Личностно-ориентированная коммуникация в процессе перевода

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

5. Марчук, Ю. Н. Компьютерная лингвистика: учеб. пособие. М., 2007. 317 с.
6. Пиотровский, Р. Г Лингвистический автомат (в исследовании и непрерывном обучении): учеб. пособие. СПб., 1999. 256 с.
7. Apresian, Ju. D. ETAP-3 Linguistic Processor: A Full-Fledged NLP Implementation of Meaning О Text Theory / Ju. D. Apresian, I. M. Boguslavsky. L. L. Iomdin, A. V. Lazursky, V. Z. Sannikov, V. G. Sizov, L. L. Tsinman // MTT-2003. First Inter-
national Conference on Meaning-Text Theory. Paris, 2003. P. 279−288.
8. Hirakawa, H. EJ/JE Machine Translation System ASTRANSAC — Extensions towards Personalization / H. Hirakawa, H. Nogami, Sh. Amano // MT Summit III (Washington, DC, USA, July 1991). Washington, 1991. P. 73−80.
9. Hutchins, W. J. Current commercial machine translation systems and computer-based translation tools: system types and their uses // International J. of Translation. 2005. Vol. 17. № 1−2. P. 5−38.
Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 24 (239). Филология. Искусствоведение. Вып. 57. С. 193−195.
А. В. Белозерцев
ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ КОММУНИКАЦИЯ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕВОДА1
В статье рассматривается проблема улучшения качества устного перевода через применение личностно-ориентированного подхода к нему. Обосновывается значимость формирования в процессе подготовки переводчиков специальной коммуникативной компетенции, которая позволит им во всей полноте воспринимать особенности языковой личности коммуниканта.
Ключевые слова: коммуникация, устный перевод, личностно-ориентированный подход, языковая личность, переводческая компетенция.
Глобальная коммуникация может быть представлена в виде иерархии нескольких дискретных единиц-уровней, первичным из которых является уровень личности [10. С. 76]. Осуществляемое на данном уровне речевое взаимодействие происходит в рамках наименьшей по функциональной масштабности сферы (за исключением вну-триличностной) — сферы межличностной коммуникации [5. С. 178]. Информационный обмен, обслуживаемый переводчиками в устной форме, чаще всего ограничен именно этими координатами. Следовательно, трактуя перевод как один из видов коммуникации, мы должны, в первую очередь, относить его к межличностному взаимодействию с вербальной информацией.
Межличностное взаимодействие имеет определенные параметры: небольшое число участников (чаще всего 2−3 индивида) и непосредственное взаимодействие между ними с возможно-
хСтатья подготовлена при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках научного проекта «Языковая личность переводчика» (ГК № 14. 740. 11. 1393) ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 20 092 013 гг. «Проведение поисковых научно-исследовательских работ в целях развития общероссийской мобильности в области филологии».
стью осуществления обратной связи. В большинстве случаев устный перевод удовлетворяет этому требованию. В данной статье мы обратимся к типу личностно-ориентированного взаимодействия, подразумевающему «признание незаменимости, уникальности партнеров, принятие во внимание особенностей их эмоционального состояния, самооценки, личностных характеристик» [6. С. 12]. Данный феномен будет рассмотрен и предлагается нами в качестве наиболее целесообразного способа осуществления устного перевода. Для этого имеется ряд оснований.
Во-первых, личностно-ориентированный подход позволяет наилучшим образом реализовывать принцип адекватности: деликатные нюансы коммуникативной ситуации перевода (например, не подлежащие передаче оценочные комментарии адресанта), будут должным образом «обработаны» переводчиком при учете личностных амбиций адресата.
Во-вторых, это создает возможность обеспечить более полное соответствие двух типов транслируемой информации — вербальной, с которой работает переводчик, и невербальной, которая «считывается» адресатом сообщения непосредственно. Учет эмоциональной составляющей диалога и лексико-синтаксическое вос-
полнение ее в тексте способствуют построению общего благоприятного психологического фона разговора.
В-третьих, полноценный анализ личностных характеристик коммуникантов (например, несколько грубой манеры, иносказательного изъяснения) позволит сделать соответствующую поправку в выборе языковых единиц и конструкций и снизить процент неизбежного искажения информации при ее репродукции на языке перевода.
В-четвертых, одним из актуальных вопросов в современном переводоведении является проблема полноценной трансляции при переводе не только языковой, но и «концептуальной картины мира» адресанта (тезаурус-11) [13. С. 67]. На наш взгляд, именно осуществление перевода как личностно-ориентированной коммуникации позволит в полной мере отразить эту часть информации за счет ее грамотного восприятия и последующей передачи. Ведь «если он (переводчик) не подключен к тезаурусу-1 и тезаурусу-11 отправителя текста как инофонной языковой личности, не уравнен с ней хотя бы в перцептивном плане, коммуникация может не состояться или состояться в искаженном, отличном от авторского замысла виде» [12. С. 27].
Итак, личностно-ориентированная коммуникация в процессе перевода, избранная в качестве определяющего способа построения взаимодействия с коммуникантами, призвана повысить качество продукта переводческой деятельности. Возникает вопрос: «Каким образом можно этого достичь? Что именно нужно поменять или добавить в подготовке переводчиков?» Мы полагаем, что следует обратить особое внимание в подготовке специалистов на формирование их коммуникативной компетенции, специально выделяемой в европейской лингводидактике [1. С. 54]. Именно данную компетенцию мы связываем с умениями правильной оценки текущих пресуппозиций, интенций и импликаций языковой личности.
В результате переводчик, непосредственно приступая к своим профессиональным обязанностям должен быть способен считывать полную информацию, отправляемую адресантом, о содержательном компоненте сообщения, социокультурных условиях взаимодействия, структурных особенностях текста сообщения, т. е. задействовать все уже выделяемые ранее компетенции переводчика, плюс адекватно оценивать и соотносить две различные языковые, а также концептуальные картины мира коммуникан-
тов. Образно говоря, личностно-ориентированная коммуникация позволит языковой личности переводчика поочередно выполнять функцию своеобразного зеркала для двух различных языковых личностей коммуникантов. В этом зеркале должны отчетливо отражаться и становиться понятными для собеседника три уровня языковой личности его партнера, выделенные Ю. Н. Карауловым: лексикон, тезаурус, прагма-тикон [3. С. 36].
Конечная цель деятельности переводчика остается прежней — минимизация межкуль-турной асимметрии между коммуникантами. Это достигается за счет привлечения вербальносемантического компонента языковой личности переводчика при поочередном сообщении информации на разных языках, а также, как мы уже обозначили, лингвокогнитивного компонента при соотнесении частных пресуппозиций и интенций коммуникантов. Не восполненным остается мотивационный уровень взаимодействия: потребность переводчика ясна — создание текста, соответствующего требованиям, предъявляемым к переводу- но может ли посредник меж-культурного речевого взаимодействия отразить истинные потребности собеседников? Должен ли он делать это?
Ответ очевиден: для обоюдного удовлетворения интересов обеих сторон — это целесообразно, в разумных пределах (настолько, насколько это возможно, если интересы не являются взаимоисключающими). В этом случае можно было бы говорить о новом уровне качества перевода, когда достижение целей коммуникантов почти гарантировано.
В трудах по синхронному переводу разработаны понятия «механизм вероятностного прогнозирования» и «импликативно-смысловой ярус» [11. С. 225, 228]. Они относятся, главным образом, к прогностическому компоненту деятельности переводчика в построении текста на языке перевода еще в момент звучания текста на языке оригинала. Нам представляется перспективным вопрос о создании подобной же структуры для предвосхищения (и тренировки у обучающихся в предвосхищении) последующих коммуникативных действий говорящего еще до момента их реализации. В данной статье мы ограничиваемся высказанными ранее предложениями и предположениями, связанными со второй составляющей лингвокогнитивного уровня языковой личности.
Подведем итог. Личностно-ориентированный подход в осуществлении перевода и включение
коммуникативной компетенции в процесс подготовки переводчиков создают возможность для последовательного построения вторичной языковой личности — языковой личности переводчика, которая являет собой «коммуникативноактивный субъект, способный познавать, описывать, оценивать, преобразовывать окружающую действительность и участвовать в общении средствами иностранного языка в иноязычно-речевой деятельности» [8. С. 3]. Это позволит избегать существенных ошибок, связанных с искажением и неоправданным приращением смысла в процессе репродукции сообщения на переводящем языке.
Список литературы
1. Бушев, А. Б. Языковая личность профессионального переводчика. Тверь, 2010. 265 с.
2. Вацлавик, П. Психология межличностных коммуникаций / П. Вацлавик, Дж. Бивин, Д. Джексон. СПб., 2000. 304 с.
3. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 2007. 264 с.
4. Комиссаров, В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). М., 1990. 253 с.
5. Конецкая, В. П. Социология коммуникации: учебник. М., 1997. 304 с.
6. Куницына, В. Н. Межличностное общение / В. Н. Куницына, Н. В. Казаринова, В. М. Поголь-ша. СПб., 2001. 554 с.
7. Нэпп, М. Невербальное общение / М. Нэпп, Д. Холл. СПб., 2004. 256 с.
8. Плехов, А. Н. Психологические условия развития вторичной языковой личности преподава-теля-лингвиста: автореф. дис. … канд. психол. наук. Н. Новгород, 2007. 23 с.
9. Пронников, В. А. Язык мимики и жестов /
B. А. Пронников, И. Д. Ладанов. М., 2001. 212 с.
10. Пшегусова, Г. С. Коммуникация: социальное и виртуальное измерения. Ростов н/Д, 2003. 224 с.
11. Сдобников, В. В. Теория перевода / В. В. Сдобников, О. В. Петрова. Н. Новгород, 2001. 306 с.
12. Серебрякова, С. В. Языковая личность переводчика как результат реализации лингвокогнитивного потенциала обучаемого // Вестн. Став-роп. гос. ун-та. 2008. Вып. 58. С. 25−30.
13. Халеева, И. И. Подготовка переводчика как «вторичной языковой личности» // Тетради переводчика: науч. -теор. сб. Вып. 24. М., 1999.
C. 63−72.
Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 24 (239). Филология. Искусствоведение. Вып. 57. С. 195−198.
Я. Л. Березовская
РУКОВОДИТЕЛЬ КАК ПРОФЕССИОНАЛ (на примере коммерческих организаций Челябинска)
В статье анализируются особенности восприятия современного руководителя коммерческого предприятия по данным свободного ассоциативного эксперимента. Цель исследования — реконструировать целостный образ профессионала в сфере «человек — человек».
Ключевые слова: образ руководителя, ассоциативный эксперимент, лексикон языковой личности.
Образ руководителя современной коммерческой организации представляет особый интерес, поскольку именно в коммерческой сфере, в первую очередь, языковую среду формирует руководитель. Одна из задач данного исследования заключается в том, чтобы выяснить, как воспринимают руководителя представители организационных структур. Для выявления сложившегося образа руководителя в языковом сознании подчиненных мы использовали свободный ассоциативный эксперимент и опрос.
В эксперименте участвовал 41 респондент — сотрудники одной из коммерческих организаций
г. Челябинска, а также студенты филологического факультета Челябинского государственного университета. Испытуемым предлагался письменно список слов-стимулов- после предъявления каждого слова испытуемые должны, не задумываясь, написать слово-реакцию. Список слов-стимулов был составлен на основе наблюдений за речью представителей коммерческих организаций г. Челябинска, а также была учтена лексика, наиболее часто употребляемая в текстах организаций.
На основании результатов эксперимента нам удалось выявить лексические доминанты данно-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой