Особенности реализации конституционного принципа открытого судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГОСУДАРСТВЕННОЕ, ГРАЖДАНСКОЕ, АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО
УДК 347. 9
В.А. Гук
ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА ОТКРЫТОГО СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
В статье рассматриваются особенности реализации конституционного принципа открытого судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве. Изучаются понятия принципов открытого судебного разбирательства, гласности, прозрачности, публичности, транспарентности. Сопоставляются конституционный принцип открытого судебного разбирательства и гражданский процессуальный принцип гласности. Высказываются предложения по совершенствованию законодательства и дальнейшему развитию юридической теории о принципах гражданского процесса.
Ключевые слова: гражданское судопроизводство, принципы гражданского процесса, открытое судебное разбирательство, гласность.
Гражданское судопроизводство, как и любой иной вид судебного производства, основывается на системе принципов — основополагающих начал, предопределяющих формальные и содержательные стороны процессуальной деятельности, формирующих базовые установки для реализации задач, решение которых осуществляется в ходе судопроизводства.
В теории гражданского процессуального права принято выделять принципы отрасли гражданского процессуального права, предопределяющие основные начала регулирования гражданских процессуальных отношений, принципы гражданского процесса — основные начала деятельности субъектов гражданского процесса при рассмотрении и разрешении гражданских дел, атакже особые директивы, адресованные не только правоприменителю, но и законодателю [6, с. 149].
Изучая вопрос о принципах гражданского судопроизводства и особенностях их реализации в судебной практике, нельзя не учитывать наличие принципов гражданского процессуального права, их ведущую роль в развитии данной отрасли, влияние на содержание и интерпретацию принципов судопроизводства, их совершенствование. Тесная взаимосвязь принципов граждан-
ского процессуального права как отрасли и принципов гражданского процесса как деятельности обусловливает их сильное влияние друг на друга, но при этом у них разные цели и сфера применения.
Принципы гражданского процессуального права имеют в большей части доктринальное значение, влияют на развитие всей отрасли и ее отдельных институтов. Они представляют собой широкую систему пра-вовыхявлений, нормативно-руководящиена-чала (основы), составляющие качественные особенности права, выражающие демократизм права и закономерности становления, развития и осуществления права [16, с. 28].
Значение принципов отрасли права состоит в том, что они определяют вместе с предметом и методом правового регулирования сущность отрасли права, её характер и основные черты, являются «каркасом». Другие же нормы наполняют её конкретным содержанием [12, с. 299].
Принципы гражданского процесса (судопроизводства) имеют конкретное прикладное значение и в общем виде рассматриваются как закрепленные Конституцией Российской Федерации или вытекающие из ее норм основополагающие правовые идеи, определяющие организацию и деятель-
23
ВЕСТНИК
Казанского юридического института МВД России
№ 4(22)2015
ность государственных органов, осуществляющих судебную власть [10, с. 14]. Понимаются они и как принципы гражданского процесса — принципы деятельности судов общей юрисдикции и мировых судей по рассмотрению и разрешению гражданских дел [6, с. 39].
Будучи зафиксированными в нормах Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), принципы гражданского процесса имеют самостоятельное прикладное значение, и в случае применения аналогии права суд в соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ должен действовать исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации.
Общеизвестно, что ведущее значение в системе принципов судопроизводства занимают принципы, закрепленные в Конституции Р Ф (конституционные принципы), значимость и непреложность которых подкреплена особыми юридическими свойствами конституции.
Конституционные принципы судопроизводства в силу особых юридических свойств Конституции Р Ф должны найти отражение во всех видах судопроизводства, получить закрепление в отраслевом законодательстве и реализоваться в процессе рассмотрения и разрешения дел в судах.
При этом отраслевое законодательство не должно и не может быть ограничено одним лишь дублированием конституционных принципов. В каждом из видов судопроизводства: конституционном, гражданском, административном, уголовном — в силу специфики и в процессе развития соответствующей процессуальной отрасли права возникают и получают правовое закрепление в соответствующих отраслевых нормах специфические для данного вида судопроизводства принципы.
Если содержание конкретного принципа не закреплено в конкретной правовой норме, оно выводится путем сложных логических сопоставлений, умозаключений, анализа содержания других норм, научных взглядов, судебной практики. Следовательно, содержание одного принципа у разных исследователей получается различным. Нет
единства и в понимании количества самих принципов и их наименования [7, с. 8].
С развитием права принципы судопроизводства могут совершенствоваться и видоизменяться, но при соблюдении незыблемого правила о ведущей роли конституционных принципов.
Среди конституционных принципов судопроизводства, определяющих основные начала установленных процедур рассмотрения дел в суде, содержится норма об открытом разбирательстве дел в судах (ч. 1 ст. 123 Конституции РФ). Дословно в ней говорится: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом».
Излагая данную норму в виде принципа, можно определить его как принцип открытого разбирательства дел в судах или открытого судебного разбирательства. Вместе с тем в юридической литературе принято усматривать в данной норме принцип гласности [9, с. 56- 15, с. 53- 18, с. 90].
И действительно, в п. 1 ст. 10 ГПК РФ «Гласность судебного разбирательства» говорится о том, что разбирательство дел во всех судах открытое. Но являются ли одинаковыми по содержанию принцип гласности и принцип открытого разбирательства дел в судах, неявляетсялиэторазныминазваниями одного принципа? Представляется, что нет.
Обращение к толковому словарю русского языка в данном случае конкретного ответа на поставленный вопрос не дает. Слово «открытый» имеет несколько значений, среди которых: 1) не загражденный, не стесненный ничем- 2) доступный для всех желающих- 3) явный, не скрываемый- 4) искренний, откровенный, выражающий прямоту и искренность- 5) наружный, не подземный [13, с. 605−606]. Слово «гласный» понимается как доступный для общественного ознакомления и обсуждения [13, с. 168].
Как можно заметить, по сути, применительно к процессуальной деятельности данные термины несут единый смысл, связанный с доступностью информации, возможностью участия в заседаниях, ознакомления с материалами. Но даже лексическое
24
ГОСУДАРСТВЕННОЕ, ГРАЖДАНСКОЕ, АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО
толкование показывает большее количество и объем значений термина открытости в сравнении с гласностью.
Большой юридический словарь, наоборот, определяет принцип гласности судопроизводства как демократический принцип судебного процесса, заключающийся в открытом судебном разбирательстве всех дел, публичном провозглашении судебных приговоров и решений [4, с. 118]. В данном случае принцип гласности, помимо открытого разбирательства дел в судах, дополняется еще и публичным оглашением судебных актов. Таким образом, он предстает более объемным по содержанию и поглощающим принцип открытого судебного разбирательства.
Так как же реализован конституционный принцип открытого судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве, как он соотносится с гражданским процессуальным принципом гласности, можно ли ставить между ними знак равенства или один из них поглощается другим? Это вопросы, на которые, как представляется, сложно дать верный ответ, и дальнейшие суждения могут лишь продемонстрировать авторскую позицию по этим кажущимся исключительно теоретическими, но, несомненно, имеющим конкретное правоприменительное значение (особенно при применении аналогии права) проблемам.
В юридической литературе также встречаются предложения по использованию для наименования данного принципа терминов «прозрачность», «публичность» и «транспарентность» [5, с. 9- 3, с. 27].
Представляется, что применение данных терминов для описания исследуемого конституционного принципа открытого судебного разбирательства вряд ли можно признать целесообразным. Принцип публичности в юридической науке традиционно рассматривается как принцип, обратный принципу диспозитивности, и в данной интерпретации имеет вполне конкретное значение, отличное от гласности и открытости.
Прозрачный — дословно — пропускающий через себя свет [13, с. 791], что вполне применимо к описанию физических процессов, но не соответствует сущности исследуемых
вопросов. Термин «транспарентность» является транслитерацией иностранного слова transparent, дословно переводимого как «прозрачный». Несмотря на то, что в науке гражданского процесса данное понятие продолжает продвигаться [17], думается, что исследуемые процессы полностью описываются конституционным принципом открытого судебного разбирательства.
И, несмотря на то, что существуют работы, в которых гласность рассматривается как составляющая публичности, а транспарентность — как наиболее широкое понятие, включающее в себя и публичность, и гласность [19, с. 6], использование данных терминов для раскрытия содержания конституционного принципа открытого судебного разбирательства видится надуманным и нецелесообразным.
Наиболее убедительной является взаимосвязь принципа открытого судебного разбирательства и принципа гласности, но вопрос о соотносимости данных терминов продолжает оставаться открытым.
С одной стороны, А. Ю. Шерснева указывает на узкое понимание принципа гласности: «Содержание принципа гласности, закрепленное в действующем гражданском процессуальном законодательстве, раскрывается, в основном, через понятие открытого судебного заседания и определение правил его проведения» [21, с. 197].
С другой, А. Ф. Воронов обосновывает необходимость расширительного толкования принципа гласности. По его мнению, принцип гласности судопроизводства состоит и в том, что информация о судебной деятельности должна быть не только доступна всем интересующимся лицам, но и правильно ими воспринимаема. Не случайно в доктрине гражданского процесса принцип гласности рассматривается в тесной связи с принципом устности и непосредственности судебного разбирательства [7, с. 94−95].
Анализ ст. 10 ГПК РФ показывает, что, наряду с нормой об открытом разбирательстве дел во всех судах, в ней нормативно закреплены:
1) изъятие из данного правила (ч. 2) —
2) обязанность суда предупреждать лиц,
25
ВЕСТНИК
Казанского юридического института МВД России
№ 4(22)2015
присутствующих при совершении процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены охраняемые сведения, об ответственности за их разглашение (ч. 3) —
3) порядок процессуального оформления решения о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании (ч. 4) —
4) перечень лиц, имеющих право присутствовать при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании (ч. 5) —
5) указание на необходимость соблюдения всех правил гражданского судопроизводства при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании и запрет на использование при этом систем видеоконференцсвязи (п. 6) —
6) общее право лиц, участвующих в деле, и граждан, присутствующих в открытом судебном заседании, фиксировать ход судебного разбирательства в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи, право ведения фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио и телевидению с разрешения суда (п. 7) —
7) требование публичного объявления решений судов, за исключением случаев, если такое объявление решений затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних (п. 8).
Можно заметить, что за исключением положения о том, что «разбирательство дел во всех судах открытое» (ч. 1), остальные части рассмотренной ст. 10 ГПК РФ нормативно закрепляют традиционные для принципа гласности положения.
Но насколько верно изложена часть 1 данной статьи, о чем на самом деле хотел сказать законодатель? Представляется, что наиболее верный ответ на данный вопрос можно найти у В. В. Бессоновой и Н. С. Макаровой, которые среди основных признаков, характеризующих принцип гласности, указывают на то, что данный принцип требует обеспечения свободного доступа в зал судебного заседания, извещения сторон и общественности о времени и месте судебного разбирательства и т. д. [3, с. 27].
Так о чем должно говориться в ч. 1 ст. 10 ГПК РФ: об открытом судебном разбирательстве или об обеспечении свободного доступа в зал судебного заседания и обще-
доступном размещении информации о времени и месте судебного разбирательства.
Обращение к ст. 5 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» [1], определяющей принципы деятельности судов общей юрисдикции, не обнаруживает в ней принципа гласности, как и во всем законе. Тогда как в
ч. 5 названной статьи говорится о том, что разбирательство дел в судах общей юрисдикции открытое, слушание дела в закрытом заседании допускается только в случаях, предусмотренных федеральным законом.
Таким образом, закон приводит интерпретацию конституционного принципа открытого судебного разбирательства, определяя его ведущим принципом для всех судов общей юрисдикции.
Еще одним важным для раскрытия исследуемого принципа гражданского судопроизводства документом является Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» [2], в котором перечислены основные принципы обеспечения доступа к информации о деятельности судов (ст. 4):
1) открытость и доступность информации о деятельности судов, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ-
2) достоверность информации о деятельности судов и своевременность ее предоставления-
3) свобода поиска, получения, передачи и распространения информации о деятельности судов любым законным способом-
4) соблюдение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и деловой репутации, права организаций на защиту их деловой репутации- соблюдение прав и законных интересов участников судебного процесса при предоставлении информации о деятельности судов-
5) невмешательство в осуществление правосудия при предоставлении информации о деятельности судов.
Можно заметить, что данные принципы придают большее значение принципу
26
ГОСУДАРСТВЕННОЕ, ГРАЖДАНСКОЕ, АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО
гласности и обеспечивают полный доступ к информации. В своей совокупности они направлены на более точное понимание и реализацию принципа гласности. Но в данном перечне ничего не говорится о свободном доступе в зал судебного заседания, о языке, на котором информация должна быть предоставлена, о праве всех граждан Российской Федерации знать о времени и месте проведения судебных заседаний.
Думается, что о подлинном значении конституционного принципа открытого судебного разбирательства говорил Президент Р Ф Д. А. Медведев в послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 г.: «Чтобы успешно бороться с коррупцией, все сферы государственного управления должны стать открытыми для общества, включая деятельность органов государственной власти, судов и органов судейского сообщества» [14]. Открытость в данном случае видится чем-то большим, нежели только гласность, которая является неотъемлемой частью открытости, но не заменяет и тем более не поглощает ее.
Совокупность приведенных умозаключений позволяет предположить, что гласность судебного разбирательства является одним из проявлений конституционного принципа
открытого судебного разбирательства, как и принципы языка гражданского судопроизводства, непосредственности, устности и непрерывности судебного разбирательства — все они придают гражданскому судопроизводству открытый характер.
На наш взгляд, положение об открытом разбирательстве дел в судах как части принципа гласности, содержащееся в ч. 1 ст. 10 ГПК РФ, не соответствует истинному значению принципа открытого судебного разбирательства, закрепленному в ч. 1 ст. 123 Конституции Р Ф и ч. 5 ст. 5 Федерального конституционного закона от 7 февраля2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации».
Следует утверждать, что конституционный принцип открытого судебного разбирательства продолжает оставаться недооцененным, а его объем и значение -исследованными не в полном объеме. Сущность данного принципа судопроизводства, его реализация в гражданском процессе, соотношение с принципами гласности судебного разбирательства, языка гражданского судопроизводства, непосредственности, уст-ности и непрерывности судебного разбирательства заслуживают более серьезного внимания представителей юридической науки.
список ЛИТЕРАТУРЫ
1. О судах общей юрисдикции в Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ // СЗ РФ. — 2011. — № 7, ст. 898.
2. Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации: Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ // СЗ РФ. — 2008. — № 52. — Ч. 1, ст. 6217.
3. Бессонова В. В., Макарова Н. С. Реализация принципа гласности гражданского процесса в условиях обеспечения прозрачности судебной деятельности // Арбитражный и гражданский процесс. — 2012. — № 7. — С. 25−29.
4. Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Д. Зорькина, В. Е. Крутских. -М.: Инфра-М, 1998. — 790 с.
5. Вдовина Е. Развитие принципа гласности в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. — 2009. — № 10. — С. 8−12.
6. Викут М. А. Гражданский процесс России. — М.: Юнити-Дана, 2005. — 480 с.
7. Воронов А. Ф. Об общности содержания и о тенденциях развития функциональных принципов гражданского процесса различных правовых систем // Вестник Московского государственного лингвистического университета. — 2010. — № 15. — С. 7−34.
8. Воронов А. Ф. Принципы гражданского процесса: прошлое, настоящее, будущее. — М.: Издательский Дом «Городец», 2009. — 494 с.
9. Демичев А. А., Исаенкова О. В. Принципы гражданского процессуального права современной России // Jurisprudencija. Mokslo darbai. — 2008. — № 2. — С. 55−63.
27
ВЕСТНИК
Казанского юридического института МВД России
№ 4(22)2015
10. Душа В. В. Основные принципы судопроизводства в Российской Федерации // Юридический вестник Кубанского государственного университета. — 2013. — № 2. — С. 14−18.
11. Носенко Л. И. Принципы гражданского процесса: к вопросу о значимости // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2012. — № 3. — С. 148−151.
12. Носенко Л. И. Принципы гражданского процесса: от теории к законодательному закреплению и реализации // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. — 2010. — Т. 4. — № 28−1. — С. 299−301.
13. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под общ. ред. Л. И. Скворцова. — 24-е изд., испр. -М.: Мир и образование, 2006. — 1200 с.
14. Послание Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 г. // Российская газета. — 2009. — 13 ноября.
15. Пошивайлова А. В. Реализация конституционных принципов судоустройства и судопроизводства в гражданском процессе Российской Федерации // Вестник Института законодательства и правовой информации им. М. М. Сперанского. — 2014. — № 4. — С. 53−57.
16. Семёнов В. М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. — М.: Юрид. лит., 1982. — 152 с.
17. Спицин И. Н. Проблемы транспарентности в гражданском и арбитражном процессе: авто-реф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2012. — 34 с.
18. Федина А. С. Конституционные принципы гражданского процессуального права // Вестник Тверского государственного университета. — Серия: Право. — 2013. — № 34. — С. 90−96.
19. Фоменко Е. Г. Принцип публичности гражданского процесса: истоки и современность: ав-тореф. дис. … канд. юрид. наук. — Томск, 2006. — 21 с.
20. Шерснева А. Ю. Соотношение транспарентности и некоторых принципов гражданского процесса // Актуальные проблемы права и управления глазами молодежи: материалы международной научной студенческой конференции / под общ. ред. И. Б. Богородицкого. — 2014. — С. 196−198.
21. Шерснева А. Ю. Соотношение транспарентности и некоторых принципов гражданского процесса // Актуальные проблемы права и управления глазами молодежи: материалы Международной научной студенческой конференции (Тула, 28−29 марта 2014 г.) / под общ. ред. И. Б. Богородицкого. — Тула, 2014. — С. 196−198.
© Гук В. А., 2015 Получено: 10. 07. 2015
28

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой