Особенности регулирования правоотношений в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия в странах содружества ЕврАзЭС

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

[гиена и санитария 6/2012
53. Myllyniemi A. -L. Development of microbiological methods for the detection and identification of antimicrobial residues in meat: Academic diss. — Helsinki- 2004.
54. Oporto B., Juste R.A., Nurtado A. // Int. J. Microbiol. -V 2009. article ID 456 573, 8 p., doi: 10. 1155/456 573.
55. Perrin-GuyomardA., CottinS., CorpetD. E. etal. // Regul. Toxi-col. Pharmacol. — 2001. — Vol. 34. — P. 125−136.
56. Platt T.M., Loneragan G.H., Scott H.M. et al. // Am.J. Vet. Res. -2008. — Vol. 69, N 8. — P 988−996.
57. Regulation (EC) N 396/2005 of the European parliament and of the Council of 23. 02. 2005 on maximum residue levels of pesticides in or on food and feed of plant and animal origin
58. Report of the 12-th session of the Codex committee on residues of veterinary drugs in foods, Washington, D.C., 28 -31 March 2000, § 65. — ALINORM 01/31. — Joint FAO/WHO Food Standards Programme Codex Alimentarius Commission. -24-th Session. -Geneva, 2−7 July 2001.
59. Residues of some veterinary drugs in animals and foods. FAO Food and Nutrition Paper (41/9) Monographs prepared by the 47-th meeting of the Joint FAO/WHo Expert Committee on Food Additives, Rome, 4−13 June 1996, World Health Organization -Food and agriculture organization of the United Nations. -Rome, 1997. -M-84. -ISBN 92−5-103 972−0
60. Safety assessment of foods derived from genetically modified microorganisms. Report of a Joint FAO/WHO Expert Consultation on Foods Derived from Biotechnology. WHO Headquarters. Geneva, Switzerland. 24−28 September 2001. WHO/SDE/PHE/
FOS/01.3.
61. SANCO/6876/2009r6. -Staff working paper of the services of the Commission on antimicrobial resistance. -Brussels, 18. 11. 2009. COM (2009) ZZZ
62. Scientific Opinion of the Panel on Biological Hazards (Question No EFSA-Q-2007−203). Adopted on 6 March 2008. The EFSA Journal (2008) 659, 1−26
63. Supotnitskiy M. V // Biopreparats (Biopharmaceuticals). -2011. -N 2. — P. 4−11.
64. Tanaka M., Hasegawa T., Okamoto A. // Antimicrob. Agents Chemother.- 2005. — Vol. 49. — P. 88−96.
65. ThakerM., SpanogiannopoulosP., WrightG.D. // Cell. Mol. Life Sci. — 2010. — Vol. 67. — P. 419−431.
66. van Veen H.W., Putman M., Margolles A. et al. // Biochim. Bio-pys. Acta. — 1999. — Vol. 1461. — P. 201−206.
67. VICH GL36 (SAFETY), May 2004. For implementation at Step 7 — Final draft «Studies to evaluate the safety of residues of veterinary drugs in human food: general approach to establish a microbiological ADI»
68. Wang Y., Rotman E.R., Shoemaker N.B., Salyers A.A. // J. Bacte-riol. — 2005. — Vol. 187. — P. 2673−2680.
69. WHO Report Series, N888/ Toxicology monograph/: www. inchem. org/documents/JECFA/jecmono/v041je07. htm
70. Yim G., Wang Н.Н., Davies J. // Phil. Trans. R. Soc. B. — 2007. -Vol. 362. — P 1195−1200.
Поступила 05. 09. 12
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012 УДК 614. 3/. 4:341
Г. Б. Еремин, И. Ш. Якубова, А. В. Мельцер, Т. С. Чернякина
ОСОБЕННОСТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ САНИТАРНР-
эпидемиологического благополучия в странах содружества евразэс
ГБОУ ВПО Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова Минздрава России, Санкт-Петербург
Целью настоящей работы было выявление как общих направлений и подходов, так и различий в регулировании правоотношений в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, определение необходимых мер по гармонизации законодательства государств — членов ЕврАзЭС в отмеченной сфере. Объектами исследования являлись международные договоры, законодательство государств — членов ЕврАзЭС: конституционные законы, законы об охране здоровья населения, о здравоохранении, об организациях здравоохранения, законы о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.
В результате настоящего исследования для формирования единой экономической политики разработаны рекомендации по унификации и гармонизации законодательств государств — членов ЕврАзЭС в отмеченной сфере.
Ключевые слова: санитарно-эпидемиологическое благополучие- охрана здоровья- охрана окружающей среды-
условия труда, быта, отдыха- возмещение вреда здоровью- медицинские осмотры- права и обязанности физических, юридических лиц, должностных лиц госсанэпидслужбы, главных государственных санитарных врачей
G. B. Eremin, I. Sh. Yakubova, A. VMel’tcer, T. S. Chernyakina — FEATURES OF THE REGULATION OF LEGAL RELATIONS IN THE FIELD OF SANITARY AND EPIDEMIOLOGICAL WELFARE IN THE EURASIAN ECONOMIC COMMUNITY MEMBER-STATES
State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education & quot-North-Western State Medical University named after 1.1. Mechnikov& quot- of the Ministry of Health care and Social Development, Saint-Petersburg, Russian Federation
The aim of this work was identification of both general trends and approaches, and the differences in the regulation of relations in the field of sanitary and epidemiological welfare of the population, determination of the necessary measures to harmonize legislation states in the countries — members of the Eurasian Economic Community (EurAsEC) in the noted sphere.
As a result of the present research recommendations about unification and harmonization of legislations in member states of EurAsEC are developed for formation of uniform economic policy in noted sphere.
Keywords: sanitary-epidemiological welfare, health care, a healthy environment, protection of the environment, proper conditions ofwork, life, rest, information on harmfulfactors, compensation of harm to health- preliminary and periodic medical examinations- sanitary-and-epidemiologic conclusion- rights and duties of individual persons, legal entities, designated persons of the public sanitary-and-epidemiologic service, chief public health physicians.
14
В связи с активным развитием интеграционных процессов в экономике, перемещением товаров и услуг, развитием международных контактов, сопровождающихся ростом миграции населения, формированием единой таможенной территории возникла необходимость гармонизации законодательства о санитарноэпидемиологическом благополучии населения стран содружества ЕврАзЭС (республик Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Российская Федерация, Таджикистан).
Целью настоящего исследования было проведение сравнительно-правового анализа, выявление противоречий и различий в законах, определяющих санитарно-эпидемиологическое благополучие населения стран содружества ЕврАзЭС.
Данная работа проводилась в соответствии с программой научных исследований Межпарламентской ассамблеи Евразийского экономического сообщества.
Исследование было начато с анализа положений конституций стран, в которых в той или иной мере определены права граждан в области охраны здоровья. В Конституции Республики Беларусь гражданам гарантировано право на охрану здоровья, включая бесплатное лечение в государственных учреждениях здравоохранения. Отмечено, что государство создает условия доступного для всех граждан медицинского обслуживания. Право граждан на охрану здоровья обеспечивается мерами по оздоровлению окружающей среды, возможностью пользования оздоровительными учреждениями, совершенствованию охраны труда (ст. 45 [9]). Закреплено право на благоприятную окружающую среду и возмещение вреда причиненного нарушением этого права. Кроме того, установлено, что контроль за рациональным использованием природных ресурсов в целях защиты и улучшения условий жизни, а также охраной и восстановлением окружающей среды осуществляется государством (ст. 46 [9]). Гарантируя гражданам право на труд Конституция Республики Беларусь устанавливает право на здоровые и безопасные условия труда, что представляет собой определенное выражение права на охрану здоровья через условия его сохранения (ст. 41 [9]).
В Конституции Республики Казахстан определено, что граждане республики имеют право на охрану здоровья, вправе получать бесплатно гарантированный объем медицинской помощи, установленный законом (ст. 29 [10]). Государство ставит целью охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья. Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью людей, влечет ответственность в соответствии с законом (ст. 31 [10]).
Согласно Конституции Кыргызской Республики, граждане имеют право на охрану здоровья (ст. 34, ч. 1
Еремин Г. Б. — доц. каф. профилакг. медицины и охраны здоровья (yeremin45@rambler. ru) — Якубова И. Ш. — д-р мед. наук, проф. каф. профилакт. медицины и охраны здоровья (yakubova-work@ yandex. ru) — Мельцер А. В. — д-р мед. наук, зав. каф. профилакт. медицины и охраны здоровья (maimulov@gmail. com) — Чернякина Т. С. — д-р мед. наук, проф. каф. профилакт. медицины и охраны здоровья.
[8]). Кроме того, Конституция Кыргызской Республики гарантирует не только само право на благоприятную для жизни и здоровья окружающую природную среду, но и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу действиями в области природопользования (ст. 35 [8]).
Конституция Р Ф устанавливает, что Российская Федерация является социальным государством и его политика направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и наряду с другими социальными гарантиями устанавливает обязательства по охране труда и здоровья людей (ст. 7 п. 1−2 [12]). Конституцией Р Ф продекларировано, что каждый имеет право на труд, отвечающий требованиям безопасности и гигиены (ст. 37 [12]), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41. п. 1 [12]). Реализация этих прав осуществляется путем финансирования федеральных программ охраны и укрепления здоровья населения, принятием мер по развитию государственной муниципальной и частной систем здравоохранения, поощрением деятельности, способствующей укреплению здоровья человека, развитию физкультуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию (ст. 41. п. 2 [12]). Конституция определяет ответственность должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей (ст. 41. п. 3 [12]). Кроме того, граждане имеют право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42 [12]).
В Республике Таджикистан определено право каждого на охрану здоровья, согласно которому граждане пользуются медицинской помощью в государственных учреждениях в рамках, определенных законом, кроме того, государство принимает меры по оздоровлению окружающей среды (ст. 38 [11]). Запрещено использование труда женщин и несовершеннолетних на тяжелых и подземных работах, а также работах с вредными и тяжелыми условиями труда (ст. 35 [11]).
В Конституциях стран в разной мере гарантируются права на безопасный труд. В Конституции Республики Казахстан (ст. 24 [10]), Республики Кыргызстан (ст. 24 [8]), Российской Федерации (ст. 37 [12]) провозглашено право на труд соответствующий требованиям безопасности и гигиены, в то время как в Республике Беларусь речь идет о праве на здоровые и безопасные условия труда (ст. 41 [9]), а также совершенствование охраны труда (ст. 45 [9]). В Республике Беларусь, Кыргызской Республике, Российской Федерации продекларировано право граждан на благоприятную окружающую среду в отличие от Республики Казахстан, где не идет речь о праве граждан на здоровую окружающую среду, но при этом продекларировано, что государство ставит целью охрану окружающей среды. В Республике Таджикистан установлено, что государство принимает меры по оздоровлению окружающей среды.
Таким образом, страны содружества ЕврАзЭС в своих Конституциях по-разному декларируют права граждан и обязанности государства в области охраны здоровья граждан в сфере обеспечения права
15
[гиена и санитария 6/2012
на санитарно-эпидемиологическое благополучие и имеют разные подходы в вопросах обеспечения этих прав и гарантий. Следует отметить, что только в Конституции Р Ф установлено, что реализация права на охрану здоровья осуществляется путем принятия мер по экологическому и санитарно-гигиеническому благополучию.
Дальнейшим этапом анализа было изучение основных законов о здравоохранении стран содружества [1−3, 7, 13, 14] в которых рассматриваются вопросы санитарно-эпидемиологического благополучия населения как один из механизмов реализации общего права на охрану здоровья. В преамбулах законов, в статьях, определяющих цели и задачи, не идет речь об обеспечении права на санитарно-эпидемиологическое благополучие. Принципы государственной политики в государствах — членах содружества ЕврАзЭС в области санитарно-эпидемиологического благополучия провозглашаются через общие принципы охраны здоровья и имеют различия.
Следует отметить, что лишь в Республике Казахстан в принципы государственной политики включены приоритетность профилактической направленности в деятельности системы здравоохранения- обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения- содействие в формировании здорового образа жизни и здорового питания.
В Российской Федерации санитарно-эпидемиологическое благополучие провозглашается через принцип приоритета профилактических мер в области охраны здоровья и соблюдения прав гражданина в области охраны здоровья.
Все государства — члены ЕврАзЭС гарантируют в своем законодательстве соблюдение прав человека и гражданина на охрану здоровья как основы политики государства, декларируют приоритет профилактического направления в охране здоровья, доступность медицинской помощи и ответственность органов государственной власти, юридических и должностных лиц за сохранение здоровья граждан.
Сопоставление содержания имеющихся понятий охраны здоровья и иной терминологии, обозначающей сферу санитарно-эпидемиологического благополучия позволяет сделать вывод о различии состава терминологического аппарата в целом, и, более того, об отсутствии единства в представлениях о смысле одного и того же понятия в различных государствах. Ограниченность терминологического аппарата доказывает необходимость включения в законодательства государств — членов ЕврАзЭС понятийного аппарата, регулирующего права граждан в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и унификации терминологических определений, связанных с обеспечением санитарноэпидемиологического благополучия граждан.
Анализ полномочий высших государственных органов, установленных в законодательстве государств — членов ЕврАзЭС, позволяет заключить, что при принципиальной схожести по своему содержанию они довольно значительно различаются в конкретном выражении, и это обстоятельство обусловливает необходимость достижения определенного формаль-
ного соответствия между законами в этой их части в сфере обеспечения права граждан на санитарноэпидемиологическое благополучие.
Рассмотренные национальные законодательства государств — членов ЕврАзЭС в формулировании прав граждан на охрану здоровья в части обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия различаются довольно значительно, начиная с определения предмета статей, структуры системы здравоохранения, содержания и видов медицинской деятельности, субъектов здравоохранения, видов медицинских экспертиз.
В государствах — членах содружества ЕврАзЭС граждане имеют право на информацию о неблагоприятных факторах, влияющих на состояние здоровья, за исключением Республики Беларусь, где это право универсальным законом не предусмотрено. Право на возмещение вреда, причиненного здоровью нарушениями в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия, имеют граждане Российской Федерации и Республики Таджикистан. Таким образом, характер предоставляемых прав обозначенных в рассмотренном законодательстве государств — членов содружества ЕврАзЭС различен.
Следует отметить и тот факт, что специальные законы стран содружества о «Санитарноэпидемиологическом благополучии (безопасности) населения» [4−7, 13−15] отличаются:
• в определении прав и обязанностей граждан и юридических лиц на возмещение вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан, или юридических лиц вследствие нарушения другими гражданами и юридическими лицами санитарного законодательства-
• в объемах полномочий и обязанностей органов государственной власти и хозяйствующих субъектов, а также в объеме гарантий в обеспечении водными ресурсами граждан и хозяйствующих субъектов, перечне и порядке объектов контроля-
• в правах и обязанностях должностных лиц, осуществляющих государственный санитарноэпидемиологический надзор, а также в объеме полномочий главных государственных санитарных врачей-
• в подходах к организации и проведению предварительных и периодических профилактических медицинских осмотров, их классификации и источникам финансирования-
• в полномочиях местных органов власти и самоуправления в установлении мер, правил, и порядка по обеспечению условий содержания территорий городских и сельских поселений.
Имеют место отличия в требованиях:
• к планировке и застройке городских и сельских поселений в перечне объектов, к которым применяются санитарные правила и которые подлежат санитарно-эпидемиологической экспертизе-
• к пищевым продуктам, добавкам, продовольственному сырью, а также к контактирующим с ними материалам, изделиям и технологиям их производства в части соответствия санитарным нормам и требованиям к пищевой ценности продовольственного сырья и пищевых продуктов-
• к жилым помещениям по вопросу признания их
16
соответствующими или не соответствующими санитарным нормам и правилам и порядку их заселения-
• к содержанию территорий городских и сельских поселений, промышленных площадок-
• к условиям труда и работам, обеспечению безопасности при работе с биологическими веществами, биологическими и микробиологическими организмами и их токсинами, а также радиоактивными веществами и другими источниками физических факторов, безопасности работ в области генной инженерии.
Таким образом, выполненный сравнительноправовой анализ законодательства государств — членов ЕврАзЭС позволил:
1. Установить, что в странах содружества существует достаточная национальная правовая база, необходимые законодательные предпосылки и условия для формирования единых норм в целях обеспечения совместной, эффективной и полноценной реализации прав граждан в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия-
2. Выявить противоречия и различия, которые могут быть устранены в результате разработки совместных нормативных положений, гармонизирующих регулирование вопросов обеспечения санитарноэпидемиологического благополучия населения, как ведущего элемента реализации общего права на охрану здоровья-
3. Внести предложения по совершенствованию законодательств с учетом лучшего опыта государств и разработать рекомендации по гармонизации законодательства стран содружества ЕврАзЭС.
Литер атура
1. Закон Кыргызской Республики от 09. 01. 2005 № 6 «Об охране
здоровья граждан в Кыргызской Республике». — Бишкек, 2005.
2. Закон Республики Беларусь «О здравоохранении» в редакции Закона Республики Беларусь от 20. 06. 2008 № 363-з. -
Минск, 2008.
3. Закон Республики Таджикистан от 15. 05. 1997 № 419 «Об охране здоровья населения». — Душанбе, 1997.
4. Закон Республики Беларусь от 23 ноября 1993 г. № 2583-XII «О санитарно-эпидемическом благополучии населения». -Минск, 1993.
5. Закон Кыргызской Республики от 31 мая 2001 г. «О санитарноэпидемическом благополучии населения. — Бишкек, 2001.
6. Закон Республики Таджикистан от 8 декабря 2003 г. № 49 „Об обеспечении санитарно-эпидемиологической безопасности населения“. — Душанбе, 2003.
7. Кодекс Республики Казахстан от 18. 09. 2009 № 193IV ЗРК „О здоровье народа и системе здравоохранения“. — Астана, 2009.
8. Конституция Кыргызской Республики. Принята референдумом (всенародным голосованием) Кыргызской Республики 21. 10. 2007. — Бишкек, 2007.
9. Конституция Республики Беларусь с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24. 11. 1996 и 17. 10. 2004. — Минск, 2004.
10. Конституция Республики Казахстан. Принята на республиканском референдуме 30. 08. 1995, с изменениями и дополнениями от 21. 05. 2007. — Астана, 2007.
11. Конституция Республики Таджикистан в редакции от 22. 06. 2006. — Душанбе, 2006.
12. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993- с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30. 12. 2008 № 6-ФКЗ и от 30. 12. 2008 № 7-ФКЗ). — М., 2008.
13. Особенности организационно-правового регулирования санитарно-эпидемиологического благополучия населения в государствах-членах ЕврАзЭС на современном этапе» / Еремин Г. Б., Якубова И. Ш., Маймулов В. Г — СПб.: ГОУ вПо СПбГМА им. И. И. Мечникова Росздрава, 2011. — 108 с. Деп. в ВИНИТИ 15. 12. 11 г. № 540-В2011.
14. Федеральный Закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». — М., 2011.
15. Федеральный Закон Российской Федерации от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемическом благополучии населения». — М., 1999.
Поступила 06. 02. 12
© Н.А. МЕШКОВ, 2012 УДК 614. 7:001. 8
Н.А. Мешков
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ЭПИДЕМИОЛОГО-ГИГИЕНИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ФГБУ НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А. Н. Сысина Минздрава России, Москва
Эпидемиологические исследования являются основой оценки воздействия факторов риска на здоровье населения. Главная цель таких исследований состоит в выявлении связи между заболеваемостью и факторами среды обитания, а основная задача заключается в анализе и оценке закономерностей возникновения и распространения заболеваний в разных социальных и возрастных группах населения на изучаемых территориях вразные периоды времени. Наиболее трудоемким этапом эпидемиологических исследований является получение исходных данных о состоянии среды обитания и здоровья населения, особенно при проведении продольных ретроспективных исследований.
Ключевые слова: эпидемиологические методы, этапы исследования, факторы среды обитания, Республика Алтай, Чебоксарское водохранилище
17

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой