Распространенность посттравматических стрессовых расстройств у полицейских

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

4. Horlander, K. T Pulmonary embolism mortality in the United States, 1979−1998: an analysis using multiple-cause mortality data / K.T. Horlander, D.M. Mannino, K.V. Leeper // Arch. Intern. Med. — 163 (14): 1711−7. D0l: 10. 1001/ archinte. 163. 14. 1711. PMID 12 885 687 (July 2003).
5. Карташева, А. Тромбоэмболия легочной артерии. Новые рекомендации ESC / А. Карташева // Medicine Review. -2008. — Т. 4, вып. 4. — С. 56−64.
6. Савельев, В. С. Российские клинические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике венозных тромбоэмболических осложнений / В. С. Савельев, Е. И. Чазов, Е. И. Гусев [и др.] // Медиа Сфера. — 2010. — Т. 4, вып. 2. — С. 1−37.
references
1. Geerts, W.H. A prospective study of venous thromboembolism after major trauma / W.H. Geerts, K.I. Code, R.M. Jay [et al.] // N. Engl. J. -Med. 331 (24): 1601−6. D0I: 10. 1056/NEJM199412153312401. PMID 7 969 340 (December, 1994).
2. Kirienko, A.I. Tromboemboliya legochnyh arterii: diagnostika, lechenie i profilaktika / A.I. Kirienko, A.A. Matyushenko, V.V. Andriyashkin, D.A. Churikov.
3. White, R.H. The epidemiology of venous thromboembolism / R.H. White // Circulation. — Vol. 107(23), suppl 1. — PI4−8. D0l: 10. 1161/01. CIR. 78 468. 11 849. 66. PMID 12 814 979 (June 2003).
4. Horlander, K.T. Pulmonary embolism mortality in the United States, 1979−1998: an analysis using multiple-cause mortality data / K.T. Horlander, D.M. Mannino, K.V. Leeper // Arch. Intern. Med. — 163 (14): 1711−7. D0I: 10. 1001/ archinte. 163. 14. 1711. PMID 12 885 687 (July 2003).
5. Kartasheva, A. Tromboemboliya legochnoi arterii. Novye rekomendacii ESC / A. Kartasheva // Medicine Review. — 2008. — T. 4, vyp. 4. — S. 56−64.
6. Savel'-ev, V.S. Rossiiskie klinicheskie rekomendacii po diagnostike, lecheniyu i profilaktike venoznyh tromboembolicheskih oslozhnenii / V.S. Savel'-ev, E.I. Chazov, E.I. Gusev [i dr.] // Media Sfera. — 2010. — T 4, vyp. 2. — S. 1−37.
выявление когнитивных нарушений при хронической сердечной недостаточности с помошью самоопросника депрессии CES-D
Г. С. ГАЛЯУТДИНОВ, М.А. ЛОНКИН
ГБоу ВПо «казанский государственный медицинский университет» Минздрава России, казань, Россия
Цель работы — выявление депрессии как одной из самых частых реактивных состояний у пациентов, страдающих хронической сердечной недостаточностью, с помощью самоопросника CES-D.
Методы. Обследовано 20 больных с хронической сердечной недостаточностью I-IV функционального класса различной этиологии. Контрольную группу составили 13 практически здоровых лиц. Определение выраженности когнитивных нарушений проводилось по результатам самоопросника депрессии CES-D. Достоверность различий показателей когнитивных
нарушений в сравниваемых группах оценивалась по и-критерию Манна-Уитни.
Результаты. Результат опроса по самоопроснику депрессии CES-D у больных составил (19,6±1,99) усл. ед., у здоровых — (11,3±2,39) усл. ед. (р& lt-0,05). Эти цифры достоверно говорят о наличии легкой депрессии у обследованных пациентов, страдающих хронической сердечной недостаточностью.
Заключение. Самоопросник депрессии CES-D является удобной и простой методикой выявления когнитивных нарушений у пациентов с хронической сердечной недостаточностью.
распространенность посттравматических стрессовых расстройств у полицейских
А.В. ГОЛЕНКОВ, докт. мед. наук, профессор, зав. кафедрой психиатрии и медицинской психологии чувашского государственного университета им. И.Н. ульянова, чебоксары С.Н. САВАСТЬЯНОВ, подполковник внутренней службы, начальник ФкуЗ «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по чувашской Республике», чебоксары
Н.Г. КУРАКИНА, врач-психиатр-нарколог ФкуЗ «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по чувашской Республике», чебоксары
Н.В. ЛАВРЕНТЬЕВА, врач-психиатр ФкуЗ «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по чувашской Республике», чебоксары
Л.И. ГОЛИШНИКОВА, врач-психиатр ФкуЗ «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по чувашской Республике», чебоксары
Реферат. При обследовании 407 полицейских мужчин симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) выявлены у 16%, депрессивные состояния — у 3%. Корреляционный анализ показал связь этих расстройств между собой, а также со служебными командировками и прочими производственными стрессами. Ключевые слова: ПТСР, депрессивные состояния, полицейские.
Введение. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) является реакцией на значимые для личности события, которые угрожают здоровью, жизни, существенному изменению социального положения индивида [4−8]. В зарубежной
литературе выделяют острое ПТСР (симптомы, связанные со стрессом, сохраняются в статусе менее 3 мес), хроническое (более 3 мес) и отставленное (развивается через 6 мес после произошедшего события), по полноте развития — частичное (с от-
дельными симптомами ПТСР) и полное (развернутая клиническая картина ПТСР). Если у населения ПТСР встречается в среднем у 4%, то у полицейских — от 6 до 32% [4]. Распространенность этого психического расстройства (ПР) резко возрастает у участников войн и различных боевых действий. Последствия ПТСР могут приводить к развитию сердечно-сосудистых заболеваний, метаболическому синдрому и др., а также к депрессии, тревожным расстройствам, злоупотреблению алкоголем, суицидальному поведению сотрудников правоохранительных органов [4−7].
Наши предыдущие работы показали, что 49% полицейских имели от одного до четырех факторов риска здоровья (нерегулярное питание — у 14,2%, переедание — у 18,8%, курение — у 28,2%, злоупотребление чаем/кофе — у 10,2%, алкоголем — у 10,8%) [1]. Нарушения сна выявлялись у 30,7%, регулярно принимали снотворные препараты 1,0%, многие были плохо осведомлены в вопросах гигиены сна [2]. Влияние стресса и связанных с ним ПР осталось недостаточно изученным. Между тем краткий обзор литературы убеждает в актуальности таких исследований.
Цель исследования — изучить распространенность ПТСР и депрессивных состояний, стрессовые факторы, влияющие на их развитие, у сотрудников правоохранительных органов.
Материал и методы. В ФКУЗ «МСЧ МВД России по Чувашской Республике» анонимно опрошено 407 мужчин полицейских в возрасте от 21 года до 56 лет [средний возраст — (34,3±6,4) года] со стажем работы от 1 до 35 лет [средний стаж — (12,6±6,1) года].
Для выявления ПТСР использовалась четы-рехпунктная шкала А. Ргп et а1. [8] депрессивных состояний «Скрининговый опросник для выявления расстройств аффективного спектра» [3].
Математико-статистическая обработка осуществлялась с помощью описательной статистики (расчет среднего значения — М, стандартного отклонения — SD), критерия Пирсона (х2) для таблицы 22 и корреляционного анализа.
Результаты и их обсуждение. Симптомы ПТСР определялись у 65 (16,0%) из 407 полицейских, развернутое и полностью сформированное расстройство квалифицировать не удалось (таблица). Сотрудники с ПТСР чаще связывали стресс с выполнением своих служебных обязанностей (21,3 vs 12,8%- х2 = 5,090- df = 1- р = 0,02) и участием в силовых операциях во время командировок в «горячие точки» нашей страны (22,0 vs 12,5%- х2 = 6,435- df = 1- р = 0,01). Обнаружены корреляционные связи ПТСР с их числом (р& lt-0,05) и уровнем образования полицейских (р& lt-0,05).
На рисунке показаны значимые события («стрессоры»), отмеченные респондентами. Видно, что
Утвердительные ответы обследованных на вопросы шкалы Д. Prins et г! (2003)
В Вашей жизни произошли события, которые были такими неприятными и выводили Вас из душевного равновесия, что: Абс. число %
1. Вам снятся кошмары или Вы непроизвольно вспоминаете об этом? 5 1,2
2. Вы прикладываете усилия, чтобы не думать об этом или избегаете ситуаций, которые могут напомнить это событие? 4 1,0
3. Вы постоянно «на страже», бдительны или Вас легко потревожить? 57 14,0
4. Вы чувствуете оцепенение, отчуждение и сниженную реакцию на окружающие события и людей? 2 0,5
Всего 68* 16,7
* 62 человека дали утвердительный ответ на 1 вопрос, 3 — на два. 60
50
40
30
20
ю
1 2 3 4 5 6
«Стрессоры» у полицейских, абс. число
79,4% составляют ситуации, так или иначе связанные с выполнением полицейскими своих служебных обязанностей.
Депрессивные состояния квалифицированы у 3,0% опрошенных, а отдельные симптомы аффективных расстройств — у 8,8%. Выявлены тесные корреляционные связи между депрессией, проявлениями (р& lt-0,05) и числом симптомов ПТСР (р& lt-0,05), служебными командировками (р& lt-0,05) и их количеством (р& lt-0,05).
Как утверждают авторы [8], методика PC-PTSD позволяет выявить ПТСР у 78% респондентов. Причем это могут быть и ветераны боевых действий, и обычные пациенты амбулаторной медицинской сети. Надежность составляет 0,83, специфичность — 0,87. К достоинствам методики также могут быть отнесены краткость и предельно простая оценка (да/нет). У мужчин все показатели несколько выше, чем у женщин [8].
Другой используемый в исследовании опросник [3] позволяет выявить широкий круг расстройств аффективного спектра, включая субклинические варианты депрессивных и тревожно-депрессивных расстройств. Диагноз (суб)депрессии подтверждается в 90% случаев. Однако в сельской местности выявляемость аффективных нарушений может быть ниже этого значения.
В зарубежной литературе встречаются сходные с нашими находки о распространенности ПТСР у полицейских и связь этих ПР с работой. Так, при обследовании в Канаде из 132 сотрудников правоохранительных органов сформированные ПТСР были выявлены у 8,6%, частичные (редуцированные) — у 6,8% [5], в Бразилии (157 полицейских) — соответственно 8,9 и 16,0%. Полицейские с ПТСР, включая отдельные симптомы, находились в разводе, чаще обращались за консультациями к врачам и хуже себя чувствовали, высказывали суицидальные мысли [6].
Подтверждается обнаруженная нами связь между ПТСР и депрессией. Причем на развитие депрессии существенно влияли стрессовые события до начала службы в полиции [7]. Наше предыдущее исследование также выявило кошмарные и тревожные сновидения, являющиеся одним из кардинальных признаков ПТСР, у 14,3% сотрудников МВД, которые увеличивались с возрастом и стажем работы, были связаны с производственным стрессом [2]. Эта цифра согласуется с описанными показателями ПТСР (16,0%).
Заключение. Таким образом, проведенное исследование позволило определить распространенность ПТСР в репрезентативной группе полицейских, связь этих ПР со служебными командировками, производственными стрессами и депрессивными состояниями. Обнаруженные находки могут косвенно свидетельствовать о высоком уровне алекситимии у сотрудников правоохранительных органов, что необходимо учитывать врачам и психологам медикосанитарных частей МВД в своей повседневной работе.
ЛИТЕРАТУРА
1. Голенков, А. В. Распространенность факторов риска здоровью среди сотрудников правоохранительных органов / А. В. Голенков, Н. Г Куракина // Вопросы наркологии. — 2013. — № 3. — С. 26−31.
2. Голенков, А. В. Нарушения сна у сотрудников органов внутренних дел / А. В. Голенков, Н. Г. Куракина, Е. А. Прокопьева, Л. И. Голишникова // Медицинский вестник МВД. — 2014. — № 2. — С. 68−71.
3. Краснов, В. Н. Расстройства аффективного спектра /
В. Н. Краснов. — М.: Практическая медицина, 2011. — 432 с.
4. Javidi, H. Post-traumatic Stress Disorder / H. Javidi, M. Yadollahie // Int. J. Occup. Environ. Med. — 2012. — Jan. — Vol. 3, № 1. — P. 2−9.
5. Maia, D.B. Post-traumatic stress symptoms in an elite unit of Brazilian police officers: prevalence and impact on psychosocial functioning and on physical and mental health / D.B. Maia, C.R. Marmar, T. Metzler [et al.] // J. Affect. Disord. — 2007. — Vol. 97, № 1/3. — P. 241−245.
6. Martin, M. Predictors of the development of posttraumatic stress disorder among police officers / M. Martin, A. Marchand, R. Boyer, N. Martin // J. Trauma Dissociation. — 2009. — Vol. 10, № 4. — P. 451−468.
7. McCanlies, E. Associations of Symptoms of Depression and Posttraumatic Stress Disorder with Peritraumatic Dissociation, and the role of Trauma Prior to Police Work / E. McCanlies, K. Sarkisian, M. Andrew [et al.] // Occup. Environ. Med. — 2014. — Vol. 71, suppl. 1: A67. — doi: 10. 1136/oemed-2014−102 362. 209. 0065.
8. Prins, A. The primary care PTSD screen (PC-PTSD): development and operating characteristics / A. Prins, P. Ouimette, R. Kimerling [et al.] // Primary Care Psychiatry. — 2003. — Vol. 9, № 1. — P. 9−14.
REFERENCES
1. Golenkov, A.V. Rasprostranennost'- faktorov riska zdorov'-yu sredi sotrudnikov pravoohranitel'-nyh organov / A.V. Golenkov, N.G. Kurakina // Voprosy narkologii. — 2013. — № 3. — S. 26−31.
2. Golenkov, A.V. Narusheniya sna u sotrudnikov organov vnutrennih del / A.V. Golenkov, N.G. Kurakina, E.A. Prokop'-eva, L.I. Golishnikova // Medicinskii vestnik MVD. — 2014. — № 2. — S. 68−71.
3. Krasnov, V.N. Rasstroistva affektivnogo spektra / V.N. Krasnov. — M.: Prakticheskaya medicina, 2011. — 432 c.
4. Javidi, H. Post-traumatic Stress Disorder / H. Javidi, M. Yadollahie // Int. J. Occup. Environ. Med. — 2012. — Jan. — Vol. 3, № 1. — P. 2−9.
5. Maia, D.B. Post-traumatic stress symptoms in an elite unit of Brazilian police officers: prevalence and impact on psychosocial functioning and on physical and mental health / D.B. Maia, C.R. Marmar, T. Metzler [et al.] // J. Affect. Disord. — 2007. — Vol. 97, № 1/3. — P. 241−245.
6. Martin, M. Predictors of the development of posttraumatic stress disorder among police officers / M. Martin, A. Marchand, R. Boyer, N. Martin // J. Trauma Dissociation. — 2009. — Vol. 10, № 4. — P. 451−468.
7. McCanlies, E. Associations of Symptoms of Depression and Posttraumatic Stress Disorder with Peritraumatic Dissociation, and the role of Trauma Prior to Police Work / E. McCanlies, K. Sarkisian, M. Andrew [et al.] // Occup. Environ. Med. — 2014. — Vol. 71, suppl. 1: A67. — doi: 10. 1136/oemed-2014−102 362. 209. 0065.
8. Prins, A. The primary care PTSD screen (PC-PTSD): development and operating characteristics / A. Prins, P. Ouimette, R. Kimerling [et al.] // Primary Care Psychiatry. — 2003. — Vol. 9, № 1. — P. 9−14.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой