Особенности российско-германской торговли на рубеже XIX–XX веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
УДК 329
Е.А. Пахомова
канд. истор. наук, старший преподаватель кафедры философии и социальных наук, ФБОУ ВПО «Волжская государственная академия водного транспорта»
Аннотация. В статье рассматриваются основные особенности торговых контактов Российской империи с ее основным партнером на рубеже XIX—XX вв.еков. Хронологические рамки отнюдь не случайны: именно в 1890-ые годы отечественная внешнеполитическая линия стала в полной мере протекционистской. Особое внимание уделено проблемам таможенных тарифов.
Ключевые слова: таможенный тариф, протекционизм, внешняя торговля, ввозные пошлины, торговый договор, товарооборот, Российская империя, Германская империя.
Elizaveta A. Pahomova, Candidate of historical sciences, senior teacher of chair of philosophy and social sciences, Volga state academy of water transport
FEATURES OF THE RUSSIAN-GERMAN TRADE AT THE TURN OF THE XIX-XX CENTURIES
Abstract. In article the main features of trading contacts of the Russian Empire with her main partner at a turn of the XIX-XX centuries are considered. A chronological framework isn'-t so casual: in the 1890th years the domestic foreign policy line became fully protectionist. The special attention is given to problems of customs tariffs.
Keywords: customs tariff, protectionism, foreign trade, import duties, trading contract, commodity turnover, Russian Empire, German Empire.
Недавнее вступление Российской Федерации в ВТО сделало ещё более актуальными вопросы, связанные с экономическими связями с наиболее развитыми иностранными государствами. В определённой степени имеет смысл утверждать, что сходные проблемы стояли перед нашей страной на рубеже XIX—XX вв.еков. В самом деле, для углубления модернизационных процессов в экономике Россия также переходила от протекционизма к фритредерству, что не могло не сказаться на особенностях внешнеэкономических связей с наиболее динамично развивающимися национальными экономиками и, в частности, с германской.
Следует отметить, что в конце XIX — начале XX веков мировая торговля развивалась быстрыми темпами. За период с 1890 г. по 1913 г. её оборот вырос более чем в 2 раза. По доле участия в мировой торговле (3,0−3,2% всего оборота) Россия занимала восьмое место, уступая Великобритании, Германии, США, Франции, Голландии, Бельгии и Австро-Венгрии [6, с. 107]. В 1913 г. внешнеторговый оборот России вырос в 2,6 раза по сравнению с 1891 г., причем в большей степени увеличился импорт (в 3,4 раза), в меньшей — экспорт (в 2,2 раза) [6, с. 107]. Тем не менее, за исключением 1899 и 1914 гг., вывоз России превышал ввоз.
При этом следует учитывать, что Германская империя занимала исключитель-
ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОЙ ТОРГОВЛИ НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ
ное положение в системе внешней торговли царской России последних десятилетий её существования. Торгово-экономические связи с этим динамично развивающимся государством значительно превосходили по объёму и разносторонности связи России с какой-либо другой страной. Даже второй крупнейший торговый партнер России — Великобритания — намного отставал от Германии. Если на долю Германии, по данным русской статистики, приходилось в первое пятилетие XX века в среднем 28,4% общего торгового оборота России, то на долю Британской империи всего 19,8% [6, с. 113].
Необходимо отметить, что в Германии на рубеже Х1Х-ХХ вв. юнкерские круги (прежде всего из Пруссии, которая доминировала в политической жизни страны) развернули кампанию за резкое повышение ввозных пошлин на продукты сельского хозяйства. Такая политика противоречила всем общепринятым тогда экономическим теориям: она была направлена на интенсификацию сельского хозяйства и имела главной целью «удовлетворить аграриев и в особенности юнкерство» [1, с. 301]. Впрочем, уже «в начале 1890-х годов русско-германские противоречия уже не исчерпывались борьбой прусских аграриев и русских помещиков как конкурентов на хлебном рынке. Всё большее значение приобретало стремление формировавшейся германской империалистической буржуазии подчинить экономику России влиянию германского монополистического капитализма и растущее сопротивление русской промышленности и торговой буржуазии этим тенденциям» [1, с. 302]. Резко взвинтив в 80-е годы пошлины на хлеб, Германия потом по торговым договорам предоставила ряду стран льготы. Россия не оказалась в их числе, и поэтому пришлось доплачивать по 1,5 марки на каждые сто килограммов ввозимого в Германию хлеба. В итоге 1 февраля 1894 года между Россией и Германией был подписан таможенный договор, по которому обе стороны снизили пошлины примерно до уровня 1891 года. Россия пошла на уступки — для нее снижение пошлин охватило почти 400 видов товаров, а для Германии — только 32. Денежные убытки русских тоже оказались больше. Это было неизбежно — в условиях ускоренного развития промышленности страна не вынесла бы долгого отказа от немецких товаров.
Через несколько лет, уже в начале ХХ века, торговые отношения России и Германии вновь обострились. 5(28) июля 1902 г. между Россией и Германией была подписана «дополнительная конвенция» к ранее заключенному договору между Россией и Германией в 1894 году. Объективно новый документ был выгоднее германской, нежели российской стороне. Затем, в декабре 1902 г. новый германский таможенный тариф был принят рейхстагом. Ответной мерой стал новый русский тариф, принятый по истечении срока действия русско-германского торгового договора. В 1903 году был утвержден новый общий тариф, ставший последней значительной вехой в дореволюционном таможенно-тарифном законодательстве. Главная задача его введения заключалась в том, чтобы создать дополнительные средства «поторговаться» при переговорах с Германией. По ряду параметров он был ещё более протекционистским, чем тариф 1891 года. Так, возросли пошлины на ввоз 123 видов товаров на общую сумму до 15 миллионов рублей. Он служил выражением торговой и экономической политики С. Ю. Витте. «Новый тариф означал сохранение общего протекционистского курса, который отстаивал министр финансов. Именно как продолжение и укрепление прежней протекционистской политики, тариф и был воспринят кругами крупной промышленной буржуазии. Его приветствовали московские петербургские фабриканты, шахтовла-
дельцы Донбасса, горнозаводчики Урала и Юга России, так как тариф 1903 года увеличил, сравнительно с тарифом 1891 года, пошлины, в первую очередь, на химические продукты, машины, станки, железо, сталь, медь и изделия из них. Высокие пошлины на сырье и полуфабрикаты — другая характерная черта русского тарифа 1903 г., в равной степени охраняющего как отрасли добывающей, так и обрабатывающей промышленности, независимо от того, нуждалась ли в этом та или иная отрасль. Так, угольная и металлургическая промышленности к началу ХХ века достаточно окрепли и не нуждались в таком высоком покровительстве. Однако под давлением монополий правительство оставило прежнюю ставку на чугун и на каменный уголь при ввозе их через порты Черного и Азовского морей» [4, с. 318].
Новый таможенный тариф 1903 года должен был стать основой заключения торгового договора с Германией. Однако начавшаяся в феврале 1904 года война с Японией резко ухудшила позиции русской делегации на переговорах. В 1904 году был подписан договор, допускавший понижение нормальных тарифных ставок. Подобные же соглашения были заключены затем с Францией, Австро-Венгрией и некоторыми другими странами. Витте удалось добиться признания немецкой стороной главного принципа, на котором настаивала русская делегация, — сохранения равенства таможенного обложения. В итоге общая сумма нового тарифного обложения русского экспорта в Германию составила 11,6 миллионов рублей, а германского в Россию — около 13,5 миллионов рублей [2, с. 115]. Если Германия значительно повысила пошлины на русский хлеб (исключение составил ячмень), то Россия в наименьшем размере подняла их на многие ввозившиеся германские товары, в первую очередь на металлы и металлические изделия, машины и химические продукты. С. Ю. Витте удалось отстоять сохранение транзитных хлебных складов в ряде городов Германии, отклонить требования о льготном транзите германских товаров через Закавказье и по Сибирской железной дороге, предоставлении германским подданным права повсеместного приобретения в России недвижимого имущества на равных условиях с российскими гражданами.
Однако недостаточный уровень конкурентоспособности российских товаров не позволил в дальнейшем оправдаться надеждам на равноправные торговые отношения с Германией. Торговый договор оказался более выгодным для Германии, поскольку российская промышленная продукция не находила сбыта в стране-партнере, тогда как немецкие промышленные товары заняли господствующее положение на внутреннем рынке России.
В результате данных мер товарооборот с Германией после заключения договора 1904 г. рос быстрыми темпами и даже перевалил за 40% общего объема русской торговли (по некоторым данным он достигал 54,3%) [2, с. 175]. Однако в целом договор 1904 г. не изменил характеристики основных тенденций русского экспорта в Германию, и, прежде всего, хлебного экспорта (хотя привел к значительным сдвигам в его структуре). Экспорт русского хлеба в Германию рос до самого начала Первой мировой войны. На колебание русского хлебного экспорта в Германию первостепенное влияние оказывали уровни урожаев в России и Германии, а также в заокеанских странах-экспортерах. Что касается пошлин на хлеб, главную статью русского экспорта, то хотя они и были значительно повышены, это мало отразилось на выручке русских помещиков. В подавляющей своей части они падали на германского потребителя, ибо цены на
хлеб в Германии стояли выше, чем в других странах, почти на величину пошлины. Как до 1906 г. — момента вступления в действие договора 1904 г. — так и позже германские потребители оплачивали всю пошлину на овес и ячмень и примерно 80% пошлины на пшеницу и рожь, хотя доля пошлины на рожь, приходящаяся на русского продавца, несколько возросла. Положение России в двусторонней торговле было действительно неблагоприятным: к началу Первой мировой войны на долю Германии приходилось около половины русского внешнеторгового оборота- Германия стремилась превратить Россию в поставщика необработанного сырья и одновременно различными мерами затруднить ввоз русских продуктов сельского хозяйства и сырья в переработанном виде. Вместе с тем, русский же рынок был наполнен германскими промышленными товарами. Существует точка зрения, согласно которой «этот договор оказался разорителен для слабой Российской промышленности, зато укрепил зависимость страны от ее европейского „благодетеля“ и еще более привязал российскую … элиту к Европе» [3]. Впрочем, нельзя сказать, что подобное положение являлось результатом только договора, заключённого в 1904 г.
Таким образом, на примере внешнеэкономических связей с Германией можно сделать вывод, что переход к фритредерству усилил взаимосвязь отечественной экономики с европейской. При этом фритредерство не ликвидировало отечественную промышленность, хотя и не привело сразу же к её расцвету. Российское сельское хозяйство также продолжало развиваться, несмотря на отказ от протекционистских мер.
Список литературы:
1. Витте, С. Ю. Воспоминания. 1849−1911 гг. / С. Ю. Витте. — М.: Соцэгис, 1960. — Т. 2.
2. Витчевский, В. Торговля, таможенная и промышленная политика со времен Петра Великого до наших дней. — СПб., 1909.
3. Джадан, И. Предчувствие локальной войны / Игорь Джадан. — URL: http: //www. apn. ru/publications/article9898. htm
4. Ионичев, Н. П. Внешние экономические связи России (IX — начало ХХ века) / Н. П. Ионичев. — М.: Аспект-пресс, 2001.
5. Собрание законов Российской империи. Свод учреждений и уставов таможенных. — СПб., 1892. — Т. 6.
6. Субботин, Ю. Ф. Внешняя торговля России XIX — начала XX в. Итоги и задачи исследования / Ю. Ф. Субботин // Внешняя политика России. Историография. — М.: Наука, 1988.
7. Шор, А. С. Товарообмен между Россией и Германией за последние 20 лет / А. С. Шор. — СПб.: Издательство Русской экспертной палаты, Типография «Север», 1914.
List of references:
1. Vitte, S.M. Memoirs. 1849−1911 гг. / S.Y. Vitte. — M., 1960.
2. Vitchevsky, V. Trade, customs and industry policy since Peter the Great to the present day. -SPb., 1909.
3. Djadan, I. Premonition of a local war / Igor Djadan // http: //www. apn. ru/publications/article9898. htm
4. Ionichev, N.P. External economic relations of Russia (IX — beginning of XX century) / N.P. Ionichev. — M., 2001.
5. Collection of Laws of the Russian Empire. Set of institutions and customs regulations. — SPb., 1892.
6. Subbotin, Y.F. Foreign trade of Russia XIX — early XX century. Outcomes and objectives of the study / Y.F. Subbotin // Russia'-s foreign policy. Historiography. — M., 1988.
7. Shor, A.S. Trade between Russia and Germany in the last 20 years / A.S. Shor. — SPb., 1914.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой