Личностные диспозиции при психосоматическом расстройстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

19. Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание детей. Л., 1988.
20. Spense J.T., Helmrich R. Androgyny vs gender schema: A comment on Bems'-s gender schema theory // Psychol. Rev. 1981. Vol. 88.
К.Г. Языков*, Е.В. Немеров**, А.В. Данилец***
ЛИЧНОСТНЫЕ ДИСПОЗИЦИИ ПРИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКОМ РАССТРОЙСТВЕ
'Томский государственный педагогический университет «Сибирский государственный медицинский университет '''Научно-исследовательский институт психического здоровья ТНЦ СО РАМН
Исследования психогенно-индуцированной бронхиальной астмы (ПИБА), мультифакториального заболевания сосредоточиваются на таких принципиальных направлениях, как выявление соотношения психогенных и конституциональных факторов: собственно психогении, соматизации, границ диагностических категорий и критериев разделения ПИБА с другими формами бронхиальной астмы (БА).
Неопределенность статуса ПИБА в систематике форм бронхиальной астмы связана с тем, что ее клинический феномен тесно переплетен с психологическим. Во многом ПИБА выступает как генерализованная патологическая реакция личности, включающая различные психические процессы: эмоции, восприятие и мышление. ПИБА выступает как „дыхательная“ форма реагирования человека как психобиосоциальной целостности.
Согласно точке зрения Е. Райзмана [1], можно определить ПИБА как психический феномен, проявляющийся в телесной сфере. Отмечается, что переживание телесности (в данном случае затруднение дыхания) является, по всей видимости, неотъемлемой частью самосознания и, соответственно, любого его проявления, в том числе и клинического феномена.
Связанная с психологическими особенностями личности пациента ПИБА отличается по эффективности воздействия традиционных методов лечения бронхиальной астмы, таких как гормональная терапия, что предполагает иную врачебную тактику выздоровления. Так, в зависимости от связанного с бронхиальной астмой психопатологического расстройства применяют транквилизаторы, антидепрессанты, психотерапевтические практики.
Это связано с тем, что психопатологическая характеристика больных БА указывает на присутствие значительного числа аффективных расстройств в виде депрессии невротического уровня, чаще как субдепрессии, скрытой депрессии, средневыражен-ной депрессии у акцентуированных личностей, или депрессивных расстройств при неврозах [2].
Цель исследования — выявление свойств личности пациентов, страдающих психогенно-индуциро-
ванной бронхиальной астмой, как наименее изученной формы психической адаптации, связанной с особенностью выражения психологических факторов в телесной сфере.
Материалы и методы исследования. Были обследованы 131 больной бронхиальной астмой, диагноз которым был поставлен согласно общепринятым критериям, разработанным в рамках международного консенсуса „Глобальная инициатива астмы“ [3]. Все пациенты были распределены в три группы.
Основную, первую группу (п = 54), условно названную БА (психогенно-индуцированная, ПИБА), составили лица, у которых ведущий элемент болезни, первый приступ удушья развился после перенесенного эмоционального стресса, психотравмирующего жизненного события (согласно опроснику жизненных событий [4]). Дальнейшее резкое ухудшение течения болезни было связано с психологическими проблемами негативного характера.
Во вторую, контрольную группу больных с БА (непсихогенной, БАНп) вошли лица (п = 19) с „классической“ БА, преимущественно атопической формой заболевания, у которых в начале болезни наблюдались различные проявления атопии (риниты, ко-нъюктивиты, кожные высыпания). К обострению болезни приводили чаще аллергии, вирусные инфекции, физические факторы (холодовые, колебания метеоусловий), а не психологические факторы.
Третья группа (вторая контрольная, п = 58) (БА соматизированная, психогенная, БАСП) состояла из больных, обычное течение заболевания у которых изменилось после психологического стресса, и в дальнейшем приступы астмы стали чаще возникать после психотравмирующих жизненных ситуаций.
В процессе обследования использовались методики: Миннесотский многофазный личностный опросник (ММР1), адаптированный Ф.Б. Березиным- 16-факторный личностный опросник Р. Кет-телла (методика „16-ФЛО-105-С“) [5].
Результаты исследования. В порядке следования представлены (табл. 1) значения шкал, определенные факторно-аналитическим методом Кетелла
Таблица 1
Характеристики шкал личностного опросника Кеттелла 16 PF
Шкала опросника Mean ± SD F-критерий, (p)
Формы БА
психогенные атопическая
ПИБА (1) БАСП (2) БАНп (3) Все группы
А 5. 3± 2.2 5. 0±2.0 6. 1±2.6 5. 3±2. 2
В 4. 1±2.4 4. 7±2.3 5. 4±1.9 4. 6±2.3 p (1,2)=0. 04
С 4. 8±2.2 5. 5±1.9 4. 2±2.0 5. 1±2.1 F=3.4 ф=0. 04) p (2,3)=0. 02
Е 4. 5±2.1 5. 3±2.2 5. 0±1.7 4. 9±2.1 p (1,3)=0. 04
Б 4. 8±1.8 5. 0±2.2 4. 8±2.1 4. 9±2. 0
G 6. 5±2.1 6. 5±2.2 7. 1±2.3 6. 5±2. 2
Н 4. 9±2.3 5. 6±1.9 5. 1±2.5 5. 2±2. 2
I 5. 3±2.1 4. 2±1.9 6. 2±2.1 5. 0±2.1 F=8.3 ф=0. 0004) p (1,3)=0. 005 p (3,2)=0. 0002
J 5. 7±2.4 6. 3±2.5 6. 4±2.1 6. 1±2. 4
М 4. 0±2.1 4. 7±2.2 5. 0±2.7 4. 5±2. 3
N 5. 9±2.1 6. 0±1.8 7. 0±2.0 6. 1±2.0 p (1,2)=0. 05
О 6. 7±2.3 5. 6±2.4 6. 4±2.0 6. 2±2.3 p (1,3)=0. 02
Q1 5. 1±7.2 4. 4±2.2 4. 4±2.2 4. 7±4. 9
Q2 5. 4±2.0 5. 4±2.2 5. 3±2.3 5. 4±2. 1
Q3 5. 9±2.2 6. 8±6.4 6. 5±1.6 2. 1±1.2 p (1,3)=0. 04
Q4 5. 8±1.7 5. 0±1.9 5. 5±2.4 5. 4±1.9 p (1,3)=0. 03
Объем выборки 54 58 19 131
(опросник 16PF), и межгрупповые различия их значений. Отметим, что в группе лиц с ПИБА определяются достоверно более низкие показатели интеллектуального развития (шкала „В“) в сравнении с группой больных атопической формой БА (табл. 1). Для лиц этой группы характерна низкая эмоциональная устойчивость (шкала „С“), склонность к подчинению в интерперсональных отношениях (шкала „Е“).
Шкала „I“, определяющая эмоциональную зрелость, показывает существенно низкие значения (р & lt- 0. 01) у лиц как с атопической формой БАНп так и с ПИБА. Пациенты с ПИБА имеют низкий самоконтроль, недостаточную степень интеграции поведения (низкие значения & lt-^3»), напротив, высокий уровень шкалы отмечен у лиц с атопической БА. При психогенной форме ПИБА наблюдается также более высокая фрустрационная тревожность, напряженность больных (высокие значения шкалы & lt-^4″), чем при другой по генезу психогенной форме бАсп.
С помощью Миннесотского многофазного личностного опросника (ММР1) (табл. 2) выявлены высокие значения показателей 1-й шкалы (& gt- 70 Т), отражающих тенденции зажатости, сверхконтроля, избыточного внимания к отклонениям функционирования организма, т. е. присутствие ипохондрического радикала у лиц с непсихогенной, атопической и психогенно-индуцированной формами БА (БАНп и ПИБА). Между собой психогенные формы БА (ПИБА и БАСП) по показателям данной шкалы не отличались.
3-я шкала — шкала «эмоциональной лабильности» отражает тенденцию к повышенной чувствительности к средовым воздействиям, неустойчивости эмоционального состояния у лиц с БАНп. Это, по-видимому, связано с ожиданием очередного приступа удушья и страхом перед ситуацией.
Относительно высокие показатели шкалы 6 -«ригидности» (& gt- 70 Т) у больных БАНп и ПИБА отражают гиперстенический тип реагирования, с «застреванием» на аффективных негативных пере-
Таблица 2
Характеристики шкал личностного опросника MMPI
Шкала опросника Mean ± SD F-критерий, (p)
Формы БА
психогенные атопическая Все группы
ПИБА (1) БАСП (2) БАНп (3)
L 45. 8±11.2 46. 9±10.0 44. 2±7.7 46. 0±10. 1
Б 75. 7±18.1 73. 3±15.5 70. 7±24.4 73. 9±18. 0
К 49. 4±11.3 48. 6±11.6 47. 6±10.8 48. 8±11. 3
1 74. 2±13.8 68. 9±14.8 77. 1±17.5 72. 3±15.0 F=5.2 ф=0. 007) p (1,2)=0. 02 p (2,3)=0. 008
2 63. 8±11.9 55. 3±12.8 64. 7±10.5 60. 2±12.8 F=11.1 ф=0. 3) p (1,2)=0. 6 p (2,3)=0. 0008
3 64. 8±12.8 61. 0±12.9 68. 1±10.9 63. 6±12.8 p (3,2)=0. 02
4 62. 9±11.6 61. 4±11.6 62. 6±9.7 62. 2±11. 3
5 54. 7±11.1 49. 3±12.6 55. 2±10.7 52. 4±11. 9
6 67. 7±15.0 63. 8±13.1 72. 9±15.7 66. 7±14.5 F=3.9 ф=0. 02) p (3,2)=0. 01
7 72. 2±13.4 64. 8±14.1 71. 8±10.3 68. 8±13.7 F=5.4 ф=0. 006) p (1,3)=0. 003 p (2,3)=0. 03
8 76. 0±17.1 70. 5±14.3 75. 7±18.8 73. 5±16.3 p (1,2)=0. 04
9 62. 1±11.2 64. 9±11.6 61. 0±14.0 63. 2±11. 8
0 56. 4±11.0 53. 6±10.3 52. 3±12.1 54. 5±10. 9
Объем выборки 54 58 19 131
живаниях. Генез этих переживаний различен. У лиц с формой ПИБА это переживания преимущественно ипохондрического свойства.
У всех лиц с БА отмечаются очень высокие показатели 7-й шкалы тревожности (наибольшие при ПИБА). Это, как отмечает Л. Н. Собчик [6], ситуация выраженной психастенической акцентуации, тормозимых черт. Повышенная конституционально обусловленная тревожность больных, мнительность еще раз указывает на ипохондрические черты их личности. Это личность с ананкастными, тревожно-мнительными чертами.
Высокий уровень (более 70 Т) отмечен для показателей 8-й шкалы. Это черта независимости и нестандартности, непредсказуемости поступков, отрыв от реальности.
Анализ усредненных профилей позволил выявить целостный образ личности больного той или иной формой БА. Его интерпретация в структуре подъема (& gt- 70 Т) 1-й шкалы указывает на психосоматическую предиспозицию ПИБА в рамках разви-
тия ипохондрической личности и соматопсихичес-кую при БАНп. Высокий уровень тревожности (7-я шкала) в сочетании с высокими показателями 1-й шкалы показывает механизм защиты личности — усиление невротического самоконтроля и со-матизация тревоги.
Выходящий за пределы нормы ряд шкал ММР1 (Б, 1, 6−8) отражают ряд разнонаправленных тенденций, т. е. смешанный тип реагирования, характерный для психосоматического варианта дезадаптации с напряженностью защитных механизмов [6].
Атопическая форма БА. Лица, страдающие непсихогенной формой заболевания БАНп, характеризуются неврастеническим вариантом дезадаптации (в записи Hathaway код 1867'3249-). Одновременный подъем значений шкалы 6 со значениями других шкал усиливает риск агрессивных тенденций, снижение социальной адаптации.
Психогенные формы БА. Для ПИБА (код 178'6329-) более характерен астеноипохондричес-кий синдром с заострением тревожно-мнительных,
сензитивных черт личности с усилением невротического самоконтроля. Базовая психологическая личностная черта этих лиц — тревожность, трансформирующаяся в более определенное соматическое состояние.
Лица с БАСП (код 8'1796-) характеризуются сосредоточенностью на своеобразных соматических жалобах без эмоциональной захваченности, «привычностью» к хроническому недугу.
Для решения вопроса о связанности шкал в личностной диспозиции и снижении размерности использовался метод главных компонент (ГК). Первые три ГК описывают 40.5% из 57.2% дисперсии исходных данных, определяемых шестью ГК (табл. 3). Можно считать, что полученный результат в большей степени относится к группе пациентов с психогенной формой (ПИБА и БАСП), поскольку они составляют 85.5% от общего числа выборки.
Комплексу 1, 2, 3-й шкал, связанному с 1-й ГК, объясняющему около 21% дисперсии, соответствует механизм защиты по типу «бегства в болезнь» (болезнь мнимая, как при ПИБА, БАСП, или явная — БАНп). Наличие такого типа защиты свидетельствует об эмоциональной незрелости в структуре переживаний невротической личности. Ригидный стиль данного механизма снижает уровень тревоги, но оставляет выраженную напряженность. Картина состояния близка к тревожно-депрессивному с ипохондрическими включениями. Это подтверждается второй ГК (20.5% дисперсии), в которую включены шкалы 16РБ «О» (интропунитив-ности (самообвинения) и страха) и & lt-^4″ (напряженности, тревожности, фрустрированности). Видно, что шкалы разных опросников входят в разные факторы и не смешиваются. Это означает, что за-
Таблица 3
Анализ главных компонент (вращение «варимакс» стандартизованный)
Шкала Фактор
1 2 3
А 0. 67
Б 0. 69
О 0. 69
Q2 -0. 68
Q4 0. 77
1 0. 81
2 0. 73
3 0. 81
7 0. 69
8 0. 76
% объясненной дисперсии 20.5 10.6 9. 4
40.5% (3 фактора) из 57.2% 6 выделенных факторов
Примечание. Оставлены только те признаки-шкалы, которые имеют нагрузку на ГК выше 0.7.
трагиваются разные свойства личности, причем опросник 16РБ объясняет в три раза большую изменчивость (2-й и 3-й факторы).
В оценке результатов, полученных методом ГК с помощью дисперсионного анализа, выявлены достоверные различия по первому фактору (условный тревожно-депрессивный, ипохондрический тип) отдельно между группами ПИБА и БАНп (высокие значения) и БАСП (низкие) (р & lt- 0. 05) и по второму фактору (интропунитивность, фрустрированность) между психогенными формами БА (более высокие значения при ПИБА- р & lt- 0. 05).
Дискриминантный анализ результатов психологического тестирования с помощью опросников ММР1 и 16РБ проводился с использованием дополнительного алгоритма последовательного уменьшения группы шкал. Были получены дискриминантные функции, обеспечивающие 70% правильной классификации (табл. 4). В разделяющие переменные вошли:
1. Шкалы-факторы опросника Кеттелла:
— В — низкий/высокий интеллект (интеллектуальное развитие) —
— I — харрия-тректия (эмоциональная зрелость) —
— М — праксерния-аутия (аутичность) —
— О — интропунитивность (спокойная адекватность-чувство вины).
2. Шкалы ММР1:
— 2 ф) — депрессия (пессимистичность) —
— 5 (М^) — мужественность/женственность-
— 6 (Ра) — паранойя (ригидность) —
— 9 (Ма) — гипомания (оптимистичность) —
— 0 (Б1) — социальная интроверсия.
Наиболее высокие проценты правильной классификации согласно полученным дискриминантным функциям (шкалы психометрических личностных опросников ММР1, 16РБ- табл. 5, 6) были получены для групп с психогенной и атопической
Таблица 4
Разделяющие переменные при дискриминантном
анализе (пошаговый назад)
Шкала Wilks' 1 F-крит. Р-уровень
B 0. 647 2. 620 0. 077
I 0. 673 5. 159 0. 007
M 0. 655 3. 389 0. 037
O 0. 651 2. 973 0. 055
2 0. 649 2. 821 0. 063
5 0. 651 2. 946 0. 056
6 0. 660 3. 811 0. 025
9 0. 658 3. 625 0. 030
0 0. 655 3. 350 0. 038
Примечание. Wilks' Lambda: 0. 620- критерий Фишера: F (18. 240) = 3. 60 (p & lt- 0. 0001).
формами БА (табл. 7). Это свидетельствует о том, что выбранные опросники успешно (почти в 76 случаях из 100) дискриминируют противоположные по генезу клинические группы. На рисунке (см. ниже) показано, как расположены объекты согласно значениям в пространстве дискриминантных функций. Видно, что психогенные формы успешно разделяются по первой функции (значения центроидов отрицательны), а ПИБА (отрицательные центроиды) и атопическая форма БАНп (поло-
Таблица 5 Коэффициенты классифицирующих функций
Шкала Функция
1 2
B 0. 062 0. 266
I -0. 256 0. 115
M 0. 165 0. 175
O -0. 172 -0. 166
2 -0. 037 -0. 015
5 -0. 033 -0. 014
6 -0. 029 0. 046
9 0. 046 -0. 010
0 0. 048 -0. 030
Постоянная 1. 694 -0. 774
Таблица 6 Расстояния между группами больных с различной формой БА
Форма Б А Функция
1 2
ПИБА
БАНп 1. 69 (р& lt-0. 1)
БАСП 4. 66 (p& lt-0. 01) 4. 23 (p& lt-0. 01)
Примечание. Первая цифра — значение Б-крите-рия- вторая — уровень значимости различий.
Таблица 7 Процент правильной классификации групп больных с различной формой БА по дискриминантным функциям психометрических шкал личностных опросников
Форма Б А % 1 2 3
ПИБА 75. 93 41 1 12
БАНп 42. 11 6 8 5
БАСП 75. 86 13 1 44
Общее 70. 99 60 10 61
жительные центроиды) по второй функции. Для лиц, страдающих ПИБА, согласно коэффициентам функций, это означает: высокие значения 2-й шкалы (депрессивность, пессимистичность), 5-й шкалы (мужественность-женственность) и 6-й (ригидность) и низкие — 9-й (оптимистичность), 10-й шкалы (социальная интроверсия), а также высокие значения шкалы «I» (эмоциональная зрелость) и «О» (интропунитивность).
Корень 1
О — ПИБА, А — БАСП? — БАНп
Распределение объектов в плоскости дискриминантных функций
Обсуждение. Результаты статистического анализа позволяют говорить о специфичности личностных черт группы лиц с психосоматическим заболеванием — психогенно-индуцированной бронхиальной астмой. Уточнение исследовательской позиции обусловило выбор разнообразных методов анализа, что позволило точнее определить специфику формы ПИБА.
Личность больного ПИБА обладает характерными свойствами, в которых основным является присутствие ипохондрического тревожно-мнительного, депрессивного радикала. Ведущая психологическая черта этих личностей — это неопределенная тревожность, трансформирующаяся в более определенное соматическое состояние. Наличие ипохондрического радикала уже в ранних работах представителей кортико-висцерального направления считалось обус-ловленым «дезорганизованной информацией из внутренней среды — назойливыми и навязчивыми интероцептивными ощущениями, прорвавшимися в сферу сознания» [7]. Считалось, что ипохондрическая личность — это человек, у которого патологическая импульсация со стороны внутренних органов создает стойкое преобладание, неугасаемую готовность к образованию интрацептивных условных рефлексов с угнетением экстрацептивных. Действительно, до настоящего времени не удалось найти характерных нейродинамических нарушений при ипохондрических состояниях или выявить какие-либо неврологические расстройства. Это не означает, что нет объективной картины болезни. Но это свидетельствует о том, что, став фактом сознания, она с неизбежностью начинает подчиняться законам субъективного, «Ego» не может освободиться от индивидуальных субъективных переживаний [8].
Физиологические структуры можно рассматривать как аналог организма, имеющий возможность стать субъективным телом. «Оно» имеет малое сходство с анатомическим и физиологическим ап-
паратом и лишь приблизительное — с организмом.
А. Ш. Тхостов говорит о проявлении через телесность болезненных интрацептивных ощущений субъекта. Но эти ощущения не редуцируются до анатомо-физиологических причин. Более широкий взгляд на проблему предполагает необходимость разработки специальных подходов, основанных на психологии, философии данных гуманитарных наук, изучающих реальные, но не физические сущности.
Психосоматическая трансформация у человека проходит через личность, его смысловое поле, поэтому личностное измерение психосоматических феноменов очень индивидуально. Сама возможность конверсионных функциональных расстройств — это плата за превращение анатомического организма в культурное тело, обладающее семиотическими свойствами [8]. Согласно З. Фрейду, патологические телесные феномены — это знаково-символические формы в контексте переживаемого индивидом опыта социализации. Тело предстает в качестве знака и исследуется в терминах семиотики [9]. Существуют различным образом сформулированные, но близкие по содержанию интерпретации психосоматических феноменов, основанные на принципах культурно-исторической концепции Л. С. Выготского, как осуществление социализации телесных функций через развитие природных потенций в форме социально-детерминированных действий [10, 11].
Широкий диапазон теоретических концепций и их практического применения в русле различных научных направлений находится между физиологией и философией дыхания. А. Ш. Тхостов — предс-твитель феноменологического направления, условно названного «тело, как социально-культурный
феномен» — пишет, что «несовпадение натурального и культурного тела человека образует зазор, в пространстве которого развиваются специфические расстройства, относимые обычно к группе функциональных или конверсионных симптомов. Принципиальной особенностью такого рода расстройств является сочетанное отсутствие какой бы то ни было объективной патологии с особым символическим смыслом данного нарушения» [8].
Нарушения, связанные с одышкой, происходят не на анатомо-физиологическом уровне, а на психологическом в виде изменения регуляции, перемещения зоны контроля.
Нарушения, как правило, исчезают или изменяются во сне, что проявляется в динамике ночного дыхания с отличающейся от соматических больных БА структурой апноэ, гипопноэ. Обнаруженная у этой категории больных алекситимия (данные не приводятся) объясняется общей ригидностью инт-рацепции, ведущей к преобладанию телесных оценочных категорий.
А. Веховский указывает на сходную этимологию дыхания, жизни и души во многих языках — греческом, латинском, древнеевропейских, санскрите [12].
В заключение отметим, что когда говорят «дышать всей грудью», имеют в виду «быть свободным». Поэтому можно сказать, что дыхание — это «работа духа» (а не только легких). Более широкая психолого-антропологическая позиция такова, что восприятие события, вызвавшего эмоцию, переживается субъектом как ощущение физиологических изменений в организме (которые и есть сама эмоция), и это положение ждет адекватного места в психологической теории.
Литература
1. Райзман Е. М. Психические расстройства и субъективный телесный опыт (методология, клиника, терапия): Автореф. дис. … докт. мед. наук. Томск, 2003.
2. Байкова Е. С. Аффективные расстройства при бронхиальной астме // Депрессивные расстройства (фундаментальные, клинические, образовательные и экзистенциальные проблемы): Сб. мат-лов междунар. науч. -практ. конф. (Томск, 22−24 апреля, 2003 г.). Томск, 2003.
3. Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы / Под ред. А. Г. Чучалина. М., 2002.
4. Бурлачук Л. Ф., Коржова Е. Ю. Психология жизненных ситуаций: Учеб. пос. М., 1998.
5. Елисеев О. П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. Псков, 1994.
6. Собчик Л. Н. Психологические аспекты изучения психогенных и психосоматических расстройств // Мат-лы науч. конф. «Психогенные и психосоматические расстройства». Тарту, 1988.
7. Пшоник А. Т. К вопросу о взаимоотношении между экстероцептивными и интероцептивными сосудистыми реакциями // Проблемы кор-тико-висцеральной патологии. М., 1949.
8. Тхостов А. Ш. Топология субъекта (опыт феноменологического исследования) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1994. № 2.
9. Иванов В. В. Очерки по семиотике в СССР. М., 1976.
10. Тищенко П. Д. Герменевтика и здоровье // Здоровье и экология человека: методологический анализ предмета и метода исследования. М., 1987.
11. Тищенко П. Д. Психосоматическая проблема (объективный метод и культурологическая интерпретация) // Телесность человека: междисциплинарные исследования. М., 1991.
12. Веховский А. Диалоги дыхания: паттерны дыхания как паттерны социального взаимодействия. М., 2000.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой