Особенности реализации концепта «Творец» в идиостиле Пригова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81−139
М. Н. Зырянова
ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПТА «ТВОРЕЦ» В ИДИОСТИЛЕ ПРИГОВА
В статье рассмотрены языковые средства объективации концепта «творец» в поэтических текстах Пригова. Исследование, представляющее собой фрагмент анализа данного концепта, позволило выявить его отдельные когнитивные признаки, определить доминантные смыслы некоторых поэтических фрагментов и целых текстов автора.
Ключевые слова: концептуальный анализ, концепт «творец», когнитивный дифференциальный признак, когнитивный классификационный признак, ключевая лексема, репрезентант, идиостиль.
Проблема языковой концептуализации действительности, окружающей человека, остается чрезвычайно актуальной. В рамках когнитивной лингвистики предполагается изучение различных структур знания, лежащих в основе языкового функционирования. Одним из них является концепт — базовая единица универсального предметного кода человека (Л. С. Выготский, Н. И. Жинкин, И. Н. Горелов). Анализ системы культурных концептов позволяет раскрыть особенности индивидуального и национального сознания, исследовать идиостиль определенного автора как систему содержательных и формальных лингвистических характеристик, уникальный способ языкового выражения, присущий его произведениям, «единство ментального и языкового» [1, с. 15]. Декодирование языковых форм и исследование отдельных ментальных структур сознания человека являются одной из первостепенных задач современной лингвистики.
Целью данной статьи является описание языковых средств объективации концепта «творец» в поэтических текстах Пригова, организующих особое пространство поэзии концептуализма. В данной работе представлен фрагмент анализа концепта «творец»: сформулированы его отдельные когнитивные признаки, выявлены доминантные смыслы некоторых поэтических фрагментов и целых текстов автора. В основе используемого подхода лежит представление о концепте, определяемом как ментальное образование, элемент всей картины мира, отраженной в коллективном и индивидуальном сознании, «некий „квант“ знания» [2, с. 90], представляющий собой как объективную информацию, так и инициируемую воображением индивида.
Концептуальный анализ представлений о творце в поэтическом сознании автора направлен в первую очередь на выделение когнитивных признаков этого концепта и установление их иерархии. Разграничение признаков по принципу абстракции уже было введено в когнитивной лингвистике 3. Д. Поповой и И. А. Стерниным [3, с. 128].
В работе мы различаем понятия когнитивный дифференциальный признак (или когнитивный признак) и когнитивный классификационный признак по степени их обобщенности.
Когнитивный дифференциальный признак — это отдельный признак объекта, осознанный человеком и отображенный в структуре концепта как отдельный элемент его содержания. В нашем исследовании когнитивный признак формируется на основе сопоставления отдельных смыслов, актуализированных в художественном тексте.
Когнитивный классификационный признак -компонент содержания концепта, отражающий тот или иной параметр категоризации соответствующего объекта или явления и обобщающий однородные когнитивные признаки в структуре концепта [3, с. 128].
На первом этапе анализа была определена ключевая лексема, представляющая концепт «творец» в языке. Для этой цели выстроен синонимический ряд на основе анализа различных словарных дефиниций, а также статьи словаря синонимов [4, с. 537]: творец, создатель, созидатель, демиург, изобретатель, сочинитель, основатель. Творец и создатель — слова, наиболее употребляемые носителями языка, имеющие индекс частотности 12,36 и 13,04 соответственно [5]. Созидатель и демиург — стилистически связанные лексемы, употребляемые только в торжественной речи, слова сочинитель и основатель [6, с. 395] воспринимаются современным носителем языка в значении «творец» как устаревшие. Надо отметить, что и к слову творец в русском языке особое отношение. С середины XIX в. меняется экспрессивная окраска и, как следствие, стилистическая оценка данного слова. В связи с этим круг его применения сузился. Многим казалось, что на таких словах, как творец и творчество, лежит налет религиозной и романтической метафизики [7]. По мнению, например, И. С. Тургенева, «это слово непозволительно дерзко — кто осмелится сказать не в шутку, что он -творец?!» [8, с. 81]. Так как значение слова наиболее полно отражает исследуемый концепт, оно рассматривается нами как ключевое.
В современной русской лексикографии у лексемы творец определяются два основных значения: 1. Высок. Тот, кто творит, создает что-л.- создатель.
2. По религиозному представлению: верховное существо, создавшее мир и управляющее им- бог [9].
Концепт, являясь ментальной единицей, может быть описан через анализ средств его языковой объективации. Так как «концепт рассеян в языковых знаках» [10, с. 9], следовательно, необходим максимально полно собранный языковой материал, репрезентирующий концепт.
Языковым материалом послужили словарные дефиниции, а также результаты выборки из художественных поэтических текстов. Общий корпус проанализированных контекстов составляет 950 единиц, из них в 163 контекстах представлен концепт «творец».
При анализе было выявлено, что ключевая лексема творец в поэтических сборниках Д. А. Пригова (здесь и дале сохранена авторская пунктуация) характеризуется низкой частотностью: встречается только один раз и используется автором в двух значениях (см. словарную дефиницию):
Вот скульптор ваяет большого солдата Который как вылепится — победит…
Чего ему скульптору больше-то надо, А он уже в будущее глядит И там представляет другого солдата Поменьше, но и со звездой на груди Еще там такая же женщина рядом Что глиняного им дитятю родит И так заживут они не сиротее До вечности предполагая дожить, А глядь — у творца уж другая затея И в глиняной яме их прах уж лежит [11, с. 97] В этом тексте концепт представлен двумя номинациями: скульптор и творец. Вторая используется, с одной стороны, как синоним первой, а с другой стороны, имеет значение «Творец-бог». Скульптор делает слепок с человеческой жизни: ваяет солдата, создает образ женщины с ребенком — композиция, представляющая собой семью, которая «до вечности предполагала дожить». Жизнь, камень, провидение, судьба -вот над чем властен скульптор, выполняющий в данном случае роль всемогущего Создателя, Творца. Обнаруженные в одном контексте наряду с лексемой творец слова вечность, прах, а также заживут (имеющее значение «начало жизни»), дожить (обозначающее «приближение конца жизни») подтверждают предположение о том, что скульптор, как Бог, может увековечить в своем произведении замысел, а может разрушить его. Торжественность, величие, создаваемые указанным выше лексическим рядом, нарушаются другими языковыми единицами: затея (нечто несерьезное, ср. со словом замысел), глиняная яма, вылепится (разг.), больше-то (разг.). Эти своеобразные сигналы иронии — «специальные слова» [12, с. 344], стилистически неуместные в одном контексте со словом творец, — делают произведение двусмысленным, указывают на второй «слой» (смысл), являющийся истинным и противопоставленным первому — ложному. По мнению И. Б. Шагуновского, «каждый из составляющих значение ИВ (ироничное высказывание
— М. 3.) «смыслов», … «слоев» имеет основания во внеязыковой действительности, … оба эти смысла обоснованны. При этом, поскольку эти «слои», аспекты совмещены в рамках одного высказывания, ИВ оказывается «частично истинным» и «частично ложным» [12, с. 341]. На этом фоне ироничной становится и сама номинация творец: с одной стороны, значение номинации соответствует функциональной характеристике лица — скульптор творит свои произведения, с другой стороны, не соответствует высокому званию творца, поскольку он ничего нового не создает.
Автор иронизирует над скульптором-номенклатур-щиком: в его работе отсутствуют новизна, переживание, мучение и прочие элементы, свойственные процессу творчества, но каждый такой «шедевр» — «большой солдат», «поменьше, но со звездой» — представлен им как произведение искусства. Таким образом, осуждается искусство, поставленное на поток.
В стихотворении проявляется оценочный компонент в содержании концепта «творец». Не любой скульптор, художник, поэт и т. п. может быть назван творцом. И если это звание является заслуженным, ирония не уместна.
Номинация скульптор, встречающаяся в поэтических текстах Пригова два раза, в данном контексте сочетается с предикатами ваяет, представляет. То есть скульптор — это тот, кто сначала представляет образы, а затем ваяет, воплощает их в статичную форму, т. е. создает. Таким образом, наблюдается семантическое совпадение данной репрезентации концепта в произведениях Пригова с толкованием ключевой лексемы концепта «творец» (см. 1 знач.). В данной части исследования можно сформулировать три когнитивных признака, представляющих концепт «творец»:
1) отрицание ремесленничества (творец — это не ремесленник, в этом случае отражена личностная авторская оценка творца) —
2) создание произведений искусства (является основной задачей творца) —
3) воображение (как важная составляющая деятельности творца).
Названные выше прямые номинации, которые непосредственно соотносятся с референтом концепта «творец», и такие, как художник (2 употребления), литератор (1 упот.), певец (1 упот.), артист (1 упот.), писатели (2 упот.), балерины (1 упот.), постмодернисты (1 упот.), поэт (6 употр.), характеризуются низкой частотностью. Наиболее частотной (59% от общего числа контекстов) номинацией концепта становится местоимение «я», репрезентирующее я-по-этический субъект. На наш взгляд, такая номинация не самостоятельна в семантическом отношении и не может быть достаточной, поэтому и относится к группе неназывающих знаков. Следовательно, в номинативное поле я-поэтический субъект концепта «творец» должны быть включены предикаты, характеризующие я-субъект и содержащие информацию о концепте.
Таким образом, репрезентантами становятся синтаксические конструкции: словосочетания, фразы, предложения. Например: Я жизни стервятник: жизни я есть санитар: я ведь поэт, я ведь гордость России я- я надмирным неким существом стою: Как я пакостный могуч: Я недремлющий в ночи: Как некий волк свирепый и худой /Бюрократизм который выгрызает / Гляжу на справочку и т. п.
В результате анализа подобных репрезентантов с точки зрения реализации в тексте были сформулированы следующие когнитивные признаки «поэта-творца»:
1. Очищение мира от грязи (как некая задача творца).
Я — стервятник. санитар. волк (как санитар леса), как некий волк свирепый и худой / Бюрократизм который выгрызает: вымоешь посуду — новая лежит. посуда грязная — где уж тут свободе быть. Анализ контекстов данных репрезентантов позволяет сделать следующее утверждение: поэт делает жизнь чище, старается избавить общество от болезни, «больных особей», указать на то или иное социальное «заболевание».
2. Поэт — обычный человек (поэт иногда предстает как обыватель, простой и неприметный).
Через репрезентант я — сапожок залатал объективировано значение «я — обычный, будничный». Через конструкцию противопоставления с союзом, а автор проводит сравнение себя самого, своего творчества, дела с тем, что делают другие (Пушкин, Некрасов, Рейган). Они занимались «глобальными» проблемами, а я решаю вопросы на уровне бытовых (жене сапожок залатал):
Пока Пушкин над долгом страдал, А Некрасов над картою чахнул Пока Рейган спешил-размещал Там на Западе першинги новые, А я жене сапожок залатал [11, с. 19] Репрезентанты в очереди тихонько стою. Пушкина бы в очередь сию, Лермонтова в очередь сию. Блока тоже в очередь сию также объективируют обозначенный выше когнитивный признак. Традиционно одной из распространенных тем поэтического творчества становится рассуждение поэта о счастье. А здесь очередь, в которой скромно стоит поэт-творец («тихонько стою»), но только пишет он о повседневных вещах: поэт и быт, творчество и повседневность — в этом заключена ирония самой жизни и насмешка автора над неизбывным стремлением человека к счастью. Так создается образ поэта-обывателя:
Вот в очереди тихонько стою И думаю себе отчасти:
Вот Пушкина бы в очередь сию И Лермонтова в очередь сию И Блока тоже в очередь сию О чем писали бы? — о счастье [11, с. 9]
3. Двойственность творца (с одной стороны, творец — обычный человек, с другой стороны, творец -это художник).
Репрезентант Я понимаю как художник представлен в следующем контексте:
Наташею Ростовой быть Хотел, хотя Лолита ведь Прекрасный образ невозможно Я понимаю как художник, Но для себя хотел бы быть Наташей Ростовой [11, с. 87]
В данном случае автор сопоставляет то, как происходит освоение художественного образа художником и адресатом, который этот образ созерцает. В предложении «Я понимаю как художник» связующий компонент «как» имеет значение «в качестве» и является определяющим. В целом данная конструкция отражает смысл «взгляд с одной стороны», чаще всего профессиональный. Такого рода восприятие, с одной стороны, отличается от восприятия окружающих, с другой стороны, является узконаправленным. В этом контексте речь идет об отношении к прекрасному, воплощением которого являются женские литературные образы Наташи Ростовой и Лолиты. В образе твор-ца-Пригова отражаются два взгляда: «я сам» и «я художник». У Пригова-автора два восприятия противопоставлены: «я сам» предпочитает быть Наташей Ростовой, «я художник» считает прекрасным образ Лолиты. Человек творческой профессии видит и чувствует иначе, «как художник». У художника иное восприятие красоты — профессиональное.
Таким образом, анализ некоторой части репрезентантов позволил сформулировать когнитивные признаки концепта «творец», объективированные в поэтических текстах Пригова: создание произведений искусства, очищение мира от грязи, отрицание ремесленничества, двойственность творца, обычный человек, художник, профессионализм, особое отношение к красоте. Близкие по смыслу когнитивные дифференциальные признаки интерпретируются как репрезентации отдельного когнитивного классификационного признака концепта.
Так, когнитивные признаки создание произведений искусства, очищение мира от грязи, выделенные в концепте «творец», обобщаются классификационным признаком функции творца, когнитивные признаки отрицание ремесленничества, двойственность творца, обычный человек, художник, профессионализм, особое отношение к красоте — классификационным признаком качества творца.
Выявление когнитивных классификационных признаков позволяет в перспективе (в результате полного анализа концепта) определить особенности концептуализации поэтическим сознанием денотата концепта «творец».
Список литературы
1. Тарасова И. А. Идиостиль Георгия Иванова: когнитивный аспект. Саратов, 2003. 280 с.
2. Кубрякова Е. С., Демьянков В. 3., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов / Под общей ред. Е. С. Кубряковой. М., 1996. 245 с.
3. Попова 3. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. М.: Восток-Запад, 2007. 314 с.
4. Словарь синонимов русского языка: В 2 т. Т. 2 / под ред. А. П. Евгеньевой. М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство
АСТ», 2003. 856 с.
5. Шаров С. А. Частотный словарь. http: //www. artint. ru /projects/ frqlist. asp
6. Даль В. И. Толковый словарь великорусского живого языка: в 4-х т. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1955. 684 с.
7. Виноградов В. В. История слов. Часть 1. Творчество. http: //etymolog. ruslang. ru/vinogradov. php? id=tvortschestvo&-vol=1
8. Боткин В. П., Тургенев И. С. Неизданная переписка 1851−1869. По материалам Пушкинского дома и Толстовского музея приготовил к
печати Н. Л. Бродский. М. -Л.: Academia, 1930. 350 с.
9. Словарь русского языка (МАС). В 4 т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований- под ред. А. П. Евгеньевой. 4-е изд., стер. М.: Рус. яз.- Полиграфресурсы, 1999. 795 с.
10. Пименова М. В. Предисловие // Введение в когнитивную лингвистику / под ред. М. В. Пименовой. 4-е изд. Кемерово: ИПК «Графика», 2004. 210 с.
11. Пригов Д. А. Написанное с 1975 по 1989. М.: НЛО, 1997. 285 с.
12. Шатуновский И. Б. Ирония и ее виды // Логический анализ языка. Языковые механизмы комизма / под ред. Н. Д. Арутюновой. М.: Индрик, 2007. 728 c.
Зырянова М. Н., ст. преподаватель.
Институт ветеринарной медицины Омского государственного аграрного университета.
Ул. Октябрьская, 92, г. Омск, Омская область, Россия, 644 007.
E-mail: zyryanova_m@mail. ru
Материал поступил в редакцию 22. 06. 2010
M. N. Zyryanova
PECULIARITIES OF «CREATOR» CONCEPT REALIZATION IN PRIGOV’S IDIOSTYLE
The article considers the linguistic ways of «Creator» concept objectification in Prigov’s poetic texts. The methods of conceptual analysis are here applied. The given research is a fragment of concept analysis- as a result of it certain cognitive indications have been formulated, dominant senses of some poetic fragments and the whole texts have been revealed.
Key words: conceptual analysis, «Creator» concept, cognitive indication, cognitive classification indication, key lexeme, representative, idio-style.
Institute of Veterinary Medicine, Omsk State Agrarian University.
Ul. Octyabrskaya, 92, Omsk, Omskaya oblast, Russia, 644 007.
E-mail: zyryanova_m@mail. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой