Особенности реализации коммуникативных стратегий в конфронтационных ситуациях педагогического общения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

значений семантики возможных миров в виде типологических классов и их частных значений.
Примечания
1 Философский словарь / под. ред. М. М. Розенталя, П. Ф. Юдина. — М.: Изд-во полит. лит., 1968. — С. 259.
2 Толкиен, Дж. Р. Р. О волшебных сказках / Дж. Р. Р. Толкиен // Утопия и утопическое мышление. — М.: Прогресс, 1991. — С. 287.
3 Столнейкер, В. С. Прагматика / В. С. Столнейкер // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1985. — Вып. 16. — С. 421.
4 Степанов, Ю. С. Константы. Словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. — М.: Языки рус. культуры, 1997. — С. 40−41.
5 Рикер, П. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение / П. Рикер // Теория метафоры. — М.: Прогресс, 1990. — С. 426.
6 Тураева, З. Я. Лингвистика текста и категория модальности / З. Я. Тураева // Вопр. языкознания. — М., 1994. — № 3. — С. 110.
7 Гак, В. Г. Высказывание и ситуация / В. Г. Гак // Проблемы структурной лингвистики — 1972. — М.: Наука, 1973. — С. 358.
8 Дейк, Т. А. ван. Стратегии понимания связного текста / Т. А. ван Дейк, В. Кинч // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1988. — Вып. 23. — С. 187.
9 Кацнельсон, С. Д. Речемыслительные процессы / С. Д. Кацнельсон // Вопр. языкознания. — М., 1984. — № 4. — С. 6.
10 Мышкина, Н. Л. Значение необходимости и способы передачи этих значений в оригинальных и переводных текстах немецкой и русской научной речи: дис. … канд. филол. наук / Н. Л. Мышкина. — М., 1978. — С. 21−23.
11 Бондаренко, В. Н. Аналитические и синтетические способы выражения модальности в немецком языке / В. Н. Бондаренко // Иностр. яз. в шк. — 1978. — № 4. — С. 3435. См. также Шакирова, Р. Д. Эпистемический статус высказывания (на материале совр. нем. яз): автореф. дис. … канд. филол. наук / Р. Д. Шакирова. — М., 2006. — C. 21−24.
12 Hesse, H. Ausge'^hlte Werke. Vierter Band. Das Glasperlenspiel / H. Hesse. — Frankfurt am Main: Suhrkamp Verlag, 1994. — S. 121−122.
13
Шакирова, Р. Д. Эпистемический статус высказывания. — C. 21−24.
14 Strittmatter, Th. Raabe Baikal / Th. Strittmatter. — Zurich: Diogenes Verlag, 1992. -S. 266−267.
15 Jelinek, E. Die Klavierspielerin / E. Jelinek. — Hamburg: Rowohlt Taschenbuch Verlag, 2000. — S. 87.
16 Duden Die Grammatik der deutschen Gegenwartssprache / P. Grebe — Bibliographisches Institut. — Mannheim — Wien — Zurich: Dudenverlag, 1973. — S. 118.
17 Hesse, H. Ausgewahlte Werke. — S. 291.
18 Mann, K. Mephisto Roman einer Karriere / K. Mann. — Berlin — Weimar: AufbauVerlag, 1971. — S. 52.
И. В. Певнева
ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ В КОНФРОНТАЦИОННЫХ СИТУАЦИЯХ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ
Статья посвящена особенностям предпочтения коммуникативных стратегий конфронтации, кооперации или нейтралитета в речевых ситуациях конфликта, возможным в профессиональной педагогической коммуникации в диаде «преподаватель — студент». Рассмотрены базовые культурно обусловленные причины особенностей американского и русского коммуникативного поведения, влияющие на выбор стратегического поведения в конфликтогенной ситуации общения и нашедшие подтверждения в экспериментальном исследовании.
Ключевые слова: коммуникативное поведение, конфликт, коммуниктивные стратегии, педагогическая коммуникация.
Любые сбои и конфликты в профессиональном общении, как правило, являются результатом нарушения межличностного взаимодействия. Межличностный конфликт представляет собой взаимное отрицательное восприятие людей и ответную отрицательную реакцию на слова и поступки. Среди потенциальных конфликтообразующих причин в профессиональной коммуникации можно назвать следующие: негативная оценка одного из участников коммуникации и унижение его личности, подчеркнутая разница (дистанция) с ориентацией на принижение достоинств реципиента, игнорирование эмоционального состояния собеседника, нежелание одного из речевых партнеров налаживать эмоциональный контакт1. Межличностное общение в профессиональном педагогическом пространстве осложнено еще и особенностями вертикальной коммуникации и эмоциональной атмосферы, свойственной общению в процессе обучения.
Коммуникативная конвенциональность с ориентацией на достижение компромисса в конфликтогенной ситуации общения в большей степени свойственна американской коммуникативной культуре и реализуется либо в виде коммуникативных стратегий конструктивного характера, либо в позиции нейтралитета. На склонность к выбору стратегий конфронтационного или конструктивного порядка могут оказывать влияние культурно-обусловленные различия в уровне эмоциональной ориентации. Так, сдержанность и дистанцированность в конфликтогенных ситуациях общения более свойственны американскому языковому сознанию, а спонтанность проявления эмоций зачастую является причиной конфликтогенности речи у русских. Можно утверждать, что принцип позитивности (приветливость и улыбка) является одним из центральных принципов американской коммуникативной культуры: быть открытым, излучать позитивное настроение и доброжелательное отношение к окружающим. Улыбка, несомненно, является ликообразующим элементом американской культуры. В бытовой и профессиональной сфере общения она означает отсутствие агрессивности, заинтересованность в коммуникации, готовность к сотрудничеству, готовность оказать услугу и почтение, преуспевание и удачливость, достойный уровень благосостояния2. Вежливое обращение, невторжение в личное пространство человека, сохранение «лица» собеседника, отсутствие давления на принятие решений, соблюдение политической корректности — все эти правила зафиксированы в рамках американского кодекса поведения и, соответственно, отражаются в языке.
Особенности и ценности национальной американской культуры обусловливают выбор и приоритет коммуникативных стратегий в речевом общении. Так, принцип бесконфликтного общения сводит к минимуму употребление стратегии речевой агрессии, стратегия манипулирования возможна, но не приветствуется кодексом поведения, поскольку ставит под угрозу базовую ценность личности («ликоугрожаю-щий акт») и приватность. Принципы позитивности и вежливости способствуют реа-
лизациям конструктивных моделей коммуникативного поведения, в частности, стратегиям компромисса и сотрудничества.
В отличие от неконфронтационной коммуникативной политики американского общения, к особенностям русской коммуникативной модели поведения можно отнести стремление к речевой доминантности (приоритет стратегии манипулирования, речевой агрессии), эмоциональность общения (тактики возмущения, оскорбления, давления, сочувствия, поддержки), повышенную оценочность (стратегии речевой агрессии и манипулирования, тактики упрека, критики, совета, требования), любовь к спорным обсуждениям (склонность к конфронтационным стратегиям в целом).
Использование коммуникативного давления представляется нам характерным проявлением особенностей русского коммуникативного поведения. В тактику давления мы включаем следующие наиболее характерные для русской коммуникации тактики: угроза, требование и другие тактики, характерные как для реализации стратегии манипуляции, так и для речевой агрессии в рамках общей деструктивной или конфронтационной стратегии коммуникации. Носителям русской коммуникативной культуры тактика давления свойственна как в вербальной, так и в невербальной форме, причем игнорирование правил сохранения коммуникативного баланса при горизонтальной или вертикальной коммуникации не ограничивает выбор вербальных средств воздействия.
Нами были изучены вербальные реакции на речеситуативные модели в конфронтационной коммуникации американских студентов (г. Лок-Хейвен, США) и представителей российской молодежи (студентов государственных высших учебных заведений г. Кемерово). Общее количество респондентов составило 498 человек. Результат анкетирования мы подвергли математической обработке, а для доказательства достоверности результатов исследования использовали статистический критерий углового преобразования Фишера.
Каждый из предложенных вариантов вербальной реакции мы соотнесли с определенной тактикой в рамках коммуникативных стратегий кооперации, конфронтации или нейтралитета. Полученные данные о распределении вербальных реакций американских и российских респондентов в рамках коммуникативных стратегий представлены на рисунке.
конфронтация кооперация дистанцирование
Коммуникативные стратегии в ситуации педагогического
конфликта
При выборе вербальных реакций на конфронтационную речеситуативную модель в педагогическом общении американскими студентами конструктивная стратегия коммуникации, ставящая целью учет собственных интересов, а также интересов собеседника, имеет явный приоритет. В независимости от роли инициатора или ре-
ципиента конфронтации и ролевой дифференциации, наблюдается сохранение коммуникации в рамках конструктивной модели общения. Несмотря на присутствие вертикальных коммуникативных отношений в педагогической коммуникации, анализ вербальных реакций американских студентов показал отсутствие ожидаемых вербальных реакций с манипуляционной нагрузкой со стороны вышестоящего, а также приоритет конструктивной модели общения или позиции нейтралитета. Однако, при угрозе личностному достоинству или провокации на конфликт, доля конфронтационных реакций американских респондентов резко возрастает. Ожидаемые реакции со стороны американских преподавателей характеризуются обращением к конструктивной модели общения с использованием сохранением «лица» партнера по коммуникации, несмотря на вертикальный коммуникативный баланс: «You are welcome to my office later and I will try to explain it to you better «, «Why don’t we set up a meeting time so we can go over it». Важно отметить наличие конфронтационной реакции на нарушение личностного пространства, а также свободу самовыражения, являющейся одной из базовых культурных ценностей США и неразрывно связанной в американском сознании с понятием свободы и индивидуальности: «Tell them it is America and they can dress and look how ever they want to! «, «Americans can dress how we want in class», «I would defend the student, because individuality is the success of this nation».
Аналогичным образом и коммуникативное поведение российских респондентов тяготеет к неконфронтационным стилям общения. Тем не менее, данные исследования позволяют сделать вывод о том, что доминирующей стратегией в конфронтационной или потенциально конфронтационной коммуникативной ситуации в педагогическом общении является стратегия дистанцирования и возможность обращения к вербальной реакции с высокой эмоциональной нагрузкой в рамках конфронтационной стратегии (аппеляции к власти, речевой агрессии или манипулирования) в ситуациях провокации конфликта со стороны преподавателя. Российскими студентами используются конфронтационные реакции манипулятивного плана с обращением к тактике поучения или назидания, часто с использованием модальных глаголов или повелительного наклонения: «Преподаватель должен учить человека знаниям, а не обсуждать его внешний вид!», «Посмотрите на себя!», «Знаете, это его личное дело, а вы следите за собой!». Особенностью русского коммуникативного поведения в педагогическом общении можно назвать аппеляцию к латентноконфронтационной стратегии коммуникации в потенциально конфликтогенных ситуациях. Примером реализации данного вида конфронтационной стратегии могут служить следующие вербальные реакции студентов в ситуации педагогического конфликта: «Ага, хорошо (сам подумаю: проще сдохнуть, у трупов-то нет личной жизни)», «Да, конечно, (не буду спорить с преподом, себе дороже)». В реакциях на конфронтационные модели российские респонденты, особенно женского пола, нередко обращаются к употреблению междометий для интенсификации эмоциональности: «Ой, ну, пожалуйста, не надо!!!», «Ой, ужас!!! Тройку не ставьте, умоляю!!!» Стратегия дистанцирования или нейтралитета в педагогическом конфликте может иметь следующие формы выражения: «Ничего не скажу», «Не стоит вмешиваться», «Мне абсолютно все равно». Таким образом, в потенциально конфронтационных ситуациях в профессиональном общении российские студенты отдают предпочтение стратегиям кооперации и дистанцирования, однако значительная часть опрошенных ожидают услышать от преподавателя вербальную реакцию в рамках реализации конфронтационного плана, а именно, стратегии манипулирования и речевой агрессии. Грамматическим маркером передачи конфронтационной коммуни-
кативной стратегии манипулирования часто служит вариативность использования местоимения второго лица «ты — Вы». В ожидаемых вербальных реакциях со стороны преподавателя обращение на «ты» подчеркивает дистанцированность и статусный разрыв, нередко вызывая негативные эмоции у реципиента. Например: «Перечитай!», «После пары подойди», «Иди, читай книги в библиотеку!»
Анализ стратегического вербального поведения в ситуации вступления или неучастия в коммуникативном конфликте показал, что, как российские, так американские студенты отдают предпочтение стратегии дистанцирования, стараясь не принимать участие в конфронтации в качестве третьего лица.
Таким образом, независимо от распределения статусных и ролевых позиций в педагогической коммуникации в русской коммуникативной культуре вербальное выражение несогласия не является запрещенной нормой общения в диаде «преподаватель — студент» и имеет двусторонний вектор. Склонность к проявлению конфронтационных коммуникативных стратегий присуща также и американским коммуникантам, если достоинство личности или личная зона говорящего подвергается угрозе.
Примечания
1 См.: Харченко, Е. В. Модели речевого поведения в профессиональном общении / Е. В. Харченко. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2003. — С. 336.
2 См.: Токарева, М. А. Улыбка в русской и западной культурах. Сравнение двух моделей поведения / М. А. Токарева // Россия и Запад: диалог культур: сб. ст. XI меж-дунар. конф. — Вып. 13, ч. II. — М., 2005. — С. 292−301.
А. А. Серебряков
ЯЗЫКОВАЯ МАНИФЕСТАЦИЯ ДВИЖЕНИЯ КАК СМЫСЛООБРАЗУЮЩЕЙ ДОМИНАНТЫ В НОВЕЛЛЕ Г. ФОН КЛЕЙСТА
«ПОЕДИНОК»
В статье с позиций лингвопоэтики рассматриваются языковые средства выражения движения как релевантной характеристики художественного пространства в новелле Г. фон Клейста (1777−1811) «Поединок». Выделяются разноуровневые языковые единицы (фонетические, морфологические, лексические), актуализирующие авторские интенции в системе литературной коммуникации- художественный текст рассматривается как фрагмент авторской картины мира.
Ключевые слова: смыслообразующая доминанта, функционально-
семантическое поле, художественное пространство, антропоцентричность текста, фонетическая упорядоченность.
В. В. Виноградов, определяя параметры теории о системах речи, констатировал, что «наука о речи литературно-художественных произведений определяется, с одной стороны, как учение о композиционных типах речи в сфере словесного творчества, их лингвистических отличиях, о приёмах их построения, об основных лексических слоях в

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой