Личность и общество в социально-правовой концепции Н. М. Коркунова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Другой, отличной от социологической теории Конта, прогнозировавшей исчезновение религии, была теория К. Маркса. В религии Маркс видел, прежде всего, проявление феномена отчуждения, а потому полагал, что в той мере, в какой будет преодолеваться экономическое угнетение и сопровождающие его формы & quot-превратного мира& quot-, религия будет уступать место адекватному, реалистическому пониманию общественной жизни. Для Маркса религия — одна из форм & quot-ложного сознания& quot-, прикрывающая иллюзиями жестокую правду, насилие и эксплуатацию человека человеком. Религия, сведенная к той единственной ее модели, к которой она направляет энергию человека на обретение & quot-царства небесного& quot- и противостоит в этом отношении к социализму как построению достойной жизни уже здесь, & quot-на земле'-'-, — религия в результате перехода от классового к бесклассовому обществу, скачка из царства необходимости в царство свободы должна & quot-отмереть"-.
Действительно влияние религии подрывает те ценности & quot-общества потребления& quot-, которые ориентируют людей на & quot-мирские"- блага. Люди часто делают то, что запрещает церковь (например, законами в подавляющем большинстве развитых стран разрешены аборты, которые запрещает церковь). Многие религиозные праздники оказались & quot-секуляризированными"- и & quot-коммерциализированными"-, в первую очередь рождество и пасха. Нередко вообще то, что было религиозным достоянием, например — этические принципы, как бы изымаются из религиозного контекста и становятся составной частью общей культуры, т. е. происходит передача религиозного содержания мирской сфере. Но все же прогноз Маркса не подтвердился, и в начале XXI столетия религия в России только укрепила свои позиции. Религиозные организации стали все более активно включаться в деятельность, направленную на разрешение самых насущных проблем современности (экология, антивоенное движение и др.).
Через религию, в первую очередь приходит осознание своего единства с обществом. А происходит это потому, что мы пережили нечто вместе с другими. Если религиозное осознание единства человека с обществом, а вместе с ним настоящее доверие и целостность можно разрушить, то само общество будет не в силах устоять перед малейшей преградой. Ведь самое главное и существенное в религии это духовность человека. По мнению наших респондентов, чем люди меньше посещают церкви, тем ниже общий уровень нравственности и больше возрастает преступность.
Религия является необходимым составным элементом общественной жизни, в том числе духовной культуры общества. Она была и остается сегодня важным фактором в развитии любой цивилизации. Ее место в жизни того или иного социума определяется различными обстоятельствами: уровнем развития общества, общественного сознания, культуры, традициями, влиянием смежных социально-политических образований.
Можно сказать, что религия в качестве нравственной духовной силы сегодня получила возможность вступить в диалог с миром, судьбы которого оказались зависимыми от его нравственной состоятельности перед лицом реальных проблем общественного развития.
Литература
1. Мчедлов М. П. «Религия и современность». — М. Издательство политической литературы, 1982 г
2 Гараджа В. И. Г 20 Социология религии. Учебное пособие для студентов и аспирантов гуманитарных специальностей.- М.: Наука, 1995
-223 с.
Оганян К. К.
Кандидат социологических наук, старший преподаватель, Санкт-Петербургский государственный экономический университет ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО В СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КОНЦЕПЦИИ Н.М. КОРКУНОВА
Аннотация
В статье рассмотрена проблема взаимоотношений личности и общества в социально-правовой концепции Н. М. Коркунова для выявления социально-психологической составляющей его творчества- более детального анализа понятий личность, общество, право, государство в его концепции- определения пересечений его взглядов с другими западными и отечественными социологами- актуализации его концепции в современном социогуманитарном знании.
Ключевые слова: личность, общество, право, государство, преемственность поколений.
Oganyan K.K.
PhD in sociological sciences, senior lecturer, Saint-Petersburg State University of economics THE PERSONALITY AND SOCIETY IN N. M. KORKUNOVS SOCIAL AND LEGAL CONCEPT
Abstract
In article the problem of relationship between the personality and society in N. M. Korkunov'-s social and legal concept is considered for identification of a social and psychological component of his creativity- more detailed analysis of concepts the personality, society, the right, the state in its concept- determines of crossings of his views with other western and domestic sociologists- updating of its concept in modern socio-humanistic knowledge.
Keywords: personality, society, right, state, continuity of generations.
После отмены крепостного права правительство России провело ряд реформ (судебная, земская, городская, военная и др.), которые подготовили почву для перехода ее к промышленному строю. Однако реформы носили половинчатый характер, не гарантировали права и свободы широким слоям населения.
В этот период в России продолжалась деятельность социалистов-народников, призывавших крестьян к социальной революции. Развивалась либеральная мысль. Большинство либерально настроенных мыслителей теоретически обосновывали создание в России конституционной монархии, необходимость широких правовых реформ, формирование правового государства, юридического закрепления прав личности.
Программными требованиями либеральных учений были оправдание процессов развития гражданского общества, сохранение таких его основ, как частная собственность, товарно-денежные отношения, формальное равенство субъектов права. Это обусловливало противостояние либеральной политико-правовой мысли различным направлениям социалистической идеологии, выступавшим против развития капитализма [4].
Несмотря на то, что Россия позже других стран вступила на путь капиталистического развития, политико-правовая идеология российского либерализма в теоретическом отношении стояла на уровне западноевропейской философской мысли, а в некоторых аспектах превосходила ее. В конце XIX — начале XX в. в российском правоведении и государствоведении сложилось много школ и направлений. Все теоретики права и государства относили юриспруденцию к социальным наукам, однако объект и методологию науки о праве понимали по-разному. На этом основывался плюрализм правовых школ.
Социологическое направление в теории права и государства методологически исходило из того, что существование и развитие права и государства определяются общественными факторами. Большое внимание представители этого направления придавали изучению общественных интересов и отношений, классификации социальных групп, исследованию психологических и моральных основ государства и права.
Н. М. Коркунова некоторые исследователи считали представителем юридической школы в истории российской социологии [1], а другие — к психологической [5]. Первые исходили из того, что одной из главных задач своего творчества Н. М. Коркунов считал применение обобщенного западноевропейского опыта к российской действительности. Это выражалось в основных проблемах,
91
рассматриваемых им: специфика понятия «правовое государство" — главные гарантии правового государства- принципиальное различие понятий «закон» и «указ" — власть как система субъектно-объектных отношений господства- специфика государственной власти- структура публичной власти и государства- государство как комплексная система связей между индивидами и должностными лицами и др.
Вторые подчеркивали психологическую основу его социально-правовой теории: анализ общества как результата психического единения людей- психологическая преемственность поколений как залог эффективности развития общества- проблему соотношения общества и личности в контексте выяснения степени свободы личности.
Мы придерживаемся точки зрения второй группы исследователей и рассматриваем проблему общества и личности в творчестве Н. М. Коркунова как представителя психологической школы российской социологии.
Н. М. Коркунов (1853−1904) — видный представитель позитивистской доктрины государства и права, юрист и социолог, автор работ «Лекции по общей теории права» (1886), «Общественное значение права» (1892) и др.
Н. М. Коркунов полагал, что связь, соединяющая членов общества воедино, духовного, психологического характера, и «этим объясняется отсутствие между ними материальной связи, общество — результат психического единения людей» [3, с. 224]. Исходя из этого, государство и право становятся выражением психологической связи между индивидами.
Н. М. Коркунов критиковал договорную теорию происхождения государства, справедливо считая ее антиисторической, сводящей все к воле отдельных личностей. Не мог он согласиться и с органической теорией и ее основателем Г. Спенсером. Органическое воззрение, не достаточно учитывающее особенности общества, «должно быть заменено психическим, признающим в идеалах отличительный фактор общественных агрегатов и ставящим явления общественности наряду с явлениями неорганического и органического мира как третью самостоятельную группу явлений мира неорганического» [3, с. 206].
Психическое в понимании Н. М. Коркунова не сводится к сознанию индивида, оно есть духовная деятельность человечества и подразумевает психологическую преемственность поколений. Продолжая этот тезис, российский социолог рассматривает историческую закономерность как продукт коллективной духовно-психической деятельности людей. Недостаток прежних теорий состоял, с его точки зрения, в том, что эта связь поколений понималась исключительно в виде передачи знаний без учета преемственности чувства и воли. В этом была оригинальность взглядов Н. М. Коркунова на общество, отличающая его концепцию от социологической системы Е. В. Де Роберти.
Н. М. Коркунов рассматривал проблему взаимоотношений общества и личности в контексте выявления степени свободы личности. Человек не есть некий механизм, только отвечающий на внешнее раздражение. Он имеет врожденный внутренний опыт, пришедший от наших предков. Вследствие этого образуется «самостоятельная деятельность духа». В то же время духовный мир отдельной личности сам — часть человечества и является результатом воздействия внешнего опыта. Поэтому, -утверждал Н. М. Коркунов, — идеи наши, будучи по отношению к целому человечеству опытного происхождения, по отношению к отдельным личностям могут быть врожденными, унаследованными нами от предков [9].
Таким образом, он признавал «относительную самостоятельность человека», которая не ведет к абсолютной свободе воли и считал, что «наша зависимость от общества не может быть устранена, она не зависит от нашей воли, и с ней приходится нам считаться» [2, с. 65]. Такой подход составлял основу социологической концепции Э. Дюркгейма, в которой общество считалось реальностью особого рода, обладающей автономией по отношению к природе и одновременно по отношению к индивидам. Основу социальной реальности составляют социальные факты, которые независимы от индивида и обладают принудительной силой, вследствие чего они навязываются ему независимо от его желания.
Н. М. Коркунов считал личность, с одной стороны, главным продуктом общественного развития, ног с другой — совокупностью самостоятельных, самобытных и специфических, не сливающихся с общими интересов. Личность вступает в противоречие с обществом и стремится изменить его, а следовательно сама становится источником его развития [7].
Постановка и решение проблемы взаимоотношения общества и личности позволили высказать Н. М. Коркунову некоторые значимые положения об относительной самостоятельности личности в общественном развитии. Значительное место в его работах отводилось изучению форм общения людей, особенно проблеме государства — его происхождению, роли и функциям [2]. Именно в индивидуальном сознании бессознательно зарождаются первоначальные представления об основах общежития, принимающие в процессе общения форму обычая, закона, то есть должного порядка. Индивидуальные представления создаются позднее общих, но происходит это за счет расширения форм общения.
Н. М. Коркунов выделяет три основные группы форм общения: основанные на единстве происхождения (семья, племя) — на единстве совместной жизни (община, государство) — на единстве интересов (так называемое общество в тесном смысле слова).
Из всех разнообразных форм человеческого общения для российского социолога особенное значение имеет государство, так как оно «является главным фактором и в развитии права, и в поддержании его авторитета против правонарушений» [2, с. 235].
Когда Н. М. Коркунов переходит к определению государства, то здесь он выступает уже с позиции индивидуальной психологии, приходя в противоречие со своими исходными положениями. Он утверждает, что волю может иметь только отдельный человек, а не государство, поэтому и субъектом государственной власти является не само государство, а определенное физическое лицо. Отличительный признак государства составляет, по Н. М. Коркунову, принудительное властвование, но для него не надо никакого аппарата насилия: «Государственная власть — это сила, обусловленная сознанием зависимости от государства» [2, с. 24]. Сознание зависимости от государства и сознание авторитета государства заставляют людей действовать не только так, как они считают полезным для общества, но и исполнять государственные предписания, расходящиеся с их мнением.
Публицист и социолог Л.3. Слонимский сразу же отметил беспочвенность и антиисторизм такого суждения Коркунова. «Нам кажется, — писал он, — что автор должен был все-таки вспомнить об одной весьма существенной реальности — об организованной принудительной силе в виде войск, полиции и чиновничества, которыми так или иначе располагают или имеют возможность располагать властвующие» [8, с. 323]. Известный российский юрист В. И. Сергеевич также считал бездоказательным и ошибочным «выводить силу и власть государства из сознания членами государства своей от него зависимости» [6, с. 105].
Рассмотрев основные положения концепции Н. М. Коркунова можно сделать вывод, что проблема взаимоотношений общества личности раскрывается у него посредством анализа степени свободы личности, самостоятельной деятельности ее духа, преемственности поколений, носящей духовно-нравственный характер, государства и права как выражение психологической связи между людьми. Такой подход к рассмотрению личности и общества с позиций психологического и нравственно-этического анализа был продолжен представителями неокантианской школы, которые подчеркивали ценность права и правого сознания для практической жизни- рассматривали психологию как ведущую науку, положенную в основу социального познания.
В завершении анализа социально-правовой концепции Н. М. Коркунова покажем целесообразность и актуализацию его подхода (взглядов) в социально-философской мысли с помощью (или в контексте) деятельностной модели.
В деятельностной модели постулируется, что источник общественных изменений в самом обществе, т. е. люди в процессе своей общественной жизни сами создают основы для ее изменения. Новую реальность, специфическую, принципиально неприродную и сверхприродную, создает именно человеческая деятельность. Поэтому реальность здесь предстает как действительность.
92
Общество, создающее себя собственной деятельностью, вызывает в воображении образ серфинга, скольжения по временной волне. Деятельностная модель в этом смысле всегда историческая. Она фиксирует, подчеркивает, акцентирует два момента: во-первых, — активизм, во-вторых, — конструктивизм.
Именно эти характеристики общества в деятельностной модели позволяют видеть взаимосвязь с основными положениями концепции Н. М. Коркунова, в частности: личность является главным двигателем общественных изменений посредством проявления ее самостоятельной деятельности духа, реализации эффективной государственной политики и защиты прав личности, осуществления преемственности поколений как передаче духовно-нравственного богатства и психологической связи.
Кратко рассмотрим методологические основания деятельностной модели, раскрывая некоторые из них более подробно:
1. Техноморфность. Деятельностные модели техноморфны. Люди строят социум как мегамашину, которая, раз возникнув, начинает определять их дальнейшую активность, как материальную, так и духовную. В этом контексте рассматривается социальная инженерия, образовательные или электоральные технологии.
Наиболее характерная модификация деятельности для рассматриваемого дискурса это труд и творчество. Труд предстает, прежде всего, в сфере индустрии, а творчество — это техническое творчество по преимуществу. Все остальные виды труда, творчества и деятельности вообще изображаются по образцу индустриальной фабрикации и технической инновации. 2. Иерархия. Иерархия в деятельностной модели это принцип структурной организации сложных многоуровневых систем.
3. Рациональность. Техноморфность деятельностной модели связана с ее рациональностью. Деятельностная модель имплицитно предполагает, что с помощью рациональных научных методов общество может быть адекватно постигнуто и может стать управляемым. 4. Идея сложности. Современные достижения технического знания, новая специфическая терминология в деятельностной модели тут же переносятся на сферу познания общества. Идея множественности социума раскрывается как структуралистичность. Поэтому естественно, что деятельностная модель широко использует аппарат системного анализа, рассматривая общество как большую или как сложную систему, как отношение сложности и простоты.5. Вероятностные принципы. Сложность раскрывается в связи с ролью вероятностных принципов в осмыслении общества. В рамках деятельностного дискурса весьма уместной представляется и синергетика. 6. Критика историцизма.
Таким образом, главный тезис Н. М. Коркунова, позволяющий актуализировать его творческие взгляды заключается в том, что «история не есть как-то сам собой совершающийся процесс, по отношению к которому люди являются лишь безучастными свидетелями. История слагается именно из людских действий, творится людьми» [3, с. 489].
Литература
1. Волков В. Г., Добреньков В. И., Нечипуренко В. Н., Попов А. В. Социология: Учебник/Под ред. проф. Ю. Г. Волкова.- Изд. 2-е, испр. и доп.- М.: Гардарики, 2003.- 512 с.
2. Коркунов Н. М. Русское государственное право. Т. 1. Изд. 6 — е. СПб., 1908. С. 65, 24.
3. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. Изд-е восьмое. СПб., 1908. С. 206,224, 235, 489.
4. Лосский Н. О. История русской философии. М., 1991. — 560 с.
5. Новикова С. С. История развития социологии в России. М., 1996. — 288 с.
6. Сергеевич В. И. Новые учения в области государственного права//Журнал министерства юстиции, 1894, № 1, ноябрь.
7. Синютин М. В. Проблема власти в теории Н. М. Коркунова//Вестник СПбГУ, сер. 6, 1994, вып. 3. С. 113−115.
8. Слонимский Л. Теория и практика законности//Вестник Европы, 1895, № 1, Кн. 1.
9. Чагин Б. А. Социологическая мысль в России: Очерки истории немарксистской социологии последней трети XIX — начала XX вв. М., 1978. — 416 с.
ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ / POLITICAL SCIENCE
Арсентьева И. И.
Доктор политических наук, доцент, Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект «Концептуальные основы развития приграничья в контексте национальной безопасности России» (№ 12−03−2а).
КИТАЙСКИЙ ФАКТОР В РОССИЙСКО-КАЗАХСТАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ*
Аннотация
В статье характеризуются тенденции и перспективы сотрудничества Российской Федерации и Республики Казахстан, рассматривается возможное влияние Китая на российско-казахстанские отношения.
Ключевые слова: Центральная Азия, Россия, Казахстан, китайский фактор.
Arsentyeva I. I
Doctor of Political Sciences, Associate professor, Saratov State University named after N.G. Chemyshevsky CHINA FACTOR IN RUSSIAN-KAZAKHSTAN RELATIONS
Abstract
In this article the trends and prospects of cooperation between Russian Federation and Republic of Kazakhstan are characterized, a possible Chinese influence on Russian-Kazakhstan relations is described.
Keywords: Central Asia, Russia, Kazakhstan, China factor.
Центральная Азия представляет одну из важнейших зон российских геополитических интересов. Более того, от стабильности в этом регионе, выступающем «амортизирующим» пространством у российских границ, во многом зависит национальная безопасность самой России. В этой связи большое значение имеет сотрудничество с Казахстаном — лидером Центральноазиатского региона.
Российско-казахстанские отношения нельзя охарактеризовать однозначно. С одной стороны, множество подписанных документов, постоянно звучащие официальные заявления о союзническом характере отношений- реализация совместных проектов в сфере транспортировки природных ресурсов, освоения космоса и пр.- открытие совместных предприятий по производству электроэнергии, добыче нефти и газоконденсата, обогащению урана и т. д. С 2003 г. фиксируется рост российско-казахстанского товарооборота: в 2007 г. он увеличился по сравнению с 2002 г. в четыре раза, достигнув 16,3 млрд долларов США- в 2011 г. товарооборот превысил 20 млрд- в 2012 г. российско-казахстанская торговля достигла 23,85 млрд долларов — 17,4% общего внешнеторгового оборота Казахстана [1].
Растет доля прямых инвестиций Российской Федерации и российских фирм в казахстанскую экономику. Среди крупнейших проектов следует отметить договоренность о допуске российских компаний к разведке и разработке нефтеносных месторождений на казахстанском участке каспийского шельфа в районе месторождения Курмангазы. В созданном совместном предприятии компании «Роснефть» принадлежит 25%, а акционерному обществу «КазМунайГаз» — 50%. Оставшиеся 25% получила возможность выкупить российская госкомпания «Зарубежнефть» [2].
Позитивные тенденции отмечаются и в приграничном сотрудничестве, чему способствует деятельность Российскоказахстанского делового совета по приграничному сотрудничеству, созданного в сентябре 2006 г. по инициативе торговопромышленных палат Российской Федерации и Республики Казахстан. Важную роль играет принятая в сентябре 2011 г. Программа
93

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой