Личность и проблемы культурной идентичности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Section 7. Pedagogy
учебных заведениях приближает студента к реальной профессиональной деятельности, делает активными его знания, учит использовать не только имеющиеся, но и отыскивать необходимые для решения задачи знания.
Многозначность ответов, необходимость принятия последовательных решений «в режиме реального времени» резко увеличивает интерес студентов к труду и открывает простор для развития индивидуальности.
Список литературы:
1. Гол1яд I. С. Комп’ютерш засоби й технологи у вивченш графiчних дисциплш. — [Електронний ресурс]/! С. Го-л1яд. — Режим доступу: www. nbuv. gov. ua/portal/Soc_Gum1 … 3/… /ped_200903_24_Goliyad. pdf
2. Джеджула О. М. Теорiя i методика граф1чно'-1 шдготовки студенпв iнженерних спещальностей вищих навчаль-них заклад1в: дис. … доктора пед. наук: 13. 00. 04/Олена Михайловна Джеджула. — Терношль, — 2007. — 460 с.
3. Дорошенко Ю. О. Структура, зм1ст i дидактичне забезпечення дисципл1ни «Комп'ютерна графiка» для техшчних ВНЗ/Ю. О. Дорошенко//1нформатика та шформацшш технолог!'- в навчальних закладах. -2007. — № 4 (10). — с. 76−79.
4. Козяр М. М. 1нновацшш педагопчш технолог! в процес1 граф1чно'-1 п1дготовки майбутшх фах1вц1 В техшчно! галуз! монограф1я/М. М. Козяр. — Р1вне: НУВГП, — 2012. — 320 с.
5. Райковська Г. О. Теоретико-методичш засади граф1чно1 шдготовки майбутшх фах1вц1 В техшчних спещальностей засобами шформацшних технолог1й: дис. … доктора пед. наук: 13. 00. 04/Галина Олекс! вна Райковська. — К., — 2011. — 433 с.
6. Юсупова М. Ф. Методика штерактивного навчання граф1чних дисциплш у вищих техшчних навчальних закладах: автореф. дис. на здобуття наук. ступеня д-ра пед. наук: спец. 13. 00. 02 «Теор1я та методика навчання"/М. Ф. Юсупова. — К., — 2010. — 36 с.
7. Кучер У. В. Розвиток творчого потенщалу студент1 В. — [Електронний ресурс]/У В. Кучер. — Режим доступу: http: //tme. umo. edu. ua/docs/Dod/2_2010/kucher. pdf
Dvornikova Eugene Ignatyevna, Stavropol State Pedagogical Institute, Professor of Russian and foreign literature, History and Philology fakltut
E-mail: k. lit@mail. ru
Personality and the problems of cultural identity
Abstract: In this article the process of «entry& quot- into the culture as a process of becoming self-consciousness, as the process of cultural identity.
Keywords: identity, culture, identity, dialogue.
Дворникова Евгения Игнатьевна, Ставропольский государственный педагогический институт, профессор кафедры русской и зарубежной литературы, историко-филологический факультет, E-mail: k. lit@mail. ru
Личность и проблемы культурной идентичности
Аннотация: В статье рассматривается процесс «вхождения» в культуру как процесс становления самосознания личности, как процесс формирования культурной идентичности.
Ключевые слова: личность, культура, идентичность, диалог.
Процесс культурной идентичности, обретения своего места в социокультурном пространстве всегда связывается со способностью субъекта видеть и оценивать, наделять идеологическими характери-
стиками объект (другую личность или событие) и самого себя.
Нам необходимо для самого существования сознания оценивать себя с точки зрения Другого,
84
Personality and the problems of cultural identity
стремиться выйти за пределы собственного внутреннего знания о себе: «Мы постоянно и напряженно подстерегаем, ловим отражения нашей жизни в плане сознания других людей» [1, 17]. Взгляд Другого необходим для нашего существования потому, что одно сознание существовать просто не может. «Я осознаю себя и становлюсь самим собою, только раскрывая себя для другого, через другого и с помощью другого. … Важнейшие акты, конституирующие самосознание, определяются отношением к другому сознанию (к Ты)» [2, 344].
Но в нашем сознании любое знание о себе со стороны Другого, оцененное Другим, не сохраняется неизменным. «Все эти через другого узнаваемые и предвосхищаемые моменты совершенно имман-тизируются в нашем сознании, переводятся как бы на его язык, не достигают в нем оплотнения и само-стояния» [1, 17]. М. М. Бахтин разделял две формы знания, два типа слова: окончательное, затвердевшее знание, монологичное слово и неокончательное, открытое, незавершенное знание, представленное в диалоге. И если взгляд со стороны, с точки зрения Другого, всегда конечен и завершен, как любое точное знание, то собственное знание о себе никогда не бывает конечным, завершенным. Ведь о самом себе человек не может сказать завершающего слова. «Сознание по самой природе своей не может иметь осознанного же начала и конца, находящегося в ряду сознания как последний его член, сделанный из того же самого материала, что и остальные моменты сознания» [1, 314]. Когда мы включаем в сознание знание о себе глазами Другого, то оно теряет свою завершенность, преобразуется, мы преодолеваем его, лишь расширяя, обогащая собственное сознание.
М. М. Бахтин ставит акцент на аффективную, экспрессивную функцию слова, учет которой необходим для адекватного понимания как самого механизма диалога, того, как он осуществляется и как происходят в диалоге процессы. Слово у М. М. Бахтина всегда представлено для говорящего в трех аспектах: как нейтральное, как принадлежащее другим и несущее следы их употребления и как свое собственное. Последние два аспекта реализуются через экспрессивную позицию в конкретной ситуации общения, которую можно прежде всего чувствовать, а не рационально истолковывать. «Хотя мы на самом деле не можем «видеть» мысли Другого, по тому, как его слова «задевают» нас, мы можем их ощутить, почувствовать их форму. Мы можем «интериоризованно» научиться преодолевать пропасть между тем, что
лежит в пределах наших аффективных возможностей, и тем, что вне нашего контроля с точки зрения нашей позиции в той или иной интралингвистической реальности» [3, 116]. Это создает место диалогического контакта, где происходит борьба между степенями свободы говорящего и слушающего, борьба за возможность понимать, а не интерпретировать, принимать позицию Другого, не теряя собственную. И для этого эмоционально-экспрессивной позиции уже не достаточно, необходимо использовать рациональные средства. Местом диалога является сознание, позволяющее развести собственную позицию и позицию Другого. Реализация возможности авторства, возможности своего голоса требует усилий как по осознанию чужих голосов, так и по утверждению собственной позиции на уже занятой территории.
«Я должен выйти за пределы того ценностного контекста, в котором протекает мое переживание … я должен занять иную позицию в ином ценностном кругозоре.» [1, 107]. То есть необходимо изменить свою точку зрения, заняв на время иную позицию, чтобы увидеть свои переживания и свою ситуацию со стороны.
Б. А. Успенский выделяет ряд планов, определяющих позицию в художественном мире произведения. Это, прежде всего план идеологический, ценностный или оценочный. Автор произведения, определяя «свою» точку зрения, воспринимает изображаемый им мир. Авторская позиция может меняться, вступать в полемику со взглядами героев, а само произведение представляет собой в терминологии М. М. Бахтина многоголосое поле разных позиций. «…Полифония, -пишет Б. А. Успенский, — представляет собой случай проявления точек зрения в плане идеологии» [4, 221].
В произведении «точка зрения» как способ передачи события и взгляда на него выступает в качестве важнейшего композиционного приема. Наряду с полифоническим способом структурирования художественного мира распространенным является «внутренняя и внешняя точка зрения», указывающие на уровни рефлексии автора и героя. Они также имеют идеологический характер. Размещение точек зрения в пространстве произведения может быть представлено в виде диалогического обмена говорящего и слушающего. «Свое» и «чужое» слово принадлежат разным позициям, разным оценочным суждениям. Однако и в одном лице за счет совмещения «внутренней речи», монологического слова, и «внешней речи», слова диалогически обращенного на Другого, сосредоточено несколько оценок, несколько взглядов
85
Section 7. Pedagogy
на один объект в одном сознании. «Возникает необходимость в особом «языке сознания», способном уловить отвергнутое многообразие выборов, «говорящих» субъекту о себе в точке его непосредственного контакта с миром» [5, 141].
Феномен внутреннего диалога в структуре самосознания на конкретном экспериментальном материале рассматривал В. В. Столин, опиравшийся на положение о том, что уже в самом факте самосознания заложена его двойственность, диалогизм «Я». Источником выступает как разделенность на феноменологическое «Я» и рефлексивное «Я», формирование на основе общения и вовлеченность субъекта в различные и противоречивые отношения. «Возможность рефлексии, возможность критики и несогласия с самим собой возникает отнюдь не в силу каких-то имманентных свойств бестелесного «духовного — Я». Эта возможность создается реальной вовлеченностью в различные системы связей, которые и определяют возможность различных точек зрения субъекта на мир и в том числе на себя самого» [6, 179]. Диалогичность самосознания наиболее ярко проявляется, как считает В. В. Столин, в отношениях «Я — антипод Я». В них воплощается разграничение принимаемых в себе сторон с вытесняемыми, отрицаемыми. Структура самоотношения «раскрывается в диалоге с выделенными «Я» собеседниками, один из которых является сходным, подобным субъекту, а другой — отличающимся от него, объективно другим. Выделение этих других партнеров по самосознанию соответствует реальному различению в процессе общения моментов безусловного и условного принятия» [6, 230]. Эти отношения могут иметь различную эмоциональную окрашенность, быть уважительными и презрительными. «Обращение же к внутреннему диалогу позволяет вскрыть диалектику процесса самоотношения, увидеть, как субъект пытается переработать негативное отношение к себе, сделать свое «Я» более приемлемым» [7, 56].
Уникальную позицию занимает точка зрения автора. Авторское сознание представляет собой некое целое единство, в котором совмещены множества различных позиций. «Сознание автора есть сознание сознания, то есть объемлющее сознание героя и его мир, сознание, объемлющее и завершающее это сознание героя моментами, принципиально трансгредиент-ными ему самому, которые, будучи имманентными, сделались бы фальшивым это сознание. Автор не только видит и знает все то, что видит и знает каждый герой в отдельности и все герои вместе, но и больше
их…» [1, 4]. Но если автор «видит» со всех сторон и героя и все обстоятельства его жизни, то герой не обладает такой визуальностью. Он, его сознание, окружено абсолютно все знающим сознанием автора, но самому ему не вполне видны даже собственные поступки со стороны. Перед ним открывается только лишь возможность увидеть мир и себя в нем. В этом незавершенность позиции героя, позволяющая ему «жить» в пространстве произведения. «…Чтобы жить, надо быть незавершенным, открытым для себя., надо ценностно еще предстоять себе, не совпадать со своею наличностью» [1,14].
Таким образом, при изучении литературного произведения эмоционально-личностная идентификация с позицией автора создает наиболее благоприятные условия для развития личности в восприятии социальной и культурной реальности.
По М. М. Бахтину, точка зрения, пространственная или временная позиция личности, всегда имеет ценностное наполнение. Позиции моего «Я» и Другого связаны со способностью оценивать, определять аксиологический смысл того или иного предмета. Именно наша оценка, наше отношение к событию, личности, предмету во многом формирует их. «То, что мы в жизни, в познании и в поступке называем определенным предметом, обретает свою определенность, свой лик лишь в нашем отношении к нему: наше отношение определяет предмет и его структуру, но не обратно.» [1,8]. Но такой созидательный характер наша точка зрения приобретает лишь в том случае, если она связана с принципиальной позицией наблюдающего. Если же это отношение к вещам оказывается случайным, «когда мы отходим от своего принципиального отношения к вещам и миру, определенность предмета противостоит нам как что-то чужое и независимое и начинает разлагаться и мы сами подпадаем господству случайного, теряем себя, теряем и устойчивую определенность мира» [1, 8].
У М. М. Бахтина эту принципиальную точку зрения может занимать автор произведения. Не автор-человек, а автор-творец, создатель цельного и многообразного художественного мира литературного произведения.
Таким образом, понятие «точка зрения» непосредственно связана с личностью, обладающей способностью видеть мир и себя в нем, оценивать окружающую реальность, рассматривать ценности своего «Я «в контексте культуры. Формирование «точки зрения» в сущности совпадает с процессом формирования субъекта культуры, который выражается
86
Self-educational activities of music teachers as a condition for creativity implementation
в способности индивида усваивать духовные ценности, отождествляться с идеалом. Соответственно объекты отождествления, к которым стремится личность, содержатся в произведениях искусства. Знакомство
в процессе литературного образования с высокохудожественными памятниками слова, таким образом, позволяет создавать наиболее эффективные условия для формирования культурной идентичности личности.
Список литературы:
1. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, — 1979.
2. Бахтин М. М. Собрание сочинений в 7 т. — Т. 5. — М.: Русские словари, — 1996.
3. Шоттер Дж., Бахтин М. М. и Выготский Л. С. Интериоризация как феномен границы//Вопросы психологии. — 1996. — № 6.
4. Успенский Б. А. Семиотика искусства. — М.: Языки русской культуры, — 1995.
5. Субботский Е. В. Индивидуальное сознание как система реальностей//Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии. Школа А. Н. Леонтьева. /Под ред. А. Е. Войскунского, А. Н. Ждан, О. К. Тихомирова. — М.: Смысл, — 1999.
6. Столин В. В. Самосознание личности. — М.: Изд-во МГУ — 1983.
7. Столин В. В., Визгина А. В. Внутренний диалог и самоотношение//Психологический журнал. — М., -1980. — № 6.
Dubrovina Irina Vladimirovna, Pavlo Tychina Uman State Pedagogical University,
postgraduate student, Department of choreography and artistic culture E-mail: iradubrovina@ukr. net
Self-educational activities of music teachers as a condition for creativity implementation
Abstract: Artistic self-educational activities of music teachers are analyzed as a scientific problem. The category of «artistic self-education& quot- of music teachers is defined. Main priority targets and indicators of artistic self-education of music teachers are outlined. The mechanisms of stimulation of artistic self-education of music teachers, their selfeducation skills as a condition for the implementation of creativity are described.
Keywords: self-education, self-educational skills, professionalism.
Artistic self-educational activities of music teachers are closely linked with the constant creative search. Synthesis of creativity and artistic self-education creates conditions for renewal ofpedagogical professionalism of a teacher, his self-realization and improvement of value orientations. Modern music teacher creates his own moral, professional and aesthetic ideal of «I am a professional image», based on the principles of self-education: activity, systematic, scientific, accessibility, visibility, information. These principles stimulate creative skills in scientific and practical activities as well as in musical and pedagogical work.
K. Zavalko believes that a prerequisite for a music teacher personality self-improvement is self-educational activities. That is why the question of its formation, development and activation is the subject of scientific
creativity, individuality, music and teaching activities,
researches and the object of relevant discussions, had by many scientists [2], who try to characterize the category of «artistic self-education of music teachers» [3]. After the scientists' researches having been analyzed, we define the concept of «artistic self-education of music teachers» as an independent, voluntary, self-organized and purposeful activity, based on a self-reflection of one’s own professional activity and dynamic development of cultural and aesthetic self-consciousness, which is a variable qualitative component of an artistic perception and empathy, derived from aesthetic contacts and aimed at the acquisition of new sensory-evaluative experience, which is necessary to perform professional activities. So, artistic self-education is seen as a leading method for self-improvement of music teachers' professional skills, a condition for a high-quality
87

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой