бога, к великой радости Англии и Франции, соединились ветви Эдуарда Исповедника и Людовика Святого» (16). Отметим и факт, что еще в 1417 г., после взятия Руана, Генрих V пообещал горожанам восстановление и соблюдение привилегий и свобод, которые те имели в годы правления Людовика Святого (17).
Объединенное королевство предполагало сохранение своих законов и обычаев обеими сторонами (18). Однако, несмотря на это заверение, палата общин английского парламента выказала обеспокоенность в связи с заключением договора. Англичане боялись, что создание двуединой монархии приведет к тому, что Англия будет играть подчиненную роль по отношению к более крупной и густонаселенной Франции (19). Еще в 1340 г., после принятия Эдуардом III титула французского короля, многие англичане выказывали точно такую же озабоченность. В результате Эдуард III в специальном документе объявил, что «Английское королевство не должно находиться в подчинении и покорности у королей Франции» (20). То же самое пришлось сделать и Генриху V в ходе заседания парламента в 1421 г. (21).
Наконец, Генрих V и герцог бургундский Филипп Добрый поклялись в Труа никогда не вступать в переговоры с «дофином Вьеннуа» Карлом, «принимая во внимание бесчисленное количество преступлений и бесчинств, содеянных им на территории Франции» (22). Имелась в виду замешанность Карла в убийстве герцога Бургундского Иоанна Бесстрашного в 1419 г. во время переговоров на мосту в городе Монтеро.
Один из сторонников двуединой монархии, хронист Ангерран Монст-реле сообщал о том, как после заключения договора в Труа Генрих V и Карл VI прибыли в Париж. Из хроники видно, как парижане готовились встретить своего короля и его наследника. Улицы города были богато украшены дорогими тканями и коврами, возле ворот Парижа Карла VI и Генриха V встре-
чала пестро наряженная процессия горожан, которые продолжали приветствовать их обоих «на всех улицах города, по которым те следовали» (23). Хронист не сообщает нам о верноподданнических песнях или стихах, которые могли петь и декламировать горожане. Однако это делает автор описания въезда в Париж Генриха VI, сына Генриха V и Катерины, в 1431 г. Стихи были такие по духу: «Ваши верные французские подданные Вам сохранили корону» («Vous vraes subgiez francoise Vous ont la couronne gardee») (24). Такой пиетет парижане выказывали (хотя бы внешне) королю двуединой монархии уже после подвигов Жанны д'-Арк и начавшегося освободительного движения. Есть основания полагать, что в 1420 г. подобные «верноподданнические» чувства были еще сильней.
В несколько ином свете события тех годов описываются в другом важнейшем источнике — «Дневнике п

Статистика по статье
  • 4
    читатели
  • 1
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • ГЕНРИХ V ЛАНКАСТЕР,
  • СТОЛЕТНЯЯ ВОЙНА,
  • ДВУЕДИНАЯ МОНАРХИЯ,
  • ФЕОДАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ,
  • СТАНОВЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ,
  • HENRY V LANCASTER,
  • HUNDRED YEARS WAR,
  • DOUBLE MONARCHY,
  • FEUDAL EMPIRE,
  • EMERGING OF NATIONAL STATES

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы & mdash- Сидяка Алексей Владимирович

С деятельностью английского короля Генриха V Ланкастера (1413−1422) связан один из ключевых этапов Столетней войны между Англией и Францией. В годы его правления оба королевства были близки к объединению в двуединую монархию под началом одного короля. В настоящей статье предпринимается попытка исследовать появление идеи двуединой англо-французской монархии, пути ее реализации и причины ее конечного фиаско.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой