Геоэкономический толковый словарь Эрнеста кочетова – принципиально новая книга в мировой глобалистике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОТЗЫВЫ, РЕЦЕНЗИИ
В.В. ПЕРСКАЯ, Н.Ю. КОНИНА
Геоэкономический толковый словарь Эрнеста Кочетова -принципиально новая книга в мировой глобалистике
В конце 2008 г. на Мировом Общественном Форуме «Диалог цивилизаций» (о. Родос, Греция, 09−13 октября 2008 г.) прошла презентация книги Э. Г. Кочетова «Геоэкономический (глобальный) толковый словарь (основы высоких геоэкономических технологий современного бизнеса)» (Ernest G. Kochetov. Geoeconomics (Global) Explanatory Dictionary: Fundamentals for Modern Business Geoeconomics Hi-Tech. — Yekaterinburg, 2006). Презентация состоялась в рамках работы секции «Межцивилизационный диалог как платформа геоэкономического развития».
Чем объяснить, что книга попала в центр внимания Форума такого высокого уровня и в чем причина устойчивого, все возрастающего интереса к работам этого российского ученого?
Выпущенный в Екатеринбурге в 2006 г. «Геоэкономический (глобальный) толковый словарь"1, не случайно названный автором как «Основы высоких геоэкономических технологий современного бизнеса», представляет собой
1 Кочетов Э. Г. Геоэкономический (глобальный) толковый словарь (основы высоких геоэкономических технологий современного бизнеса): сб. стратегических понятий-новелл. Екатеринбург: ОАО «ИПП «Уральский рабочий», 2006. 504 с.
ПЕРСКАЯ Виктория Вадимовна — доктор экономических наук, профессор Российской академии государственной службы при Президенте Р Ф, заслуженный экономист России, г. Москва.
КОНИНА Наталия Юрьевна — кандидат экономических наук, профессор Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД РФ, г. Москва.
ЭРНЕСТ WHETW
ПО. ШОШШ НЧЕСКИЙ (ГЛОБАЛЬНЫЙ) ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ

глубокое научно-практическое обобщение многолетнего исследовательского опыта автора. Безусловно, словарь представляет собой научный прорыв, ломая стереотипы мышления и заставляя читателя по-новому взглянуть на мир перемен и непрестанных трансформаций. Э. Г. Кочетов сумел в этот сложный для страны и каждого индивидуума период преодолеть личные амбиции и заглянуть «за горизонт», в будущее, сделав прогноз о развитии мирового хозяйства, о месте и роли в нем отдельных стран и регионов, кластеров и крупных компаний, — о том, какова будет роль человека в этом общественном порядке.
Данную работу Эрнест Георгиевич не случайно назвал сборником «новелл-понятий», поскольку каждый термин раскрывается с позиции не только терминологической трактовки, но и с содержательной части, где автор выступает с научно-практических, но обязательно гражданских позиций. Каждая новелла — это, практически, отдельная научная статья, где раскрыт смысл данной категории, дается авторский анализ того, что происходит в данной сфере сегодня, почему отсутствие геоэкономического мировоззрения как в политике, так и в экономике способствует обострению противоречий, нарушению воспроизводственной цепочки в мировой экономике и национальном хозяйстве России, каковы должны быть меры, чтобы преодолеть сложившиеся диспропорции мирового хозяйства, обрести адекватное потенциалу России место.
Автор исследует геоэкономику как политику и стратегию повышения конкурентоспособности государства в новом глобальном контексте. Он отмечает, что геоэкономика выступает как политологическая система взглядов, согласно которой политика государства предопределяется экономическими факторами, оперированием на геоэкономическом атласе мира, включением национальных экономик и их хозяйствующих субъектов в мировые интернационализированные воспроизводственные ядра с целью участия в формировании и распределении мирового дохода на базе высоких геоэкономических технологий. Геоэкономика выступает также как составная часть стратегии развития (с. 68−76). Идеи Э. Г. Кочетова связаны с поиском такой модели геоэкономического мироустройства, в основе которой было бы равновесие стратегических интересов, баланс реально сложившихся зон геоэкономического влияния, устремленность на поиск таких моделей цивилизационного развития, которые позволили бы избежать опаснейшего столкновения техногенной модели с другими цивилизационными парадигмами развития (с. 76−122).
Реальный мир становится единым, целостным, глобальным. Зародился новый класс междисциплинарных наук (геоэкономика, геофинансы) и наднациональных структур (с. 77−80). Трансграничность пронизывает буквально всю мировую систему. В воспроизводственной сфере Э. Г. Кочетов выделяет появление интернационализированных воспроизводственных ядер, превративших многие страны в «страны-системы», включившие в свой состав огром-
ные «чужие» хозяйственные зоны (территории) (с. 175−177) — в финансовой -мощные трансграничные финансовые потоки (с. 30, 67) — в информационной -мировую компьютерную сеть с огромной скоростью передачи информации- в правовой — отход от международного права к корпоративному- в военной -ориентацию военной компоненты на защиту не только суверенных границ, но и, в основном, на защиту экономических границ «стран-систем», внешних геоэкономических плацдармов (с. 31).
Представляется очень интересным анализ цивилизационных аспектов глобального развития — формирование ареалов и регионов, консолидация мегацивилизационных анклавов и границ их соприкосновения (с. 31, 69−91, 423−425). Э. Г Кочетов четко обозначает разлом глобального мира в социальной сфере — резкое разграничение между владельцами мировых богатств («золотой миллиард», развитые страны) и остальным населением Земли, брошенным умирать от голода («третий мир», «четвёртый мир», «страны-изгои», «страны-парии» и т. п.) (с. 30−31). Раскрывая свое видение геоэкономики, Э. Г. Кочетов ставит вопрос о совместном формировании и перераспределении мирового дохода как важнейшего геоэкономического и геофинансового атрибута (категории) и раскрывает факторы его зарождения и механизм реализации (с. 221−223).
В своем словаре Э. Г. Кочетов дает краткую, но очень емкую характеристику постиндустриального общества (с. 73, 272, 355, 452), раскрывая его техногенный характер. Очень интересна оценка инновационной модели постиндустриального общества как формы техногенного изматывания, связанная с искусственным сокращением цикла жизни всех компонентов воспроизводственных циклов (с. 356) и апологетики техногенного направления развития современного западного общества (с. 231). Автор указывает, что механизм функционирования национальных экономик на мировой арене в условиях глобальных перемен трансформируется. Механизм функционирования мировой хозяйственной системы предопределён тем, что производство осуществляется на базе перешагнувших национальные рамки технологических цепей. Обмен идёт на новых, межанклавных стыках разделения труда товарами, выступающими в новейших формах (товар-группа, товар-объект, товар-программа) (с. 210−211, 359−367) — субъекты мирового хозяйства также выступают в транснациональной форме. Результат этих процессов — формирование в недрах мирового хозяйства интернационализированных воспроизводственных ядер (циклов) (с. 175−177). Эти циклы (ядра) принимают подвижный, блуждающий характер, тем самым значительно расширяют зону хозяйствования и налогообложения (с. 28−29). Сформировались «страны-системы» с внешними и внутренними экономическими границами (с. 324). Э. Г. Кочетов отмечает, что такая трансформация опрокинула международный мир с торгово-посреднической и снабженческо-сбытовой моделями внешнеэкономических связей (с. 36). На их место заступила геоэкономическая
(производственно-инвестиционная) модель и она предопределена межанклавным разделением труда (с. 37−41).
Э. Г. Кочетов формулирует очень интересный тезис об «экономических границах», как границах между «странами-системами» (с. 438). Ориентиры национального развития в современном глобальном мире лежат не только внутри национальной экономики, они далеко вынесены на внешние геоэкономические рубежи (с. 438). Национальные образования уже давно разорваны экономической интернационализацией и хозяйственной транснационализацией на отдельные части, ставшие звеньями разных глобальных воспроизводственных интернационализированных циклов (ядер) (с. 326).
По мнению Э. Г. Кочетова, на экономических границах реализуются новейшие формы товара — товары-объекты и товары-программы (с. 359−368), обладающие уникальнейшим свойством — способностью в кратчайшие сроки преобразовывать хозяйственную инфраструктуру на новейшей инновационной основе (с. 362−364).
Автор считает, что все страны мира переоформились в три разновидности: в страны-системы, опрокинутые «вовне», выступающие в роли лидеров глобальных воспроизводственных цепочек, в страны-системы, опрокинутые «вовнутрь», и страны, не нашедшие себя в процессе интернационализации («страны-парии») (с. 222). Наряду со странами и геофинансовой системой важными элементами мировой хозяйственной системы являются блуждающие интернационализированные воспроизводственные ядра, крупнейшие транснациональные структуры, финансово-промышленные союзы и альянсы (с. 29, 222−223).
Э. Г. Кочетов отмечает, что любая национальная экономика и её хозяйствующие субъекты проходят ряд этапов не только на пути вхождения в интернационализированные воспроизводственные ядра, но и, находясь в их составе, эволюционируют в рамках воспроизводственной цепи, последовательно занимая те или иные звенья глобального воспроизводственного процесса (с. 176). Национальные хозяйственные структуры выходят за государственные границы и формируют воспроизводственные комплексы в транснациональном масштабе (интернационализированные воспроизводственные ядра). Это приводит к превращению экономически мощных стран в интернационализированные национальные экономические системы («страны-системы») (с. 324).
Важной геоэкономической категорией, раскрываемой в словаре, является мировой доход — в мировом измерении от внешнеэкономической деятельности всех участников мирового хозяйства. Борьба за перераспределение мирового дохода — стратегический ориентир при функционировании национальной экономики на мировой хозяйственной арене (с. 221−223). Э. Г. Кочетов рассматривает интернационализацию мирохозяйственной жизни как процесс выхода за национальные рамки звеньев воспроизводственного процесса (с. 172−174). В рамках этих процессов происходит врастание национальных систем в ми-
ровую геоэкономическую модель (встраивание в интернационализированные воспроизводственные ядра) с целью обеспечения полноправного участия в формировании и распределении мирового дохода путем использования высоких рыночных геоэкономических и геофинансовых технологий и оперирования на геоэкономическом атласе мира (с. 330).
Фундаментальные сдвиги, наблюдаемые на мирохозяйственной арене, выдвигают проблему пересмотра взглядов на карту мира (с. 121). Поле, на котором государство может реализовать свои стратегические цели, — геоэкономический атлас мира с ясно очерченными международными и экономическими границами, национальными интересами, контурами стратегических альянсов, системой интеграционных подвижек, экономических группировок и т. п. (с. 120−121).
Геоэкономическое пространство вобрало, впитало в себя атрибуты техногенной фазы индустриализма, но под вилянием зарождающихся цивилиза-ционных моделей оно меняется. С геоэкономическим пространством неразрывно связано геофинансовое пространство, понимаемое как «вынесенная за национальные рамки система финансовых атрибутов и денежных отношений (кредитно-финансовых, валютных, платежных)» (с. 67). При этом мировые финансы расслаиваются на финансы реальные, опосредующие глобальный воспроизводственный процесс, и виртуальные — «массив финансовых средств, имеющий спекулятивный источник происхождения, оторванный от реальных воспроизводственных циклов» (с. 33). Зарождение виртуальных финансов приводит к появлению виртуальных воспроизводственных циклов и проектов, виртуальной инновационной сферы, виртуальных компаний и финансовых инструментов (с. 33, 65−67).
Как справедливо подмечает Э. Г. Кочетов, вырвавшийся новейший трансграничный поток виртуальных финансов привносит огромную нестабильность в инновационно-воспроизводственную систему, что в полной мере проявилось и подтвердилось в ходе глобального финансово-экономического кризиса (с. 33).
Важнейший объект воздействия геофинансовых технологий — международное движение капитала. «Страны-системы», обладающие высокоразвитыми финансовыми рынками, способны финансировать собственное потребление за счет привлечения иностранных инвестиций. В то же время слабое владение геофинансовыми технологиями (например, нерациональное наращивание внешнего долга, преждевременная либерализация движения краткосрочных инвестиций) неминуемо нанесет серьезный ущерб экономике государства (с. 118). Как отмечает автор, в национальной геофинансовой стратегии наибольшее значение имеют «степень и порог включения национальной экономики в геофинансовую систему… Особенно важно достигать синхронности включения, а также намечать предельные точки (рубежи) взаимодействия с мировой финансовой системой» (с. 336−337).
Большую часть словаря занимают понятия и категории, связанные с внешнеэкономической деятельностью. По мнению Э. Г. Кочетова, к принципиальным моментам внешнеэкономической доктрины можно отнести экономизацию политики, как «решение политических задач экономическими методами» (с. 36, 437). Однако наблюдается и противоположный процесс — решение экономических задач политическими и военными методами, что отражено в таких раскрываемых категориях как «военная компонента в геоэкономических условиях» (с. 42−44) и «военно-экономический симбиоз» (с. 45−48). В научный оборот вводятся понятия «мировая институциональная система», «пространственная (объемная) «кристаллическая решетка», в узлах которой формируются организационно-функциональные структуры, необходимые, но достаточные для действующей цивилизационной модели бытия (с. 224). В начале XXI в. зарождаются новейшие цивилизационные подвижки. Постиндустриализм безудержно раскручивает мировые производственные циклы, пожирая интеллектуальные, производственные, природные и прочие ресурсы (с. 414). Но параллельно мировой воспроизводственный цикл постепенно наполняется другим содержанием, в него встраиваются новые компоненты: национально-этнические, культурологические, морально-этические, духовные и т. д. Мир вступает в новый этап цивилизационного развития -неоэкономический (с. 234−235).
Центральным элементом неоэкономической модели выступают этноэко-номические системы (с. 452−453), которые «являются органичным симбиозом этнонациональных систем и индустриальных воспроизводственных циклов» (с. 367). Они обеспечивают «воспроизводство встроенных в производственно-инвестиционные циклы этнонациональных систем» (с. 370). Сужается сфера действия ценовой конкуренции, на первый план выходит обеспечение качества жизни, которое требует поддержания соответствующей культурной среды. Этноэкономические системы характеризуются плюрализмом укладов жизни — высокотехнологичные производства уживаются в них с традиционными структурами, так что максимальное число людей существует в комфортной для них среде. При этом между различными структурами складывается оптимальное разделение труда, обеспечивающее конкурентоспособность «страны-системы» (с. 453). Зародились и набирают силу процессы этноэконо-мической транснационализации (с. 451).
Большой интерес представляет предложенный Э. Г. Кочетовым подход к концепции национальной безопасности (с. 190−191). Он совершенно справедливо отмечает, что Россия попала в эпицентр разнонаправленных тектонических подвижек мировой системы (с. 412). Высоко конкурентная внешняя среда стремится законсервировать временно ослабленные позиции России, в том числе с помощью системы международно-правовых актов. При этом, обладая сформировавшимися производственными очагами, интеллектуальными заделами и способностью к воспроизводству научно-технического потенци-
ала, Россия имеет исторический шанс войти в новую модель цивилизацион-ного развития (с. 415). Глубоко анализируя опасность геополитического ослепления, характерного для З. Бжезинского и других приверженцев этих взглядов, Э. Г. Кочетов считает, что для занятия конкурентных позиций и защиты национальных интересов необходимо использование военно-экономического симбиоза (с. 46−47, с. 251−255). Он отмечает, что силовая компонента выстраивается, как правило, не по периметру национальных границ, а по контурам национальных интернационализированных воспроизводственных анклавов. При этом вооружённые силы меняют своё лицо, все больше трансформируясь в силы быстрого геоэкономического реагирования (с. 42). Очень интересно автор разрабатывает проблему «геоэкономических войн», которые представляют собой соединение «торговых войн» и «холодных войн» (с. 46−47, 117). С усложнением системы глобальных хозяйственных отношений развиваются более изощренные методы борьбы — манипуляция кредитными отношениями (вплоть до «кредитных ударов»), встраивание в национальную инфраструктуру технологических компонентов, которые позволяют контролировать развитие этой инфраструктуры (с. 117−119).
Существенную практическую значимость имеет разработка Э.Г. Кочето-вым категории носителей национальных стратегических интересов, к которым он относит различные крупные экономические структуры (ТНК, консорциумы, корпорации, промышленные союзы, фирмы), которым государство делегирует реализацию своих национальных гео экономических интересов (с. 247).
Работу Э. Г. Кочетова отличает весьма лаконичное, концентрированное изложение. Книга дает представление о широте и эволюции научных интересов автора от вопросов внешнеэкономической стратегиии и технологического развития до вопросов высшего (тысячелетнего) ранга. При этом просматривается логика взаимоувязки и возрастания масштабов вопросов. Вряд ли можно согласиться с автором, что разработки отечественными учеными проблем внешнеэкономической деятельности носили созерцательный характер (с. 296), равно как и данной им оценкой системы внешнеэкономического управления, существовавшей в Советском Союзе (с. 293).
Часть понятий, содержащихся в словаре, связана с цивилизационными и философскими взглядами Э. Г. Кочетова. В частности, он раскрывает свое понимание новой дисциплины — гуманитарной космологии (с. 151). Эта наука об общих ценностях, базируясь на геоэкономике, глобалистике и антропофило-софии и исходя из осознания вопросов тысячелетнего ранга, должна исследовать ценность человека и его жизни, выходя на те уровни миросозерцания, когда стирается грань между естественным и гуманитарным знанием.
Также Э. Г. Кочетов дает свою трактовку глобалистики как отрасли социально-гуманитарного знания, науки о мире в его целостной форме, о различных сферах глобального мира (геоэкономике, геофинансах, геостратегии,
геоинформации и т. п.), о закономерностях функционирования наднациональных образований и технологиях оперирования в них (с. 130).
В словаре раскрыты понятия, имеющие отношения к неоднократно ранее упоминавшейся идеи нового Ренессанса. Переходя к философскому осмыслению проблем бытия, Э. Г. Кочетов ставит вопрос о космологическом гуманитарном тысячелетнем переломе как выходе на новое парадигмальное осознание нашего мира, осознание, способное ставить вопросы высшего (тысячелетнего) ранга и находить ответы на них, способное к выходу на новые горизонты мирообустройства- преддверии нового Ренессанса (с. 192). Сделана попытка раскрыть смысл желаемого нового мира — мироздания нового Ренессанса, замысел и благородные принципы построения которого — возродить здравый смысл, возродить вкус и радость жизни, предвосхитить выход на арену «нового человека».
Сложнейший философский вопрос о механизме будущего поставил Э. Г. Кочетов и дал на него ответ в категории «Эксплуатация» мироздания нового Ренессанса — поддержание внутреннего миропорядка в «здании» (с. 438). Он видит будущее как своевременное предвидение, предотвращение и реакцию на новейший класс коллизий, опасностей, угроз и вызовов, предотвращение и реакцию на новый тип войн как рецидивов ошибок сознания, как учение о «новом мече» и «новых ножнах» и их нерасторжимости, как нивелирование схватки нового аристократизма с мировым плебейством, недопущение нового рабства, нового иллотства, ландсхнедства и гладиаторства (с. 439).
Современная западная техногенная цивилизация опасно динамична и неумолима, при этом таит опасность для самой жизни человека (с. 193, 354). По мнению Э. Г. Кочетова, мировое сообщество не может выдержать подобную изматывающую нагрузку, оно ищет новейшие пути своего развития на основе синтеза техногенных и этнонациональных систем (с. 194). Эпохе глобального мира соответствует новый «геоэкономический (глобальный) человек», осознающий мир на основе «здорового начала в человеке», новых ценностей и мотиваций (с. 109−110). Эти люди обладают «спокойным взглядом на вещи», «объемно-сетевым методом познания мира», они способны «обеспечить бытие, достойное своей силы, красоты, жизнелюбия и интеллекта» (с. 244). Для новых людей характерны будут выход на другие формы соперничества силы, красоты, интеллекта, таланта, гениальности, несущих радость жизни и неубывающую ее энергию (с. 439).
Интереснейшей идеей Э. Г. Кочетова, крайне актуальной для нашей страны, является концепция ЭНЕРГОНЕТа — единой мировой рыночной энергетической сетевой системы (с. 442−447). Будучи ярчайшим проявлением глобальности, ЭНЕРГОНЕТ, составной частью которого выступает европейская энергетическая составляющая, позволил бы решить центральную мировую проблему — энергетическую. Энергетика реально определяет безопасность и экономическое развитие мира (с. 443).
При сохранении геополитических амбиций США мировая энергетика станет ареной схватки государств за обладание энергетическими ресурсами, что неминуемо приведёт к глобальному взрыву. Можно только поддержать взгляды Э. Г. Кочетова, что при создании ЭНЕРГОНЕТа мировое сообщество должно расстаться с воззрениями на энергетические сырьевые источники и на страны, ими обладающие, как на «сырьевые придатки» мировых воспроизводственных циклов, признать роль обладателей энергетическими ресурсами в качестве одного из главнейших участников формирования мирового дохода, претендующих на его долю. В условиях гигантского спроса на ресурсы техногенной цивилизации доходы по сделкам, связанным с поставками энергоресурсов (как и других сырьевых статей), должны включать в себя доходы, связанные с функционированием всего спектра сопутствующих отраслей, производящих и реализующих товары на базе данного энергетического сырья (с. 444). Интересна идея Э. Г. Кочетова о том, что мировые энергетические корпорации, которые предопределяют вектор мирового устойчивого развития и энергетическую безопасность мира, должны быть не только наделены высокой мерой ответственности за свою деятельность, но и выведены на более высокий уровень своей значимости в мировых делах, с широкими полномочиями и представительством в международных институтах (с. 446).
Признавая привлекательность идеи ЭНЕРГОНЕТа и его потенциальное значение для гармонизации мировых воспроизводственных процессов и повышения качества жизни населения, к сожалению, приходится констатировать, что в эпоху экономического национализма вряд ли можно ожидать готовности правительств разных государств, особенно относящих себя к постиндустриальному миру, участвовать в этом проекте.
Ценность проблемных постановок автора заключается и в том, что они открыты для широкой дискуссии и в этом плане хотелось бы отметить один момент.
Как всякий увлекающийся человек, Эрнест Георгиевич склонен иногда к некоторым преувеличениям2. Нам представляется спорным раздел, посвященный утверждению геоэкономического правопорядка. По мнению автора, в основу этого правопорядка могли бы быть положены «мировые (международные) законы-доктрины, … которые могли бы в определенном смысле гарантировать гармоничное мирохозяйственное и социальное общение». Правовая система должна была бы обеспечить компенсацию жертвам недобросовестной геоэкономической практики (с. 102). Но, во-первых, мир пока не стал единым хозяйственным организмом, где стерты национальные границы и сложилась наднациональная система регулирования, а национальные правительства де-
2 Обратим внимание читателя на с. 97, где Э. Г. Кочетов однозначно утверждает, что российское общество закрытое, автаркическое. Но факты это опровергают: уровень экономической открытости — более 30% практически во всех сегментах экономики, что превышает порог обеспечения национальной экономической безопасности (Прим. авт.).
легировали свои права наднациональным органам. И не случайно, что в последнее время, и особенно в условиях экономического кризиса наших дней, все острее ставится проблема необходимости ликвидации мирового диспропорционального развития — богатый Север и бедный Юг, идеализация факторного международного разделения труда опровергается в современном мире с позиций как научной теории, так и практики.
Стремительный переход постиндустриальных стран и стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай — прим. ред.) к инновационному типу хозяйствования вряд ли базируется на «всеобъемлющей унификации и стандартизации» (с. 211). Революционность научной идеи и последствий ее внедрения никто не отменял, более того, инновация тем и ценна, что предполагает возможность «резкого скачка» для достижения качественно новых результатов. Во-вторых, принятие наднационального «Закона» в наши дни несколько не реально, поскольку практически все международные договоренности многостороннего характера осуществляются исключительно на межгосударственной основе (за исключением ЕС, и то не во всех сферах) и вряд ли мир готов к переменам в сторону отказа от национальной государственности.
Идеальной и малореальной выглядит идея Э. Г. Кочетова учредить геоэкономический трибунал, который мог бы рассматривать споры не только между государствами, но и между любыми устойчиво функционирующими экономическими системами (с. 104−109). И это подтверждается, например, работой Гаагского международного трибунала, в принципе все же подчиненного определенной идеологической доктрине. Представляется спорным и предложенное Э. Г. Кочетовым понятие «система всемирных обязанностей» — категория, идущая на смену общественному разделению труда. По его мнению, эти обязанности могли бы возлагаться мировой хозяйственной системой на национальные экономики с учетом их исторически сложившейся специализации, в том числе в форме принуждения к разделению труда (с. 309).
В целом же «Геоэкономический (глобальный) толковый словарь» Э. Г. Кочетова — очень нужная и интересная книга, уникальная не только в российской, но и в мировой глобалистике. Словарь раскрывает суть воззрений крупного ученого, патриота, гуманиста. Можно не разделять каких-то экономических воззрений автора, но нельзя не признать, что издание этого словаря -событие исключительное, важное. Словарь побуждает думать, надеяться, бороться, творить и верить в лучшее.
Мы живем в сложном глобальном взаимозависимом, стремительно меняющемся мире. Проблемы современного мира, динамики и направлений его развития приковывают внимание крупных современных аналитиков, среди которых следует отметить Л. Туроу, М. Кастельса, Э. Тофлера, Ф. Фукуяму, К. Омае, В. Н. Кузнецова, М. Чешкова, Ю. Шишкова, В. Иноземцева, А. Неклессу и Э. Г. Кочетова.
Труды Э. Г. Кочетова фактически заложили основы формирующейся геоэкономической науки, связывающей воедино вопросы экономической истории, географии, мировой экономики, политологии, социологии, конфликтологии, теории систем управления и философии. «Геоэкономический (глобальный) толковый словарь» — это принципиально новая книга, вобравшая в себя совокупность основных категорий, понятий и терминов, раскрывающих суть новых междисциплинарных дисциплин — глобалистики, геоэкономики, геофинансов. В отличие от большинства современных словарных и энциклопедических проектов, в словаре Э. Г. Кочетова категории, понятия, термины и терминологические обороты, а также статьи к ним не компилятивные, а авторские, исследовательские. Поскольку автор в своих книгах ввел в научный оборот большое количество новых понятий, потребовалось определить их более основательно, систематизировать и уточнить взаимосвязи. «Геоэкономический (глобальный) толковый словарь» дает развернутое толкование терминов, характер их становления и взамосвязь с другими понятиями и категориями, что особенно ценно, учитывая междисциплинарный характер исследований автора и широту его научных интересов.
Обращает на себя внимание соответствующее содержанию оригинальное оформление книги, с великолепной вступительной статьей доктора экономических наук, губернатора Свердловской области Эдуарда Эргартовича Росселя. Это говорит о многом: восприятие авангардных идей мирового развития, широкоформатное их внедрение в повседневную практику — залог успешного продвижения нашей страны на лидирующие позиции глобализирующегося мира.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой