Геоэкологические основы природного паратуризма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 796. 5- 504−502. 4
Andreeva I.V. GEO-ECOLOGICAL BASES OF NATURAL PARATOURISM. In the paper paratourism on natural areas is considered as a specific geo-ecological phenomenon. The necessity of a theoretical basis for practicing natural paratourism and the elaboration of geo-environmental approach to acceptability appraisal of natural areas for paratourism activities are grounded. Some conceptual tenets of the theory of natural paratourism given in brief.
Key words: natural paratourism, accessible tourism, natural territories, geo-ecological approach, environmentally friendly tourist.
И. В. Андреева, канд. геогр. наук, с.н.с. ИВЭП СО РАН, г. Барнаул, E-mail: andreeva@iwep. ru
ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРИРОДНОГО ПАРАТУРИЗМА*
Паратуризм на природных территориях рассматривается как особый геоэкологический феномен. Обосновывается необходимость создания специальной теоретической базы и разработки геоэкологического подхода к оценке пригодности природных территорий для паратуризма. Тезисно приводятся отдельные концептуальные положения изучения природного паратуризма.
Ключевые слова: природный паратуризм, доступный туризм, природные территории, геоэкологический подход, экологически безопасный турист.
Для обеспечения полноценного участия людей с ограниченными возможностями в жизни общества в 2006 г. Генеральной ассамблеей ООН принята Конвенция о правах инвалидов. Свое официальное участие в ней Россия подтвердила подписанием Федерального закона [1], которым обязалась защищать права инвалидов, в том числе в области повышения доступности к памятникам национальной культурной значимости, спортивным, рекреационным и туристическим объектам.
Перечисленные целевые направления обусловлены растущим к ним интересом со стороны инвалидов. В частности, в последнее десятилетие эксперты туристического рынка отмечают динамичный рост числа таких путешественников. Однако в 30летней истории доступного туризма, реализуемого преимущественно за рубежом, по большей мере в Австрии, Англии, Германии, Израиле, Испании, Франции и США, только два последних года можно отнести и на счет России, когда начали подниматься вопросы о существовании и особенностях отдыха лиц с инвалидностью. Прошедшие в рамках выставки «Интурмар-кет (1ТМ)» (Москва, 2011, 2012) I и II Международные конференции по доступному туризму показали очень низкий уровень, но одновременно значительные перспективы развития данного направления туристической деятельности в нашей стране. Нельзя говорить о полном отсутствии инвалидного туризма в России: существуют многочисленные филиалы Всероссийского общества инвалидов (ВОИ), благотворительные организации и фонды, организующие экскурсии и поездки (в том числе походы и сплавы) людей с ограниченными возможностями здоровья, осуществляется государственная поддержка инвалидного отдыха. Есть единичные специализированные экотропы на особо охраняемых природных территориях. Но целевой туристической фирмой, ориентированной на работу с инвалидами, считается только одна туристическая компания («Либерти», Санкт-Петербург), работающая исключительно для путешественников на инвалидных колясках. Еще несколько традиционных туристических фирм (не более десятка по стране) берутся за подготовку туров и сопровождение специфического клиента.
Анализ ситуации в современном организованном паратуризме показал приуроченность его исключительно к городским пространствам как наиболее приспособленным к приему особенного туриста. География российского паратуризма ограничивается столичными городами и наиболее популярными туристическими объектами центра страны. В регионах этот вид туризма носит экскурсионный (музейный) характер и представляет собой одну из форм социальной реабилитации и поддержки инвалидов.
Вместе с тем в последние годы наблюдаются интенсивный рост самостоятельно и организованно путешествующих инвалидов, а также тенденции к смещению географических центров паратуризма на природные территории. В Приморском крае, Тверской и Челябинской областях, Башкирии, Алтайском крае, Республике Алтай и других субъектах Федерации на общественных началах или при поддержке целевых программ организуются и проводятся водные, пешие, горные походы, соревнования туристов-инвалидов и детей-инвалидов. Неприспособленность таких территорий к приему специфического туриста обуславливает спортивный и экстремальный характер природного паратуризма.
К сожалению, имеющийся опыт природного паратуризма не обобщен и не систематизирован, а научное сопровождение па-ратуристической деятельности не развито. В частности, туризм как вид деятельности лиц с ограниченными возможностями является объектом изучения медицины, социологии, педагогики, психологии и рассматривается в контекстах содержания этих наук. География признает две формы инвалидного туризма: социальный (при поддержке государством) и санаторно-курортный (поездки граждан к местам отдыха с целью восстановления здоровья или лечения). При этом специальной литературы о туризме инвалидов в рафинированном виде практически нет ни в одной из областей наук, что обусловлено, в первую очередь, отсутствием паратуристической парадигмы и единого банка информации по практике паратуризма, в том числе природного.
В этой связи предлагаем рассматривать туризм инвалидов как отдельное направление в рекреационной географии и как особый геоэкологический феномен. Физиологическая ограниченность инвалидов в передвижении, меньшая активность паратуристов по сравнению со здоровыми людьми, малочисленность групп, непродолжительные сроки пребывания в природной среде, использование для передвижения по маршрутам специально подготовленных поверхностей (обустроенных троп) обуславливают значительно более низкий уровень воздействий, оказываемых ими на компоненты природной среды. Это позволяет судить о паратуризме как о виде экологически ориентированного туризма, а о паратуристе — как о экологически безопасном туристе. В этом случае паратурист является важнейшим потенциальным природопользователем для наиболее уязвимых геосистем, в частности, экологически благополучных особо охраняемых природных территорий.
Основываясь на обобщении многочисленных трактовок понятия туризм, в том числе официальной, приведенной в Федеральном законе [2], а так же учитывая особенности пространств, на которых рассматривается паратуристическая деятельность, можно определить природный паратуризм как туристические (досуговые) поездки людей с ограниченными возможностями за пределы населенных пунктов и на значительные расстояния от них с длительным (не менее одной ночевки) пребыванием в природной среде (неизмененной, в незначительной степени трансформированной или с преобладанием признаков естественности), перемещением по специально разработанным или адаптированным маршрутам, инженерно подготовленным или без подготовки поверхностям, с использованием специальных технических устройств или без них. Окружающие пространства при этом резко контрастируют с постоянным местом жительства, а ритм деятельности, бытовая обстановка и образ жизни — с повседневной средой. В этих случаях перемещение паратуристов по маршруту в процессе осуществления туристической деятельности не связано с лечебными целями, а ориентировано на получение разноплановых (физических, информационных, эстетических, эмоциональных) впечатлений и рассматривается как «парту-ристический поход».
Основой планирования природных путешествий для лиц с ограниченными возможностями должно стать предварительное изучение принимающей местности на основе геоэкологического подхода, что позволит комплексно оценить территорию
и учесть одновременно специфические требования потребителя к физическим параметрам среды, ее безопасность для лиц с ограниченными возможностями, экологические и информационные характеристики, а также обратные воздействия особого туриста на гео- и экосистемы.
Вследствие неразработанности направления и специфики субъекта туристической деятельности в качестве специальной основы для исследования были приняты результаты изысканий перечисленных выше негеографических наук и использованы вне их собственного исследовательского поля, без углубления в специальные подробности. Разработка теоретических и методических основ геоэкологической оценки рекреационного потенциала природных территорий для специфического потребителя построена на анализе предшествующих научных разработок географии в области теории геоэкологии и экологического туризма [3−6].
Геоэкологическая оценка территории представляет собой комплекс инвентаризационных и оценочных исследований территории и направлена на установление степени соответствия ее природно-ресурсного потенциала планируемому виду деятельности, а также на определение уровня и последствий антропогенного воздействия на природную составляющую с целью выбора оптимального варианта природопользования. Целевые установки исследования укладываются в два классических направления теоретической и прикладной геоэкологии:
— рекреационное природопользование, осуществляющее оценку предпосылок и последствий туристско-рекреационной деятельности-
— природоохранное, ориентированное на поиск путей гармонизации отношений человека с природной основой окружающей среды при максимальном сохранении естественных ландшафтов, их структуры, свойств, компонентов и границ.
Согласно одному из ранних и наиболее востребованных определений, предложенному Всемирным фондом дикой природы (WWF), под экологическим туризмом понимаются путешествия в места с относительно нетронутой природой с целью получения представления о природных и культурно-этнографических достопримечательностях- путешествия, которые не нарушают целостности экосистем и создают такие экономические условия, при которых охрана природы становится выгодной для местного населения [7]. Такая трактовка согласуется с одной из наиболее удачных отечественных версий определения: экотуризм основан на заботе об окружающей среде, число участников его ограничено, территориально тяготеет к местам, представляющим культурный интерес, направлен на реализацию различных проектов охраны и рационального использования природных ресурсов [8].
Весьма важным событием последних лет для активизации экологического туризма является принятие Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года [9]. Этот документ внес существенную определенность и поддержал возможность организации туристической деятельность в федеральных ООПТ (заповедниках, национальных парках, заказниках). В частности, в числе основных предназначений особо охраняемых природных территорий названы предоставление востребованных обществом услуг в области поддержания здоровой среды для жизни людей и создания условий для развития регулируемого туризма и рекреации, реализации эколого-просветительских программ. Скорее всего, природный паратуризм как никакой иной вид туристической деятельности на особо охраняемых природных территориях соответствует и принципам экологического туризма, и основным направлениям деятельности заповедников и национальных парков, определенным Концепцией. Это усиливает геоэкологическую сущность проводимого исследования.
Как отмечалось выше, туризм инвалидов в чистом виде не рассматривается ни одной наукой, не имеет надежной нормативно-правовой поддержки, единичные теоретические работы затрагивают только отдельные аспекты проблемы. Поэтому при определении базовых положений природного паратуризма необходимо обращаться к достижениям других наук и документам, регламентирующим различные сферы жизнедеятельности лиц с ограниченными возможностями. В частности, для установления категорий паратуристов и видов паратуризма были использованы результаты разработок области, близкой к паратуризму и наиболее глубоко проработанной — спорт инвалидов, в частности паралимпийский спорт.
Наличие физических и сенсорных отклонений у человека обуславливает затрудненные связи его с окружающими пространствами. Этот эффект усугубляется на незнакомых территориях и различен при разных видах дефектов и ограничений. В процессе туристско-рекреационной деятельности он выража-
ется в трудностях передвижения, ориентирования, преодоления препятствий, использования снаряжения (переноса груза). В этой связи возникает необходимость дифференциации лиц, имеющих отклонения в состоянии здоровья, на группы со сходными функциональными характеристиками, позволяющими преодолевать маршруты разной сложности тем или иным способом. При этом способ преодоления маршрута определяет вид паратуризма, а уровень сложности служит комплексным критерием классификации паратуристических маршрутов.
Для целей внутренней систематизации природного паратуризма была заимствована применяемая в паралимпийском спорте медицинская классификация, определяющая группы и классы спортсменов, виды спорта и уровни сложности программ соревнований. В соответствии с общепринятой методикой [10] атлеты, занимающиеся адаптивным спортом, разделяются на три основные группы в зависимости от степени тяжести поражений опорно-двигательного аппарата, зрения, слуха и интеллекта. Внутри каждой из них в зависимости от вида патологии выделяется различное количество классов: у лиц с поражениями опорно-двигательного аппарата — 23, у лиц с поражениями зрения — 3, у прочих — 6 классов. Анализ внутригрупповых и внутриклассовых функциональных особенностей спортсме-нов-инвалидов, определяющих характер и возможности передвижения и восприятия окружающих пространств, в том числе аналогичные процессам в туристско-рекреационной деятельности, позволил определить пять категорий паратуристов по степени возрастания двигательных и сенсорных способностей (табл.). Внутри категорий в соответствие со степенью функциональной независимости при осуществлении туристско-рекреационной деятельности необходимо дифференцировать паратуристов на лиц:
а) требующих специальных средств для передвижения и переноса снаряжения, индивидуальных сопровождающих (максимальная зависимость) —
б) самостоятельно передвигающихся, но необходимо индивидуальное сопровождение и средства для переноса снаряжения-
в) самостоятельно передвигающихся и переносящих снаряжение, но требующих специального сопровождения-
г) самостоятельно передвигающихся и переносящих снаряжение без специального (контактного) сопровождения (максимальная независимость).
Паратуристы категории II в зависимости от степени дееспособности могут быть отнесены к категории I. Лица с заболеваниями внутренних органов не являются фигурантами медицинской классификации спортсменов-паралимпийцев, но выделены в особую категорию паратуристов ввиду наличия отклонений в состоянии здоровья, не позволяющих в полной мере осуществлять программы ординарных туристических маршрутов.
На основании рекомендаций по распределению параспортсменов на группы в соответствии с функционально-медицинскими классами в отдельных видах спорта отмечены виды адаптивного спорта, технически идентичные видам ординарного туризма. Виды адаптивного спорта паралимпийской программы: велосипедный, парусный, конный, биатлон, горные лыжи, лыжные гонки, легкая атлетика, спортивное ориентирование, спортивный туризм соответствуют выделяемым нами видам паратуризма: велосипедному (доступен категории паратуристов III, IV), водному (II, III), конному (III) — лыжному (Ш-У), пешему (Ш-У), спортивному (!-У). Учитывая медико-социальные и функционально-сенсорные особенности паратуристов данные виды туризма необходимо рассматривать в рамках спортивно-оздоровительного направления.
Критерии оценки природных территорий для конкретных видов паратуризма определены на основании международных требований, правил и норм проведения соревнований адаптивных видов спорта, видовых классификационных требований ординарных туристических маршрутов [11], международных и государственных норм и требований к уровню доступности среды для лиц с ограниченными возможностями. Учитывая физические возможности паратуристов и спортивно-оздоровительный профиль паратуризма целесообразно рассматривать параметры значимых критериев в пределах, не превышающих значения, которые определяют границы I категории сложности ординарных туристических маршрутов. Исключение составляет спортивный туризм — вид спорта в основе которого лежат соревнования на маршрутах по преодолению категорированных препятствий в природной среде (перевалов, вершин, порогов, каньонов, пещер и пр.) или на искусственном рельефе. Спортивный туризм является паралимпийским видом спорта, но за рамками соревновательных мероприятий в полном содержательном объеме
может рассматриваться как отдельный вид природного паратуризма, отличающийся более высоким уровнем физических нагрузок и большей сложностью маршрутов. Таким образом, понятие «спортивный паратуризм» объединяет все виды паратуризма в рамках маршрутов со сложностью выше I категории. При этих условиях он не может претендовать на массовость, а планирование маршрутов, определение набора локальных и протяженных препятствий, уровня их трудности должны осуществляться в индивидуальном порядке.
Требования к объектам паралимпийских состязаний и среде проживания лиц с ограниченными возможностями, а также к территориям и природным объектам, обуславливающим сложность маршрутов ординарного туризма, позволили определить набор критериев и их параметры, на основании которых природная территория может быть оценена на предмет пригодности для паратуризма. В качестве примера рассмотрим велосипедный паратуризм.
Значимыми для настоящего исследования характеристиками паралимпийского велоспорта являются длина дистанции (позволяет определить минимальный отрезок маршрута между двумя соседними остановками для кратковременного отдыха или ночевок) и параметры велосипедной трассы (указывают на критерии природной территории для веломаршрута).
С 2002 г. соревнования проводятся, а велотрассы проектируются в соответствии с требованиями Международного Совета Велосипедистов (иС!), которые применяются к олимпийским объектам и используются одновременно на традиционных и специальных играх. Согласно регламенту велосипедных соревнований паралимпиады дистанции составляют от 500 и 1000 м (на треке) до 64 км (на шоссе). Для шоссейных гонок используются существующие автомобильные дороги и трассы. Приближенные к природным условиям маунтинбайк-трассы (горный велосипед) имеют протяженность около 5 км и перепады высот — до 200 м (4,7 км с перепадом высот 172 м в Эссексе (Англия, Олимпиада-2012). Средний продольный уклон трассы составляет 2°6'-. Поперечный уклон виражей на треках обычно произволен: на Лондонском велодроме он составляет 12,5−42°, на других сооружениях — от 32 до 49°
Ширина отдельной велосипедной дорожки для соревнований не регламентируется. Сведения о велодорожках и велополосах содержатся в ГОСТ Р 52 766−2007 [12] и Венской конвенции [13], которые устанавливают ширину велополосы в городе в 1,5 м, в стесненной ситуации — 0,8 м, в местах соединений двух полос или на разъездах — 1,2 м.
Велосипедный паратуризм по аналогии с традиционным аналогом может стать наиболее динамичным видом активного инвалидного отдыха, позволяющим преодолевать протяженные маршруты за короткие временные отрезки, перевозить снаряжение на велосипеде, выбирать сложность маршрутов, комбинировать тропы с дорогами, совмещать спортивную составляющую похода с осмотром достопримечательностей. Диапазон доступности дорог и троп для велотуриста очень широк и практически совпадает с пешеходными направлениями.
Категории сложности ординарных велосипедных маршрутов определяются по основным критериям: абсолютной высоте территории, минимальному набору высоты, минимальной крутизне подъема. Для территории Сибири данные параметры, соответствующие VI категории сложности, составляют, соответственно, 2500 м, 800 м, 12% на 500 м набора высоты [11]. Параметры этой и более низких категорий сложности определяются согласно Методике категорирования велосипедных маршрутов в каждом конкретном случае по единому набору критериев. В частности, протяженность велосипедных маршрутов I категории сложности не должна превышать 50 км, продолжительность — 3−4 дня.
Для соответствия условиям некатегорийности веломаршрут должен включать менее двух легких локальных препятствий. На переправах скорость течения не должна превышать 0,5 м/с, глубина — 0,5−0,6 м, ширина — 5 м. Переправа преодолевается в седле или вброд. Перевальные взлеты (резкий набор высоты при прохождении перевала) не должны превышать 100 м по осыпям, растительности, легким скалам, не требующими коллективной страховки. В каньонах движение осуществляется по песку, гальке, траве, камням и осыпям без страховки, длина пути в каньоне (вдоль прижима) 200 м. Вязкие заболоченные участки глубиной 0,2−0,4 м проходят с индивидуальной страховкой. На осыпях и моренах камни небольшие, крутизна склона 15−20°. Каменные завалы с камнями (валунами) средних размеров 1,0−1,5 м и уклоном 0−8%. Снежный (фирновый) покров неглубокий —
10−25 см, на ледовых участках — 10−15 см. Лес проходится по тропам или легко без них. Предпочтительны слабопересеченные местности со средними уклонами подъемов 4% и перепадами высот от 30 до 50 м.
Из приведенного материала очевидно, что на основании определенных подобным образом и систематизированных критериев и параметров географической обстановки с использованием стандартной географической информации, крупномасштабных картографических материалов и результатов предварительной рекогносцировки проектируемой для прокладывания пара-туристических маршрутов территории, возможно проводить детальную целевую оценку природных территорий.
Важным дополнением к перечню критериев и параметров для оценки природных территорий для паратуризма являются специальные критерии, требующиеся в случае инженерного обустройства маршрутов и троп, специально предназначенных для передвижения паратуристов на инвалидных колясках. Такие тропы пригодны также для лиц с другими приспособлениями для передвижения и для ординарных туристов. Специальные критерии определены согласно ГОСТ Р 53 998−2010 [14], СП 35−1 052 002 [15], СП 31−102−99 [16], СП 35−101−2001 [17], рекомендациям по проектированию с учетом требований маломобильных групп населения [18]. Одновременно с требованиями по обустройству зданий и сооружений данные источники содержат нормативы по проектированию пешеходных маршрутов, придомовых территорий, скверов, садов, парков, рекреационных зон и т. д., что позволяет использовать содержащиеся в них критерии и показатели в качестве базовых при целевой оценке природных территорий. Например, к специальным критериям нами отнесены ширина дорожки в одном направлении (0,9 м), размер площадки для маневрирования (1,5 м х 1,5 м), продольный (8−10% на протяжении 10 м), поперечный (не более 2%) уклоны и покрытие (твердое без препятствий) полотна тропы, высота свободного пространства над коляской (не менее 1,5 м).
Существенный раздел исследования природного паратуризма — оценка специфических рекреационных воздействий и потенциальных реакций на них природных систем. Он базируется на положении об обязательном обустройстве туристических маршрутов и троп как важнейшем условии возможности осуществления путешествий для людей с ограничениями здоровья, а потому должном быть обязательно выполненным. Поэтому, учитывая особый статус и местности, и туриста, а также неизбежность инфраструктурного обустройства территории, рассматривать последнее необходимо с позиций геоэкологии и международных рекомендаций в соответствующей области. В частности инфраструктурные элементы должны планироваться и обустраиваться в гармонии с окружающими природными пространствами, не доминировать над ними, не располагаться в местах собой экологической значимости, не нарушать хода естественных процессов [7]. Инфраструктурное обустройство, выполненное таким образом, содействует максимальному снижению негативных воздействий на компоненты природной среды, повышению рекреационной емкости территории, ее рекреационной привлекательности для туристов с особыми требованиями к пространствам пребывания, а следовательно, является основой создания уникальных инновационных туристско-рекреационных ядер, имеющих выраженную социальную и природоохранную ориентацию.
Таким образом, изучение и анализ отечественного и зарубежного опыта паратуризма и тематической литературы показали наличие ярких индивидуальных черт и особенностей туристско-рекреационной деятельности при ее осуществлении лицами с ограниченными возможностями здоровья. Отмечены отсутствие теоретических разработок в области инвалидного туризма как досугового элемента их жизнедеятельности, а также крайняя неразвитость научно-методической базы для целевой оценки природных территорий с учетом физиологических и сенсорных особенностей паратуристов. Вместе с тем проведенные этапы исследования позволили выделить концептуальные направления теоретико-методических изысканий, обобщение и систематизация которых позволит сформировать цельную теорию паратуризма на природных территориях. В их числе осевые направления: терминология и классификация паратуризма- принципы и критерии геоэкологической оценки природной территории для организации паратуризма- виды, уровни и оценка воздействий паратуризма на природные комплексы.
* Исследования поддержаны грантом Российского гуманитарного научного фонда № 13−16−22 001.
Библиографический список
1. Закон Российской Федерации от 03. 05. 2012 г. «О ратификации Конвенции о правах инвалидов» № 46-ФЗ.
2. Закон Российской Федерации от 05. 02. 2007 г. «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» № 12-ФЗ.
3. Исаченко, А. Г. Оптимизация природной среды: географический аспект / А. Г. Исаченко. — М., 1980.
4. Герасимов, И. П. Современные географические проблемы организации отдыха / И. П. Герасимов, А. А. Минц, В. С. Преображенский, Н. П. Шеломов // Известия Академии наук СССР Сер. географическая. — 1969. — № 4.
5. Заиканов, В. Г. Методические основы комплексной геоэкологической оценки территорий / В. Г. Заиканов, Т. Б. Минакова. — М., 2008.
6. Чибилев, А. А. Введение в геоэкологию (эколого-географические аспекты природопользования) / А. А. Чибилев. — Екатеринбург, 1998.
7. Чижова, В. П. Экологический туризм: географический аспект: учеб. пособие / В. П. Чижова, Л. И. Севостьянова. — Иошкар-Ола, 2007.
8. Гужин, Г. С. Менеджмент в иностранном и внутреннем туризме / Г. С. Гужин, М. Ю. Беликов, Е. В. Клименко. — Краснодар, 1997.
9. Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. № 2322-р.
10. Физическая культура и спорт для лиц с ограниченными возможностями здоровья: Информационно-методическое пособие. — М., 2008.
11. Единая всероссийская спортивная классификация туристских маршрутов (ЕВСКТМ) (категорирование маршрута и его определяющих препятствий (факторов). Утверждена Федерацией спортивного туризма Туристско-спортивного союза России 01. 02. 1995 г.
12. ГОСТ Р 52 766−2007 «Дороги автомобильные общего пользования. Элементы обустройства. Методы определения параметров».
13. Венская конвенция «О дорожных знаках и сигналах» [Э/р]. — Р/д: http: //www. unece. org/trans/conventn/signalsr. pdf
14. ГОСТ Р 53 998−2010 «Туристические услуги. Услуги туризма для людей с ограниченными физическими возможностями. Общие требования».
15. СП 35−105−2002 «Реконструкция городской застройки с учетом доступности для инвалидов и других маломобильных групп населения».
16. СП 31−102−99 «Требования доступности общественных зданий и сооружений для инвалидов и других маломобильных посетителей».
17. СП 35−101−2001 «Проектирование зданий и сооружений с учетом доступности для маломобильных групп населения. Общие положения».
18. Адаптируемое жилище. Рекомендации по проектированию с учетом требований маломобильных групп населения / В. Н. Аладов, Т. А. Рак, И. П. Реутская, О. Ф. Санникова. — Минск, 2005.
Bibliography
1. Zakon Rossiyjskoyj Federacii ot 03. 05. 2012 g. «O ratifikacii Konvencii o pravakh invalidov» № 46-FZ.
2. Zakon Rossiyjskoyj Federacii ot 05. 02. 2007 g. «Ob osnovakh turisticheskoyj deyateljnosti v Rossiyjskoyj Federacii» № 12-FZ.
3. Isachenko, A.G. Optimizaciya prirodnoyj sredih: geograficheskiyj aspekt / A.G. Isachenko. — M., 1980.
4. Gerasimov, I.P. Sovremennihe geograficheskie problemih organizacii otdihkha / I.P. Gerasimov, A.A. Minc, V.S. Preobrazhenskiyj, N.P. Shelomov // Izvestiya Akademii nauk SSSr. Ser. geograficheskaya. — 1969. — № 4.
5. Zaikanov, V.G. Metodicheskie osnovih kompleksnoyj geoehkologicheskoyj ocenki territoriyj / V.G. Zaikanov, T.B. Minakova. — M., 2008.
6. Chibilev, A.A. Vvedenie v geoehkologiyu (ehkologo-geograficheskie aspektih prirodopoljzovaniya) / A.A. Chibilev. — Ekaterinburg, 1998.
7. Chizhova, V.P. Ehkologicheskiyj turizm: geograficheskiyj aspekt: ucheb. posobie / V.P. Chizhova, L.I. Sevostjyanova. — Ioshkar-Ola, 2007.
8. Guzhin, G.S. Menedzhment v inostrannom i vnutrennem turizme / G.S. Guzhin, M. Yu. Belikov, E.V. Klimenko. — Krasnodar, 1997.
9. Koncepcii razvitiya sistemih osobo okhranyaemihkh prirodnihkh territoriyj federaljnogo znacheniya na period do 2020 goda. Rasporyazhenie
Praviteljstva Rossiyjskoyj Federacii ot 22 dekabrya 2011 g. № 2322-r.
10. Fizicheskaya kuljtura i sport dlya lic s ogranichennihmi vozmozhnostyami zdorovjya: Informacionno-metodicheskoe posobie. — M., 2008.
11. Edinaya vserossiyjskaya sportivnaya klassifikaciya turistskikh marshrutov (EVSKTM) (kategorirovanie marshruta i ego opredelyayuthikh prepyatstviyj (faktorov). Utverzhdena Federacieyj sportivnogo turizma Turistsko-sportivnogo soyuza Rossii 01. 02. 1995 g.
12. GOST R 52 766−2007 «Dorogi avtomobiljnihe obthego poljzovaniya. Ehlementih obustroyjstva. Metodih opredeleniya parametrov».
13. Venskaya konvenciya «O dorozhnihkh znakakh i signalakh» [Eh/r]. — R/d: http: //www. unece. org/trans/conventn/signalsr. pdf
14. GOST R 53 998−2010 «Turisticheskie uslugi. Uslugi turizma dlya lyudeyj s ogranichennihmi fizicheskimi vozmozhnostyami. Obthie trebovaniya».
15. SP 35−105−2002 «Rekonstrukciya gorodskoyj zastroyjki s uchetom dostupnosti dlya invalidov i drugikh malomobiljnihkh grupp naseleniya».
16. SP 31−102−99 «Trebovaniya dostupnosti obthestvennihkh zdaniyj i sooruzheniyj dlya invalidov i drugikh malomobiljnihkh posetiteleyj».
17. SP 35−101−2001 «Proektirovanie zdaniyj i sooruzheniyj s uchetom dostupnosti dlya malomobiljnihkh grupp naseleniya. Obthie polozheniya».
18. Adaptiruemoe zhilithe. Rekomendacii po proektirovaniyu s uchetom trebovaniyj malomobiljnihkh grupp naseleniya / V.N. Aladov, T.A. Rak, I.P. Reutskaya, O.F. Sannikova. — Minsk, 2005.
Статья поступила в редакцию 24. 03. 13
УДК 910. 27 (571. 150)
Biryukov R. Yu. INTEGRATION OF HETEROGENEOUS SPATIALLY DISTRIBUTED INFORMATION BY MEANS OF GIS TO PROVIDE THE FRAMEWORK OF LANDSCAPE-HYDROLOGICAL MAPS. The results of the initial stage of the development of landscape-hydrological maps for the Kasmala river basin (Ob plateau, Altai Krai) are presented. The work is based on the integration of different spatially distributed information by means of GIS.
Key words: Kasmala river basin, Ob plateau, spatially distributed information, landscape-hydrological maps, digital terrain models, morphometry, land cover.
Р. Ю. Бирюков, аспирант Института водных и экологических проблем СО РАН, г. Барнаул,
E-mail: biryukov@iwep. ru
ИНТЕГРАЦИЯ РАЗНОРОДНОЙ ПРОСТРАНСТВЕННО-РАСПРЕДЕЛЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ СРЕДСТВАМИ ГИС ПРИ СОЗДАНИИ ОСНОВЫ ДЛЯ ЛАНДШАФТНО-ГИДРОЛОГИЧЕСКИХ КАРТ
Представлены результаты начального этапа разработки ландшафтно-гидрологических карт для бассейна р. Касмала (Приобское плато, Алтайский край). Работа основана на интеграции различной пространственно-распределенной информации средствами ГИС.
Ключевые слова: бассейн р. Касмала, Приобское плато, пространственно-распределенная информация, ландшафтно-гидрологические карты, цифровые модели рельефа, морфометрия, земные покровы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой